Гельзин vs УПЛ: Робин Гуд одобряет

Фото Football.ua
Украинская Премьер-лига — организация очень противоречивая. С одной стороны, структура создана по примеру удачных зарубежных моделей и способна воплощать самые благие намерения. Но с другой — за годы своего существования обросла столькими неприятными историями и скандалами, что многие уже не удивляются очередному горячему эпизоду вокруг УПЛ. Что говорить, если за полтора года организация элементарно не […]

Украинская Премьер-лига — организация очень противоречивая. С одной стороны, структура создана по примеру удачных зарубежных моделей и способна воплощать самые благие намерения. Но с другой — за годы своего существования обросла столькими неприятными историями и скандалами, что многие уже не удивляются очередному горячему эпизоду вокруг УПЛ. Что говорить, если за полтора года организация элементарно не может собрать вместе всех участников и провести выборы президента?

Но сегодня дело предстоит немного иначе. Если раньше ситуация касалась в большей мере президентского кресла, формата чемпионата и остальных орг. вопросов, то сейчас речь идет непосредственно о деньгах. А когда в фокусе только деньги — шутки прочь.

Хотя прав был ли вообще Владислав Гельзин, когда «наехал» на Премьер-лигу с обвинениями в обмане и нежелании прозрачно делить спонсорские деньги? И права ли УПЛ, отвечая Олимпику аргументами о масштабности клубов и стоимости их рекламных прав?

Игнорирование интересов клубов — прямой путь к конфликту

Давайте вернемся на несколько месяцев назад. В июле УПЛ неожиданно для многих (по словам некоторых футбольных функционеров, для клубов тоже) подписывает спонсорский контракт с букмекерской конторой Пари-Матч. Соглашение рассчитано на два года и предусматривает собой продажу Пари-Матчу название чемпионата Украины (следовательно — нашивки на футболках игроков с эмблемой Пари-матч и остальная реклама на матчах). За это букмекеры платят УПЛ 2 млн. долларов, что по курсу доллара на тот момент равно 43 млн. грн.

Тут владельцы клубов берут в руки калькулятор и считают: 43 млн. разделить на 14 клубов — 3,07 млн. каждому (если выплачивать раз в год — то по 1,53 млн.). По сути, для профессионального футбола сумма не столь значительная, но в нынешних условиях она бы очень пригодилась, например, запорожскому Металлургу. В общем, «ура-ура, товарищи, у нас есть живые деньги».

И вот первый момент: проходит время, а клубы до сих пор не знают, КАК ИМЕННО будут делиться деньги. УПЛ попросту не позаботилась об этом, решив самостоятельно втихаря разделить деньги. И если Динамо или Шахтеру не так важно, сколько им перепадет от Пари-Матча, то тот же Олимпик заинтересовался — а почему столько, а не столько?

Здесь Премьер-лига нелепо поймалась. Любой, даже начинающий бизнесмен знает: в рыночных отношениях все четко и заранее прописано, какие бы отношения не были между партнерами или сторонами. Ведь улыбки и доверие сразу уходят прочь, когда возникают спорные финансовые вопросы. Но когда у тебя есть четкий и прозрачный контракт — спокойный сон гарантирован.

И если бы УПЛ поинтересовалась у клубов, как они считают нужным использовать/поделить деньги от Пари-Матч, сейчас всего бы этого не было. Был бы доволен и Гельзин, и остальные клубы, а репутация Премьер-лиги осталась бы целее. Но, увы, прокол есть прокол. Да что говорить, если УПЛ даже не посоветовалась с клубами, когда собиралась подписывать контракт с Пари-Матч!

А ведь советоваться было о чем: нынешний контракт гораздо скуднее предыдущего, который обеспечивал Эпицентр (строительная компания платила 3,6 млн. долларов). И позже владельцы Зари и Черноморца намекали, что не стоило спешить размениваться на 2 млн. долларов (мол, немного дешево). Порой кажется, что УПЛ просто забывается о своей сущности и что клубы — это главная составляющая Премьер-лиги. Без клубов она никто и ничто. В той же Англии, когда местная Премьер-лига подписывала спонсорский контракт с банком Barclays, накануне проводился вопрос даже среди болельщиков! Можно представить, какую силу имел голос тех же Ливерпуля, Челси или МЮ?

Но вместо того, чтобы как-то исправиться в глазах клубов, Премьер-лига просто назначает клубам разные суммы от спонсорских вознаграждений: тому — столько, а тому — столько. Здесь, конечно, все основывается на правдивости слов Владислава Гельзина о пресловутых «торгах»: сначала УПЛ предлагает 500 тыс. грн., а первые возражения и вопросы старается погасить за счет повышения ставки — 600 тыс., 700, 800, а потом целый 1 миллион. Но у Гельзина в данном случае нет оснований врать. Любой другой бизнесмен, вкладывающий личные средства в масштабный проект, может поинтересоваться: как сформировалась данная сумма? И почему именно такая? И каким образом сумма неожиданно выросла в два раза?

Все клубы равноценно выполняют контрактные обязательства Премьер-лиги перед Пари-Матч. Почему же вознаграждение не равноценное?

Здесь выделяем второй момент: не имея больших козырей, Премьер-лига ввязывается в неравный спор, обреченный на неудачу. Вместо того чтобы сказать Гельзину и другим клубам (остальные ведь тоже не против осведомиться) «извините, недоработали, давайте решим проблему вместе», УПЛ в лице Петра Иванова начинает «ставить блоки». Сначала организация отказывает клубам в собрании участников и совместном решении этой проблемы, а потом приводит аргумент о популярности и цене рекламных проектов клубов. Мол, где Динамо и Шахтер, а где — Александрия и Олимпик…

И теперь еще один стоп-кадр. Давайте припомним создание Премьер-лиги: все клубы принимались на РАВНЫХ правах с оплатой ОДИНАКОВЫХ членские взносов. Следовательно, все клубы равны в принятии коллективных решений и распределении заработанного Премьер-лигой. Это не Александрия с помощью УПЛ посягает на доходы Шахтера или запорожский Металлург хочет «куснуть» Динамо. Нет. Здесь все 14 членов ждут равноценного разделения нужных им финансов, что вполне логично.

Иванов же прикрывается аргументом о «весовых» категориях рекламных контрактов клубов и их общей популярности. Но здесь уже прав Гельзин: почему об этом не говорилось до подписания контракта с Пари-Матч? И имеет ли вообще отношение цена 43 млн. грн. к рекламным способностям клуба? Также очень метким можно считать такое выражение: «Это не продажа телетрансляций, где роль играют рейтинги, а спонсорский контракт». Тем более, все клубы одинаково выполняют обязательства перед Пари-Матч: все носят нашивки с эмблемой и предоставляют места для рекламы на стадионах. Тогда вопрос: почему одним за это положено больше денег, а другим — меньше?

Но, увы, ситуация превращается в парадокс: исполнители условий контракта (сами клубы) не могут решить, как поделить свое вознаграждение. Вернее, негласно все поддерживают равноценное деление (даже гранды Динамо и Шахтер), но Премьер-лига почему-то блокирует этот процесс. Кажется, господину Иванову и остальным в УПЛ пора припомнить, что они лишь наемные рабочие, которые работают на деньги этих самых клубов. И в таких условиях «музыку заказывают» именно клубы, а не кто-то иной…

Осмелятся ли клубы самостоятельно убрать рекламу Пари-Матча?

Да, на сегодняшний день вся активность Владислава Гельзина, который недавно заявил о нежелании Премьер-лиги делить спонсорские деньги, пока выглядит скудно. Казалось бы, ну пошумит президент Олимпика, «обменяется комплиментами» с Ивановым, да на том и поутихнет.

Но так мешают думать несколько факторов. Во-первых, после слов Гельзина вполне возможна цепная реакция. Президент Олимпика заявил, что донетчане уже готовы убрать рекламу Пари-Матча, и что их примеру могут последовать остальные клубы. А во-вторых, в конфликте заочно присутствует третья сторона — Пари-Матч. Если клубы запротестуют и уберут рекламу букмекеров, у Пари-Матча могут возникнуть к Премьер-лиге серьезные вопросы. Мол, «2 млн. долларов заплатили, договаривались об одном, а выходит другое — почему?» Ведь реклама и нашивки Пари-Матча — это отнюдь не добровольная инициатива УПЛ. Это тоже было продано вместе с названием чемпионата за те же 2 млн. долларов.

В итоге Премьер-лига оказалась в неприятной ситуации, которую уже не решить часовым разговором и отдельными финансовыми операциями. Похоже, Олимпик занял серьезную принципиальную позицию с намерением разоблачить несправедливость и помочь бедным — одобрил бы даже Робин Гуд. Главное, чтобы дело не закончилось одними громкими заявлениями. Вот если Олимпик и другие уберут рекламу Пари-Матча, и сам Пари-Матч как-то отреагирует — быть интересной развязке. Но главное, чтобы от этого была какая-то польза: и клубам, и репутации Премьер-лиги. Ведь сегодня от позитивного имиджа УПЛ остались одни развалины…

Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?