Стив Нэш. Жизнь после баскетбола

Стив Нэш, фото: theplayerstribune.com
Легендарный защитник рассказал о своих ощущениях после завершения профессиональных выступлений и вспомнил всех тех, кто помог ему достичь величия в НБА

Я завершил карьеру. Еще очень давно уже от кого-то слышал, что рано или поздно подходит тот день, когда чувствуешь то, что больше не можешь играть. Ты уже не так хорош. Осознаешь перебор в требованиях и не справляешься с нагрузками. Становишься медленнее. Когда ты, будучи подростком с заоблачными мечтами о будущем и феноменальной одержимостью двигаться вперед, слышишь о том, что подобные чувства в один момент исчезнут, то поверить в это очень сложно. Я никогда не забуду тех ощущений.

Так что же делать в той ситуации? Оставаться одержимым своим делом, устанавливать цели. Нужно мечтать, интриговать, оставлять себя в стороне от того, что должно быть нормальным и ожидаемым. Я смотрел на своего героя Айзая Томаса и думал: «Сейчас я даже и близко не могут подойти к его уровню, но если я будут работать над собой на протяжении пяти или даже 10 лет, то почему бы не стать таким, как он?».

Самым большим моим подарком в жизни было то, что я получил возможность смоделировать путь к уровню своих героев, и по вымышленной винтовой лестнице подниматься к их вершинам, преодолевая все сложности, полностью погружаясь в страсть моей жизни. Одержимость стала моим лучшим другом. Я разговаривал с ней, лелеял, боролся с ней и в итоге получал от нее по заднице.

Тем не менее я больше всего благодарен за то, что смог пережить все эти ощущения и моменты в своей карьере. В некоторых аспектах это даже затронуло и мою личную жизнь вне баскетбола. Очевидно, что я ценю своих детей и семью больше, чем игру, однако в некоторых случаях, именно эта странная дружба с одержимостью, многому меня научила. Я осознал наличие миссии, в которой моя роль была незаменима. Я безмерно благодарен. Получил столько бесценных уроков о себе и о жизни в целом. Но мне еще предстоит очень многое узнать, а это еще один невероятный подарок. Есть много людей, которые оказали колоссальное влияние на мою жизнь и продолжают разделять мои успехи и достижения. Не могу назвать абсолютно всех, но некоторых должен упомянуть.

Дон Нельсон и Стив Нэш, фото AP
Дон Нельсон и Стив Нэш, фото AP

Дон Нельсон всегда настаивал на том, чтобы я больше атаковал, но я предпочитал отдавать передачи. Он же со своей стороны всегда говорил: «Это чертовски эгоистично регулярно не атаковать кольцо» или же «если ты доминирующий игрок, то, черт возьми, действуй». Он всегда требовал от меня агрессивности на поле. Этот момент очень круто повлиял на мое дальнейшее становление.

Майк Д’Энтони изменил игру баскетбол. Существует не так много людей, о которых можно сказать подобное. Не удивительно, что в свои лучшие годы я играл именно под его началом. Его мудрость и ум всегда направляли в правильное русло, где никогда не было перебора в тренерском давлении. Ему всегда удавалось быть в стороне от существующих баскетбольных традиций, и Майк не боялся этого. Считаю, что он полностью заслуживает на чемпионские перстни.

Когда я в роли новобранца оказался в Финиксе, то Дэнни Эйндж с напором в голосе и ноткой презрения сказал: «Берем его». Это был большой вотум доверия для новичка.

Помню времена, когда Дирк Новицки, и я были просто никем в баскетболе. Порой он за обедом говорил: «Как мы два таких «мертвеца» в баскетболе можем что-то сделать в этой лиге?». Каким-то образом нам удалось найти что-то в самих себе. После всех побед и успехов мир был открыт перед нами, но для меня не это главные моменты из прошлого. Я часто вспоминаю то, как поздними вечерами вместе с Новицки на заре наших карьер мы вдвоем приходили в Landry Center в Далласе и играли в HORSE или же один на один. Дирк и великий город Даллас все же получили свои чемпионские перстни. Я очень счастлив за них.

Финли, Нэш и Новицки, фото AP
Финли, Нэш и Новицки, фото AP

Майкл Финли дважды играл в Матче звезд, когда я и Новицки были совсем молоды и только начинали играть. Больше он не попадал на «Олл Стар», но наша команда с последнего места добралась до финала конференции и все это под его чутким вниманием и опекой. Вы представляет, насколько бескорыстие редко встречается у баскетболистов? Майкл – настоящий командный игрок и верный друг.

Будучи еще ребенком я впервые увидел Джея Триано, ведущего защитника сборной Канады. Именно он заметил меня в школе, а затем уже тренировал на Олимпиаде в Сиднее. Его любовь к игре и конкуренции были всегда заразительны. Ни под чьим иным руководством я не получал столько удовольствия от игры. Участие сборной Канады на Олимпиаде было большим событием в моей жизни. Именно он вывел нас на ту ступень.

Рик Селбрини (бывший канадский футбольный защитник, ныне возглавляющий медицинский штаб «Ванкувера» из чемпионата MLS) оказал очень большое влияние на мою карьеру. Физиотерапевт, старший брат, соучастник, тренер, наставник. Просто человек мирового уровня.

Элвин Джэнтри справлялся со сложной командой в Финиксе. Очень недооцененный наставник, который сумел найти, казалось бы, несуществующую связь между понятиями «тренер», «друг» и «наставник». Мне было приятно играть под его началом.

Стив Нэш, фото theplayerstribune.com
Стив Нэш, фото theplayerstribune.com

У меня удивительная сестра, которая сочетает в себе фантастические качества, о которых только и может мечтать любой брат. Она всегда оказывал мне поддержку по самым разным вопросам. Со своим братом я постоянно конкурировал во всех возможных видах спорта. Мы отлично проводили время и всегда имели своих героев и идолов в спорте, к величию которых стремились.

Моя мама ни на минуту не переставал поддерживать меня. Я всецело благодарен ей за то, что она надоумила меня посвятить жизнь спорту. Она очень твердый человек, со своим стрежнем. Я искренне могу сказать, что у меня особая мама. Она удивительный человек. Надеюсь, что она чувствует то, что я никогда не воспринимал ее просто как должное. Мой отец был полупрофессиональным футболистом, который всегда аплодировал креативной игре, будь то на стадионе или во дворе. Он больше обращал внимание именно на бескорыстную игру и никогда не хвалил, скажем, за три гола. Папа мог сказать пару лестных слов за то, что кто-то «великолепно увидел поле и отдал разрезающий пас» или «насколько бескорыстна и правильна была передача, когда у тебя была возможность атаковать самому». Это зачастую не самые правильные замечания, но я очень ему благодарен.

Дженни Миллер на протяжении деяток лет поддерживала фундамент моего становления, и ни разу она не предала ни меня, ни нашу миссию. Мы дружим с детства, а ее огромный талант сочетается с тем доверием, которое я испытываю к ней.

Ян Хай-Лэй, мой школьный тренер, был лучшим моим наставником в то время. Он привил мне дисциплину, умение концентрироваться на деталях, а также правильно готовиться к играм. Он до сих пор поражает меня. Может прислать по электронной почте сообщение о том, что в таком то матче, лет 20 назад, я совершил неточный бросок за восемь минут до конца четвертой четверти. Пересмотрев ту игру, я действительно понимаю, что он помнит и знает эти детали.

Кен Шилдс дал мне возможность тренироваться со сборной Канады, когда мне еще было только 16 лет. Он увидел во мне задатки. Через четыре года я уже был основным разыгрывающим в сборной. Я перед ним в долгу.

Стив Нэш с дочками, фото theplayerstribune.com
Стив Нэш с дочками, фото theplayerstribune.com

Сначала я и не подозревал, что тренер Санта Клары Дик Дэйви постоянно подталкивал меня вперед, потому что видел что-то во мне. Именно он научил преодолевать сложности и достойно противостоять всем проблемам. Моя психологическая устойчивость – это его рук дело. Билл Даффи на протяжении всей моей карьеры оставался моим агентом. Фактически мой старший брат. Он всегда был моей поддержкой.

Что люди говорят об игроках с большими руками? А про тех, у кого длинные ноги? У Амаре Стаудемайера было и то и другое. Именно он позволил мне временами ощущать себя настоящим артистом игры в баскетбол. Спасибо, большой человек.

Признаюсь, очень тяжело осознавать то, что Финикс так и не смог выиграть чемпионский титул, в период нашего выступления. Да, удача порой отворачивалась от нас, но всякий раз, когда я думаю о тех временах, то понмаю, что мог бы набрать больше очков, совершить меньше потерь или же отдать больше пасов. Однако я никогда не жалею о том периоде. Это были феноменальные времена. Мы ощущали максимальную поддержку, регулярные аншлаги и безумную атмосферу в домашних поединках.

Когда люди спрашивают о самых запоминающихся моментах моей карьеры в Финиксе, то я просто не могу выделить что-то конкретное, а вот своих близких товарищей и партнеров по команде помню очень хорошо. Я безмерно благодарен своим близким друзьям и коллегам по игре в баскетбол, а именно Радже Беллу, Леандро Барбозе, Гранту Хиллу, Робу Сакре, Рексу Чепмену. Ничто не убьет то время, которое связало нас. Это то, что я помню лучше всего.

Когда я перешел в Лейкерс, то надеялся возродить эту команду и вновь завести местных болельщиков. Я хотел принять этот сложный вызов, играть на пределе возможностей и требований. Хотел, чтоб моя последняя глава в НБА была самой запоминающей, но во второй игре я сломал ногу, и все пошло не так, как планировал. Когда я вернулся на паркет, то услышал овации на весь зал. Это были очень приятные минуты. Могу со всей искренностью сказать, что за три года, которые я провел в составе Лейкерс ни один человек в команде или с персонала клуба не отнесся ко мне плохо. Всегда ощущал клубную поддержку, а в целом эта организация всегда держит высокий уровень.

На протяжении многих лет мои поклонники со всего мира демонстрировали свою признательность. Еще в детстве, когда я час за часом, день за днем проводил на площадке, то даже не думал, что такая поддержка может вызывать восхищение и быть мощной мотивацией.

Наверное, я уже никогда не буду играть в баскетбол. Это звучит очень грустно, но я настроен познать что-то новое, несмотря на то, что очень скучаю за игрой. Это письмо адресовано тем детям, которые еще не поняли, что их ждет в будущем и с какими испытаниями придется столкнуться. Когда я вспоминаю о своей карьере, то не знаю, что бы мог изменить, но всегда помню парня, который просто влюблен в баскетбольный мяч. Именно так я вижу свою пройденную баскетбольную жизнь, и с таким настроем двигался всегда вперед. Мои дети — это центр моей вселенной. Сейчас вся моя энергия и ресурсы направлены на них. Ни о чем более волнующем и трогательном не могу и думать.

Материал Стива Нэша, theplayerstribune.com

Перевод Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?