Sportarena

От Алексиса и Коноплянки — до ван Дейка. Как Ливерпуль догнал и обогнал большие клубы Англии

Василий Обараз 16 мая, 12:33
5640
4
Подписаться на блог
От Алексиса и Коноплянки — до ван Дейка. Как Ливерпуль догнал и обогнал большие клубы Англии
Джон Генри и Юрген Клопп, telegraph.co.uk
Ключи к успеху — развитие инфраструктуры, изменения в менеджменте и грамотная трансферная политика.

На Анфилде не было практически никого, когда худощавый мужчина в очках прибыл к гейту имени Шенкли, чтобы осмотреть свой новый дом. Джон Генри и его команда инвесторов приобрела Ливерпуль и, накануне совершив экскурсию в клубный музей, новый владелец хотел ранним утром познакомиться поближе с Анфилдом.

«Я приехал сюда и совершил самостоятельную прогулку по полю, — рассказывает Генри. — Люблю здесь бывать на восходе солнца, когда здесь никого нет». Тот рассвет в октябре 2010 мог бы давно забыться, если бы не заметное разделение: Ливерпуль до появления Fenway Sports Group и Ливерпуль сейчас.

В 2010 году у Ливерпуля было имя, ославленное недавними успехами на европейской арене. В их составе были футболисты мирового класса, они могли похвастаться большим трофейным кабинетом и раскрученным в мире брендом. Чего не было — так это инфраструктуры: на тот момент Ливерпуль был самым маленьким из больших клубов.

До прихода к власти FSG административная власть была сосредоточена в руках исполнительного директора, который отчитывался перед правлением и его председателем. В 90-х в Ливерпуле был Ноэль Уайт, позже — Дэвид Мурс, они доверяли управление надежным лейтенантам — Питеру Робертсону и сменившему его Рику Парри. Именно Парри в 1992 году поспособствовал в вопросах формирования Премьер-лиги и помог клубу перейти в новую эпоху.

Все они столкнулись не только с пережитками 60-х, 70-х и 80-х годов, но и с ограничивающим и поддерживаемым консерватизмом, гласившим о том, что путь Ливерпуля — единственно верный. Относилось это и к рутинным изменениям в клубной структуре, методике и вопросах комплектации тренерского штаба — все это называлось рискованным, радикальным и разрушительным не только акционерами, но и болельщиками. В конце концов, Ливерпуль — это тот самый клуб, в котором бутрум, превращенный Грэмом Суннессом в пресс-зону, по-прежнему считается священным местом.

«Имея определенные успехи, присутствует соблазн придерживаться формулы, — говорил Парри, занявший должность исполнительного директора в 1999 году. — Хочется держаться за то, что по-твоему хорошо. Но в 90-х все вокруг молниеносно менялось: Премьер-лига, рост прибыли, правило Босмана, обновленная Лига чемпионов. Возможно, мы были к этому не совсем готовы«.

Иан Эйр занял управленческую должность в Ливерпуле после ухода Мурса в 2007-м. «Я был шокирован, насколько мала инфраструктура, — рассказывал Эйр. — Всего в клубе работало человек 200. Розничная торговля и маркетинг находились на аутсорсинге. Все понимали, что нужно сделать для увеличения клуба, но понимали и то, что коммерциализация приведет к негативной реакции, и это было сложнее всего. Мы оставались позади».

Юрген Клопп и Иан Эйр, фото ФК Ливерпуль

«Под конец работы Жерара Улье и на старте Рафы Бенитеса мы часто говорили о Челси. У них не только не было слабых мест в стартовом составе — на каждой позиции у них было по 2 хороших футболиста, — вспоминает Парри. — Найти ресурсы, чтобы иметь такой же кадровый подбор, было непросто.

Алекс Миллер, назначенный в технический отдел при Улье и работавший тренером при Бенитесе, помнит, насколько сложно было соперничать с другими английскими клубами за лучших игроков.

«Мы рано замечали многих топ-игроков при Жераре и Рафе, но иногда все складывается не так, как хотелось бы, — рассказывает Миллер. — Мы встречались с Роналду, Пабло Аймаром, Дани Алвесом, которого увидели на юношеском турнире в Дубае. Мы все знали о Петре Чехе, который был великолепен в Чехии уже в 16 лет и играл за сборную U-20 на ЧМ.

Есть множество факторов, мешающих закрыть сделку: работа агентов в кулуарах, желание поднять цену, когда появляется интерес. Финансовые вопросы были важны, разумеется. Начиналась эпоха, когда игрокам были готовы предложить 100 тысяч фунтов в неделю. И все знали, что, узнав о таком предложении, те сразу побегут к телефону звонить другим клубам, пытаясь выбить большую сумму».

Один из экс-тренеров Ливерпуля рассказывал историю о том, как ходил на ужин со скаутом Арсенала обсудить интересующего их футболиста. Скаутом был Арсен Венгер. А уже через 30 минут Дэвид Дин (бывший вице-председатель лондонцев) по телефону организовывал встречу с представителями этого игрока.

«Они быстро работают, — говорил он тогда. — Хотелось бы, чтобы и мы были на такое способны».

Иронично, но время Бенитеса на Анфилде было перечеркнуто с появлением новых владельцев. Джордж Джиллетт и Том Хикс обещали многое, но — как минимум за пределами поля — привнесли только лишь хаос. Клуб был близок к финансовой катастрофе, пока FSG не взялся за вопрос легальности права Хикса и Джиллетта владеть клубом после их дефолта осенью 2010.

Ключом нового режима на Анфилде было — как выражался Парри — спокойствие. «Они придерживаются плана и готовы смотреть в будущее — это то, что мне нравится в Fenway, — говорит Парри. — Перед началом каждого сезона мы начали чувствовать, что пришло время выиграть чемпионский титул снова. Если бы можно было что-то исправить, вероятно, нужно было бы еще больше спокойствия и концентрации на качестве проведения каждого из трансферных окон, строительство на будущее».

Проблемы были. Назначение Дамьена Комолли в 2010 году стоило денег и времени, а решение оставить Кенни Далглиша в роли менеджера в 2011 не соответствовало обещаниям найти более молодого рулевого. Он в лице Брендана Роджерса появился только год спустя.

Были также и численные PR-катастрофы — скандалы с Луисом Суаресом, вопрос ценовой политики при продаже билетов. Были потрачены миллионы на Энди Кэрролла, Марио Балотелли и Кристиана Бентеке. Было время, когда казалось, что Fenway чаще извиняется, чем хвастается достижениями.

Летом 2012 года, когда клуб отказался переплачивать за лидера Фулхэма Клинта Дэмпси, Генри опубликовал открытое письмо фанатам, недовольным отсутствием больших трансферов. Это было нечто похожее на манифест.

«Трансферная политика клуба заключается не в том, чтобы урезать расходы. Суть в том, чтобы выжимать максимум из потраченных денег и обеспечивать составу качество и глубину, — писал Генри. — Нам нужно соответствовать правилам финансового фэйр-плэй и быть уверенными, чтобы расходы связаны с прибылью».

После этого заявления структура менеджмента клуба изменилась. Президент FSG Майкл Гордон и глава рекрутингового отдела Майкл Эдвардс, позже ставший спортивным директором, получили большую власть. Они по-прежнему остаются в тени, однако их аналитический подход к поиску усиления команды уже совершил тихую революцию.

«Идея с переводом Майкла Эдварса сработала действительно хорошо, — говорит Эйр. — Поначалу он занимался технической и аналитической деятельностью, сейчас же он занимается в большей мере переговорами. Он старается не быть на виду, ведь он из тех, кто предпочитает отмечать вклад других, вроде Дэйва Фоллоуза, Барри Хантера или Иана Грэма.

Майкл Эдвардс и ребята, PA

Иан — настоящий ученый в этой команде, сделавший огромный вклад в наш рекрутинг. Он построил аналитическую систему специально под Ливерпуль, предоставив клубу возможность получить более разностороннюю информацию о тех игроках, на которых стоит обратить внимание.

Fenway загорелся идеей сразу. В 2010 году они понимали, что не смогут идти до конца ради футболиста. Что будет также важно найти Энди Робертсона, как и Верджила ван Дейка. Вопрос не в том, как много нужно потратить, а как потратить».

Джон Генри начинал с нуля. В свои первые дни во главе он встречался с болельщиками, журналистами, игроками, подчиненными и бывшими работниками клуба, пытаясь разобраться, чем живет Ливерпуль и что пошло не так после завоевания последнего титула.

Не нужно быть выпускником Гарварда, чтобы понять, что на вершине пирамиды находился вопрос рекрутинга игроков. Работа на этом фронте подвергалась сомнению и когда велись поиски для усиления чемпионской команды 1990 года (с Джимми Картером из Миллуолла и Дэвидом Спиди из Ковентри), и когда приходили ребята вроде Найджела Клафа, Джулиана Дикса, Стэна Коллимора и Эль-Хаджи Диуфа.

«Нужно помнить, что в первые годы при FSG мы имели долги, оставшиеся после режима Хикса и Джиллетта, и нам необходимо было время, чтобы прийти в себя, — продолжает Эйр. — Люди видели, что мы продаем, и задавались вопросом, почему мы не покупаем никого взамен. Но все не так просто. Приходится принимать решения и покупать игроков, от которых ты бы отказался, будь в распоряжении больше денег«.

Роджерс в 2014 едва не дал результат — Луис Суарес, Даниэл Старридж и Филиппе Коутиньо показали, насколько может меняться ситуация при умных покупках. Но вместо того, чтобы обеспечить платформу для рывка за титулом, все рухнуло.

«Взять, к примеру, Алексиса Санчеса, которого мы хотели купить у Барселоны в 2014 году. Я доподлинно знаю, что предложение Арсенала не было больше, чем наше. На каком-то этапе решение осталось за игроком, и он выбрал Арсенал. Мы приложили множество усилий, но не смогли его заполучить. Как результат, ты пытаешься найти что-то взамен, а это может привести к не лучшему решению».

Эйр также помнит и другой сорвавшийся трансфер в дэдлайн-дэй, когда шли переговоры с Днепром по Евгению Коноплянке: «Мы договорились по сумме отступных, согласились заплатить вперед, игрок уже прошел медосмотр, с ним все было решено. Однако потом исчез президент клуба [речь о президенте Днепра Игоре Коломойском], мы его больше не видели, и трансферное окно закрылось. Вы не поверите, насколько многое нужно сделать, чтобы завершить сделку».

После шага назад, завершившегося отставкой Роджерса, оказалось, что назначение Клоппа в в 2015 году — как раз то, чего клубу не хватало. «Юрген подходит под наш план, потому что он подходит клубу, — объясняет Эйр. — Он верит в этот проект. Смешно, когда говорят, что система рекрутинга изменилась при Клоппе. Изменений в системе нет. Все верят в этот проект, и он верит».

«Сравнить ситуации Санчеса и ван Дейка. Когда трансфер Верджила изначально сорвался, он, в отличие от большинства других менеджеров, не стал просить кого-то взамен ради количества. Он был готов ждать, чтобы заполучить того футболиста, который был ему нужен».

За последние 3 года Ливерпуль развил нюх на хорошие трансферы, в чем им, конечно, помог пополнившийся от коммерческой деятельности и прогресса в Лиге чемпионов бюджет.

«Это прогресс, — продолжает Эйр. — Сначала мы вернулись в Европу, затем в Лигу чемпионов, теперь хотим команду, которая будет выигрывать трофеи. Все менеджеры — будь-то Кенни, Брендан или Юрген — были частью этого пути, чтобы помочь клубу добраться туда, где он находится сейчас».

Ливерпуль еще не на троне. Но они больше на зациклены на победах давно минувших лет.

Материал Криса Баскомба, The Telegraph



Рейтинг записи: 12345


Читайте также

01 июля, 12:56
01 июля, 12:56
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Или аккаунт Sportarena