Борис Тащи: «Мог ехать в Дортмунд, но звал Штутгарт. Решил не испытывать судьбу…»

Борис Тащи, getty images
Украинский полузащитник, дебютировавший недавно в первой Бундеслиге в составе Штутгарта, в эксклюзивном интервью SportArena.com рассказал об адаптации в немецком футболе, аншлагах в третьем дивизионе и ожиданиях от текущего сезона.

В прошлое воскресенье случился долгожданный дебют Бориса Тащи в составе Штутгарта – в последнее время он блистал в резервном составе, не только много забивая в третьей Бундеслиге, но и называясь немецкой прессой, пожалуй, лучшим игроком этого дивизиона. И вот в матче против Боруссии при 80-тысяч зрителях на дортмундском стадионе Сигнал-Идуна-Парк одессит заменил Тимо Вернера, оформив свой дебют в первой команде и высшем дивизионе немецкого футбола. Конечно, в гостях у одного из лидеров Штутгарту, идущему в концовке таблицы, было тяжело – матч завершился победой дортмундцев (4:1). Однако к украинскому дебютанту было приковано внимание, так как, по мнению местных специалистов, он – один из тех, кто может оживить игру занимающего 17-ю позицию штутгартского клуба. О впечатлениях от дебюта, особенностях немецкого футбола, а также отсутствии трудностей перевода и адаптации Борис Тащи рассказал SportArena.com. А начали мы беседу, конечно, с поздравлений, ведь не так много украинских футболистов удостаивалось чести сыграть в таком сильном турнире, как Бундеслига, где одессит Тащи идет по следам славных земляков – Игоря Беланова и Андрея Воронина.

«Текущее место не отображает
высокий потенциал нынешнего Штутгарта»

– Борис, поздравляем с первой игрой за Штутгарт! Чувствовали последний месяц, что уже, скажем так, под первой командой? И когда вам сообщили, что наконец-то состоится долгожданный дебют?

– Во-первых, спасибо большое за поздравление! Вы – один из немногих людей из Украины, кто меня поздравил, и это очень приятно. Чувствовал или нет? Все долго к этому шло. С момента, когда я пришел в Штутгарт ІІ и играл за вторую команду, я постоянно привлекался к тренировочному процессу с основным составом. Это было и при Армине Фе, и при Хубе Стевенсе – то есть, тренерах, которые были раньше. При Цорнигере уже недели три я постоянно был с основным составом, тренировался с ними и имел какие-то шансы попасть в заявку. После того, как Александр Цорнигер лишился поста главного тренера – на его место пришел Юрген Крамни, который работал до этого в Штутгарте ІІ. Шансы мои увеличивались, потому что он хорошо меня знает. Я старался, тренировался, и так получилось, что попал в заявочный лист. При этом нужно понимать, что у нас есть ряд травмированных футболистов – и Даниэль Гинчек, и Мартин Харник не имеют возможности играть, поэтому попасть в заявку сейчас, наверное, легче, чем было раньше.

– Тем не менее, Штутгарт – это клуб с именем, который уважают и в Германии, и в Европе. Как вы ощущаете изнутри, какой предел его возможностей, и на что можно рассчитывать в этом сезоне, учитывая нынешнее 17 место?

– Потенциал клуба, и все, что связано с инфраструктурой, да и вообще всеми футбольными и около футбольными моментами – на очень высоком уровне. Штутгарт – клуб с большим именем. В прошлом команда добивалась серьезных успехов в Бундеслиге, была чемпионом Германии, участвовала в Лиге Чемпионов. И сейчас подбор футболистов очень сильный: команда молодая, возрастных игроков не так много, но у всех хороший потенциал. В этом сезоне, видите, получился какой-то очень неудачный старт, но еще есть много матчей, и, я считаю, мы вполне можем подняться в середину турнирной таблицы. Главное, чтобы у футболистов и тренера было взаимопонимание. Сейчас мы тренируемся по системе уже нового наставника, и, думаю, это принесет свои плоды. Впереди у нас очень важная игра с Вердером: в турнирной таблице этот матч, грубо говоря, за шесть очков. Мы принимаем их дома, и это будет одна из определяющих игр. В общем, потенциал у Штутгарта очень высокий – это сто процентов.

– В матче с Боруссией вы появились на поле уже на 82 минуте, когда, по большому счету, многое в поединке было ясно. Тем не менее, что говорил тренер? На какую позицию ставил, и какие были его пожелания?

– Во-первых, мы друг друга хорошо знаем, потому что работаем уже год вместе. Пожелания его были – проявить свои качества и успеть за это время что-то сделать для команды, принести пользу. Это самое важное. По такой игре, естественно, сделать это было сложно, но я очень счастлив дебютом. Конкретно относительно своего дебюта – я, естественно, огорчен, что команда проиграла. Но, думаю, это только старт – первая игра. Нужно понимать, что игра была сложная, потому что в Дортмунде вообще играть сложно, поскольку у них поддержка очень сильная и команда очень сильная. Пропустили быстрые мячи – 2:0. Здорово, что забили – 2:1, но потом нелепый автогол – 3:1. Конечно, очень трудно было вернуть игру, то есть сделать так называемый «камбэк». Обидно, конечно – 4:1. После двух поражений Дортмунда сложно было их обыграть, и все же, в футболе невозможное бывает возможным. Но сейчас мы рассчитываем взять очки уже в следующей игре.

«За год в Германии я очень изменился
и как футболист, и как человек»

– Я отлично помню вас по выступлениям за Черноморец, потом уже за московское Динамо. Насколько футболиста Бориса Тащи изменила Германия? Насколько изменилось ваше амплуа и техника, тактическое мышление на поле? Вы сейчас действуете иначе, чем раньше, или приблизительно также?

– Сложно сравнивать. Период в Черноморце был особенным, потому что тогда шло мое становление как футболиста. В Черноморце я начал играть в очень раннем возрасте, и, знаете, у футболистов бывает, когда ты молодой, талантливый, есть доверие со стороны руководства и тренера… У меня многое получалось: я считался техничным футболистом, мышление было на должном уровне, но мне не хватало физики – это самое главное в тот момент. Действительно, я очень быстро вырос, но вес и мышечная масса, наверное, оставляли желать лучшего. Период в московском Динамо – очень сложный, особенно аренда, футбола в этот период было очень мало. Но даже в это время я много работал индивидуально со своим первым тренером, Сергеем Владимировичем Зайковым: много добавил с ним в плане техники и тактики.

А Германия много дала мне в ментальном плане. Сформировался менталитет футболиста, я стал профессионалом… хотя, я и был профессионалом, но здесь это как-то по-особенному. Естественно, я очень сильно прибавил в физике. Получил доверие, что очень важно для меня за последние годы, и действительно начал играть. Для футболиста это самое ценное, что может быть – когда ты играешь, получаешь опыт и развиваешься. Я добавил в физике, прикрепил к этому определенные качества, которые были даны мне от Бога, и в совокупности получилось, что я сделал очень большой шаг за этот год. Хотя, этого стопроцентно недостаточно, потому что нужно работать, работать и еще раз работать, чтобы добиться постоянного места в команде Бундеслиги и играть. Но, по крайней мере, сравнивая, что было год назад, и что есть сейчас – я считаю, что очень сильно развился. Причем, и как игрок, и как человек тоже.

– Вы еще в Черноморце были забивным футболистом, провели достаточно много голов, и вот за два неполных сезона у вас уже девять мячей за Штутгарт-2. Изменилась позиция на поле или вы полностью раскрыли свой потенциал?

– Могу вас поправить, что это не за два сезона, а за один – я начал играть в ноябре прошлого года. Это не предел, и хочется забивать больше. Я могу сказать, что не раскрыл свой потенциал. Потому что мог бы забить в два раза больше: много моментов не реализовал. Преследовало какое-то невезение: часто попадал в штанги, перекладины. В этом сезоне стало полегче. Не сказал бы, что я был прямо забивным форвардом, забивным футболистом, но забивал достаточно: голы всегда имелись. Сейчас очень хочу забить свой первый гол в Бундеслиге, и к этому иду, стараюсь. Для меня это очень важно. Хотя, знаете, голы – голами, но все равно на первый план все-таки выходит то, чтобы выигрывала команда и набирались очки. Это в первую очередь важно. Я такой футболист, что порой больше хочется отдать передачу, чем забить гол.

– За последнее время немецкий футбол добился больших успехов на мировом уровне. Чемпионы мира, много побед в еврокубках… Ощущается, что вы находитесь в одной из самых могущественных футбольных стран мира? Я смотрю, даже в третьей лиге на прошлом выездном матче Штутгарта ІІ было 13 тысяч человек…

– Ну, у нас с Динамо Дрезден на первом матче чемпионата было 25 тысяч…

– Потрясающе…

– Да, потрясающе! Но дома средняя посещаемость была у нас небольшая, потому что очень часто игры совпадали с играми основного состава. На главную команду идут 55 тысяч человек, и очень мало – на вторую команду. Но, на выезде, особенно в тех городах, где только одна команда, всегда 7-8 тысяч, в Котбусе было тысяч 8-10. В Магдебурге очень большой стадион, но пришло только 13 тысяч. В Дрездене было 25 тысяч. Ганза Росток – тоже около 10 тысяч, Хемниц – 8 тысяч постоянно. Да, всегда, особенно на выезде, ты ощущаешь ту футбольную атмосферу: много людей, болельщиков. В этом плане Германии, действительно, нужно отдать должное, потому что, не беря в учет атмосферу даже в Дортмунде, Шальке или Леверкузене – все стадионы забиты. Что касается Бундеслиги, это вообще не обсуждается. Во второй Бундеслиге тоже постоянный «биток»: Дюссельдорф имеет стадион на 55 тысяч, и он постоянно заполнен. В третьей лиге тоже довольно-таки большая посещаемость. Что касается, футбольного могущества страны, то я ощущаю это и в плане футбола, и около футбола – то есть, в Германии очень большие требования и большая справедливость.

– То есть, и в судействе, и во всем остальном?

– Ну, естественно. Это не обсуждается. Как в жизни, так и в судействе, и на футбольном поле. Да, футбол – не всегда сиюминутно справедливая вещь, но в большинстве случаев в Германии она справедлива, и работа всегда вознаграждается, ценится. Нужно работать и тренироваться – это очень важно. Тренеры это очень ценят. То есть, футбол здесь – не Испания, не «тики-така». Футбол здесь физический, атлетичный… честно говоря, в детстве я считал, что это не мой футбол. Мне всегда хотелось в Испанию, еще куда-то, но сейчас здесь я ощущаю себя как рыба в воде. Что касается болельщиков, но на каждую тренировку всегда приходят люди: бывает по 200-300, даже 500 человек. Болельщики приходят на стадион и просто наблюдают за тренировками! Притом, ситуация уникальная, ведь команда сейчас показывает не лучший свой результат. В такой ситуации болельщики в большинстве случаев в большинстве стран предъявляли бы много претензий, но здесь, наоборот, много поддержки. Люди приходят, поддерживают – это очень приятно и очень радует.

Фото - Getty images
Фото — Getty images

«Не требовал готового контракта в Германии,
а хотел доказать все на просмотре»

– Приходилось общаться с несколькими нашими легионерами, и если говорить о Германии, то, по их словам, им очень сложно давались три вещи – это немецкий язык, штрафы в тамошних клубах и жесткое отношение к легионерам. Ощутили это на себе?

– Как ни парадоксально, ни одна из этих вещей меня не коснулась. Для штрафов не было причин, хотя в Германии с этим действительно строго. Немцы очень любят порядок, и я считаю, что это правильно. Это и в раздевалке, и на футбольном поле, и вообще в жизни – в плане быта. Штрафы бывают даже за минимальные нарушения: например, если оставить пустую бутылку из-под воды в раздевалке. Касательно языка, никаких проблем нет, потому что я свободно говорю на английском. И говорил на английском, уже когда приехал в Германию. А сегодня уже разговариваю на немецком: не очень хорошо, не идеально, но уже говорю. А третий пункт, который вы назвали…

– Отношение к легионерам. То, что они должны быть на голову сильнее, чем местные.

– Естественно, они должны быть такими. Это нормально. Но, хочу сказать, что порой в Германии я ощущал к себе отношение, которое не ощущал последние два года в клубах родной страны. В этом плане, ко мне, слава Богу, очень хорошее, трепетное, нормальное человеческое отношение. Каждая тренировка – это тренировка, каждый разговор – это искренний разговор. Каждый день ты просыпаешься не с мыслью о том, что тебе могут позвонить и сказать, что ты не едешь на сборы или ты вообще не нужен. Ты просыпаешься с мыслью, что на тебя рассчитывают, и ты работаешь, отдаешься, а люди это видят. Повторюсь, считаю, что это самое главное для игрока.

– Давайте немного «отмотаем» назад. Как вы вообще очутились в Штутгарте? Насколько я знаю, вами интересовались клубы восточной Европы, но как возник этот поворот в Германию? Были другие варианты?

– Единственное направление, которое я выбрал для себя после разрыва контракта с московским Динамо – это Германия. Ничего другого не рассматривал. Попытки были, чуть-чуть думал об Украине, но, в конце концов, понял, что слишком много чего на тот момент произошло, и, скажу честно, от этого я очень устал. Хотел выбрать путь в Европу. У меня был человек, который занимался моими делами, и прямо перед разрывом контрактом, буквально за пару часов, я позвонил и сказал ему, что хочу просмотра в новом клубе. То есть, не требую сразу готового контракта – я понимал свое положение в тот момент. Был готов биться за это, показывать себя, и он сказал: «Да, хорошо. Просмотр будет – сто процентов». Тогда я пошел и разорвал контракт.

Буквально через три дня после этого я улетел на просмотр в дортмундскую Боруссию. Там я провел одну тренировку, отыграл одну игру за основной состав. Мне сказали, что я должен буду приехать через 7-8 дней, потому что как раз была пауза для сборных, и все должны были вернуться. Конечно, я бы не подписал контракт с основой, а это был бы Дортмунд ІІ – по той же схеме, как это произошло в Штутгарте. Но, по крайней мере, я был на просмотре и провел игру за основу. После этого я поехал в Штутгарт, чтобы не терять время, чтобы просто не ходить где-то там по Германии эти 7-8 дней… У Штутгарта тоже хороший клуб, и вторая команда играет в третьей лиге – это хороший уровень. Приехал туда, и буквально через пару дней они дали мне положительный ответ. Сказали, что берут меня. Тогда я уже не стал ехать в Дортмунд, чтобы не испытывать судьбу и пытаться угнаться за двумя зайцами. Не самое приятное чувство, когда нет контракта, и в тот момент я хотел побыстрее его получить. И вот мы заключили контракт со вторым Штутгартом, чему я очень сильно рад.

«В Штутгарте играю и общаюсь
с экс-игроками Ливерпуля и луганской Зари»

– За Штутгарт ІІ в этом сезоне играли представители десяти национальностей. Как находили общий язык с ними? Не имею в виду общение, вы знаете английский… разные школы футбола, разные требования к футболистам. Вы, как воспитанник украинского футбола, чувствовали себя своим в этом футболе?

– Как вы думаете, если на последнюю игру я вышел с капитанской повязкой?..

– Я регулярно слежу за оценками в немецкой прессе, и последние три месяца вас называли едва ли не лучшим футболистом вообще этой лиги, а не только клуба. Читать о нашем легионере такое было очень приятно…

– Спасибо большое. Да, я чувствовал себя своим. У нас подобрался правильный коллектив. Конечно, когда приходишь в новую команду, тем более если ты легионер, украинец, которых здесь совсем не много – понимаешь, что все зависит от характера, от собственного поведения. Я получил уважение со стороны ребят, со стороны тренера. Последние полгода прошлого сезона были у нас не самыми простыми, потому что лига тоже сложная, а у нас была молодая команда. Все воедино собрали силы в кулак и остались в лиге. Для всех нас это было радостное событие, потому что Штутгарт ІІ очень долго не вылетал с третьей лиги (таких команд очень немного – буквально мы, а также резервы Майнца и Дортмунда, да и тот вылетел). Постепенно, шаг за шагом у меня с ребятами выстроились отличные отношения. И с руководством, и с тренерами, и с людьми здесь. Все сложилось как-то правильно, даже не знаю, почему так – наверное, звезды так сошлись. Или раньше звезды не сходились, и не происходило так, как должно быть.

– На самое деле, такое бывает. Найти «свою» команду – это очень ценно. С кем в команде Штутгарта больше всего общаетесь? Не ошибусь, если предположу, что это бывший игрок нашего чемпионата Тони Шунич, например?

– С Тони Шуничем мы в последнее время начали общаться. Он – очень скромный парень, и ему сложно. Буквально на днях приглашали его на ужин. Мы общаемся, но не так близко. Ближе мы общаемся со Стивеном Зама – защитник, который перешел из Ливерпуля. Он тоже моего года, молодой. Мы вместе начинали в Штутгарте ІІ, вместе пришли туда после похожих ситуаций в предыдущих клубах. Общаемся очень хорошо, и я могу назвать его здесь своим другом. А так, со всеми ребятами положительные, очень хорошие, светлые отношения. Никаких проблем в коллективе нет.

– В резерве Штутгарта есть такой себе Макс Безушков? У него тоже наше происхождение?

– Это русский парень, талантливый юный футболист, игрок немецкой сборной по своему возрасту. Мы тоже общаемся с ним, но не так прямо близко-близко. Он тоже говорит на русском. Талантливый молодой футболист, игрок сборной. До этого был Константин Рауш, который тоже разговаривал на русском – они, кажется, оба с Сибири.

– Понятно, что этот сезон для Штутгарта очень тяжелый. Чувствуется ли, что клуб имеет финансовый потенциал для дальнейшего развития?

– Конечно, сто процентов.

– То есть, эмблема «Мерседеса» на форме уже обязывает?

– Я думаю, да (смеется, – прим. Sport Arena). Но тут дело даже не в эмблеме. Наверное, это большое имя и большие традиции. В Германии очень ценятся футбольные традиции, а в Штутгарте они действительно очень большие. Когда надеваешь футболку Штутгарта – нужно соблюдать какие-то правила и биться, брать очки. Финансовое положение в клубе стабильное, никаких проблем нет. Но это не самое важное. Как показывает практика, к примеру, Кривбасс в нашем чемпионате пару лет назад и без финансирования мог показывать хороший футбол. Потому что, наверное, были собраны такие исполнители, которые любили футбол по-настоящему.

– Сборная Украины вышла на Чемпионат Европы. В связи с этим особое внимание к тем футболистам, которые выступают за границей. Смотрели матчи, переживали?

– Конечно, смотрел. Как не смотреть? Переживал. Хотелось бы поздравить страну. Считаю, это большое достижение для нас, потому что последние годы было не очень легко. Сборная омолодилась, очень сильно прибавила: есть очень хорошие исполнители, есть лидеры, которые могут потянуть за собой. Было бы здорово добиться хорошего результата на Чемпионате Европы! Выйти в четвертьфинал или полуфинал – было бы отлично!

– Тогда пожелаем вам побольше играть в основе Штутгарта и пробиться в Национальную сборную!

– Спасибо огромное!

Артур Валерко, Sport Arena.

(при активном участии и дружеской помощи Артема Цыганенко)

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?