Sportarena

Владислав Сиренко: В США приходилось холодильники таскать, а прилетая в ЮАР, даже не знал, с кем буду боксировать

Один из самых перспективных украинских боксеров – о пути к признанию

Владислав Сиренко: В США приходилось холодильники таскать, а прилетая в ЮАР, даже не знал, с кем буду боксировать

Фото - из архива Влада Сиренко

Никита Дмитрулин

Чтобы войти в топ-50 лучших боксеров нужно пройти через африканское гетто, драться за копейки в казино, жить на ферме и разгружать холодильники в США. А потом тебя будут сравнивать с Усиком и Кличко. Владислав Сиренко рассказал свою уникальную историю становления в боксе.

— Сейчас ты ворвался в топ-50 лучших боксеров-тяжеловесов мира. Какие дальнейшие цели?

— Быть лучшим.

— Есть ли у тебя какая-то украинская мечта?

— Возможно, в будущем помочь как-то нашим людям и народу нашему, если будет такая возможность. А сейчас я хочу реализовать себя в спорте, стать чемпионом мира. Это и есть мечта.

— Многие говорят, что ты новый Усик и Кличко. Тебе льстит это?

— Я спокойно к этому отношусь.  Приятно, что сравнивают с такими легендами, но я не добился еще таких результатов, как они. Буду усердно над этим работать. Надеюсь, что в будущем смогу внести свое имя в историю украинского и мирового бокса.

— Почему сравнивают, как думаешь?

— Потому что мы тяжеловесы (смеется).

— Ты до сих пор непобедимый в профессионалах. С чем ты это связываешь? Соперники слабые или твой уровень настолько высокий?

— Естественно, сильных соперников у меня еще не было. Но были по-своему опасные. Это так строиться профессиональный бокс. Сначала ты нарабатываешь определенный рейтинг и умения. А потом уже пробуешь себя с более серьезной оппозицией. Почему непобедимый? Усердно тренируюсь, готовлюсь к каждому бою. И в первую очередь, я готовлюсь так, чтобы я лично верил в свои силы. Это очень важно, когда ты выходишь на ринг и готов на 100%. Это огромная мотивация.

 — Знаю, что у тебя очень сильный нокаутирующий удар. И из 14 поединков, у тебя 12 было нокаутом в первом раунде…

— Я провел очень много боев в Южной Африке. И там боксеры были очень непредсказуемые. Я выходил на ринг и не представлял, что они из себя представляют. Они тоже выходили и делали какие-то непонятные мне вещи. Если ты попадаешь в бокс и видишь, что твой соперник не готов, его шатает и он не в тех кондициях, то ты понимаешь, что нужно приложить максимум усилий, чтобы закончить бой досрочно. Это я и делал.

— Но все равно, 12 нокаутов в первом раунде. Это очень круто!

— Я всегда так делаю. Быстрый старт, буря эмоций, которые я хочу воплотить в жизнь. Это, как быстрый старт в футболе. Я набираю много эмоций до боя, но я сам по себе очень спокойный, поэтому я их коплю, коплю и выдавливаю все на ринге!

— Ты даже в своем первом чемпионском поединке с Дидье – оформил нокаут на 57 секунде! Это так просто или мы не видим всей работы, которая за этим стоит?

— Это не так просто, как кажется. Это моя тактика – начать быстро. Для этих парней это оказалось непредсказуемо. Обычно, все начинают тихо, с разведки, стук-стук. А я выхожу и у меня одна цель – нокаутировать.

— Я ощущаю, что ты самый спокойный спортсмен и боксер, с которым я общался. Как тебе удается быть таким хладнокровным?

— Это нужно спросить у моих родителей. Я всю жизнь был таким.

— Тебя не реально вывести из себя?

— Конечно, реально. Очень много вещей могут меня вывести. Раздражают глупые люди. Раздражают те, кто ведут себя неправильно. Я могу, как вулкан набирать-набирать, а потом вспыхнуть.

— Но во время боя ты же отдаешься эмоциям?

— Естественно. Возможно, мне бокс в жизни помогает. Боксеру очень важно совладать с эмоциями. Любая твоя эмоция может дать подсказку сопернику. Нельзя показать, что ты устал. Все стараются быть не эмоциональными. У меня это от природы.

— Я знаю, что ты владеешь английским и учишь немецкий…

— Немецкий – это большое желание. Я думаю, что мне удастся его воплотить. Хотя бы просто выйти на обычный уровень понимания. Английский у меня получше. Я был в Штатах, в Канаде. Выучил там английский. Немножко знаю. Я очень скромный. Разговорный английский у меня хороший.

— Для наших спортсменов – это редкость. Как так вышло?
— Я просто начал его учить. Потом я попал в США, где нужно было на нем говорить. До определенного уровня я его выучил. Сейчас моя цель – выучить немецкий.

— Ты был в проекте «ЗупиниЛося». Ты поддерживаешь ребят в попытке сделать нашу страну лучше, и чтобы все знали правила?

— С моим опытом пребывания в разных странах – у нас большое хамство на дорогах. Никто никого не уважает почему-то. Если у тебя круче машина – ты считаешь, что можешь себе позволить больше, чем другой человек. Это неправильно. Если мы все будем ездить по правилам и не нарушать – это будет классно, и мы все будем от этого кайфовать. А не так, как сейчас – мы все ездим по обочинам. Было круто побыть с ребятами с «ЗупиниЛося» и чуть-чуть надавать лосям (смеется).

— У тебя были бои в Европе, в Африке, и в Украине. Какие отличия?

— Мне как спортсмену – трудно сравнить. Ты готовишься к бою и находишься в своем мире. Если бы я был в качестве зрителя – я бы заметил больше. Очень многое зависит от промоутера. Он сможет организовать хорошее шоу и в Африке, и в Европе, и в Украине.

Есть разные шоу. У меня было в практике в ЮАР, что люди приходили на бокс, а вокруг столы стоят. Они ужинают, смотрят бои. Помимо этого, разные шоу. Для них – это развлечение. В Германии вообще не было трибун. Стояли столы, у людей фуршет, они себе кушают спокойно, развлекаются и смотрят, как мы деремся.

— Ты побывал в разных странах, чтобы ты поменял у нас?

— Очень обидно понимать, когда приезжаешь с Африки, что в некоторых аспектах – мы живем хуже, чем они. Это обидно. Банально, в ЮАР дороги лучше, чем у нас. Highway по 6-7 полос. Страховая система у них шикарная. Нам до них очень далеко, увы.

— Есть у нас в стране мнение, что многие спортсмены – глупые. Как ты к этому относишься?

— Если люди судят с видео и постов в интернете… Я по общению со своими коллегами – не могу сказать, что спортсмены – глупые. Возможно, они не сильно обознаны в других сферах жизни. Но извините меня, про спорт, здоровье и медицину они вам очень много расскажут, потому что каждый день с этим сталкиваются. Да, наверное, про искусство спортсмены мало знают. Но ведь, если мы возьмем художника и спросим его про спорт – он тоже может мало знать про это направление.

— Спорт вне политики?

— Хотелось бы очень сильно. Но спорт – это и есть политика. Простой пример. К примеру, матч Украина – Россия. Мы же все будем гордиться, когда обыграем Россию. И они также. Это подтягивает спорт к политике. Мы, спортсмены, стараемся от этого абстрагироваться. Потому что, когда ты выходишь на ринг и на тебя еще давит какой-то политический контекст, например, что твой соперник с России – это может сыграть с тобой плохо. Поэтому, мы стараемся думать только лишь о том, о чем нужно думать. И убирать все это со своего сознания.

— Усик ездил на Бой с Гассиевым в Москву. Ты ездил пару раз в тренировочный лагерь к Поветкину. Не боялся, что люди и народ осудят это?

— Да, конечно, боялся. Первый раз, когда ехал – было очень нехорошее ощущение. Но потом я лично познакомился с Александром и его командой и понял, что эти люди неплохие. И что все отзывы про них, про якобы их мнение про войну – ошибочные. Я проникся уважением к ним. Мое сердце растаяло. Не было никакой злобы. После этого я еще пару раз с удовольствием ездил и помогал Поветкину.

— У тебя было более 200-х боев в любительском боксе. Но потом в какой-то момент тебе это надоело. Ты взял 500 долларов и полетел в Штаты в поисках лучшей жизни?

— Было такое. У меня пошла черная полоса в Украине. Начал проигрывать бои, которые не должен был проигрывать. Мое сердце потребовало перемен. И я решил попробовать себя в профессиональном спорте и полетел в Америку. И у меня было около 600 долларов.

— Ты был совсем один? Как ты вообще жил?

— Были друзья, конечно. Если бы я жил сам с 600 долларами – было бы очень сложно. Много знакомых помогали.

— Сразу попасть в бокс у тебя не получилось и ты работал грузчиком

— Было и такое. Уже в последний месяц, когда я понимал, что мне здесь мало что светит – я уже собирался ехать домой, какой-то план Б строить. Но у меня вообще не было денег, даже на еду и жизнь. Нужно было идти работать. Я еще умудрился заработать денег и привезти в Киев. Мне даже на первое время их хватало на определенные растраты.

— Работа грузчиком – это действительно жуткая работа?

— Нет, почему же? Как люди работает в этой сфере там и у нас – очень отличается. В вашем понимании, грузчик – это кто-то что-то схватил и понес? У нас было по-другому. Ты приезжаешь, сказали эту комнату перенести в другое место. Приезжаешь, заматываешь в бумаги, кучу времени тратишь на это. Но мы никогда не спешили, потому что у нас почасовая оплата. Разные приспособления были у нас. Что-то ставишь, увозишь, машину оставил, потом взял заново. Короче говоря, не все так страшно, как все думают. Это не таскать ящики тяжелые. Там такого не было. Конечно, иногда приходилось какие-то холодильники тягать.

— По поводу американской мечты. У наших людей есть определенные стереотипы, что жизнь в Америке – это круто. Приехал и сразу разбогател. Это иллюзии?

— Если у тебя есть цели, то это может быть и украинской мечтой. Когда ты туда едешь – ты никому там не нужен. Если у тебя там нет друзей и семьи – то ты сам по себе. Новая культура, всему нужно учится заново. Ты, как большой ребенок, много вещей начинаешь учить заново. Мне было тяжело. Дом есть дом. Я себя чувствовал, как-то не так. Стоишь, слушаешь, местные разговаривают про какие-то мультики, которые они в детстве смотрели. А я эти мультики не смотрел, у нас «Ну Погоди!» был. Я их не понимал, мы были не на одной волне. Сколько ты там не проживешь – будешь чужим.

— Как ты вытащил свой счастливый билет? Все-таки не везло тебе, а потом все наладилось и карьера пошла вверх.

— Я его не вытащил. Наша жизнь полна негативных и позитивных эмоций. Их нужно уметь находить. Я когда был в Штатах – познакомился с тренером – Али Баширом, с которым до сих пор работаю. Я кайфую от него не только, как от тренера, мне он по душе, как человек. Он крутой, ты можешь многое у него узнать и поучиться.

— Так ты просто ходил по разным боксерским клубам в Штатах и случайно с ним встретился?

— Нет, я тогда прилетел с Канады в Штаты. Меня пригласили быть спарринг партнером Александра Усика, помочь ему перед боем. Я согласился, естественно. И в лагере Усика я познакомился с Баширом.

— Я знаю, что Усику нужен был спарринг партнер – левша. А ты правша, но соврал, что левша. Это правда?

— Было такое. Я старался. Для меня это было честью, работать с таким чемпионом. Я не мог не воспользоваться таким шансом. И плюс я понимал, что это немного облегчит жизнь. Потому что я буду там жить, будет еда, крыша над головой и тренировки – все, что мне было нужно на тот момент.

— Какие воспоминания остались с Усиком? Вы же жили вместе?

— Только позитивные воспоминания. Очень хороший человек. Ничего плохого не могу сказать.

— За счет чего он достиг такого успеха?

— Трудолюбие. Очень сильно трудится. Потому он и достиг такого. Чтобы добиваться результата нужно верить и работать над собой.

— Усик тоже работал с Али Баширом. Но они прекратили сотрудничество. И в одном из интервью Усик говорил, что одна из причин – это менталитет Башира. Что он не славянский…

— Я про это ничего не знаю. Не понимаю, почему это произошло. Да, Башир – американец, а Саша, насколько я знаю не очень хорошо знает английский. Очень много может быть моментов.

— У тебя нет никакого недопонимания с Баширом?

— Нет, я его прекрасно понимаю. Изначально, когда не знал английский хорошо – немного недооценивал себя, плюс практики не хватало. Сейчас – все отлично. Плюс разные говоры, американцы по-своему, африканцы по-другому. Башир хорошо говорит и его легко понять.

— Как думаешь, почему он в тебя поверил?

— Не знаю, это лучше у него спросить. Нам комфортно работать. Я его слушаю. На определенном этапе он дал толчок, чтобы я поверил в себя и в свои силы.

— Он даже не просто поверил в тебя, он дает интервью и заявляет, что однажды ты заберешь все пояса! Он уже два раза не прогадал с Кличко и Усиком. Так что это не просто так!

— Он меня этими словами очень сильно мотивируют. И чтобы его слова не выглядели пустышкой – я очень усердно тренируюсь, чтобы мы добились этого.

— До Башира у тебя были тренеры с Украины. Какие отличия наших тренеров от американских?

— Большие отличия. У них американская школа, а у нас больше советская. Отличия в движении, в манере боксировать. У нас шаблонно все, ты приходишь на секцию бокса – тебя ставят в стойку, где эта рука должна быть, а где эта. То есть, шаблон есть. В Штатах по-другому. Приходишь в зал, с свою стойку стал, тебе может быть, чуть-чуть подкорректировали и сказали окей. И что-то получается, что-то не выходит. Учат приемам разным, защищаться плечами, чему у нас не учат. Психологически работают над тобой. Мы с Баширом очень много беседуем и разговариваем на разные темы.

— Например, на какие?

— Делаем домашнее задание. Смотрим бои разные и разбираем. Он боксерская энциклопедия и помнит, и знает все бои. Смотрим с ним нынешние бои, и он говорит: «Глянь этот бой 10-летней давности и сравни с нынешним». Тактику, стратегию анализируем. Это интересно, и ты учишься.

— Он сказал, что ты ему, как внук. Ты воспринимаешь его, как дедушку?

— Это правда (улыбается). Но я не воспринимаю его, как дедушку. Я со своим дедом не смог на такой волне быть. Он простой человек. По возрасту он дедушка, но в душе он молодой.

— В одном из интервью он говорил, что считает себя украинцем. Это как-то проявляется?

— Конечно (смеется). Мы смеялись. Он себя даже как-то Баширенко называл. Он кайфует. Ему нравятся наши люди. Все его тоже любят. Он любит внимание. Все с ним фоткаются постоянно.

— Сравнивая Усик тогдашнего, когда вы с ним жили в тренировочном лагере 4 года назад, и нынешнего – это разные люди? Александр сильно изменился?

— Мы взрослеем, приобретаем опыт в жизни и сказать, что он остался таким же – это будет ошибка. Естественно, он изменился. Он повзрослел, стал мудрее, у него семья. Он изменился.

— А как человек?

— Такой же. Не могу сказать, что мы тесно общались. Но он всегда ко мне относился хорошо и лояльно. Так же, как и я к нему.

— Есть два лагеря людей. Одни боготворят Усика, ждут его бои и обожают Сашу, а другие нещадно хейтят и презирают за его высказывания и политическую позицию. Это справедливо?

— Да, некоторые вещи, которые он говорит – не всем нравятся. Но если рассматривать его чисто, как спортсмена – тут вопросов вообще не может быть. Как человек – кому-то он может быть симпатичен, а другим нет. Это даже правильно. Если всем все будет нравится и не будет недовольных – все будет скучно и однообразно. Так что, это где-то даже хорошо.

— Расцениваешь в будущем возможность провести бой с ним?

— Мне до его уровня еще только предстоит добраться. И это будет нелегкий путь.

— Ты на 50-м месте в рейтинге, а он на четвертом…

— Это уже топовые места, ты быстро до них не доберешься. Там сложно. Я не знаю, как долго продлиться его карьера, все-таки он перешел в супертяжелый вес, и мы должны помнить, что каждый бой несет свою опасность. Потеря здоровья и прочие факторы. Очень тяжело. Каждый тренировочный лагерь занимает кучу сил, энергии, времени и денег. И самое главное иметь внутреннее желание и кайфовать от этого. И самое главное, что этот огонь может закончится в любом возрасте. Тот же пример Александра Поветкина. Ему скоро 41 год, и он продолжает выступать на топовом уровне с топовыми боксерами и довольно-таки успешно. Есть огонь внутри.

Поэтому, я не знаю, как дальше будет складываться судьба Александра Усика. Возможно, он станет суперкрутым промоутером.

— К слову про промоутеров. Ты сотрудничаешь с немецкой компанией. Почему выбрал европейскую компанию, а не украинскую?

— От украинских не было предложений. На тот момент были предложения с Канады, и, собственно, с Германии. Канада далеко довольно-таки. Я на тот момент давно не был дома и эти постоянные приключения слегка надоели. Я хотел европейского опыта и выбрал немцев. Я доволен. Мне 25 лет, я часто провожу бои, но только из-за пандемии немного стоп. Я получаю опыт, боксирую и в будущем должен иметь багаж навыка и опыта и выходить на большие бои.

— Насколько я знаю, Башир почти договорился, чтобы ты был спарринг партнером Энтони Джошуа…

— Были разговоры. Было бы интересно. Я был в лагерях топовых спортсменов: Поветкин, Усик, Тони Йоко. Очень большой опыт. И даже не сам спарринг, сколько тренировочный процесс, организация, как человек живет, как ест, спит. Такое очень интересно наблюдать. Поэтому с радостью езжу в такие лагеря.

— Помимо Усика ты тренировался с Владимиром Кличко.

— Это легенда. Смотрел в детстве его бои. Я тогда не мог и представить, что сам буду заниматься боксом. В свои годы шикарно выглядит. Мне понравился спарринг с ним.

— Ждешь его возвращения?

— Да, мне было бы интересно. Я считаю, что у него все бы получилось.

— Как относишься к другим нашим боксерам? К Ломаченко, Беринчику, Гвоздику?

— Это наша гордость. Они приносят славу и бонусы нашей стране.

— Ломаченко вообще считают лучшим боксером нашего времени?

— Ну вы же испытываете удовольствия, когда смотрите его бои? Вот и я также. А еще гордость. Можешь сказать, что этот человек с Украины. В боксерских кругах он пользуется огромным уважением. В той же самой Африке. Но не только он. Наш бокс знают даже в Африке. Усика, Кличко и Ломаченко знают везде.

— Твое мнение – это правильно, что Беринчик практически все свои бои проводит в Украине. Это не мешает его карьере развиваться?

— Это не зависит конкретно от него. У него есть контракт. Я уверен, что все свои обязательства он выполняет. Это уже вопрос к промоутерам, почему они держат его в Украине. Почему не ездит боксировать заграницу.

— После США, ты поехал в ЮАР жить и боксировать…

— Я туда попал и провел свой дебютный бой в профессионалах, в городе Дурбан. Башир меня взял с собой. У него тогда был спортсмен, с которым он работал, он южноафриканец. Меня пригласили просто потренироваться с ним. А почему бы и нет, в Штатах был, в Канаде был, можно и в ЮАР, тем более билет оплачивали, проживание давали.

Помню первые эмоции в аэропорту. Я вышел, а меня никто не встречает. Никаких людей, какие-то такси стоят, было страшно. Еще темно было, и повеял запах какой-то… Несвежий (смеется). Куда я попал? Обратного билета не было, денег особо тоже с собой не было. Уже начал думать о всем плохом. Уже искал пути, как вернуться домой. Как оказалось, они просто опоздали на 15 минут и заставили меня понервничать и подумать.

— Ты жил в семье на ферме?

— Нас долго куда-то везли. Завели в какую-то комнату, аля village style. Но мне было все равно, очень хотел спать. Утром просыпаюсь, стук в дверь, кто-то кричит, приходит самый главный мужчина там. Я открываю дверь, и тут забегает питбуль. Я, конечно, собак уважаю, но тут напрягся. Я быстро собрал вещи, мы куда-то поехали, потом вернулся, а моих вещей уже не было. Куда они делись? Мне сказали, что рабочие отнесли их в другой дом. Я к такому не привык, чтобы за тобой ухаживали. Я жил в домике возле озера, прикольные воспоминания.

— Что больше всего шокировало в ЮАР?

— Контраст бедноты и богатства. По улице может ехать крутейший и дорогущий мерседес, и при этом улица засеяна нищими, которые просят милостыню. Я проезжал мимо гетто, после этого смотришь по-другому на жизнь. У них другие ценности, они радуются чуть другим вещам, в отличии от нас. При этом, в гетто есть люди, которые вообще ничего не хотят и их все устраивает, а есть те, кто хочет вырваться и стать лучше. Вот их жаль, а те, кто смирился – их не жалко.

Очень разные эмоции от нахождения там. Я жил в семье, мне много чего рассказывали показывали. Я чуть-чуть по-другому к этому отношусь и знаю больше, чем обычные туристы.

— Например?

— В Южной Африке очень развит расизм в сторону белых людей. Белых фермеров часто убивают. Политика страны так работает.  У них обида осталась на белых после апартеида. Это чувствуется. Хотя я лично на себе не ощущал этого. Но кривые взгляды бросаются. Если ты трудишься, работаешь, у тебя есть свои блага какие-то, к примеру, машина, а они это видят, но при этом ничего не хотят делать – они смотрят и у них появляется желание отобрать это у тебя силой. Криминал у них страшный. Нужно всегда быть начеку, за мобильный телефон тебя могут ножом пырнуть, ты будешь истекать кровью, и никто к тебе даже не подойдет помочь. Есть свои моменты, как и в любой стране.

— Вы дрались в казино?

— Да, постоянно. У них это целые комплексы. Гостиницы, в которых были арены и казино – это довольно развито у них.

— То есть, справа ринг, а слева кто-то в рулетку играет?

— Нет, они отдельно в помещениях. Там ставили ринг и стулья. А в другом помещении через стенку может быть казино, где люди играют. У них развит этот бизнес.

— Но ты в основном дрался с мешками?

— Да, я приезжал на бои и даже не знал, с кем я буду боксировать. Это походило на любительский бокс, хотя это уже профессиональный уровень считался.

На тот момент я никому не принадлежал, контрактов не было. Меня спрашивали хочу ли я бой. Есть такой вот парень, в гугле его пишешь – не находит. Окей, давайте с ним. Платили копейки. Рейтинг тоже сильно не поднимался. Кроме опыта ты особо ничего не получал. Набивал руки, количество боев и опыт. Когда у тебя уже есть промоутер и опыт боев, и тебе могут оплачивать серьезных соперников, тогда конечно – уже боксируешь с топами. А тогда меня устраивало вообще хоть что-то. Про деньги я тогда не думал, потому что понимал, что большие деньги приходят не сразу и нужно будет поработать, чтобы их заработать. Be patient и все будет.

— Из африканской культуры что тебя впечатлило больше всего?

— Это своеобразная страна, я бы рекомендовал ее для туризма. Это определенно другой мир. Очень расширяется мировоззрение. Представляете, страна, у которой 11 официальных языков. 3 столицы. В основном, это так называют, это просто 3 больших города. Президентская столица сейчас Кейптаун, потому что президент там проживает. Там крутая природа и очень красиво. У нас в стране 1 язык, и то не все знают, а там 11. Куча народностей, все на разных языках общаются. Но все знают английский. Понять друг друга можно. Белое население – африканцы бурые разговаривают на языке «африкаанс». Очень интересный язык, помесь немецкого, английского и голландского. Я немножко понимаю и признаюсь, могу ругаться на их языке (смеется).

— А ну, например?

— Ну к примеру, на английском есть Fuck, а у них Fock. Есть такое слово у них Mampara. Не буду говорить, что оно означает (смеется). Прикольные слова.

— Природа красивейшая в ЮАР?

— Безумно красивая и разнообразная. Каждый регион по-своему крут, и города тоже. Реально не описать словами. Дикая природа, вау! Куча животных, едешь в Кейптаун, у нас кормят голубей, а у них можно пойти посмотреть на пингвинов и морских котиков.  Про чаек и альбатросов вообще молчу. Едешь в Дурбан, там куча обезьян по улицам бегают, причем разные. В Кейптауне тоже были бабуны – такие большие обезьяны. Необыкновенная природа, круто! Йоханнесбург – это деловая столица, там сосредоточен бизнес, большие дороги, поток машин бешеный.

— Я знаю, что тебя киданули на 10 боев в Лас Вегасе?

— Это наши африканские друзья договаривались про сделку. Сказали – поехали в Лас Вегас боксировать? У меня никаких контрактов нет, Лас-Вегас – круто, поехали! Приехали туда. Вокруг казино, восторг от города. Первую неделю, как лунатик ходишь и на все смотришь вот такими глазами. Нам снимали дом в крутом районе. Жизнь резко перевернулась. Через неделю-две нам только начали что-то про бои говорить. По итогу, мы просидели там около 2-х месяцев и никаких боев. Ничего не получили. Я вернулся в Украину, потом опять в ЮАР боксировал. И ожидал своего промоутера.

— Чтобы ты сказал всем тем людям, которые сомневаются в себе. Чтобы ты им передал?

— Обязательно верьте в себя, верьте в свою мечту. Вы обязательно к чему-то придёте, не бойтесь делать эти шаги. Чем взрослее становишься, тем тяжелее это дается. Я даже по себе сужу. Если бы мне сейчас дали 600 долларов и сказали лететь в Америку – я бы может и не полетел. Это был крутой опыт для меня. Могу всем рекомендовать – не бойтесь, делайте. Вы получите кайф от этого. Возможно, сейчас нет, но со временем – да!

вариант материала

Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?