Ни о чем не жалея

Игли Таре: нелегальный эмигрант, ставший лучшим спортивным директором Серии А.

«Это было безумие, – говорит Игли Таре. – Я оказался в Германии только с дипломатом и мечтой играть в Бундеслиге. Холодной зимней ночью я доверился незнакомцам, которые за 800 евро (если переводить на нынешние деньги) по лесу перевели меня через границу между Чехией и Германией. Снега было по колено… Сейчас я думаю, как беспечен был. Меня могли застрелить, пока я бежал, никто бы и не узнал. Но стремление стать известным футболистом победило здравый смысл. Я приехал в Мюнхен и позвонил единственным людям, которых знал – своим кузенам. Они взяли меня к себе жить».

Таре с ужасом вспоминает, что его страсть могла стоить ему жизни. Албанец рисковал, нелегально покидая свою родную страну и делая шаг в никуда. Никаких гарантий у Игли не было, в немецком футболе о нем не знали, никто не было готов принять его с распростертыми объятиями. Но у молодого парня была цель, а главное – он не боялся. «На родине у меня были привилегии, я неплохо зарабатывал, но все изменилось, когда коммунистический режим был свергнут. После инфляции мы в один момент оказались бедняками, и я понял, что другого выхода нет – нужно пытаться сделать себя имя в Европе».

Через двадцать лет после бегства из Албании Таре лично принимает президент страны. Бывший футболист возвращает главе государства статую Асклепия, которая была украдена в 1991 году из археологического музея. «Я узнал, что ей владеет один римский коллекционер, и решил, что обязан выкупить ее». У нынешнего поколения албанских игроков есть шанс, которого не было у Игли – они сыграют на чемпионате Европы, – но ему удалось заслужить уважение и стать национальной легендой, не участвуя в крупных турнирах. «Я не считаю себя нападающим топ-класса, но и посредственностью я не был. Хороший форвард – так бы я охарактеризовал себя».

Когда футболисты любительского Людвигсхафена узнали, что Таре взяли в Карслруэ, которые в середине 90-х стабильно занимал место в верхней половине турнирной таблицы Бундеслиги, кто-то из них предположил, что руководство бело-синих изрядно выпило перед тем, как заключить эту сделку. Таре привык к скептическому отношению. Такая же реакция была у болельщиков Лацио после его назначения на пост спортивного директора римского клуба. «Лотито сумасшедший» – самое пристойное из того, что звучало в адрес президента бьянко-челести. Критики, впрочем, быстро замолчали, а прошлым летом албанец получил премию Italian Sport Awards как лучший спортдир Серии А. «Мне кажется, что неудачи мне помогли. Они мотивировали меня продолжать работать. Так что я даже благодарен в чем-то тем, кто меня критиковал. Без них я, возможно, ничего бы и не добился».

В апреле 2000 года, в матче между Кайзерслаутерном и Ульмом, Таре оформил единственный хет-трик в своей карьере. «Я уходил с поля, а фаны скандировали: «Игли Таре, бог футбола». Но в следующем туре я не вышел в основе. Спустя много лет Отто Рехагель извинился передо мной – мол, прислушался тогда к чужому мнению. Конечно, мне было обидно, но такое случается». Пятьдесят голов – смешной показатель для нападающего, который провел в профессиональной карьере более трех сотен матчей. Таре, впрочем, никогда не ценили за результативность. Им восхищались, когда на старте сезона 2000/01 он забил за Брешию четыре гола в двух стартовых турах, но никто особо не удивился, что в оставшихся до конца первенства матчах Игли отличился всего один раз. Был период, когда албанец не забивал на протяжении почти двух лет, но, тем не менее, он играл, поскольку тренеры ценили в мощном форварде другие качества.

«В Германии я был нацелен на ворота, но играл мало. В Италии все изменилось – я был единственным нападающим в команде, который умел освобождать пространство для партнеров, играть на них». Таре признается, что Италия стала для него вторым домом во многом благодаря алленаторе Брешии Карло Маццоне, за которым албанец позже последовал и в Болонью. «Когда я приехал на их базу, то не мог поверить глазам. Раздевалка и душевая выглядели ужасно, не было горячей воды. Я подумал: как в такой обстановке может работать Роберто Баджо? Но потом я понял, что главная причина – это Маццоне». Общаясь с Карлетто, Таре набирался бесценного опыта у специалиста, которого многие футболисты называют знаковым в своей карьере.

Про игроков, которые после окончания карьеры стали тренерами, часто говорят, что они были ими еще на поле. У Таре другая история. Из нападающих вообще редко получаются хорошие алленаторе, да и Игли, по его словам, никогда не стремился переместиться с поля в техническую зону. Президент Лацио Клаудио Лотито, тем не менее, посчитал, что ветеран будет полезнее для клуба не в игровой форме, а в солидном деловом костюме. Так в 2008-м у Лацио появился спортивный директор, владеющий шестью языками. Необходимый диплом Таре получил спустя год, набрав максимальное количество баллов на выпускном экзамене.

«Если тренеру нужно выбрать между аргентинцем, бразильцем и албанцем, то очевидно, что его заинтересуют южноамериканцы. Я знаю, что такое скептицизм тренеров, недоверие со стороны футболистов. Это знание закалило меня, к тому же оно помогает в нынешней работе». Для Лацио больше нет границ на трансферном рынке. Таре не боится приглашать тренера, опыт работы которого ограничивается чемпионатами Швейцарии и Турции, потому что тот «понравился ему в беседе», а среди футболистов, которых он подписывает, можно обнаружить бывшего игрока дубля Барселоны и даже англичанина, которых с некоторых пор зареклись приглашать в Италию. Федерико Маркетти Таре пригласил после того, как вратарь год просидел в запасе, не нужного Чезене Антонио Кандреву выменял на Симоне Дель Неро, который сейчас играет в Серии D, неделю провел в Бразилии, чтобы уладить детали перехода Фелипе Андерсона. Мирослав Клозе попал в Лацио во многом потому, что они с Таре дружат семьями со времен Кайзерслаутерна, где Игли был дублером немца. Список достижений албанца можно продолжать долго, но достаточно сказать, что на трансферы Лацио за два года потратил всего 30 миллионов евро – меньше, чем, к примеру, Милан заплатил за Карлоса Бакку.

На днях клуб продлил контракт с Таре до лета 2018 года. Албанец утверждает, что к тому времени Лацио обязательно сыграет в Лиге чемпионов. Его не смущает то, что нынешний сезон складывается для Орлов не так удачно, как предыдущий, Игли уверен в проекте, над которым работает. Еще недавно его называли марионеткой в руках Лотито, но спортивный директор предпочел выйти из тени и прояснить ситуацию – за свои решения он отвечает сам, ответственность тоже на нем. На удивление журналистов после назначения Владимира Петковича он шутил: «Да, мне звонили Моуриньо, Гвардиола и Хиддинк, но я предпочел его». Куда более весомым ответом стал Кубок Италии, который Лацио взял по окончании сезон. Победный гол, к слову, забил другой протеже Таре. Именно обсуждая трансфер Сенада Лулича, албанец познакомился с Петковичем.

«Поначалу в Германии я работал садовником. Иногда мне было очень стыдно. Я родился в хорошей семье, мечтал стать профессиональным футболистом, а вынужден сгребать листья. Я надевал капюшон, чтобы никто не видел моего лица, мне хотелось исчезнуть». Едва ли сейчас Таре о чем-то жалеет, пусть и говорит, что с высоты прожитых лет никогда не повторил бы свой дерзкий поступок. Эффект бабочки во всей красе – сейчас Лацио выглядел бы совсем иначе, не решись давным-давно албанский юноша отправиться на поиски лучшего будущего.

Юрий Шевченко, Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?