Ващук: «Звонок от Реброва? Я бы призадумался…»

Владислав Ващук, google.com
Известный в прошлом украинский защитник Владислав Ващук дал эксклюзивное интервью Sport Arena, рассказав о своей политической деятельности и вспомнив интересные моменты работы в футбольном менеджменте.

Завершив карьеру, основная масса футболистов либо остается в футболе (тренерами, агентами и т.п.), либо теряется в будничной жизни. Только единицы находят себя вне футбола, полностью осваивая новое дело.

Владислав Ващук — один из тех, кого можно причислить к таким «единицам». Еще во времена карьеры футболиста Ващук постоянно организовывал детские турниры и участвовал в разных общественных мероприятиях. Повесив бутсы на гвоздь, Владислав Викторович взял небольшую паузу, но весной 2015-го буквально потряс общественность: «Я иду в президенты ФФУ» — звучало тогда из уст экс-защитника Динамо.

К сожалению для Ващука, побороться за кресло президента ФФУ он не смог, но спустя полгода опять заставил заговорить о себе — теперь целью было пройти в Киевский городской совет в составе политической партии «Батькивщина» (увы, но в горсовет Ващук тоже не прошел).

«Большинство спортсменов не знают, как быть после завершения карьеры. Чтобы обрести новую цель, им нужно два-три года на внутренние перемены»

— В сентябре пресса запестрила о том, что Владислав Ващук баллотируется в Киевский горсовет в составе партии «Батькивщина». Почему решили пойти в депутаты?

— Наверное, в первую очередь руководствовался принципом «Если не я, то кто?» Да, после завершения карьеры футболисту свойственно оставаться в футболе, но я смотрю на ситуацию шире. В первую очередь хочется позаботиться о будущем, чтобы дети имели все для полноценного футбольного и общего физического развития. Ведь сегодня дети малоподвижны и страдают плохой координацией, из-за чего имеют большие проблемы со спортом и физкультурой.

Также нет заинтересованности в спорте. Приходишь в школу, а директор говорит: «Кто-то не может идти на физкультуру по состоянию здоровья, а кому-то просто неинтересно». То есть спорту надо вернуть культовый статус. Помните, как было раньше: какой-то урок заменяют физкультурой — класс, а сегодня замена физкультурой — разочарование. Вот почему я захотел пойти в депутаты — чтобы изменить общество и объединить чиновников вокруг спорта и детского развития.

— То есть в приоритете все-таки создание нужной инфраструктуры?

— Не совсем. Понятно, что детям необходимо иметь хорошие поля и доступные дворовые площадки. Но основная проблема в другом — спорт потерял свой интерес, особенно среди политиков. И нынешней власти нужно снова прививать спортивную культуру, ведь без спорта нет будущего. Это хорошо видно на примере украинских спортсменов, которые стремятся уехать заграницу. Они хотят иметь нужную инфраструктуру, что помогает им развиваться и добиваться результатов. Другие страны понимают это и дорожат хорошими исполнителями. Украина же показывает, что ей спортсмены не нужны. И дело здесь не в людях — они готовы представлять свою родную страну. Дело в правительстве — чиновники не придают этому важности. Именно поэтому я шел на выборы, чтобы власть повернулась к спорту лицом.

— Логично думать, что вы продвигали только футбол. Или уделяли внимание и другим видам спорта?

— Нет, хочется подходить к делу широко. На своих участках я планировал привлекать ребят из баскетбола, тенниса, единоборств. Также искал единомышленников из других видов спорта, которые поддерживают меня.

— Почему ваш партийный выбор пал на «Батькивщину»?

— Я — командный игрок, и мне нравится работать в команде профессионалов. Поэтому и пошел в «Батькивщину». Мне импонируют принципы этой партии, нравится ее лидер. Я разговаривал с Юлией Тимошенко, и она меня услышала, поддержав в развитии детского спорта. Если проводить аналогии с футболом, то это — команда высшей лиги. Такой себе Манчестер Юнайтед в политике. В истории Украины была масса партий, которые являлись политическими проектами «ни о чем». Сегодня они есть, а завтра их нет. «Батькивщина» же существует больше 16 лет — здесь все четко, есть цели и методы их достижения. Вот что мне нравится.

— Начиная политическую карьеру, тяжело разбить стереотип «спортсмену в политике не место»?

— С одной стороны, этот стереотип не разобьешь. Но с другой — почему не доверять спортсменам? Почему не воспользоваться их помощью и создать спортивную нацию? Украина во многих видах спорта добивалась успехов, а украинских спортсменов с охотой принимают другие страны. Что же мешает нам развивать спорт? Значит, это не интересно государству. Когда люди едут на соревнования, никто их не провожает и не обращает внимания, но когда они возвращаются с наградами — встречающих масса…

— Сейчас вы пошли в общественно-политическую деятельность, даже хотели стать президентом ФФУ. В прошлом у вас были такие порывы? Может быть, кто-то из ваших тренеров советовал вам поскорее заканчивать с футболом и браться за другое дело…

— Нет, любой тренер всегда будет говорить футболисту: «Играй в футбол». Честно говоря, в бытность футболистом я никогда не думал о таких вещах. Да и проблема в самих спортсменах. Если спросить действующего футболиста, баскетболиста, хоккеиста и прочих — «Что вы будете делать после завершения карьеры?», они не смогут четко ответить. У них нет цели и задач на будущее. Тренировать? Но кого и как тренировать? Поэтому раньше и я не задумывался над этим. Должно пройти два-три года, пока в тебе остановится «маятник» футболиста, и ты перейдешь в более взрослую жестокую жизнь. Тогда появляется и цель, и стремление, и конкретное продвижение.

— Кто-то из тренеров привил вам качества, которые вам пригодились сейчас?

— Лобановский. От него я унаследовал коммуникабельность, рассудительность, анализ. Большинство моих тренеров с детства учили меня анализировать все происходящее. Это и мой первый тренер Анатолий Петрович Сергиенко, и Анатолий Николаевич Крощенко. Также могу вспомнить и Михаила Ивановича Фоменко, который взял меня в основной состав Динамо.

— Какой принцип Лобановского следует за вами всю жизнь?

— Не расслабляться. Это позволяет все время находить стимул для движения вперед. Если все будут думать, что уже чего-то достигли — они ошибаются. На самом деле, каждый шаг — это учение и развитие. Как только человек останавливается, его ждет путь назад.

«Если бы меня допустили к выборам президента ФФУ, думаю, я бы победил»

— Весной вы хотели баллотироваться в президенты Федерации футбола Украины. Откуда возникла такая идея?

— В первую очередь стоит сказать, что я так и не баллотировался на выборы президента. Если бы я баллотировался, то, думаю, победил бы. А так меня не допустили к выборам, потому что ни одна организация не захотела выдвигать меня кандидатом. Такие правила, но по сути меня искусственно не пустили на выборы ФФУ.

— Для вас это стало неожиданностью?

— Раньше я думал, что большая футбольная карьера и знание футбола изнутри — это важнейший элемент, который позволяет управлять футболом и развивать его. На самом же деле к власти идут разные люди из неспортивных сфер, и у каждого свои мотивы.

— Что полезного извлекли для себя из той кампании?

— Она явно не стала пустой тратой времени. На тот момент я хорошо изучил устав и посмотрел, как работает ФФУ, после чего разработал свою программу деятельности федерации. И я был полностью готов представить эту программу и побороться за должность президента. Но, увы, не хватило голоса хотя бы одного коллективного члена.

— Сейчас вы уже уверенно «плаваете» в политическом море?

— Да. Я четко знаю, чего хочу, куда стоит двигаться и как правильно использовать депутатский мандат. Думаю, многие порадовались, когда я попробовал себя в президентской кампании ФФУ, а потом сосредоточился на выборах в городской совет. Своим примером я хочу показать, что нормальным людям стоит идти в политику и делать нужные для общества вещи.

— Из вашего футбольного окружения нашлось много единомышленников, кто готов помогать вам?

— Есть люди, хотя некоторые отнеслись скептически. Одни ревностно относятся к подобной деятельности, другие говорят: «Куда ты идешь?» Но в этом плане я стараюсь никого не слушать и уверенно двигаться к цели.

— После выборов проскакивала информация, что вас могут пригласить в команду Павелко в один из комитетов ФФУ, как Русола, Шевченко, Тимощука и Лужного…

— Это лишь слухи. Меня никто никуда не приглашал. Но я давно пришел к выводу, что не стоит ждать каких-то приглашений — надо самому идти и делать.

— А если бы позвали? Все-таки деятельность в ФФУ с большими футбольными людьми…

— Я бы подумал, насколько готов работать с такой командой.

— К слову, о Шевченко. В свое время Андрей Николаевич пробовал себя в партии «Украина — Вперед», но ее избирательная кампания закончилась фиаско. Вы анализировали политическую деятельность самого Андрея? Возможно, общались с ним на эту тему?

— Я не знаю, почему Андрей пошел туда и какие обстоятельства сопутствовали его деятельности. Возможно, Шевченко просто попал не в ту команду, где-то поспешив с решением.

«С Рабиновичем было трудно говорить о футболе»

— Давайте немного вспомним о киевском Арсенале. Около года вы пробыли спортивным директором проблемного клуба с очень непростым руководством…

— Эта была полноценная и очень сложная деятельность футбольного менеджера. Сложная, потому со своей правдой я был никому не нужен. Мне хотелось большего, а руководство всегда хотело меньшего. Поэтому продуктивно трудиться не получалось. Зато я получил отменный опыт в боевых условиях. Думаю, без этого мне пришлось бы тяжело в общественно-политической деятельности.

— Кто-то критиковал вас, мол, вы находились в Арсенале лишь для проформы и не принимали весомых решений. Можете парировать?

— В тех условиях давать результат было крайне сложно. А потом началась тяжба с передачей документов от одного собственника к другому, которая так ничем и не закончилась. Тем более, Арсенал долго банкротили, и в итоге обанкротили. Мы пытались найти пути спасения, я даже просил бывшего президента Арсенала повлиять на Рабиновича в этой ситуации. Но это ничего не дало.

— Насколько я понимаю, вы так и не смогли соприкоснуться с Рабиновичем и толково с ним поговорить?

— Разговор был, но насчет «толковый» — не уверен (улыбается)… С ним сложно говорить о футболе, он полностью нефутбольный человек. Можно сказать, футбол был не нужен ему.

— До этого вы работали вице-президентом запорожского Металлурга. Там было все иначе, нежели в Арсенале?

— Правильнее сказать так: я не занимал конкретную должность в клубе, а просто помогал руководству. Тогда у Металлурга появился новый президент, который пришел не из футбола, и он хотел побыстрее разобраться в футболе. И как только мы достигли цели, я покинул Запорожье. Можно назвать эту работу временным консультированием.

— После Арсенала не возникало желания вернуться поближе к футбольному полю: стать тренером, селекционером или т.п.?

— На тот момент у меня уже была тренерская лицензия категории «А». Но я решил не продолжать учебу и не идти по этому пути — не видел себя тренером. Мне хотелось большего, чем просто заниматься с футболистами. Хотя сами тренерскими курсы были во многом полезными для меня, научили правильно общаться.

— То есть болельщики могут не ждать вас на тренерской скамье?

— Думаю, да. Играть в футбол — это с удовольствием, а вот тренировать нет расположенности. Разве что занимаюсь со своим сыном, а иногда провожу тренировки для разных детских команд.

— Даже если вам завтра позвонит Сергей Ребров с конкретным предложением, все равно откажетесь?

— (призадумался) Если бы Ребров попросил — наверняка бы и подумал… Но это все фантазии, в реальности я занят другими вещами, и Сергей прекрасно об этом знает.

— Ребров-тренер похож на Лобановского-тренера?

— Ребров похож на Реброва. Он полностью самостоятельный человек, знает, чего хочет и упорно создает мир вокруг себя. Я бы отметил, как Сергей правильно разложил необходимые для тренера вещи. Да, кто-то и сейчас скептически относится к его работе, но он молодец и показывает себя только с лучшей стороны. Уверен, это лишь начало большого пути, который не ограничится работой в Украине.

— Когда-то вы говорили, что хотите построить свою детскую академию. Удается реализовать этот проект?

— Я хочу создать свою академию футбола, которая будет работать по моей философии. Чтобы дети воспитывались с раннего возраста по написанной мною программе. В итоге «вершиной» академии должна стать команда Ю-19, а младшие коллективы должны участвовать в ДЮФЛ. Но чтобы выстроить все это, для начала надо обзавестись землей и начать строительство. Это один из моих проектов, который я хотел представить городским властям.

— Замахнуться на манеж — слабо?

— Манеж — обязательно. И манеж, и необходимое количество искусственных полей. Я хочу сделать так, чтобы академия была максимально независимой и автономной в своей деятельности. Понятно, это дорогого стоит, но определенные люди уже проявляют к этому интерес. У меня есть архитекторы со своими идеями, которые готовы построить академию в нужном для Украины формате.

Максим Сухенко, Sport Arena

Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?