Луческу: «Скоро время Ракицкого в Шахтере тоже закончится»

Мирча Луческу, Getty Images
Главный тренер Шахтера Мирча Луческу дал большое интервью программе Великий футбол.

— Какие выводы вы уже сделали о нынешнем сезоне Шахтера в Лиге чемпионов?

— Очень сложно делать выводы, ведь мы встречались с очень сильными клубами. Мы пострадали в первых матчах с Реалом и ПСЖ, ведь в обоих случаях исход встречи предопределили ошибки арбитра. В таких условиях сложно рассчитывать, что окажешься сильнее мадридцев и французов. Если бы мы играли на Донбасс Арене, то наверняка взяли бы очки в матчах с этими командами. Чем я разочарован, так это первым поединком с Мальме, когда мы имели полное преимущество на протяжении всей игры, но не были убедительными в  завершающей стадии атаки. Будем надеяться, что выйдем хотя бы в Лигу Европы.

— Какие позитивные стороны вы видели в игре Шахтера в матчах Лиги чемпионов?

— Мы даже в этой группе не отошли от философии нашей игры и демонстрировали тот футбол, который все привыкли видеть. Старались, чтобы на первый план вышли техника и индивидуальное мастерство футболистов. Мы не боялись никого из соперников, а это подтверждают последние минуты матча с Реалом и второй тайм в игре с ПСЖ. За такую игру я горжусь своими футболистами. Несмотря на проблемы, Шахтер остается зрелищным и уважаемым в Европе коллективом.

—  Какая задача будет стоять перед Шахтером в Лиге Европы, если команда туда пройдет?

— Во-первых, нам нужно выйти из группы. В Лиге Европы тоже много сильных команд, потому к каждому матчу будем готовиться по-особенному. В Лиге Европы также на кону большие деньги, а каждый соперник хочет завоевать кубок. Не забываем, что победа в Лиге Европы открывает дорогу в групповой этап следующей Лиги чемпионов, а это минимум 20 миллионов евро. К сожалению, сейчас все измеряется деньгами, и футбол не является исключением.

— Почему впервые за пять лет Шахтер не выиграл золотые медали чемпионата?

— В первую очередь, сказалось отсутствие дома. На Донбасс Арене мы бы не оставили шансов соперникам. В плане подготовки и восстановления очевидна большая разница между нами и конкурентами. С начала года мы совершили 112 перелетов. Плюс нам очень не хватает нашего президента, ведь за полтора года мы видели его всего раз. Присутствие президента – это самый большой стимул для команды.

фото 1927.kiev.ua
фото 1927.kiev.ua

— Что послужило толчком для победы Динамо в чемпионате?

— Если бы у нас все было хорошо, то Динамо бы не выступало так, как сейчас себя позиционирует. Да, могу отметить потенциал киевлян, команда стала другой, но если бы мы все игры проводили в Донбассе, а они на выезде, с Динамо произошло бы то же самое, если не хуже. Они грамотно использовали ситуацию, усилили команду и подписали новых игроков. Не думаю, что в других условиях, когда в каждой игре нужно добиваться победы и завоевывать очки, в Киеве так бы доверяли молодым футболистам. Наверное, они бы использовали совсем других игроков. Возникшая ситуация позволила в некоторых матчах моделировать. Отмечу и работу Реброва. Я никогда не говорил, что командой руководит испанец. Тогда я даже не знал его имени. Во много благодаря Сергею Динамо сейчас наверху, я к нему очень хорошо отношусь. А высказывания в прессе – это все неправда.

— Ярмоленко нужно было отпускать летом?

— Наверное, там был свой расчет. Если бы Динамо потеряло Ярмоленко, они могли потерять и в финансовом плане. Он однозначно номер один в составе Динамо. Это футболист, который тянет на себе всю команду и часто влияет на результат игр. Уверен, он хочет играть в  большом чемпионате. Что касается клуба, то уход Ярмоленко мог создать определенные проблемы, поэтому они и решили продолжать инвестировать в  Андрея для победы в чемпионате. Любой матч в Лиге чемпионов – это тоже деньги.

— Как вы относитесь к возможному изменению формата чемпионата?

— Я не раз предлагал изменить формат. Игры между сильными клубами заполняют стадионы, и это было доказано неоднократно. Я уверен, что в апреле и мае стадионы были бы заполнены. Это касается первой группы команд, хотя это же можно сказать и о других группах. Болельщик пойдет на стадион, чтобы увидеть, как его команда побеждает. Если играешь с соперником намного сильнее, это не так легко сделать, если соперничают команды одного уровня – это интереснее. Новый формат привлек бы больше болельщиков, было бы больше интереса. В противном случае чемпионат просто исчезнет. Не понимаю, почему это не могут понять клубы. Моя профессиональная обязанность – настаивать на смене формата. Это решение могло бы помочь украинскому футболу. Теоретически мне проще провести 26 матчей в чемпионате, побеждать в кубке команды третьей или четвертой лиги, а потом уйти в отпуск. Противостояние между сильнейшими клубами – это совсем другой уровень. Такой подход позволит совершенствовать уровень мастерства.

— Как считаете, Фоменко нужно оставлять у  руля сборной?

— Он должен остаться – это однозначно. С большим трудом, но команда все-таки была выведена на Евро. Возможно, впоследствии будет более молодой тренер из числа его ассистентов. Например, как Лев, который был помощником Клинсманна, а после его ухода возглавил сборную. По большому счету, наставник сборной – это не тренер, а селекционер. Очень важны его отношения с футболистами и то, как он анализирует игру своей команды и в зависимости от этого выбирает тактические схемы. Он не может в сборной научить игроков, как нужно обыгрывать или бить по воротам, ведь на это у него очень мало времени. Он подбирает футболистов в зависимости от того, что нужно противопоставить соперникам. Может, у Фоменко нет такого энтузиазма, как у молодых тренеров, но у него большие амбиции.

— Объясните, как удается в Шахтере так быстро подготовить замену ушедшим игрокам? В чем секрет?

— У меня нет никаких проблем с игроками, а важно их воспитание. Они приезжают сюда со своими взглядами на жизнь, которые очень отличаются от наших – отсутствие дисциплины и пунктуальности. Они очень талантливы, но год-два уходит на изменение их ментальности. Когда они сюда приезжают, то могут сделать какой-то финт, и всех это удивляет. Приходится их перестраивать и внушать, что отбор мяча и самопожертвование на поле – это намного важнее, чем другие качества. Только в  последнюю очередь игроки должны играть за счет своего таланта. Вот мой секрет. Плюс терпение. Можно говорить не только о бразильцах, но о тех же Тимощуке и Чигринском, которые не были очень талантливые, но были грамотными, поэтому их пригласили в большие клубы. Это же могу сказать и о Ракицком. Хотел бы видеть его в каком-то топ-клубе Европы. Думаю, скоро его время в Шахтере тоже закончится. Будем воспитывать за его спиной Матвиенко. Это не значит, что я хочу, чтобы он ушел сейчас, а речь о нормальном процессе эволюции игрока.

фото libertatea.ro
фото libertatea.ro

— То есть вас не пугает, что Тейшейра покинет Шахтер?

— Меня это пугает. Я буду очень доволен, если Тейшейра будет играть в топ-клубе. Наверняка это будет материально выгодно для клуба, которому сейчас непросто.

— Сколько стоит Тейшейра?

— Мне бы хотелось, чтобы Алекс закончил этот сезон у нас. Отмечу его рост в последнее время, хотя с ним были определенные проблемы. Первые полгода с Алексом было очень сложно. Даже не знал, где его использовать. Он даже близко не показывал того, что вы сейчас видите. Что касается цены, если бы он играл не в Восточной Европе, не думаю, что его стоимость была бы ниже стоимости Ди Марии. Думаю, цена Тейшейры выше сорока миллионов евро. Может, она еще вырастит. Это зависит от того, как мы закончим чемпионат и выступим в Европе. У него есть большое преимущество перед остальными футболистами, ведь он редко получает травмы и не чувствует эйфории, когда забивает. Также Алекс не сильно переживает, когда у него что-то не получается. Тейшейра очень уравновешенный парень, уважительно относящийся к окружающим.

— Бросилось в глаза, что Шахтеру не хватает забивного форварда. Что вы собираетесь делать?

—  Я согласен с президентом, что в такой ситуации не стоит делать новых приобретений. Футболист, которого мы возьмем за большие деньги, не обязательно будет много забивать. В случае с нападающим для меня это не очень важно. У нас должны больше забивать футболисты, которые действуют из глубины, а индивидуально сильный форвард нам не нужен. Необходим такой игрок, который может создать зоны для ребят, действующих из глубины. Не буду скрывать, что очень хотел Жуниора Мораеса, настаивал на его переходе, но не получилось убедить.

— Убедить президента клуба или Мораеса?

— Я говорю просто – не получилось убедить.

фото tsn.ua
фото tsn.ua

— Почему решили продлить контракт с клубом и остаться с Шахтером в такое непростое время?

— Мне очень сложно расставаться с людьми и тем местом, где я работаю. В этом я консерватор. Я пытаюсь получить от жизни только позитивные эмоции. Донецк мне многое дал, мы жили и тренировались в хороших условиях, это был свой мир в плане отношений с людьми. Если бы ушел, то почувствовал бы себя предателем, который в сложный момент опустил руки. Но у меня не такой характер.

— Чему вы лично научились у Рината Ахметова?

— Научился его жизненной философии. Если бы этого не было, мы бы не добились тех успехов, которые есть сегодня. Для создания хорошей команды президент обязан подобрать тренера, который бы его хорошо понимал, важна их схожая философия, а тренер эту философию должен передавать футболистам. Если этого нет, очень сложно создать великую команду, которая бы добивалась больших успехов и завоевывала титулы. Самое важно, что я научился у президента – это быть на уровне сложнейших ситуаций.

— Как часто с ним сейчас общаетесь?

— Два-три раза в неделю говорим. Перед матчем президент всегда интересуется, в каком состоянии футболисты, как они провели тренировки. После поединка анализируем ту или иную игру. Но в его голосе всегда чувствуется большая печаль из-за того, что он сам не может присутствовать на футболе. Не зря президент сказал, что придет на матч, когда Шахтер вернется на Донбасс Арену. Чувствую, что он очень скучает по команде и игрокам. В первые годы он присутствовал практически на каждой тренировке, привязался к ребятам.

— Предстоящие сборы в США – это имиджевый проект?

— Нам нужно поддерживать бренд Шахтера на высоком уровне во всем мире, поэтому мы и отправились на такие турниры. Наша обязанность – играть в разных частях света. В свое время много говорилось о том, что финал кубка может быть проведен в Торонто. Нужно заявлять о себе. В Бразилии Шахтер – это самый популярный клуб из Восточной Европы. Это нормально, если учитывать, сколько бразильцев в нашем составе. Мы не можем ограничиваться только Украиной. На матче с Реалом был полный стадион, а на следующую игру пришло 500 человек. Футболисты же играют и для публики, а не только ради денег, им нужны заполненные стадионы. Если этого не будет – мы потеряем игроков.

— Ахметов сказал, что очень скучает по Донбасс Арене. А какие вы чувства испытываете?

— Это самый красивый стадион в мире. Я видел много арен  своей жизни, и не думаю, что в мире существует более функциональный стадион. Когда собираемся в Ньоне с тренерами ведущих клубов Европы, все без исключения говорят только хорошие вещи о нашей арене. Это наш дом, и когда его покидаешь, то мучает ностальгия.

Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?