П.Иванов: «Олимпик мог заработать в пять раз больше стоимости их спонсорского пакета. Но вместо этого вредит себе и другим»

Петр Иванов, google.com
Sport Arena побеседовала с генеральным директором Премьер-лиги Петром Ивановым. Руководитель УПЛ комментирует недавний демарш Владислава Гельзина и предметно раскрывает суть самого конфликта.

На прошлой неделе между президентом донецкого Олимпика Владиславом Гельзиным и генеральным директором Премьер-лиги Петром Ивановым возникла небольшая перепалка с дальнейшим «обменом комплиментами». Суть спора в механизме разделения спонсорских средств, которые УПЛ получила от Пари-Матч (контракт на 43 млн. грн.).

Напомним, Гельзин выразил недовольство неравноценным распределением суммы и ущемлении прав маленьких клубов, попутно обвинив Премьер-лигу в «кулуарном распиливании денег» и препятствии решения вопроса.

Теперь же предоставим слову Иванову. Мы встретились с генеральным директором УПЛ в ее офисе, где Петр Павлович выразил свое мнение о случившемся, раскрыл много нюансов взаимоотношений Премьер-лиги со спонсором и клубами, а также поведал о возможных последствиях демарша для самого Олимпика.

«В первую очередь надо понять: спонсорство — это не меценатство или благотворительность. Спонсорские деньги зарабатываются спонсорским проявлением»

— Давайте зайдем издали и сперва разберемся, как мы привлекаем спонсора, и на каких условиях работаем с ним, — начал беседу Иванов. — Изначально мы проводим большую подготовительную кампанию, которая состоит из нескольких этапов. Первый шаг: Премьер-лига собирает сведенья о спонсорском проявлении и цене спонсорского пакета каждого клуба. Упорядочив всю информацию, мы формируем общий пул спонсорских прав всех клубов — это второй шаг. Дальше, имея конкретное ценовое предложение, мы выходим на рынок в поисках потенциального спонсора.

В итоге нашим предложением заинтересовался Пари-Матч. Но диалог был долгий и непростой (переговоры шли около полугода), ведь мы хотели увеличить цену «спонсорского» пула, чтобы наши клубы смогли не только окупить свое спонсорское проявление, но и заработать на нем. В результате мы заключили контракт на 43 миллиона гривен, хотя все прекрасно понимают: спонсорское проявление украинских клубов по сути стоит меньше, чем 43 миллиона. Тем не менее, нам удалось добиться выгодного контракта, который позволяет клубам заработать.

Кроме этого скажу: те предложения, которые мы делали клубам относительно спонсорских средств, намного больше номинальной стоимости спонсорского пакета клубов. Ведь наша основная задача — заработок клубов.

— Что такое «спонсорское проявление клуба» и что входит в клубный спонсорский пакет?

— Спонсорское проявление — это возможности, которые может предоставить клуб для рекламы потенциальных спонсоров. Соответственно, спонсорский пакет являет собой комплект рекламных услуг клуба. Пакет формирует коммерческий отдел клуба, он же определяет цену на услуги (стоимость баннеров на стадионе, реклама на щитах и на официальном сайте клуба и т.п.). То есть цена формируется не с воздуха и не может меняться просто так. (После этого Иванов извлек из шкафчика папку с бумагами, дав возможность оценить спонсорский пакет запорожского Металлурга — это своеобразная презентация рекламных возможностей МЗ и их ценовая структура — все расписано и показано довольно четко, с помощью разных цифр, фактов и иллюстраций).

— С помощью каких подсчетов сформировалась сумма в 43 миллиона гривен, и как она выплачивается?

— Например, возьмем стоимость одного баннера на стадионе — 500 гривен. Шесть таких баннеров — 3 000 гривен. 13 домашних матчей по 3 000 — 39 000 гривен, за шесть баннеров на весь чемпионат. С помощью подобных подсчетов этих и других услуг мы и формируем цену общего «спонсорского» пула всех клубов на один сезон. При этом стоит учитывать возможности всех клубов. У одного клуба баннер стоит 500 грн., а у другого — вообще нет баннерной ленты, ее заменяет LCD-экран, у которого совсем иная стоимость. Как при таких раскладах можно сравнивать Динамо и Олимпийский с Олимпиком и НТК им. В.Банникова? И разве можно говорить о равном распределении средств за разное спонсорское проявление? Каждый клуб имеет свои возможности, относительно которых он зарабатывает на спонсорстве.

Что касается самой суммы в 43 миллиона, то это не деньги, которые спонсор дает здесь и сейчас со словами «пожалуйста, распределяйте». Это средства, заплаченные спонсором в итоге за выполнение всех наших спонсорских обязательств. То есть в данном случае действует механизм «выполнили — получили», а деньги нам приходят на протяжении всего срока действия контракта. Платежей предусмотрено много: помесячно, поквартально и т.д., ведь в сегодняшних реалиях выплатить такую сумму сразу очень сложно.

— Премьер-лига тратит деньги из этих 43 миллионов?

— Мы не распоряжаемся этими деньгами — они положены клубам за их спонсорское проявление. Мы тратим лишь малую их часть на технические расходы: налогообложение, техническое сопровождение проекта (изготовление баннеров и т.п.) и выплаты сотрудникам УПЛ, которые работали над привлечением спонсора. Но это лишь малая часть, основное уходит в клубы. И никаких «мутных схем» и кулуарных делений у нас нет.

— Кто-то кроме Олимпика выражал желание не основываться не коммерческих данных, а просто поделить деньги поровну?

— Поверьте, нам было бы намного проще приметь равноценный дележ. Это элементарно и очень легко технически. Но тогда возникает следующий вопрос: каким образом нам выходить на рынок и привлекать спонсоров? Именно спонсоров с рынка, а не аффилированные структуры. Найти спонсора можно только с коммерческим предложением и его соблюдением.

А если мы говорим о равной дележке, получается что: коммерчески интересный клуб с развитой рекламной инфраструктурой должен получать меньше (или столько же) как клуб, который вообще не интересуется коммерцией. Почему тот, кто больше работает, должен зарабатывать меньше? Аргумент «они — богатые, а мы — бедные», простите, здесь не уместен. Это рыночные отношения, в рамках которых мы зарабатываем 43 миллиона от Пари-Матч.

«Да, мы предлагали Олимпику разные суммы, но в рамках наших возможностей и соответственно их спонсорского проявления»

— Главное, что стоит понять: спонсорство — это НЕ меценатство и благотворительность, — продолжает Иванов. — Можно представить такую ситуацию: тот же Олимпик находит человека, который приносит 43 миллиона и говорит: «Вот вам деньги, распределите их между всеми, и не надо никаких обязательств». Вот это другой вопрос — случись подобное, мы бы так и сделали. Но таких людей сейчас никто не приводит. Есть только спонсоры, которые готовы за выполнение спонсорских обязательств заплатить энную сумму денег. И пожалуйста, выполняйте эти обязательства. Было бы равное спонсорское проявление – было бы равное распределение. Но у каждого свои возможности, и каждый получает заслуженное. Тем более, предлагаемые клубам суммы (в том числе и Олимпику) были во много раз больше номинальной стоимости пакетов.

Поэтому их демарш в таком ключе мне не совсем понятен. Безусловно, что многие клубы зарабатывают меньше топовых команд. Но они это прекрасно понимают и осознают, что спонсор в первую очередь заходит под топовые клубы, благодаря чему охватывает и весь проект. И это нормально. Естественно, возникает желание сказать «А дайте нам больше». Но мы и так даем больше, чем положено за простую стоимость спонсорского пакета.

— Какой спонсорский пакет у Олимпика?

— Боюсь, что у Олимпика вообще нет четко сформированного спонсорского пакета. Но ранее наш коммерческий отдел общался с представителями Олимпика, которые установили стоимость своих рекламных услуг (если не изменяет память, цены приблизительно такие же как и у Металлурга З).

— Что можете сказать о так называемых «торгах», о которых упоминал Гельзин? По его словам, Олимпику изначально было предложено 500 тысяч, потом 600, 700, 800, а в итоге 1 миллион. Каким образом сумма имела подобный рост?

— Я общался с Владиславом Григорьевичем по этому поводу, пытаясь донести: мы готовы выслушать Олимпик, но лишь в рамках имеющихся возможностей на сегодняшний день. Ведь надо понимать, что мы не можем предлагать Олимпику больше условных Зари или Ворсклы. И когда перед нами ставится ультиматум «мне нужна такая-то сумма, и на другую я не согласен», тогда извините. Мы не занимаемся дележом. Мы зарабатываем соответственно своего спонсорского проявления. По сути, мы предлагали Олимпику сумму раз в пять больше стоимости его спонсорских услуг. Это то, что было в рамках разумного и соответствовало уровню спонсорского проявления клуба. Но рассчитывать на большее Олимпику сейчас практически невозможно.

«Людям мешают стереотипы сегодняшних реалий. Все думают, что нам в чемодане принесли 43 миллиона, и мы их «деребаним»

— Можете сказать, сколько вообще «живых» денег клубы получили от спонсорских средств Пари-Матча?

— На сегодня мы заплатили, если не ошибаюсь, 5,3 миллиона гривен за два месяца действия спонсорского контракта. Это живые деньги, которые получили 12 клубов, подписавшие с нами договор о выполнении спонсорских обязательств перед Пари-Матч. Да, кто-то получает меньше, но по итогам чемпионата у клубов может быть дополнительный заработок.

— Договора подписали 12 клубов, значит, кроме Олимпика еще кто-то пока «за бортом»?

— Да, к сожалению, запорожский Металлург из-за неоднозначной ситуации в клубе пока взял паузу. Но они обозначили, что будут и дальше выполнять все обязательства и регламентные нормы, а дальше будет видно. Однако процесс идет, и запорожский клуб адекватно воспринимает наши условия.

— Клубы были осведомлены о том, что выплата денег основывается на стоимости спонсорского проявления, и что равноценное распределение здесь не уместно?

— Изначально все думали, что деньги поделятся простейшим способом. Но, в первую очередь, некорректно говорит о деньгах, которых мы еще не заработали. Все это — стереотипы сегодняшних реалий. То есть все думают, что нам в чемодане принесли сразу 43 миллиона, и Премьер-лига начинает «дерибанить» это на свое усмотрение. Ни в коем случае. Мы основывались на стоимости спонсорского пакета каждого клуба, сделав все для пропорционального увеличения этой суммы, чтобы клуб заработал и был удовлетворен.

— Премьер-лига имеет шансы заполучить других спонсоров кроме Пари-Матча? Или контрактом с букмекерами дело пока ограничится?

— На сегодня мы ведем переговоры с рядом спонсоров, ведь люди видят: Премьер-лига — это интересный продукт, имеющий немалые возможности. Но когда происходят такие вещи как в ситуации с Олимпиком, что мы можем предлагать спонсорам?

«Олимпик выступает «белой вороной» и препятствует дополнительным доходам для всех клубов»

— Что влечет за собой такая ситуация для Олимпика и Премьер-лиги?

— По итогам подписанных с клубами договоров мы формируем сумму чистой прибыли. Это сумма, которая остается после всех расходов, платежей и штрафных санкций с добавлением бонусов за выполнение всех обязательств. И в конце сезона мы хотим собрать общее собрание и показать клубам: столько было заплачено клубам по договорам, сколько уплачено штрафов и сколько осталось чистой прибыли. Здесь уже сами клубы решат, как именно распределят эти деньги. Но это состоится лишь в том случае, если мы будем безупречно выполнять все обязательства перед спонсором. В ином случае демарш может вызвать штрафы санкции и перерасчет выплат. Из-за невыполнений обязательств мы можем получить меньше денег и не досчитаться бонусов за четкое соблюдение контракта.

— Как будете действовать, если Олимпик уберет с футболок нашивки и остальную продукцию с рекламой Пари-Матча?

— Здесь прежде всего самому Олимпику надо понять: это большой удар по имиджу — их и нашему. Сейчас донецкий клуб выступает «белой вороной», когда все клубы выполняют обязательства, а Олимпик — нет. За это предусмотрены штрафные санкции, которые влекут уменьшение суммы дохода. В итоге из-за демарша одного клуба остальные просто не увидят увеличение общей доходности. Конечно, Премьер-лига постараемся выполнить все основные условия контракта, однако о дополнительных бонусах за отменное соблюдение контракта говорить нечего.

Поэтому кому Олимпик делает хуже? Лично мне или Премьер-лиге? Нет. Они вредят себе и имиджу всего украинского футбола. Это при том, что предложенная сумма раз в пять больше рекламных услуг Олимпика. Чем вызвана такая позиция — понять сложно. Но это уже Гельзину объяснять своим коллегам, почему мы оштрафованы и недосчитались бонусов?

— Олимпику грозят какие-то прямые санкции?

— Есть еще дисциплинарный комитет, который тоже может выдать наказание. Ведь присутствие нашивок и баннеров заложено в регламентные нормы. И их нарушение может повлечь за собой неприятные последствия. Но только в финансовом секторе, без снятия очков и т.п.

— В ближайшее время возможно ли общее собрание участников Премьер-лиги, на котором этот конфликт будет решен окончательно и бесповоротно?

— Этот вопрос будет подыматься на ближайшем плановом собрании. Ведь мы абсолютно прозрачны, и хотим сохранить имидж Премьер-лиги и возможность зарабатывать для клубов. Заработать с помощью спонсоров с рынка, когда в тяжелое время далеко не у всех есть настоящий спонсор, а не аффилированные структуры. В таких условиях надо дорожить такими контрактами, который мы имеем сегодня с Пари-Матч.

Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?