УЗНАВАЙ ПРО СВОИХ

Трагедия, изменившая футбол. Жизнь и смерть Марка-Вивьена Фоэ

Рома Синчук 20 мая, 18:43
1687
2
Подписаться на блог
Трагедия, изменившая футбол. Жизнь и смерть Марка-Вивьена Фоэ
Фото: goal.com
Об истинном наследии великого африканца.

20 мая во Франции будет определен лучший африканский футболист сезона в Лиге 1.

Эту награду вручают уже десяток лет, а с 2011-го она именуется призом Марка-Вивьена Фоэ. Молодое поколение наверняка уже и не помнит, кто это такой. У него не было инстаграма, твиттера, фейсбука, да и вообще в те времена этого всего еще не придумали. Многие стадионы, на которых феерил Фоэ, уже снесены.

Тем не менее, приз носит имя именно Фоэ, и это правильное решение. Великие игроки всегда двигали футбол вперед – будь то на стадионах или в высоких кабинетах. Но лишь Марк-Вивьен продолжил это делать даже после смерти.

***

26 июня 2003 года Фоэ стало плохо на 73-й минуте матча Кубка Конфедераций между Камеруном и Колумбией. Врачи унесли хавбека с поля, его срочно заменили, а игра продолжилась.

Встреча завершилась со счетом 1:0 в пользу африканцев, и после финального свистка в раздевалке Камеруна царил праздник. Игроки поздравляли друг друга и пели, пока внутрь не зашел плачущий Ригобер Сонг. Именно капитан и сообщил команде, что Фоэ умер, так и не придя в сознание.

Фото: dfb.de

«Все были шокированы и спрашивали, почему. Все игроки рыдали навзрыд. Я вышел из раздевалки и увидел, как в коридоре громко плакали две женщины. Это были его мать и жена. Когда я увидел его тело, то тоже не сдержал слез и вышел», — наставник сборной Камеруна Винфрид Шефер не любит вспоминать тот день. Выход в финал Кубка Конфедераций мог стать его главной победой в тренерской карьере, но кто об этом вообще думал тогда? Мысли всего мира были только о Фоэ.

Люди редко ценят живых, а вот мертвым зачастую приписывают даже придуманные заслуги. В случае с Марком-Вивьеном этого даже не потребовалось – плохих отзывов о нем просто не было.

Он начинал карьеру в родном Яунде, играя, как он сам выражался, за еду. Во Францию перебрался в 1994-м, пополнив Ланс Жерара Улье. Тогда же Фоэ начал стабильно вызываться в сборную Камеруна и даже сыграл все три матча на чемпионате мира в США.

Все девяностые Марк-Вивьен стабильно прогрессировал. Он начинал как типичный разрушитель-африканец – высокий, мощный, неутомимый. Но чем дольше Фоэ играл в Европе, тем больше у него было атакующих полномочий. Когда в 1998 году Ланс в первый и единственный раз становился чемпионом, отборы Фоэ были такой же отличительной чертой команды, как и передачи Владимира Шмицера или голы Тони Вереля.

После того сезона Фоэ заинтересовал самого Алекса Фергюсона. В МЮ видели в камерунце конкурента для сдавшего Ники Батта и предложили Лансу три миллиона фунтов (оцените тогдашние цены!), но французы отказались. Фоэ же не повезло вдвойне. Мало того, что он не перебрался в Манчестер перед его самой знаковой победой, так еще и вскоре сломал ногу и выбыл на полгода. Из-за этого он не сыграл на чемпионате мира-1998, а также пропустил почти весь групповой раунд ЛЧ-1998/99, где Ланс играл в одной группе с киевским Динамо.

***

Перебраться в Англию у Фоэ получилось год спустя – в 1999-м за 4,2 млн фунтов его подписал Вест Хэм. В АПЛ мощь и скорость камерунца пришлись ко двору, и на Аптон Парк его полюбили и болельщики, и тренер Гарри Реднапп. «Добрый гигант» — так он называл огромного, но всегда дружелюбного и улыбчивого опорника.

Уже после его смерти Фоэ Реднапп признается, что при медосмотре хавбека медики обнаружили гипертрофию одного из желудочков сердца, но заверили тренеров, что с такими проблемами можно играть в футбол. Контракт был подписан…

Фото: goal.com

Не стали отговаривать клуб от подписания Фоэ и в Лионе, куда он перебрался летом 2000-го. На Жерлане тогда как раз начиналась золотая эра, и Марк-Вивьен был призван стать одним из лидеров команды. Но ему снова не повезло – почти весь сезон-2000/01 он пропустил из-за подхваченной на Кубке африканских наций малярии, и в итоге Ткачи стали только вторыми.

Чемпионство с Лионом Фоэ выиграл уже в следующем году, после чего снова уехал в так полюбившуюся ему Англию. В этот раз камерунца арендовал Ман Сити, где Марк-Вивьен выдал, пожалуй, самый яркий отрезок в карьере. У Кевина Кигана он играл намного ближе к чужим воротам, отвечал не только за отбор, но и за продвижение мяча вперед, много и продуктивно подключался к стандартам.

А еще именно Фоэ забил последний гол в истории старого стадиона горожан – Мейн Роуд. В апреле 2003-го, за два месяца до смерти, Марк-Вивьен отличным ударом поразил ворота Сандерленда. Стадион пережил Фоэ всего на полгода.

***

Когда весть о смерти камерунца облетела мир, Лион и Ланс навсегда закрепили за ним 17-й номер, а Ман Сити – 23-й.  В Лионе в его честь также назвали улицу.

Правительство Камеруна посмертно наградило Фоэ орденом и пообещало выделить деньги на тренировочный центр для детей – возможно, главный проект в жизни Марка-Вивьена, который он так и не успел закончить. В Яунде на похороны приезжал даже Зепп Блаттер, и вместе с местными чиновниками они показывали макет, как будет выглядеть академия, но, конечно, ничего этого нет.

Сегодня, в 2019-м, краска со стен давно отслоилась, через протекающую крышу центра льет дождь, а единственными его обитателями являются городские бомжи. Власти Камеруна, как это обычно бывает в странах третьего мира, много наобещали, но все деньги разворовали. Среди руин наследия сына бессильно ходит его отец, Мартен. Он до сих пор судится с бывшей женой Фоэ Марией-Луизой за его наследство, но без толку.

Еще печальнее то, что пока взрослые делили не ими заработанные деньги, с катушек слетел старший сын Фоэ, Марк-Скотт. Ему было всего семь, когда отец умер. Сегодня он в тюрьме за серию ограблений. Прокурор требовал для него 12 лет за решеткой, но суд смягчил приговор до пяти, посчитав, что парень стал жертвой ранней психологической травмы.

***

И тем не менее, наследие Фоэ не в номерах на футболках, заброшенных зданиях или даже не в кадрах кинохроники. В этой грустной истории есть также и капля позитива.

После ужасной смерти камерунца ФИФА всерьез занялась вопросом качества медицинской помощи во время матчей. Когда Фоэ умирал, его банально не было чем спасать. Бывший глава медицинского департамента ФИФА Иржи Дворак утверждает, что после смерти камерунца все поменялось.

«Мы проделали много работы, чтобы снизить риски сердечных приступов во время матчей. Это касается всех уровней. Мы проверяем каждого игрока перед соревнованиями. Также мы тренируем команды медиков, все они обучены пользоваться дефибрилляторами. Есть прописанный план, что делать врачам обеих команд, если такое случается», — рассказывает чешский профессор.

В качестве примера улучшения работы медицинских служб он вспоминает историю Фабриса Муамба, который пережил остановку сердца на целых 78 минут, но благодаря своевременной помощи остался жив.

Наверное, за 16 лет, которые прошли после смерти Фоэ, были и другие успешные примеры работы новых стандартов ФИФА, да и трансферы игроков с врожденными пороками сердца сегодня почти невозможны. Футбол идет вперед, человеческая жизнь оценивается все выше – и это здорово.

Жаль только, что иногда двигателем для старта столь необходимых реформ становится смерть.




Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Добавить комментарий
18 ноября, 14:49
353
18 ноября, 14:49
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?