Бойцовский путь: UFC изнутри — в рассказе Iron Lady

...

Об абсолютном бойцовском чемпионате рассказывает единственная представительница Украины в UFC - Марина Мороз.

Бойцовский путь: UFC изнутри — в рассказе Iron Lady

Фото - ufc.com

UFC — спорт сильных. Я смотрю перед беседой записи ее боев и мысленно составляю определенный образ. Но уже первые минуты интервью рвут шаблоны — вместо строгой, немногословной и простой в ответах девушки со мной говорит веселая, говорливая и, несомненно, остроумная собеседница. Ну, что ж — этот редкий шанс надо использовать. В длительной и откровенной беседе с Мариной Мороз мы поговорили о том, как устроена UFC, почему смешанные единоборства обрели такую ​​популярность и как они организованы. А начали разговор с того, как вообще туда можно попасть.

Из Бразилии в США во время корона-кризиса было легче добраться, чем по Украине

— Ваш крайний, как говорят спортсмены, бой состоялся в Бразилии. Как так получилось и какие впечатления?

— Я сейчас сотрудничаю с известным бойцовским клубом American Top Team, который организовали бразильцы в США. У менеджера много бойцов из Бразилии, мы все тренируемся в общем очень большом зале, и он сразу всем бойцам составляет карту на бои в UFC. Поэтому, когда был организован вечер UFC в Бразилии, сразу семеро наших бойцов ехали участвовать — большинство бразильцы, и я. Всем вместе было удобнее, потому что UFC меньше надо платить, так как у нас одна команда тренеров, которая нами всеми занималась, нашей подготовкой.

UFC везде круто организуют свои шоу, и в Бразилии тоже было очень хорошо, мне понравилось. Бои проводились в красивом и современном зале города Бразилиа — столице страны. В последнем бою против меня была девушка без поражений, с рекордом 5-0, я выиграла у нее… И второй бой, который я выиграла, в соперниках была девушка с рекордом 6-0, а наша девушка из клуба АТТ ей проиграла, и, поскольку ее знала, помогала мне готовиться в спортзале. Мы уже знали, что девушка будет очень упрямая — бразильцы такие, идут напролом … Поэтому я много работала, тоже выиграла у нее, и так получилось, что в тот вечер установила рекорд по количеству ударов за три раунда… Но об этом узнала позже — сначала были больница, капельница, обезболивающие…

— Ваша соперница — Майра Буэно Силва — до этого не проигрывала. А вы победили, побив рекорд по количеству ударов…

— Это был для меня долгожданный бой, потому что предыдущий сорвался из-за травмы, а этого пришлось ждать четыре месяца. Поэтому настраивались очень серьезно готовились хорошо. Победа — это результат хорошей подготовки и готовности к сопернице.

— Как выглядит подготовка к бою UFC? Есть разница по сравнению с другими бойцовскими видами?

— Я долго ждала этот бой, менеджер никак не мог договориться … и договорился за четыре месяца до боя. Первый месяц я еще не сильно готовилась, а в camp, именно вот такой «потливый» лагерь, я вступаю где-то за десять недель до боя. Начинаю сбрасывать вес, у меня тогда больше тренировок. А так как бой был объявлен только через четыре месяца, уже планировала спокойно, график составляла, что и на какой неделе мне делать, когда понемногу физическую силу увеличивать… Потом мне ставили тренировки больше на condition. Все меняли, регулировали, и вот такой результат. В целом, у меня все за десять недель получается — если готовиться к конкретному бою с конкретной соперницей.

— Бой проходил 14 марта, а это как раз те дни, когда начиналась корона-кризис по всему миру. Вы успели его застать или, можно сказать, обошли и прибыли домой нормально?

— В США я вернулась прямо посреди пандемии коронавируса, но сначала все нормально было, спокойно. Только в масках ходили в магазины и все. Ничего такого не видела, как потом показывали по ТВ со скупкой туалетной бумаги или локдауном.

— В Украину удалось добраться без проблем?

— Да, нормально добралась. Никаких проблем не было вообще. А вот в самой Украине было тяжеловато. У меня нет машины, поэтому я с трудом здесь к месту назначения добиралась. Спасибо, друзья приехали, встретили и забрали, потому что карантин — транспорт в Украине остановился, добраться куда-то было невозможно.

— Относительно авто — это сознательный выбор или какие-то проблемы?

— Я такой человек, что понимаю, когда надо экономить — я не могу просто приехать и купить себе машину. У меня еще была проблема: хотя я заработала бонусы, мне эти бонусы еще долго не выдавали… Причина была в том, что из-за карантина закрылся допинг-контроль, и мне сказали, что деньги мне отдадут, как только закончится карантин… И хотя у меня был пройден допинг-контроль, все документы, все тесты пришли на электронную почту… А тут все закрылось, мне деньги не присылают. Говорят: «Простите, мы никак не можем…» Уже потом менеджер договорился, по полмесяца он выбивал эти деньги, чтобы мне прислали… Мы с этим справились, но мне уже кажется, что каждый раз какие-то трудности возникают по жизни. Я все иду и иду, стараюсь… бой выиграю, а тут опять какие-то трудности — то проблемы с бонусами, то еще что-т …

Из Украины поддержки не было, а на рекламе в Instagram можно получить 20 долларов

— И тут сразу недоумение: UFC — элитарная серия, все знают Хабиба, Коннора, а также объемы их доходов…

— Если вы думали, что UFC зарплату выплачивает каждый месяц, то это не так. UFC платит только за бои. Так что все зависит от тебя, менеджера…UFC не оплачивает жилье. Ты сам должен думать, как у тебя будет с проживанием, питанием, тренировочным лагерем. Опять же, очень многое зависит от твоего менеджера. Если промоушн качественный, боец ​​получает много боев и на хороших условиях. Находят рекламные контракты. У меня в этом плане такого нет.

Из Украины мне даже ни разу не дали никакой одежды, чтобы я смогла в костюме украинском где-то к медиа выйти, поговорить… Ничего. Я флаг с собой вожу в чемодане и все. Многие американские бойцы имеют локальных спонсоров, им очень помогают. Есть спонсоры, которые практически финансово содержат, а у меня такого нет. Единственная помощь, которую мне оказали американские спонсоры — они мне просто присылали одежду, например, какие-то леггинсы для тренировок, ведь у меня бывает по три тренировки в день, мне нужно много одежды, каждый раз менять перчатки и прочую экипировка… Вот они мне присылали перчатки… Даже присылали батончики — «Выложи сторис в Инстаграми, прорекламируешь»… 20 долларов на рекламе можно было заработать, положить в карман.

— Как-то сразу вспоминается, как вы всегда после боев с сине-желтым флагом — пусть в крови, пусть усталость …

— До сих пор расстроена, что нет никакой поддержки с родины. Все, что я заработала, я вкладывала в себя. Бывают травмы, бывают тяжелые периоды, когда нужно экономить… Другие бойцы так — получили, потратили, а затем просят в долг, плачут… Я так не могу. Я понимаю, что надо как-то экономить, не позволяю себе в кафе сходить, погулять, деньгами разбрасываться. Я такой человек, что смотрю вперед, потому что может и травма произойти на тренировке, надо квартиру оплачивать, машину оплачивать, а это все очень дорого.

— А какова структура UFC? Они работают как франшиза, то есть предоставляют свою лицензию другим на проведение мероприятий, или каждый их турнир вот прямо UFC контролирует, все по их стандартам? Как это происходит?

— Только UFC занимается организацией своих мероприятий, больше никто не имеет права. Они могут давать зал, но именно турниры — лишь UFC, у них выкуплены трансляции, они организуют столь грандиозные шоу, никто не имеет права под их франшизой провести турнир UFC.

— Какие преимущества дает UFC человеку, туда попавшему? Есть ли там медицинское страхование, оплата за вынужденный из-за травмы простой? Как они заботятся о своих бойцах?

— Если ты травмировался на боях UFC, и твое лечение стоит больше 1 500 долларов, то они оплачивают; если травма до 1 500 долларов, сам оплачиваешь. Если травмировался во время боя, например, колено, зуб выпал, еще что-то, то в течение месяца ты говоришь им, что у тебя болит то и другое — они оплатят весь курс лечения, даже зубы вставляют, пластические операции делают, все берут на себя. Реабилитацию тоже можно пройти в их центре в Лас-Вегасе.

Бывает, что пытаются на тренировке тебе в глаза пальцем ткнуть, то травмировать

— В списке American Top Team — немало титулованных бойцов. С кем приходилось пересекаться?

— American Top Team основан бразильцами, базируется в Флориде, представляет США, но имеет бойцов со всего мира, в том числе — и немало бразильцев.

Есть несколько человек, которых я знаю. Нас берут тренеры, мы в паре работаем. Например, Триша Сисеро — очень хорошая девушка, американка. Или Джоанна Енджейчик — бывшая чемпионка UFC, семь раз пояс защищала, она из Польши. С ней мы работаем, бывает даже отдельно. Как оказалось, мы с ней лучшие по «ударке» в спортзале в American Top Team. И на нас, бывает, все косо смотрят, когда мы спарингуем … Разные нюансы бывают. Мне больше нравится работать с проверенными людьми, которые могут помочь на тренировке, а также уже понимают, как надо бить, чтобы травмы не нанести.

— А такое бывает?

— Был случай, мальчик-колумбиец стал против меня. Наш тренер-бразилец говорит, что у нас сейчас спарринг по боксу, light-спарринг по боксу. Я колумбийцу объясняю: «Light boxing», он такой: «Boxing? All right! ». И как с ноги мне вмажет! У меня гематома такая сразу… Тренер говорит: «Ты что делаешь? Бокс », а он:« А-а-а, так б-о-о-окс? », — и давай что-то там на своем языке … Я говорю: «Все нормально, все хорошо, я спарринг закончила …». Вот так вот, иногда не все понимают…

— О UFC как спорте: какие есть подлости в октагоне?

— Разные. Бывало, в зал, где я готовилась, прислали тренера соперницы. Ну, он пришел просто как спортсмен, потренироваться, ведь American Top Team открыта для многих спортсменов… И они просто информацию сливали, как я готовлюсь… Просили встать именно со мной в пару, чтобы изучить мой стиль… По поводу девушек — бывает такая несправедливость, люди пытаются на тренировке какую-нибудь пакость сделать, в глаза пальцем ткнуть, чтобы травмировать тебя… Я стараюсь с такими не работать.

— Возможна ли дружба между двумя бойцами UFC или все-таки тот элемент конкуренции никогда никуда не денется?

— Ну, мы дружим друг с другом в спортзале, девушки помогают, но мы все равно остаемся конкурентами. Тем более, все из разных стран, у всех разный менталитет. В общем, все делают дружеское лицо, но настроение свое. Общаемся нормально, нет негатива, но друзей в спортзале у меня нет.

— Приходилось выходить в ринг против ребят в спаррингах?

—  Я часто с ребятами встаю, мне больше нравится — у большинства девушек нет хорошего уровня бокса. В борьбе они качественные, а вот в боксе, в «ударке» не все… У ребят лучше техника, плюс, его ударишь — он не будет отворачиваться, плакать, что-то говорить… Мне больше с ребятами нравится.

Ураган во Флориде оказался менее страшным, чем подготовка к нему

— В вашем виде спорта нужно постоянно побеждать не только соперников, но и себя …

— Точно. Бывает, что в Camp  многие не признается, что были травмы, чтобы не сорвался бой… Я вот выходила на бой, но не признавалась, что у меня травмы: пила обезболивающие, чтобы выйти в октагон… У меня и рука болела, и много чего еще было, но не обращалась к врачам, чтобы меня не сняли с боя, чтобы могла побороться. А потом уже пошла немного на отдых. Ну, вы понимаете, у нас борьба, мы делаем джиу-джитсу, мы делаем кикбоксинг, мы делаем бокс, condition качаем …

А спарринги у нас три раза в неделю, у меня получалось три тренировки в день, даже по четыре, бывали по часу, потом надо было идти на общую тренировку… Практически целый день в спортзале. А еще дорога: я ездила на велосипеде — тридцать минут в одну сторону, тридцать в другую. Очень тяжело, конечно.

— Вы сказали: очень многое зависит от менеджера. Кто занимается с вами сейчас?

— Мой менеджер находится в том же зале, что и я — в American Top Team, мне ему даже не нужно писать, я его каждый день вижу. Он тоже занимается джиу-джитсу. Человек такой взрослый, ему уже около 60 лет, но приходит в зал. Вот он потренируется и все после тренировки прибегают, все хотят в боев…

— А чем он занимался в молодости? Каким видом спорта?

— Он занимался джиу-джитсу, у него черный пояс. Он сам из Бразилии. Здесь помогает борцам в Америке, у него недалеко дом, там бывала, приезжала к нему в гости…

— Это какой штат?

— Это Флорида, городок Coconut Creek, «Кокосовый залив» переводится. Мне до него полчаса ехать на машине. Там такие города, буквально 20-30 минут — и ты уже во втором городе. Иногда бывает, что проезжаешь из одного в другой, и не замечаешь, что один город закончился, а другой — начался.

— Крутой штат — Флорида? Насколько я знаю, богатые американцы, выходя на пенсию, переезжают туда жить. Того стоит?

— Очень круто. Там очень красиво, очень удобно: пальмы, океан рядом… Я там квартиру снимаю, к океану 15 минут пешком идти. Но я бы так близко к океану не жила, потому что когда был шторм … Видела, как за несколько часов до него люди смели все из магазинов, не осталось ничего — ни еды, ни воды. На следующий день забили все окна. Вообще страшное зрелище.

— Страшнее, чем сам ураган.

— Да. Ураган вообще мимо прошел, по берегу где-то, никакого урагана не было, где-то чуть капнуло… Солнце, тепло, а на улице никого нет, все пустует, машины все поотгоняли, которые были у домов, потому что деревья падают. Все сидят по подвалам и в ванных, трясутся.

Во Флориде, когда я ездила на велосипеде, едва ли не каждый день ливни. Это было для меня удивительно: едешь — солнце, все хорошо, а потом внезапно ливень, тебя сносит на велосипеде, было нереально ехать, еще и вода в секунду собиралась, воды по щиколотку, ехать невозможно…

— Когда вы впервые оказались в США, к чему было труднее всего привыкнуть вот в их культуре, в их поведении, жизни?

— Я тогда вообще ничего не понимала, было трудно. Сначала немного пожила в Нью-Джерси, затем переехала в Чикаго. Там было очень большое количество мексиканцев, это было необычно. Я немного не понимала, почему они любят всевозможные кукурузные чипсы. Менталитет такой… Люди немного по-другому думают, по-другому все делают, не так, как у нас. А потом я уже привыкла и когда попала во Флориду, а здесь у нас в клубе много бразильцев и вообще латиноамериканцев, то чувствовала себя как дома.

Хотя там, во Флориде, очень много наших, даже в «Фейсбуке» есть группа переселенцев из Украины и бывшего СССР. Но я практически все время общалась с нашими и бразильцами, которые едва говорили по-английски. Поэтому друг друга понимали.

— Что больше всего нравится в Флориде?

— Природа и покой. У океана — да, там все на пробежке, все гуляют. А просто идешь по улице — можешь побыть наедине со своими мыслями, потому что все на машинах. Никто не помешает. Мы иногда с мужем любим погулять, пойти пешком в магазин, потратить лишних полчаса. Нам так нравится. А местные — «Как так, в магазин полчаса идти? Сели в машину и поехали». Мы зато с пакетиками такие идем себе из магазина, не торопимся… По магазинам пройдемся, игуан пофотографируем. Их там много бегает.

— А крокодилов не приходилось видеть?

— Приходилось. Там много экзотических животных. В парк ходили, там игуаны разных цветов и размеров. Здесь природа — прямо рядом. Каждый может выйти, подышать воздухом, посмотреть на животных, позаниматься спортом.

— А вообще американцы — спортивная нация? Насколько моден спорт, в принципе, среди обычных людей?

— Во Флориде люди пожилого возраста, но они очень активны, бегают на пробежках. Я вот у океана бегаю, там ну очень много молодежи, но большинство — это взрослые, пожилые люди, люди. С собачками любят гулять, ходить просто… В спортзалах они всегда присутствуют.

Как-то после Нового года, первого числа, прихожу в спортзал — весь забит, все кардиотренажеры заняты людьми 50-летними. Все занято. Я просто там стояла, это нереально огромный спортзал, наверное, 50 дорожек всяких, эллипсов… И все занято! Еще очередь надо отстоять, чтобы туда попасть. Вот они очень любят спорт, я иногда видела даже инвалидов в «качалке» — они приходят, что-то пытаются делать…

Мне странно, у нас в Украине я такого не видела, чтобы столько людей постарше ходили в спортзал.

В Шевченко — выжидательный стиль, до этого выдержать с ней пять раундов удавалось только Енджейчик

— Сколько вам надо провести боев, потратить времени, чтобы попасть в топ-15? Как это делается? Это рейтинговая система, нужно много боев проводить или, наоборот, в одном бою нокаутировать кого-то из топ-10?

— Даже не знаю. Я провела два последних боя, выиграла… И я думала, что после таких боев меня поставят в топ-15, так как два выигрыша… Я смотрела на других девушек, которые проигрывали бои, а они сидят в топ-15…  Не понимаю, почему так, какая-то непонятная система у них. Даже есть такие, кто проиграл два боя, и они все равно находятся в топ-15. Не понимаю этой системы. Но думаю, что еще бой-два и я ворвусь может даже в топ-10. Главное сейчас — восстановиться, набраться сил. Я понимаю, что у меня хорошие тренеры, которых я долго искала, которые грамотно подстраивают мою тактику на бой.

— Что скажете относительно топов в женской UFC?

— Шевченко в моей категории лидирует. В категории 52 кг очень крутая сейчас китаянка, а в 135-145 фунтов — Аманда Нуньес, которая, кстати, у нас в спортзале тренируется. Она две весовые категории себе забрала.

— Валентина Шевченко — одна из самых успешных женщин в UFC. В чем ее плюсы? Чего в ней можно поучиться?

— У нее стиль такой выжидательный. Она не атакует никогда, ее надо расшевелить. Она хорошо бьет ногой в голову и встречает. С ней билась Джоанна Енджейчик, и это единственный человек, который простоял с ней все пять раундов, подралась вплотную и достойно… Мне кажется, что надо просто ее «вытягивать» на себя, или же в партер переводить.

— Такую реально победить?

— Не знаю. Наверное. Есть способы, надо садиться с тренерами и грамотно обдумывать стратегию на бой. Кстати, когда я тренировалась в других спортзалах такого не было, только в American Top Team я и мой тренер садимся и обсуждаем тактику. Мой тренер сразу всю информацию не рассказывает: «Ну, давай сейчас отработаем лоу-кик». Затем, например, на следующей неделе прихожу, и он говорит: «Ну, давай еще вот это отработаем». Он видит какие-то мои хорошие стороны и пытается составить, слепить соответствующую тактику, чтобы у меня хорошо получалось, и соперница сама пошла на меня, чтобы я шла на нее, когда нужно. Он постепенно, в течение лагеря, подводит меня к этому, не разглашает сразу всю информацию, а так вот плавно готовит к бою.

— Зато UFC делают звезд: ты можешь быть успешным в своих видах, но как раз в UFC, как Хабиб, Ронда, тот же Макгрегор, станешь суперзвездой.

— И Аманда Нуньес, у нее два пояса, она как раз со мной тренируется. Она чемпионка в двух весовых категориях. Я знаю очень много чемпионов. Кстати, у нас еще есть такая очень перспективная организация — PFL, там призовые по миллиону долларов … В нашем зале есть три их чемпиона.

— Болельщик видит сам бой — спарринги и то, что после боя, для него закрыты …

— Спарринги, как и занятия в целом, очень интенсивные. Так как это смешанные единоборства, ты должен знать и борьбу, и бокс, и джиу-джитсу, и многое другое. На занятиях у нас два раза в неделю жесткие спарринги, а в выходной может быть «лайт-версия». Специально добивать, травмировать, в нокаут отправлять не дадут — тренеры за этим следят, выгонят. Но так как это контактный спорт, то бывает достаточно агрессивные занятия, с серьезными такими ударами. Хотя большинство спортсменов понимают ситуацию, пытаются бить мимо, голову не разбивать, показывать угрозу.

Бой — это то, к чему каждый спортсмен долго готовится. Что тут говорить — это надо почувствовать. Когда ты выходишь в октагон, когда начинаешь понимать, что может и что хочет сделать соперник. Невероятные эмоции!

Уже после самого турнира устраивают green room, «зеленую комнату». Все там собираются, кушают… Типа фуршет, бар… В Америке, когда я была, мне не очень нравится еда — какая-то непонятная, жареный картофель, всего мало… А вот когда в Европе — то там такой фуршет, просто сразу «+5» кг к весу, а потом снова месяц на диете.

После первого поражения хотелось удалить Инстаграм…

— Расскажите о своей семье.

— Родители у меня сейчас держат ферму в Днепропетровской области. Но прежде папа был тренером по боксу. Это благодаря ему я начала заниматься спортом. Прошла бокс, кикбоксинг. Поняла, что такое спорт и характер.

С мужем мы познакомились на спаррингах еще лет девять назад, я тогда еще в боксе выступала. Тогда было лето, шли соревнования по кикбоксингу, и я тогда пошла в другой зал, чтобы немного подготовиться и по кикбоксингу. И там я с ним поспарринговала, познакомилась, начали общаться … Сергей сначала просто поддерживал меня, потом со временем немного приходил, помогал… Он по-прежнему много боксировал, выступал, но, когда мы познакомились, он был уже взрослый, старше меня на 15 лет. Он мне и лапы держал, мы даже к некоторым боям готовились вместе… Сейчас он на все мои бои в UFC выходит со мной.

— А сейчас вы в Вольногорске, у родителей?

— Да, я сейчас у родителей живу. Люблю, когда людей поменьше, пожить за городом… В Америке тоже — квартиру снимаю, а там озеро рядом, людей практически нет, с собачками гуляют и все. Я вот в Днепр приехала, и мне трудно в квартире, когда эти четыре стены, выйти некуда… В Америке вышел на панорамный балкон, покрытый сеткой, смотришь на пальмы — и все, свежий воздух, уже все хорошо, жизнь наладилась.

— То есть цель и мечта — собственное ранчо?

— Да. Хотелось бы иметь свой дом, даже маленький. Мне и одной комнаты хватит, я такой человек, что мне нужна только большая кухня, люблю готовить. У меня сейчас одно увлечение: родители работают на ферме, они заняты, не могут приготовить себе покушать, поэтому я им много готовлю. Сама не ем, но мне интересен сам процесс приготовления пищи. Когда у меня лагерь, мне муж готовит. Я тогда много тренируюсь, нет времени на стряпню.

— Спорт — это не только победы, но и будни, тяжелая работа и поражения. Как это все переживали?

— Вот это точно. Первое поражение у меня была с Валери Летурно. Она тренировалась в American Top Team, где и я сейчас. Сейчас она уже ушла в отпуск, не тренируется, завязала. И ее тренер теперь мой тренер. Это была моя первая поражение, было очень тяжело… Я вообще ни с кем не разговаривала, мне еще и начали столько гадости в Инстаграм писать… Это было настолько необычно, трудно пережить. Я хотела даже Инстаграм удалить, чтобы мне не писали. Было просто больно, а люди не понимают, как ты трудишься…

Позже меня муж повез на отдых на море в Египет, и я немного успокоилась. У меня еще были травмированы нос и глаза, я переживала что не заживет, а я еще молодая… Но муж меня постоянно настраивал: «Не переживай, все нормально, поедем тренироваться, все заживет».. Так понемногу и выкарабкалась.

Потом было еще два поражения, но они шли подряд, у меня тогда был тренер такой, что вместо того, чтобы поддерживать меня, он все время смеялся надо мной. Говорил: «Ты постоянно ходишь в одном и том же». Отвечаю: «Нет, я вчера была в другом, а сейчас я в чистой, выстиранной одежде». Он говорит: «Мне твоя одежда не нравится. Не нравится эта кофта, эта футболка». Будто на парад я  пришла. И каждый раз он придумывал что-то новое. Он сам был мексиканец, и постоянно «щемил», давил на меня психологически… Это я мало ударов наношу, то еще что-то … Каждый раз был чем-то недоволен.

У меня должен был быть один бой, а моя соперница «слетела», травмировалась за пять дней до боя… Я уже прилетела тогда в Бостон, была зима. Я уже набрала хорошую физическую форму, а она травмировалась. И нам UFC сразу купили билеты домой. Я прилетела домой, и потому, что перенервничала, простудилась сильно. Пришлось пить антибиотики, которые мне выписали… И у меня случилось расстройство желудка, пошло какое-то отравление, и мне UFC пишет: «Бой через три недели». Я говорю, что, вероятно, не возьму, потому что я в то время вообще ничего не ела, у меня была такая слабость, тошнило. Я очень заболела, меня даже забирали в больницу под капельницу…

Но тренер сказал, что надо ехать, начал мной манипулировать, сказал, что UFC меня уволит, хотя меня бы никто не уволил, у меня был контракт… А я тогда была подавлена ​​психологически, на эмоциях, поэтому я согласилась. Я не знаю, как я вышла на тот бой. Я отстояла, билась, была «никакая» после болезни, долго восстанавливалась… После этого я около года не дралась, искала менеджера, чтобы все изменить, переехать… Было очень тяжело. Не было даже психологической поддержки, очень много друзей из Украины сразу отсеялись, у меня осталось, наверное, человек шесть из Украины, кому я могу дать свой номер и с кем я могу созвониться и пообщаться. Для всех остальных я сменила номер телефона, хотя потом, когда я уже начала снова выигрывать, они мне начали писать: «Давай пообщаемся», но я уже с теми людьми не хотела общаться, выходить на связь, потому что мне друзья говорили, какие слухи обо мне пускали люди… Было обидно, неприятно очень… Ну, поддержки вообще никакой не было, только от тех людей, которые сейчас остались.

UFC везде проводят турниры на одинаковом уровне, организация — отличная. Везде с тобой охрана, все контролируют, если что-то не устраивает — они переделывают. Если говорить еще об отелях, то в Америке они мне тоже не очень нравятся, только в Вегасе хорошие… В Европе гораздо лучше отели, лучше комнаты, которые выделяют для тренировок, спортзалы…

Вообще, когда ты в этой структуре, когда готовишься к боям, проводишь их, а потом восстанавливаешься — это очень трудно. Я бы без родителей и без моего мужа не справилась бы.

Мечтаю выйти сражаться на турнире UFC в Украине

— А что говорят о 2020 годе? Как после карантина будет UFC действовать и какие турниры планируются?

— UFC очень быстро и давно уже ожил, еще, наверное, в мае где-то. Чуть ли не каждую неделю проходят бои, целые закрытые турниры проходят в Вегасе, а еще UFC выкупили остров в Абу-Даби и построили там комплекс для бойцов, чтобы они могли тренироваться, сгонять вес и выступать. UFC очень быстро развивается, и я хотела бы взять себе бой на осень. С менеджером разговаривала, что, может, немного даже позже взять, так как надо немного отдохнуть моему организму после всех травм, чтобы они немножко зажили. Я понимаю, что мне хватит три месяца на подготовку: первый месяц у меня будет «ходячим», я немного адаптируюсь, а потом уже будет нормально.

— И что определилось?

— На 5 сентября назначен бой против 12-го номера рейтинга легкого дивизиона Монтаны Де Ла Росы (11-5). Это боец из топа, с которым важно выйти в октагон, дабы иметь возможность двигаться дальше, выше. У Монтаны хороший список боев, большинство — победы. С тренерами будем разбирать ее и планомерно готовиться.

— Насколько реально провести турнир UFC в Украине?

— Честно, не знаю … Раньше я слышала, что здесь нет соответствующих залов. Сейчас из-за карантина UFC перешли на то, что они делают закрытые турниры без зрителей. Им проще сейчас делать в Вегасе, где у них есть базы, и на своем острове, но мне бы очень хотелось, чтобы такой турнир провели бы и в Украине, чтобы я выступила там. Хотела бы, чтобы у меня было побольше фанатов, больше поддержки. Просто надо, чтобы кто-то вел с ними переговоры, кто-то представлял Украину и предлагал провести турниры. Но было бы круто, конечно.

вариант материала

Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?