В одну и ту же реку

Sport Arena анализирует трудности, с которыми неизбежно столкнётся Рено, намеревающаяся вновь покорить Формулу 1.

А ведь возвращения Рено в Формулы 1 со своей заводской командой могло и не случиться. В конце прошлого сезона французский производитель был близок к тому, чтобы насовсем покинуть «большие призы» – даже в качестве поставщика моторов. За неделю до финальной гонка сезона в Абу–Даби представители Рено уже даже подготовили пресс–релиз, в котором сообщалось об уходе из Ф1. Однако этого, к счастью, не случилось, и в декабре в Рено объявили, что заводскому проекту быть.

Итак, две RS16 поведут в бой Кевин Магнуссен и Джолион Палмер, представленные на официальной презентации третьего февраля в Париже. Техническим же директором команды станет Боб Белл, ранее уже работавший в Рено. Кроме того, не стоит забывать, что Белл косвенно причастен ко всем последним успехам Мерседеса. Фундамент побед команды из Бракли был заложен ещё при нём.

Способна ли Рено вернуться на победный путь? Пожалуй, ответим утвердительно. Однако этот процесс в любом случае займёт немало времени. В последние годы команда из Энстона, выступавшая под вывеской «Лотус», растеряла немало ценнейших кадров. Отбыл не только Пэт Симондс, который, правда, лишился должности не по своей воле. Британца, который сейчас успешно трудится в Уильямсе, напомним, временно изгнали Ф1 по итогам знаменитой аварии Нельсона Пике–младшего в Сингапуре в 2008–м, вылившейся в «крашгейт». А вот уход того же Белла, Джеймса Эллисона, Дирка де Бера, Наоки Токунаги, Майка Эллиота, Тима Деншама уже на совести Лотуса, не сумевшего справиться с финансовыми неурядицами. В общем, в коллективе остались только истинные энтузиасты вроде гоночного директора Алана Пермейна, главного конструктора Мартина Толлидея и технического директора Ника Честера.

При всём при этом команда каким–то чудом поддерживала реноме топ–коллектива – пока не ушёл Эллисон. Талантливый специалист покинул Лотус и перебрался в Феррари из–за всё тех же финансовых проблем. И дело даже не в том, что ему, грубо говоря, задерживали зарплату, а в том, что менеджмент команды, по его мнению, недостаточно средств вкладывал в развитие машины. В Феррари перебрался и де Бир, а Эллиот подался в Мерседес. И всё развалилось.

А ведь до этого, во второй половине сезона–2013, Лотус на некоторых трассах имел вторую по силе машину, уступая только тогдашним лидерам из Ред Булла. Ромен Грожан и Кими Райкконен могли победить в Германии, Венгрии и Японии, что стало бы впечатляющим достижением.

В 2014–м же всё рухнуло. Коллектив оказался отброшен далеко назад не только по причине слабости моторов Рено, но и вследствие неудачной конструкции шасси. (Для сравнения, Ред Булл, имевший в своём распоряжении те же движки Рено, закончил сезон на втором месте в Кубке конструкторов.) В 2015–м в Энстоне перешли на моторы Мерседеса, и в сочетании с чуть более качественным шасси они вытянули коллектив с восьмого места в командном зачёте на шестое.

На 2016–й Рено обеспечит своей команде относительно приличный бюджет, хотя и не такой умопомрачительный, как у нынешних лидеров Ф1. С другой стороны, разброд и шатания в плане мотора – Рено, разумеется, будет использовать свою собственную силовую установку – заставляют проклинать всё и вся конструкторов шасси, оказавшихся заложниками обстоятельств. За весь прошедший сезон мотористы, по большому счёту, так и не оптимизировали процессы, происходящие в камере сгорания, – без этого двигатель не имеет шансов быть конкурентоспособным. Проблемы с поршнями, подкосившие Ред Булл на старте прошлого сезона, французы всё–таки устранили, однако новый мотор после использования почти всех дозволенных жетонов не стал мощнее – разве что надёжнее. В общем, непочатый край работы.

Наконец, в Рено потеряли Пастора Мальдонадо, чьи спонсоры из государственной венесуэльской нефтяной компании PDVSA не сумели обеспечить гонщику достаточной финансовой поддержки. Нет сомнений, что в лице Кевина Магнуссена в Рено заполучили более классного пилота. Однако замена Мальдонадо на Магнуссена парадоксальным образом может сыграть против Рено.

Как? Очень просто. Снижение цен на нефть больно ударило по PDVSA, которая, по всей вероятности, позволила бы остаться Мальдонадо в Ф1, если бы не обесценившийся баррель чёрного золота. Спонсоры Магнуссена же куда скромнее, и Рено получит от них куда меньше средств. И всё бы ничего, да только с 2017–го регламент на моторы будет разморожен. Тут–то и пригодились бы деньги PDVSA, которые с чистой совестью можно было бы направить на развитие силовой установки.

Впрочем, такой привлекательный бренд, как Рено, наверняка способен привлечь других серьёзных спонсоров. Представляете, какие переговоры сейчас ведутся в закулисье?..

Александр Насонов, Sport Arena

Теги:
В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?