Sportarena

Украинец, 15 лет проработавший в НБА: «В Америке всем пох#й откуда ты! Выполняй свою работу!»

Украинец Сергей Хмелевский, 15 лет отработавший в НБА, в интервью Sport Arena рассказал о жизни в Америке, зарплатах, системе Национальной баскетбольной ассоциации и научном прогрессе

Украинец, 15 лет проработавший в НБА: «В Америке всем пох#й откуда ты! Выполняй свою работу!»

НБА – это не только американская лига, а целый международный конгломерат где собирают лучших в своем деле. Не только баскетболистов, но и профи в своих отраслях.

Украинец Сергей Хмелевский 15 лет работал массажистом в команде НБА Филладельфия 76-е («Сиксерс»).  Рядом с легендарным Алленом Айверсоном. До переезда в США он много лет был тренером-массажистом легендарного киевского гандбольного Спартака Игоря Турчина. Мэтр не сильно хотел отпускать Хмелевского в Америку.

Вот уже год как Хмелевский ушел из НБА, а в интервью Sport Arena рассказал о жизни в Америке, зарплатах, системе Национальной баскетбольной ассоциации и научном прогрессе.

— Главный посыл, который я хочу донести своим землякам из Украины, что мы себя недооцениваем. Если быть профессионалом своего дела, то ты будешь востребован и в Киеве, и в Америке. Это могу сказать на своем примере.

— Как вообще такое возможно, что на момент вашего прихода в команде Филадельфия 76-е (2004-й год) не было массажиста на полный рабочий день? Нам из Украины кажется, что в НБА космический уровень и все детали просчитаны.

— Массаж очень недооценен и не на достойном уровне в США.  Предпочитают «физикал терапистов», которые только могут «отмассировать» икроножную мышцу, но не сделать комплексный массаж. Руководители клубов считали, что массаж – это низший уровень. В Союзные времена была целая профессия тренер-массажист. На это учились в институтах. И врачи прописывали лечение массажем.  В США – это был темный лес. Я был первым профессиональным массажистом в команде Филадельфии-76-е НБА.

Читайте также: Украинец, работавший в НБА: от продавца кроссовок до Чикаго Буллз

— У нас в большинстве футбольных клубов даже по два массажиста…

— Мы всегда ставили в пример футбол или другие виды спорта. Игорь Евдокимович Турчин, когда узнал, что я хочу уезжать В США, обматерил меня, сказал, что я предатель родины. А потом обнял и предложил бухнуть. Он говорит: «Серега, если ты сработался со мной, то сработаешься с любым». Я до слез это сейчас вспоминаю. А говорю мы, потому что имею ввиду коллег из бывших стран Союза работавших в американских лигах. Меня в НБА порекомендовал Володя Шульман. Он вообще легенда 35 лет проработал в Бостон Селтикс. Мы с ним были знакомы еще по гандболу. Я когда в США переехал, работал массажистом в сквош-клубе. В «76-е» искали массажиста. Главный тренер команды работал с Шульманом. Так он меня и посоветовал. Я на интервью сначала рассказал о себе, а потом предложил сделать массаж чтобы все понимали мой уровень. Рассказывать может каждый, а вот сделать — другое дело.

— Как относятся к украинцам в НБА?

—  А там никого не интересует, откуда ты. Украинец или колумбиец, если ты играешь, делаешь свою работу. В Америке — по#уй всем! Главное делать бизнес. Слава Медведенко хоть и выиграл НБА с Лейкерс, все равно его тянуло домой. Сколько общались с ним, я чувствовал это. Америка – не его страна. А есть допустим Виталик Потапенко — другая история. Против него боялись играть! Называли «Украинским поездом». После стычек с ним у игроков оставались синяки. Потапенко остался жить и работать в США —  был ассистентом в Кливленде, а сейчас в Мемфис Гризлис.

Берем молодое поколение: Сви Михайлюк – забивай просто и к тебе не будет вопросов. Никого не волнует откуда ты. Америку еще называют котлом, где все нации уживаются. Да, расизма полно, но если делаешь свое дело, никого не волнует из какой ты страны.

Был смешной момент на эту тему.  Новый тренер приходит – Даг Коллинз. А я совсем забыл, что он был в команде которая проиграла на Олимпиаде-72 СРСР. Я представился – Сергей. Он в ответ: «Сергей факин Белов?» Я говорю: «Сергей факин Хмелевский». И вот до сих пор я у него Сергей факин Белов. Это старая школа.

— НБА — лига где хотят работать все и каждый, плюс куча интриг и подводных камней. Как вообще продержатся в НБА 15 лет?

— Как говорил мой тренер в детской школе: «Взял мяч – фигач». Я просто делал свою работу. И не было такого, что эта работа навсегда. Каждый год в конце сезона мы проходили собеседование. Сначала руководство говорит с игроками по поводу персонала. Кто нравится, кто нет. А как Володя Шульман 35 лет работал в Бостоне? Сережа Чекмарев до сих пор массажист хоккейного Детройт Ред Уингс.  Был еще легендарный Аскер Барча из московского ЦСКА. Вообще 50 лет работает. Профессионализм.

Ситуации ведь разные бывают. Приходит игрок и говорит: «Я плохо спал и у меня шея болит или мышцы плеча». Если я скажу: «Скорее всего, это не из-за того, что ты плохо спал или плохая подушка, а из-за того, что ты постоянно бросаешь и все такое. Это нормально!». И если я не сниму ему этот спазм, он ко мне больше не придет и скажет в раздевалке своему соседу: «У меня плечо что-то с утра болит, а Серега не помог, что это за #уйня?». И так вот люди теряют работу, если они не знают, что делать.

— Что самое сложное в этой работе?

— График на износ. Перелеты, пересадки. Я не жалуюсь, но когда годик не поработал, то спрашиваешь себя: «А зачем я это делал так долго?». Ушел и теперь хорошо сплю. В американском футболе самая главная проблема – сотрясение мозга, руки ломают. А сотрясение влияет на будущее. То в НБА и НХЛ — проблема сна. Потому что график очень рваный. 3 игры за 4 дня или 4 игры за 7 дней в разных городах. Игра, восстановительные процедуры, и мы не можем раньше уехать, пока баскетболисты не пообщаются с корреспондентами, ты садишься в автобус в 11 вечера. (Там кстати медиа сейчас даже важнее медперсонала. Пока ребята интервью не дадут, медвосстановление не начинается. Все прописано в правилах лиги).

Читайте также: Семья Миллеров продала Юта Джаз за 1,66 млрд долларов

Самый длинный путь до аэропорта 45 минут в Торонто. Ты едешь 45 минут. Потом таможня, лететь час, два, три. Потом опять автобус. Едешь в гостиницу, засыпаешь в 3-4 часа, в 12 собрание, а тебе позвонили в 7 и разбудили. Это особенность, но я не первый. И многие не выдерживали. У меня был массажист из Бруклина. Он проработал 3 года и спросил: «Как вы это делаете? И зачем?». Это 7-9 месяцев в году с семьей ты на скайпе. Давайте просто посчитаем нагрузки: регулярный чемпионат это 82 игры, плюс раньше было 8 выставочных игр перед сезоном. Сейчас их уменьшили до 4. Это где-то 85-86 + плей-офф, где-то 100 игр выходит. Вот минимум 100 дней тебя дома нет, плюс подготовительные тренировочные лагеря.

— А как ваша семья относилась к этому?

— С семьей сложно, но работа есть работа. И эта работа меня и семью кормила. Но помимо того, у меня была вторая работа. В одном спортивном центре работал параллельно. Когда пришел к менеджеру и сказал, что с баскетболом закончил, мне ответили: «Это их потеря, а наше приобретение».

— Вместо вас в Филадельфия 76-е взяли работать девушку массажистом…

— Долго не выдержала.  Не знаю, она ушла сама или ее ушли. Ты ничем не заменишь опыт. Опыт и репутацию.  Сейчас в лиге тенденция, брать на работу массажисток. Но эта работа на износ, и не каждый может справиться.  Нельзя идти на все капризы игроков.

Читайте также: НБА рискует потерять миллиард долларов в случае начала сезона в январе

— Вы о чем?

— Бывает игроки ночью звонят, сделай массаж. Надо уважать, мы же не слуги. Если он просыпается в два часа ночи, потому что у него спазм мышц, я отреагирую. А если просто погулял и надумал на ночь массаж, то извините. Самое главное игроков не боятся и не жить их жизнью. Бывали другие ситуации. Приходит малолетка и говорит: «Сделай мне массаж!». Говорю, что перед игрой делаю массажи только стартовому составу и ветеранам. И в раздевалке начинает меня прибивать. Так ему ветеран Джейсон Ричардсон сказал: «Слушай, перестань, потому что Сергей прав». Парень подошел и извинился. Капризы могли быть: «Сделай мне первому, а того отодвинь или приди ко мне в номер, а не я к тебе».  В раздевалке сразу понятно, кто говно, а кто нет. Если ты уважаешь все правила, то все хорошо. А если ты что-то кому-то рассказываешь и пока еще никто… Все в этой жизни надо заслужить. Если ты хочешь массаж, назначь время, я приду не за 3, а за 4 часа. Но за 2 часа до игры — это время стартового состава и ветеранов. Самое главное не боятся, жить без страха.

— Это как?

— Не боятся делать свою работу, как считаешь нужным. А то, что тебе кто-то скажет, то такое. Человек присуще чувство страха, но когда ты приходишь и лебезишь перед Айверсоном или Месси — ты уже не человек и не профессионал. Как только свернул с праведной дорожки и стал лебезить перед людьми.

— А как же вы, мужчина, в женском коллективе гандбольного Спартака столько лет работали?

В 80-х наши девочки из команды часто с футболистами Динамо встречались. И вот мне игрок Динамо Ваня Яремчук раз сказал: «Серега, не каждому не так везет по работе и жизни!». И смеялся. Я ответил: «Я каждый день прихожу на работу и занимаюсь своими профессиональными обязанностями».

— У нас в спорте часто совершают какие-то действия «на фарт». В НБА такое есть?

— Это есть везде! Сёрджер Родригес, испанец, он и в ЦСКА играл, сейчас в Милане, был у меня в команде и до сих пор остался моим другом.  Встретились, сидим за столом, обедаем. Он с бородой, я у него как-то спросил: «Ты пришел в НБА без бороды, чего вдруг сейчас такая борода?». Он отвечает: «Борода начала расти и меня перестали волновать некоторые травмы, я так подумал и не стал бриться». И это не то, что суеверие. У каждого игрока в быту есть свои фишки. В определенное время кушают, в определенное время спят. И один игрок, допустим, ест определенную пищу или пьет свекольный сок. И все рассчитано по минутам перед игрой и тренировкой.

Была раз ситуация, когда игрок приходит на тейпирование лодыжек.  Если тренер забыл, что тейпируется он с левой ноги и начал с правой, будет скандал.

— Часто игроки сачковали, выдумывали болезни?

— Чем хороша НБА? Тут каждый занимается своим делом. И не нужно ничего придумывать. У игрока что-то болит, он идет к главе медицинской службы.  А сейчас это все быстро проверяется. 5 лет назад в лигу зашла компания из Австралии, которая создала свое агентство научных сотрудников и проводят очень сильную экспертизу всех медицинских моментов. Спортсмены под полным контролем, играют и тренируются с датчиками, каждый шаг мониторится. Раньше этого не было. Когда я пришел работать в команду помимо главного тренера всего было 4 человека медицинского состава: тренер по физической подготовке, массажист, атлетик тренер (человек отвечающий за медицинскую часть)  и ассистент атлетик тренера. Сейчас — куча людей. Доходит даже до 10-12. Я не против, но сейчас иногда перебор. На кухне должен быть один шеф, а в НБА сейчас их очень много. Немножко раздут штат, но это отдельный разговор. У хозяев очень много денег, все миллиардеры.

Наши хозяева купили команду 7 лет назад и платили 285 миллионов, а сейчас клуб 76-е стоит под 2 миллиарда. Хозяева готовы инвестировать деньги для развития. Подходы разные бывают. Даже военный морской котик приходил читать лекции игрокам, как работать через не могу.

На ваших глазах развивалась научные группы команд. Как это было?

— В Филадельфию пришли новые хозяева и с ними — новый генеральный менеджер, сильный аналитик из Хьюстон Рокетс Сэм Хинки. Именно он привел научного сотрудника, который поставил весь тренировочный процесс под научную основу. Баскетболисты стали тренироваться в специальных датчиках. Стали контролировать кто на каком пульсе работает. Это здоровье атлета и прогресс команды. Но сухие цифры аналитики не заменят человеческий фактор.

— Насколько это поменяло лигу в плане тренировочного процесса? В плане разбора соперника с точки зрения технологий.

— Вопрос опять-таки не ко мне. У нас были совещания, где нам рассказывали, что и как мы будем делать, я был участником научного симпозиума. Собирали все команды и приглашали людей, которые специалисты по сну, питанию. Обсуждали как влияют перелеты, как наука не только спортивная может улучшить и уберечь спортсмена от травматизма и серьезных последствий. Большой спорт — это не физкультура. Каждый человек выходя на тренировку и игру рискует своим здоровьем и карьерой.

— И что эти специалисты?

— Там составляют графики, делают анализ, как человек спит и т.д. И по результатам этих ежедневных исследований они определяют, какую им дать нагрузку, дать играть 20 или 30 минут. Допустим во время Айверсона такого не было, он играл сколько захочет. Это было на усмотрение тренера, он знал каждого, но не базе науки, а на базе ощущений, визуально чувствовал, сколько дать игроку время.

— Наука, медицина и правильное восстановление помогают игрокам проводить неимоверное количество матчей?

— Тренер Даг Коллинз как-то сказал, что еще 30 лет в НБА играли те же 82 игры, те же бэк-ту-бэк, только у баскетболистов них не было чартерных и собственных самолетов, игроки спокойно шли на обыкновенные рейсы, как мы путешествовали гандбольным Спартаком — обыкновенными рейсами с обычными людьми. А сейчас у игроков созданы все условия, у каждого своя комната, у каждого игрока все расписано, дано: вот тебе покушать, обед, вот тебе гостиница, вот тебе автобус, только играй. Вот тебе самолет специально оборудованный, вот тебе спортивная медицина, наука, массажисты. Я считаю, что в некоторых случаях это в чем-то даже балует. Они считают, что так и должно быть, но забывают, как было раньше. У них есть все, чтобы на 100-200% играть в свою любимую игру. Лига создает лучшие условия для команд и игроков.

— Игроки — супер профессионалы?

— В большинстве — да. Но бывали разные ситуации. Один из молодых баскетболистов ел фаст-фуд прямо в раздевалке, это увидел старший. «Ты что творишь? На земле живет 7,5 млрд людей, миллионы играют в баскетбол, и все мечтают играть в НБА. 30 команд по 15 игроков. 450 тщательно отобранных баскетболистов! Многие сильные баскетболисты не подходят НБА, и играют в Европе или Китае! Ты попал в число лучших и должен заправлять лучший бензин в свой организм», — сказал тот.

90 процентов твоего организма зависит от питания, остальное физкультура. Раньше индивидуальные тренировки были для фанатов своего дела, как  Майкл Джордан или Кобе Брайант. Теперь индивидуальные занятия и подход к каждому – норма. Игрок помимо тренировки работает индивидуально: зал, восстановление, процедуры. Все это занимает 5-6 часов. А мой рабочий день занимал в среднем 8 часов. Ведь персонал приходит раньше и уходит позже.

Чтобы не получить штраф, один игрок, опоздавший на тренировку, заходит на занятие с водителем аварийной машины. Тренер спрашивает: «Где ты и что ты? И это кто?». Тот отвечает: «У меня пробило колесо, я вот привел свидетеля, а то вы не поверили бы». Тогда не было ни видеокамер, ничего. Вызвал аварийку, ему заменили колесо, и говорит, что штрафовать его не надо.

— Какая специфика распорядка дня массажиста, который работает в НБА? Как проходит ваш день?

— Все зависит от того игровой день или тренировочный. Тренировочный – обычно тренировка в 11:00, медицинский персонал, который тейпирует игроков, все собираются за 3 часа до начала тренировки. Потом прибывают игроки — по графику. Сначала новички, ветераны подтягиваются позже.  Все пытаются заранее приходить, чтобы принять какой-то короткий массаж, чтобы подготовить себя к тренировке. Потом тренировка.

Я предпочитал быть на тренировке с полотенцем, когда пол становиться влажным, чтобы кто-то не упал, не поскользнулся, вытирали.

— Во время тренировки вы стоите с полотенцем и смотрите, чтобы выйти, если что?

— Да. Ну это не только я, это весь медикал стафф.

— Зачем спортсмену массаж? И в чем фишка вашего массажа под баскетбольного игрока?

— Во-первых, перед тренировкой ты разогреваешь мышцы, они же работают каждый день, бросают. Это предварительный, подготовительный, разогревающий массаж для того, дабы он почувствовал, что в начале тренировки мог стартовать 100% подготовленным. Если не разогревать тело, то можно легко травмироваться.

— Как часто были травмы у людей из-за того, что их не подготовили? Или неправильно подготовили.

— Нет таких аппаратов, которые смогут сказать: подготовлен ты или нет. Если игрок в любой команде почувствовал, что массажист что-то сделал не то, то этого человека не было бы в команде. Это НБА и тут работают лучшие в своих сферах.

— Скажите, тренировка и вы начеку, а после что?

— После тренировки восстановительный массаж, 2-3 часа работаем. Я передал вам один тренировочный день. И в условные 5-6 часов я свободен.  

— Расскажите об Аллене Айверсоне. Вам посчастливилось видеть в быту легендарного баскетболиста

— Айверсон – человек большого таланта и искрометной реакции. Более работоспособного человека, который не обращал внимания на какие-либо травмы, я не видел и с ним не работал. Не имея особого роста, Айверсон стал одним из самых крутых игроков в НБА. Очень долгое время он считал, что тренировки не важны. Главное – игра. И даже публично об этом говорил.

Но в один момент команду возглавил Лэрри Браун и смог вывести Айверсона на другой уровень. Браун хотел, чтобы Айверсон пересмотрел отношение к тренировкам, не недооценивал их пользу. Айверсон считал, что может играть в любых физических кондициях, даже с травмой. Терпел! Ведь игра для него была всем. Лучший показатель – это игра с Орландо, когда он забил 60 очков.

После первой четверти, когда он забил в районе 20-ти, я подумал «ничего себе, это будет интересно!». На тренировке он мог легко встать и забить 70-100 штрафных подряд. Уже в конце его периода в нашем клубе он начал менять своё отношение к тренировкам. Для того чтобы понимать его психологию, нужно знать его детство. Айверсон рос без отца в очень непростом районе, где были постоянные проблемы с законом.

Несмотря на его звездный статус у меня с ним никогда не было проблем. Я был профессионалом своего дела, и он это уважал. А я уважал его.

— А у Айверсона была конкуренция в команде, или он выше всех был?

— Не думаю, что у него была конкуренция. Любая команда, любой командный спорт строится вокруг звезд и суперзвезд. И вот команда Айверсона строилась вокруг него. Многие люди рассказывают, что он мог бы достичь большего, если бы режимил или больше тренировался, как Майкл Джордан или Кобе Брайант. Не знаю, не сказал бы.

— Почему?

— Это его личный выбор, и я бы не стал бы рассуждать бы на эту тему. Что есть, то есть. Он сделал свой выбор, но оставил громадный след в истории НБА. Суперзвезда. Идол афроамериканцев, он внес определенную культуру со своими косичками. Известный факт: в Филадельфии случайной пулей застрелили в своем районе мальчика 13 лет. Когда его застрелили, он был в футболке с номером 3 — Айверсона. Айверсон оплатил его похороны, совершенно не знал его, но оплатил.

Один раз молодой игрок — Лэрри Хьюз — как-то посмотрел на Айверсона и сказал: «У тебя такая машина, ничего себе!». Айверсон дал ему ключи от Бентли и сказал: «Завтра привезешь». А еще чем примечательная эта история, что этот мальчик Лэрри поехал кататься и не заправился. Ночью у него кончился бензин в каком-то неблагополучном районе. Говорил потом Айверсону: «Чего ж ты не предупредил, что у тебя бензина мало?»

Айверсон — очень лояльный к своему окружению, к людям.  Если мы сидели в баре вечером или ужинали в ресторане или гостинице, мог зайти и сказать официанту: «Счёт пришлите ко мне в номер». К людям которых он знает и чувствует, он всегда максимально лояльный.

— Вы увидели подход американских и тренеров. Как теперь смотрите на методы работы легендарного гандбольного наставника Турчина. Вы много лет проработали в Спартаке…

— Советская школа тренеров – это тоталитарный подход. Сказал – сделали. Надо – надо. Если чистый безосновательный авторитаризм, то никто это не примет. А если дается отдельной группе или команде конкретное задание и тренеры видят, что они не до конца это делают, то Турчин мог остановить тренировку и сказать: «Делаем 10 ускорений!». И попробуй этого не выполнить.

Когда я в НБА рассказывал историю, что тренер Турчин умер в раздевалке, они просто не понимали, потому что для них это бизнес. Команда для Турчина — его ребенок, особенно первое поколение. Все были как семья, для спортсменок он был Бог. Вот он их набрал девочек 12-летних в школе — Зина Турчина, Захарова. И сказал: «Я из вас сделаю чемпионок». И сделал. Легендарный человек. Они его страшно все любили и боготворили. Он требовал дисциплину. В Америке иначе. Если игрок опоздал, звезда, самолет может ждать 15-20 минут. А у Турчина 15 минут опоздал, где бы мы не были – добирайтесь сами. Будучи тренером сборной СРСР, собирал лучших в киевском Спартаке. Если игрок не сыграл в полную силу, не отдался игре, он мог отправить не домой, а на базу: поспи там и утром приходи на тренировку.

— В Америке такое невозможно?

— Забудь. В Америке, особенно сейчас, спорт принадлежит игрокам. Сейчас ЛеБрон… Взяли в Лейкерс тренера, который стоит в сторонке и не мешает ЛеБрону Джеймсу выигрывать чемпионат НБА. Тренер Френк Фогель, мой очень хороший товарищ. Когда пришел в Лигу, он был видеооператором, а сейчас вырос до главного тренера Лейкерс. Вот на моих глазах прошел прогресс Френка Фогеля от видеооператора до победителя НБА в качестве главного тренера. Задача для него — находить подход к звездам.

Игроки влияют на очень многое, но не на все. Я бы назвал это симбиозом. Если игрок прав и требует чего-то, руководство это рассматривает. Но когда он переходит грань, его остановят.

— Среди тренеров никто не ведет себя в НБА, как Турчин? Вот мол я сказал и так должно быть?

— Здесь более демократичный подход. Допустим, кто-то с прохладцей тренируется. Тренер мог остановить занятие и сказать об этом. Турчин был настолько эмоционален, он мог крикнуть, ругнуться. На чемпионате мира обозвал немецких судей матерными словами и его дисквалифицировали на полгода, международная федерация. Полгода он не мог сидеть на скамейке на международных соревнованиях. Свиньями их обозвал. Не сдержал эмоций. Человек выиграл 20 чемпионатов СССР подряд, мне повезло конечно работать с таким тренером.

С другой стороны, когда Турчин поехал работать в Норвегию, то там его методы не приняли. Другой менталитет. Самое интересное он ведь закончил институт физкультуры по баскетболу, а потом это ж советская была система, что его вызвали сказали: «Культивируем новый вид спорта – гандбол. Будешь тренировать!». Выбора не было. Назначили – делай, это был Советский Союз. Сейчас другие условия. И он пошел в школу обыкновенную на Отрадном вроде и набрал девочек. И довел их до Спартака, до золотых медалей.  Уникальная история.

Один из факторов успеха — железная дисциплина.  Сколько команда выезжала за границу, никаких не было конфликтов. Представителей разных видов спорта, футбола, других, ловили на кражах. У нас никто не сбегал, никто ничего, у нас было «лучше умереть чем подвести команду таким способом». Это было чувство гордости за команду, за страну.

Помню, когда первый раз одел костюм с буквами СССР на спине, это была гордость. Или допустим кто-то мне сказал, что я буду работать с таким великим тренером, я бы сказал: «Это шутка?». Эти места давно заняты кем-то. Но если выполнять свою работу профессионально, то шанс будет. Ничего кроме уважения к этому человеку у меня нет. Он очень многому меня научил. Когда я уходил из команды и сказал по поводу эмиграции, он вспылил. Такой человек.

Я за эти 30 лет в Украине был 2-3 раза. В один из приездов зашел в Спартак повидал бывших игроков, Зину Турчину, Захарову. Потом с его дочкой мы съездили к нему на кладбище и хорошее чувство было.

— Почему перестали работать в Филадельфии 76-е?

— Я все время работал один. Потом пришел новый тренер, семь лет назад, и пошли изменения. Он попросил подготовить 7 массажистов, что б они пришли и мы всю команду «отработали» за 2 часа и они ушли отдыхать.  Но я сказал ему, что если ты хочешь, чтобы я был организатором этого, то я, соответственно, должен быть начальником департамента и получать соответственно.

Читайте также: Дату старта нового сезона НБА определят на голосовании на этой неделе

Бывало возвращаемся с матча, и тренер прямо ночью говорит, во сколько завтра группа массажистов должна быть на базе. Я был недоволен, ведь это неуважение к людям. У них также есть свои планы. Собирать этот пул – это отдельная работа. За это платить не хотели. Со мной попрощались, взяли девушку блондинку, но она быстро ушла. Опять ищут кого-то.

— Вас не звали назад?

— Меня звали другие команды, но я уже отъездился. Есть такое выражение «Два раза в одну реку не войти». Если меня пригласит какая-то местная команда на домашние условия и игры, пойду, а ездить я не хочу. Хозяева хоть и развивают клубы, но поднимать зарплаты очень не любят. У нас с Володей Шульманом в НБА были одни из самых высоких зарплат на позиции массажистов в лиге. Ценили…

—  Заработали на безбедную пенсию?

— Ну, безбедную не могу сказать. Не могу сказать, что я богат, но я не на улице. У меня нет большого дома, у меня квартира трехкомнатная, я помогаю своим детям. Но до сих пор приходится работать. Если будет хорошее предложение, опять вернусь к работе. Дружу со многими тренерами, и они часто звонят. Мир НБА очень тесный. Но если сильно хотеть, то возможно попасть.


Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Источник: Sportarena.com

Рейтинг новости: 12345


Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?