Как развалилась Атланта. Часть первая

изображение ESPN
Sport Arena представляет перевод журналистского расследования ESPN, выяснявшего цепочку причин, которые привели к недавней продаже клуба.

Электронное письмо, изменившее жизнь Брюса Левенсона, прибыло одним вечером в июне 2014 года, как раз перед тем, как он собирался приступить к ужину свежим местным крабом. Отправителем был Майкл Гирон-младший, со-владелец Атланты Хокс на протяжении более десяти лет. В строчке «тема» было написано «re: Дэнни Фэрри».

Что-то было не так. Два партнера не всегда виделись с глазу на глаз, но когда один хотел поговорить с другим, он просто поднимал трубку или строчил неформальное письмо. Почему это было написано так формально? Почему безо всякого предупреждения?

В электронном письме, подготовленном при помощи двух юристов, Гирон призывал к немедленной отставке генерального менеджера команды Дэнни Ферри из-за расистского комментария насчет Луола Денга, который Ферри сделал во время общего телефонного звонка.

«Если слова Ферри когда-то станут достоянием общественности, а это можно утверждать с высокой долей вероятности, это может стать фатальным для клуба», — писал Гирон.

Гирон, никогда не скрывавший своей неприязни к Ферри из-за безразличия, которое тот проявлял к нему и к истории его любимого клуба, также сообщил, что у него имеется аудиозапись телефонного разговора.

Левенсон воспринял это как угрозу. Он был шокирован и находился в щекотливой ситуации.

Всего за месяц до того Левенсон в интервью CNN провозгласил, что не мог бы быть партнером Дональда Стерлинга после того, как услышал аудиозапись его расистских комментариев, которые позже привели к отставке последнего. Левенсон сказал местной радиостанции, что «Лига должна вести политику нулевой толерантности по отношению к расизму и дискриминации в любой форме».

А ведь это должно было быть рассветом Золотой эпохи Хокс под руководством Левенсона. После долгих лет внушительных финансовых потерь и борьбы за владение клубом, дела наконец-то стали выглядеть вполне оптимистично. Он только что пригласил новых инвесторов, которые обеспечили свежие и необходимые финансовые вливания; полным ходом шли переговоры о новых местных и национальных телевизионных контрактах, обещавших золотые горы; и главное, он был в восторге от будущего самой команды, поскольку он назначил новых генерального менеджера и главного тренера, которые, как он верил, сделают Ястребов полноценными претендентами на чемпионство.

А теперь он смотрел на свой телефон, заряженный следующим скандалом для НБА.

Это история, основанная на общении с более чем 25 источниками, приближенными к ситуации, о том, как развалился режим Атланты.

Майкл Гирон-младший, фото Getty Images
Майкл Гирон-младший, фото Getty Images

Внимательно присмотритесь к боковой линии во время домашнего матча Ястребов, и вы заметите Майкла Гирона-младшего напротив гостевой скамейки. Он — тот парень в бейсболке, джинсах и кедах, сидящий на местах, принадлежащих его семье с того времени, как команда переехала сюда из Сент-Луиса, когда ему было всего три года.

Хокс были его страстью, его семьей. Его отец, Майкл Гирон-старший, занимал несколько должностей в клубе, включая президента, генерального менеджера и председателя совета директоров. Потому Гирон-младший, сколотивший свое состояние на постройке телекоммуникационных вышек, купил миноритарный пакет акций клуба, когда Тайм Уорнер выставили его на рынок. В 2004 году группа Гирона, располагающаяся в Атланте, группа Левенсона из Вашингтона и группа Стива Белкина из Бостона создали ООО «Атланта Спирит» и приобрели клуб, вместе с клубом НХЛ Атланта Трэшерз и правами на использование Филипс Арены, за 250 миллионов долларов.

Год спустя, после того, как тяжелая травма спины приковала Гирона-старшего к кровати, ассистент тренера по физподготовке Хокс Пит Радулович, известный в кругах Ястребов как «тренер Пит», предложил сделать что-то невероятное: выходить Гирона-старшего до полного восстановления. Для этого он готов был поехать вместе с ним в Ванкувер, где проводил свой отпуск Алекс МакКекни, в то время работавший в Лейкерс как координатор выступлений, а ныне занимающий должность директора по спортивной науке в Торонто.

Гирон-старший работал с Радуловичем на протяжении нескольких лет и постепенно улучшал свое здоровье. Радулович тем временем каждый год возвращался в Ванкувер, чтобы выучить у МакКекни новые трюки, призванные поспособствовать восстановлению Гирона-старшего.

Для Гирона-младшего не деньги возродили патриарха семейства, а неустанная забота и радушие Радуловича. Хокс спасли жизнь его отцу.

Согласно источникам, клуб терял деньги каждый год с того времени, как он стал его владельцем. Потому каждый год Гирон тратил внушительную сумму своих личных средства для покрытия своей доли расходов организации. Но несмотря на это, клуб был для него гораздо большим, чем одной из отраслей бизнеса. Ястребы были соединительной тканью для семьи Гирона, и его статус владельца местной команды был своеобразным заявлением о самоидентификации.

Партнерство Левенсона и Гирона было во многом браком по расчету. Как защищающиеся в процессе против Белкина, чья бостонская группа помогла им приобрести Хокс, Левенсон и Гирон были в одинаковом положении. Когда спор был разрешен в 2010 году, группа Гирона получила приблизительно 42 процента акций клуба, а группа Левенсона больше 50 и право принимать решения. Но это все еще были очень трудные, иногда даже воинственные отношения между двумя мужчинами с разными приоритетами.

В попытках описать своего партнера Левенсон в письме 2014 года, которым ESPN удалось завладеть, сказал следующее: » Ты можешь проговорить с ним целый час и после этого считать, что он отличный парень — аналитичный, заинтересованный в твоем мнении обо всем, от состояния мировой экономики до воспитания детей, способный дать мудрый совет, умеющий слушать и страстно переживающий за Ястребов. А на следующий день ты можешь иметь с ним другой разговор и сделать выводы, чтобы он злой, глупый, и либо сознательно хитрый, либо исключительно навязчивый, либо же вовсе без какого-то соединителя в мозгу».

Ферри, Гирон-младший и Левенсон отказались от комментариев относительно всего, что относится к этой истории.

Но несмотря на все несовершенства в партнерстве с Левенсоном, служба в качестве местного защитника Ястребов была для Гирона поводом для гордости. Болеть за команду с отличных мест было одним делом. Но быть частью мозгового центра клуба и принимать решения — мечта любого фаната, и Гирон регулярно этим занимался.

До тех пор, пока они не наняли Дэнни Ферри.

Дэнни Ферри, фото АР
Дэнни Ферри, фото АР

Весной 2012 на Ферри был большой спрос.

Он руководил Кливлендом в ранние годы карьеры ЛеБрона Джеймса, с 2005 по 2010. После краткосрочной остановки в менеджменте Сан-Антонио он оказался на приятном конце противостояния между Филадельфией и Атлантой за право нанять его в качестве генерального менеджера. Но его не интересовали деньги. За свою игровую карьеру он заработал более 50 миллионов долларов и умело их инвестировал. Его больше интересовали власть и стабильность.

Владельцы Атланты беспокоили Ферри — их история постоянных склок, недавняя близость к продаже клуба и постоянные попытки сократить расходы. Но Левенсон, который давно восхищался работой своего земели-вашингтонца, был настроен заполучить Ферри во что бы то ни стало.

Левенсон ответил на беспокойства Ферри одним из самых дорогих и длительных контрактов, которые когда-либо видел генеральный менеджер НБА: шесть лет со средней зарплатой более 2 миллионов за сезон, гарантиями, что владельцы вложат десятки миллионов в команду Д-Лиги и новый тренировочный комплекс, и, самое главное, что Ферри будет отвечать только перед одним человеком в организации — лично Левенсоном.

Менеджеры по всей Лиге были в шоке. Шестилетний контракт был небывалым явлением, если не считать фигур масштаба Пэта Райли и Грегга Поповича. Гарантии инвестирования в инфраструктуру вовсе никогда не были частью сделки. Письменные гарантии подчинения всего одному начальнику были идеалом, но никогда до того не были условием контракта. Другие менеджеры стали называть договор Ферри «золотым билетом».

До того, как контракт был подписан, Левенсон собрал всех владельцев в своей квартире в Атланте. Во время дискуссии Ферри объяснил, что он собирается сделать и как он планирует руководить командой. Хокс представляли уникальную возможность повторить модель Сан-Антонио, инкубатор для создания постоянного победителя.

Гирон был на том собрании и был в курсе подробностей соглашения с Ферри еще до того, как оно было подписано. Он позже прояснил, что не был согласен ни с продолжительностью, ни с условиями контракта.

Когда для Ферри пришло время реального выполнения своих обязанностей, оказалось, что Гирон вовсе не был готов к происходящему.

Ферри (в центре) в составе Сан-Антонио, фото Getty Images
Ферри (в центре) в составе Сан-Антонио, фото Getty Images

Как настоящий последователь модели Сан-Антонио, Ферри пришел в НБА не для того, чтобы довольствоваться малым. Он прямо заявил об этом Левенсону, который наблюдал за тем, как Ястребы покидают плей-офф еще до финалов конференции в течение пяти предыдущих лет. Левенсон предоставил Ферри разрешение перевернуть организацию, и новый генеральный менеджер не терял времени даром.

Вскоре после того, как он получил пост в июне 2012 года, Ферри обменял Джо Джонсона, самого видного игрока команды. Потом он отдал Марвина Уильямса, выступавшего за Атланту с момента выбора под общим вторым номером в 2005. Каждый из этих шагов не приносил готовых исполнителей, но добавлял будущих выборов на драфте и финансовой гибкости.

Но на этом изменения не закончились. В дополнение к обязательствам построить новый тренировочный комплекс, Ферри убеждал владельцев открыть полноценный аналитический отдел, что-то, чего в организации вообще никогда не было. Позже он попросил у Левенсона нанять полноценного главного директора клуба, и Левенсон со временем пригласил бывшего президента «Turner Entertainment Networks» Стива Кунина.

Все это было более чем тревожно для Гирона, который заботился о прошлом команды, не обращая внимания на результаты.

Но это было только началом.

Ферри помимо прочего хотел модернизировать медицинскую программу и персонал Хокс. Даже больше, чем скаутинг или аналитика, здоровье игроков было сферой, где умные организации получали вполне ощутимое игровое преимущество над отстающими. Ферри получил первоочередное понимание этого во время работы в Сан-Антонио, инноваторов НБА в области тренировки и физической подготовки игроков.

Для Ферри, Ястребы жили в каменном веке. После своего первого сезона он планировал уволить главного тренера по физподготовке Уолли Блэйза и, к вящему разочарованию Гирона, Радуловича.

Уолли Блэйз, фото reimaginegreen.nba.com
Уолли Блэйз, фото reimaginegreen.nba.com

Для Гирона Радулович был личным героем и живым воплощением идеи, что Ястребы живут и работают как одна большая семья.

Несмотря на все неудачи Ястребов как фрэнчайза, Гирон гордился тем, что это та команда, где опытный тренер сделает все, что в его силах, чтобы поставить другого члена клуба на ноги, как сделал Радулович с его отцом. Когда Ферри предположил, что тренерский штаб был недостаточно квалифицирован и недостаточно любим лучшими игроками команды, Гирон провел собственный опрос бывших и нынешних игроков, и пришел к противоположным выводам. Гирон был уже недоволен тем, что его не спросили перед обменом Уильямса. Ситуация с тренерским штабом только подтвердила подозрения Гирона: Ферри был неуважительным грубияном.

«У меня создается впечатление, что Дэнни не ценит и не уважает мое мнение, которым я делюсь с тобой, а ты потом передаешь мои слова ему», — писал Гирон в письме Левенсону, датированному 2012 годом. «Мне это кажется бюрократией. За свою карьеру я построил 3 различных мультимиллиардных бизнеса в 4 странах. Одни из самых смекалистых инвесторов в мире и одни из самых богатых людей на планете спрашивают мое мнение касательно разных вещей. Но при этом в команде, с которой я был прямо или непрямо связан прошлые 35 лет, новый генеральный менеджер не считает нужным говорить со мной напрямую».

Для Ферри ситуация с тренерским персоналом была именно тем, ради чего он требовал защиты от миноритарных владельцев при подписании соглашения. Сдвиг с мертвой точки застоявшегося клуба требовал автономии для ГМ, и если позволить каждому владельцу, не владеющему прямой исполнительной властью, ныть насчет каждого кадрового решения, особенно тех, что касаются только баскетбольных операций, изменения будут просто невозможны.

Ферри направился в офис к Гирону, чтобы объяснить свою позицию насчет Радуловича и Блэйза, несмотря на то, что он не был известен желанием тратить время на общение с миноритарными владельцами. Кроме того, оставался Гирон-старший, известный как любитель долго поговорить на отвлеченные темы. После нескольких минут слушания речей семидесятилетнего болтуна, Ферри, если полагаться на слова тех, кто был в комнате, наклонился к Гирону-старшему и предложил тому прекратить нести чушь.

Левенсон призывал Ферри уступить. Ферри был расстроен и боролся, но в конце концов проглотил гордость и предложил обоим тренерам новые двухлетние контракты. Но Гирон никогда не смог забыть эту ситуацию, если верить источникам, знакомым с ситуацией.

«В тот момент я вмешался и договорился о компромиссе, который оставил всех недовольными», — писал Левенсон в письме 2014 года. «Дэнни способен двигаться дальше, а Майкл — нет. Вот почему когда ты перечишь Майклу, он тебя вычеркивает».

Доминик Уилкинс (слева) и Гирон-младший, фото Getty Images
Доминик Уилкинс (слева) и Гирон-младший, фото Getty Images

Гирон стал рассматривать себя лидером последней линии защиты против Ферри, бездушного прагматика. Оба Гирона и Рузерфорд Сидел, зять Тэда Тернера и партнер Гирона-младшего среди владельцев Атланты, ценили историю команды, несмотря на все ее недостатки, и нюансы самого города.

Гирон считал, что Ферри был фундаментально неуважителен к буквально каждой части организации, включая ее самого известного игрока.

Доминик Уилкинс является для Атланты иконой, сияющим маяком для организации, которая к лету 2014 ни разу не зашла дальше второго раунда плей-офф за те 40 лет, что она находится в Джорджии. Уилкинс заявлял, что хотел бы играть более заметную роль в привлечении свободных агентов в Атланту, подобно Оладжьювону в Хьюстоне, и Гирон считал, что Ферри слишком пренебрежительно относится к этой идее.

Ферри рассматривал Уилкинса как пережиток прошлого, а идеализация «Фабрики хайлайтов» в Атланте была лишь еще одним примером, где небогатая история Ястребов используется как руководство к действию. Кроме того, Левенсон и Ферри не были фанатами работы Уилкинса на местном телевидении в качестве комментатора. Ферри хотел предоставить Уилкинсу возможности работать над собой, в частности, познакомив его с медиа-консультатнтом, призванном улучшить его комментаторскую технику, или организовав встречи с ассистентами главного тренера перед игрой, чтобы они объяснили ему контекст своих игровых решений, которым он мог бы поделиться с телезрителями. Но Гирон верил, что настоящая, скрытая позиция Ферри относительно Уилкинса, касалось ли это его роли телекомментатора или же представителя клуба, заключалась в том, что легенда Ястребов не подходит для выполнения этих задач.

В глазах Гирона эти шаги были похожи на попытку уволить тренеров по физподготовке, или когда Ферри, по сведениям источников, поставил под сомнение характер Ларри Дрю после увольнения последнего в мае 2013 вместо того, чтобы признаться в том, что хочет назначить на должность главного тренера своего кандидата. Решение Ферри заменить опытного директора по связям с общественностью на того, кто работал вместе с ним в Кливленде, тоже не прошло мимо Гирона.

В сентябре 2013, при увеличивающемся напряжении, Левенсон находился в поисках внешнего капитала, способного покрыть серьезные финансовые убытки до момента, когда вступят в силу новые местные и национальные телевизионные контракты. Согласно источникам, Гирон предложил увеличить свою долю во владении команды, и вместе с этим свою роль в принятии решений.

Левенсон предпочел оставить распределение акций в свою пользу, и Гирон вынужден был сменить тактику, продав часть своих активов внешним инвесторам, сократив свою долю до приблизительно 31 процента. В обмен Гирон потребовал устного соглашения с Левенсоном, гарантировавшего безопасность для Радуловича, Блэйза и Уилкинса. Несмотря на «золотой билет», эти трое были неприкасаемы для Ферри без открытого согласия со стороны Гирона.

Те, кто наблюдал на этим изнутри, замечали создание пороховой бочки. Разочарование с обеих сторон продолжало нарастать, и Гирон постоянно требовал от Левенсона вмешательства. Согласно источникам, Левенсон делал все, чтобы удовлетворить обе стороны, но, как правило, у него мало что получалось. Гирон продолжал считать, что его мысли относительно баскетбольной стороны деятельности должны считаться важными и полезными, а Ферри продолжал демонстрировать свое презрение как к Гирону, так и к его мнениям.

Это было плохим сочетанием, и долго так продолжаться не могло.

Оригинал ESPN

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?