Sportarena

Дебюту Мудрика в Челси посвящается. «ЕвтуШОК для Европы». Как украинец тропинку в АПЛ прокладывал

История Алекса Евтушка – первого легионера из чемпионата Украины, игравшего в 90-х против МЮ, Лестера, Ньюкасла.

«ЕвтуШОК для Европы». Как украинец тропинку в АПЛ прокладывал

Фото - из архива Александра Евтушка

Его переход для Украины 90-х был очень громким: газета «Команда» даже озаглавила одну из заметок по этому поводу «ЕвтуШОК для Европы». Конечно, Ковентри Сити – не МЮ, а 800 тысяч долларов – не 45 млн. евро, за какие позже Милан продаст украинца Шевченко в Челси. Но на то время это был очень важный трансфер, как и статус первого представителя Высшей лиги Украины в АПЛ.

Справка Sport Arena

Мы можем долго спорить о вопросе – кто первый уроженец территории нынешней Украины, игравший в футбол на Туманном Альбионе?

Был ли это Сергей Балтача, в 1988 году перешедший из киевского Динамо в Ипсвич? Или львовянин Адам Волянин и бывший игрок дрогобычского клуба Юнак Станислав Геруля, полулегендарные Медведчук, Сидельник – они в первые послевоенные годы как будто бы засветились в британских командах? Или считать уже уроженца Кропивницкого Андрея Канчельскиса, который попал в Манчестер Юнайтед еще как полузащитник сборной СССР и удостоился на Острове прозвища Flying Ukrainian? Тут открыто пространство для дискуссий.

Но в одном нет сомнения: первый представитель именно независимой Украины в английской Премьер-лиге – это Александр Евтушок, который в 1996 году оказался в составе Ковентри Сити. На всеукраинском профессиональном уровне этот мастеровитый защитник сыграл 261 матч, отличившись 17 голами, еще 8 игр провел в составе национальной сборной Украины. В английской Премьер-лиге – только три. Но был первопроходцем, поэтому его воспоминания – это маленькая частичка нашего футбола в большом море самого статусного чемпионата в мире.

Мы давно не встречали интервью Александра Васильевича, поэтому, найдя его координаты и напросившись на разговор, забрали у него сразу несколько часов времени. Зато впечатлений о культовом английском «олдскуле» набрались – очень надолго!

В Ковентри посоветовал немец. Но оказалось, что англичане запомнили Евтушка еще по матчам против ирландцев

— В прессе 90-х ваша фамилия фигурировала сразу вокруг нескольких возможных переходов: в Грецию, Австрию и… киевское Динамо…

— Разговоры разные ходили… Касательно заграничных клубов, это был менее конкретный вариант – мне даже конкретные названия команд не называли. А вот в Динамо (Киев) меня звал лично Михаил Фоменко – я ведь в первых чемпионатах Украины играл на Сумщине, в родной для него области. Но я всегда отклонял приглашения от Динамо, потому что таких, как я, там было достаточно много. На тот момент киевляне собирали всех лучших игроков – кто «стрельнет», тот и будет. А быть на вторых ролях в Динамо-2 я не хотел: меня звали в Карпаты, где было больше шансов заиграть. Тем более, там поверили в меня, я дебютировал в еврокубках и оттуда был впервые вызван в сборную.

— Английская Премьер-лига и наш футбол середины 90-х – это как бы разные галактики, и тем более удивительно, что они как-то пересекались. Как у вас возник вариант с чемпионатом Англии и кто поспособствовал вашему переходу в Ковентри Сити?

— Вообще, мы себе готовились к новому сезону в составе Днепра. Ожидалось объединение двух мощных команд – нашей и ЦСКА-Борисфена, мы «горели» этой идеей и верили, что таким хорошим составом сможем бросить вызов гранду в борьбе за чемпионство. Но в итоге организаторы что-то «переиграли», слияния не вышло, игроки разошлись, кто куда. И в Днепре команда обновилась, и в ЦСКА стартовала в сезоне 1996/97 молодежь.

Бернд Штанге, немецкий специалист, который возглавлял нашу команду, был очень опечален. Но сказал нам: «Ребята, я о вас не брошу!» И пообещал дать нам шанс попробовать себя за границей. Так Витя Скрипник и Андрюша Полунин попали в Германию, Саша Паляница – в Австрию, Сережа Ковалец – в Голландию. А у меня появилась возможность сыграть в Англии.

Читайте также: Богдан Леднев: История Лунина – просто космос. Как можно из Зари в Реал уехать?

Сначала, правда, пришлось потренироваться самому, затем вернулся в Карпаты, где как раз работал Мирон Маркевич – очень особенный тренер для меня, играть у которого было большое удовольствие. И уже после просмотра, длительных переговоров я оказался в Англии.

— Причем, говорят, изначально вами интересовался отнюдь не Ковентри Сити, а Вулверхемптон!

— Так и есть. Я ездил туда два раза, но клубам не удалось договориться о трансфере, и я вернулся назад. Но впечатлений набрался много: посетил их матч, увидел, как может быть организован чемпионат, какие скорости и единоборства могут быть. Конечно, хотелось все-таки попробовать себя в АПЛ. В итоге появился вариант с Ковентри.

— Говорят, при первой встрече с вами руководство Ковентри и лично президент Эрик Гроу припоминали ваш давний визит в Ирландию…

— Да, говорили о матчах Карпат против Шелбурна.

— Не возникал у вас вопрос, почему они не пригласили вас сразу тогда, в 1993 году? А только несколько лет спустя…

— Честно говоря, нет. Приятно было, что следили, что знали такого футболиста, как я. А когда смогли пригласить – тогда и пригласили. Тогда из Украины попасть в АПЛ – это было очень трудно, так что хорошо, что в принципе получилось себя попробовать в такой сильной лиге.

— Ветераны Карпат вспоминали, что на поле Шелбурна тогда просто «перегорели»: удивляло, что трибуны рядышком с полем, мяч только вышел – его сразу же вбрасывают, игра вертикальная, темп приличный. Это можно было сравнивать с тем, что вы потом увидели в АПЛ?

— Даже понимая, что ирландский футбол уровнем пониже английского, признаю – да, можно сравнивать. Напряжение и темп – на очень высоком уровне. Пока мы пришли в себя, нам уже несколько мячей набросали. Так что мне тогда Шелбурн запомнился, и их футбол тоже. В Англии увидел всё то же, но на намного более высоком уровне исполнения и скоростей.

Пока решался вопрос с трансфером, команду Евтушка вместо экс-наставника МЮ возглавил играющий тренер

— От предложения до подписания контракта прошло порядком времени – в Ковентри Сити даже успел поменяться главный тренер…

— Действительно, звал меня в команду Рон Аткинсон – титулованный тренер, известный по работе в МЮ, мадридском Атлетико и Астон Вилле. Довольно опытный специалист, мы с ним общались хорошо. Но в какой-то момент у них в клубе что-то произошло, он отдал управление молодому Гордону Стракану.

— Звезда Абердина, МЮ и Лидса, Стракан доигрывал в Ковентри. Вам раньше приходилось работать с играющим главным тренером, да еще и довольно именитым игроком?

— Нет. Только со Страканом.

— Бывало, что главный тренер Стракан заменял полузащитника Стракана на кого-то другого?

— Бывали моменты, но они в любом случае незаметны для зрителя. Гордон имел план на игру, знал, кого можно «снять», кем заменить. Да и в работе не давал сомнений в своих действиях – на поле работал наравне со всеми, при том, что ему было почти 40 лет, физически тяжеловато выдерживать такие скорости. Игрок он мастеровитый, волевой. Застал Ковентри Сити в борьбе за выживание в АПЛ. Поэтому не давал слабины ни себе, ни команде.

— Гордон Стракан – это еще и ни с чем несравнимые аудио-впечатления. Лютейший английский язык с шотландским акцентом. Как вы, новичок в Великобритании, с этим справлялись?

— Я вообще не справлялся. С трудом его понимал. Я был знаком с его женой, сыном. Поэтому если какое-то общение с ним у нас шло, то только через них. А сам Стракан тараторил с огромной скоростью.

— Ковентри Сити середины 90-х – команда, где много молодежи. А рядом с ними – шотландские ветераны Стракан (1957 г.р.) и Макалистер (1964 г.р.). Могли бы подумать, что Гари еще семь лет отыграет, причем, с Ливерпулем на 38-м году жизни выиграет кубки Футбольной ассоциации, Лиги и УЕФА, а также суперкубки Англии и Европы?

— Нет. Точно не мог! Молодец Гари. Хороший игрок был Макалистер – вел игру, умел пробить, подать. У него можно было многому учиться. Хотя понятно, что я его застал уже в возрасте за тридцать, он где-то не дорабатывал в плане физики, но вот эта intelligence, как они говорят, ведение игры, оно очень сильно впечатляло. Особенно на фоне скромной команды из нижней части таблицы.

— Он был самым ярким игроком Ковентри, или были ребята, которые выделялись особыми данными?

— Ну, вот касательно скорости у Сити хватало молодежи, которая очень прилично бежала. Например, крайки Шоу и Холл. Или вот форвард Хаккерби. Даррен – это просто «электричка»! Бежал так, что догнать его нереально. Казалось бы, техники бега никакой, но это было так быстро, невероятно! На протыках здорово работал. Точно также удивляли в плане физики темнокожие игроки Ковентри Сити – они мне всегда казались какими-то «пластилиновыми» за эластичность, акробатичность, умение особо сыграть.

Удивила британская диета и обед перед матчем

— Ходит анекдот о Воронине, который только сам Андрей подтвердит или опровергнет. Когда он переходил из Байера в Ливерпуль, якобы радовался: «Ну вот, после Германии хоть тренировки будут полегче». И тут он попал на первое английское занятие…

— Ну да, я вот тоже никак не мог привыкнуть к занятиям Ковентри. И не смог, наверное. У них ритм жизни совершенно другой по сравнению с нами. Особенно если сравнивать быт футболиста украинской Высшей лиги 90-х с тем, что было в АПЛ. Вот, вспоминаю, я приезжал на тренировку где-то в полдесятого утра, а дома был уже где-то до трех часов дня. Успевал потренироваться, отдохнуть, пообедать – и у меня еще полдня для семьи оставалось!

Темп очень приличный: обе тренировки интенсивные, причем, перерыв между ними короткий. Я к этому не привык: вроде бы оттренировались, пошли перекусить – а через час-полтора еще тренировка! У нас ведь эта пауза намного больше! Обычно у нас обедали за 4-5 часов до начала игры. А в Англии система такая, что мы приезжали на стадион за 2,5-3 часа до матча, обедали все вместе, потом небольшая установка – и вперед! Я поначалу с этими играми и тренировками даже не понимал, есть мне или не есть. Но когда увидел, что ребята за обе щеки уплетают, а затем носятся полтора часа, понял, что у них другая система.

— Но и английская кухня – это что-то: жареный бекон, сосиски и даже овощи на гриле, фасоль с тяжелым соусом, яичница, фиш-н-чипс, да еще и жареные тосты.

— Кстати, у нас, футболистов, была другая диета. Обычно – спагетти с курицей, то есть, белое мясо, пресноводное, простите за выражение. Всё на углеводах каких-то. Надо было привыкать, а это сложно.

— Самая большая трудность наших эмигрантов в этом плане – найти гречку и сметану. Где находили?

— По-моему, мы нормальной сметаны в Британии даже не нашли. Она вся какая-то не такая была. Мы там из молока с супругой пытались сделать «кисляк», так оно неделю стоит на окне под солнцем и не киснет – хоть бери и кофе на нем делай. А вот гречку мы нашли только в специализированных эко-магазинах, да и то – кажется, не прожаренную, а зеленую.

— Ковентри – один из центров британского автопрома, при этом игрокам команды выделяли французские «Пежо»…

— На самом деле, это не имело ничего общего с привычными нам заводами. Едешь – стоят какие-то помещения, но чисто, воздух нормальный. О том, что город – автомобильный, напоминало только то, что бывали такие места, где парковали на продажу сотни машин. Самых разных. Так что британский автопром – в порядке.

Читайте также: Вадим Скичко: Нет амбиций комментировать матчи сборной Украины. Не нравятся Шевченко и натурализация

А почему французские машины выдавали – просто эта компания в то время спонсором нашего клуба была.

Поначалу, чтобы сориентироваться в правостороннем движении, писал себе в машину «шпаргалки»

— Ваши ощущения, когда впервые выехали на улицу с неправильным для континентального европейца движением?

— О, да! Поначалу записал себе на бумажке: «Держись левой стороны, на кольце поворачивай так-то». Но привык довольно быстро, буквально только в первых поездках нужно было пользоваться «шпаргалкой». Волновал меня один вопрос: это только руль справа, а педали как? Оказалось, что нормально! Газ, сцепление, тормоз – всё на своих местах.

— У кого в Ковентри Сити была самая крутая машина?

— В основном все ездили на том, что давали – на спонсорских «Пежо». Кажется, у Стракана был какой-то навороченный «Ягуар». Остальных даже и не вспомню. Какие-то «Пежо» и «Ауди», без особых излишеств.

— Знакомые из Великобритании и стран Скандинавии рассказывали, что местные живут совершенно иначе, и зиму воспринимают по-другому – например, отапливают свои дома куда меньше, чем привыкли мы…

— Это тоже было одним из удивлений поначалу. Уже когда свой дом арендовали, то смогли топить так, как привыкли. А поначалу было удивление, если где-то в гостях бывали – многие отапливают только первый этаж (например, газовый камин в столовой), а наверх, говорят, теплый воздух и так поступит. Только тогда я понял, почему в старых советских фильмах, например, Холмс и Ватсон всегда спали в длинных рубашках, колпаках и носках. Оказывается, они спали в холодных комнатах!

— Ковентри – это еще и один из центров украинской диаспоры Великобритании. Когда впервые встретились с английскими земляками?

— Мне было, конечно, очень приятно, когда местные украинцы меня поприветствовали. Они приходили на стадион, затем пригласили к себе. Но, откровенно говоря, если честно, как бы это правильно сказать, чтобы не обидеть – они такие украинцы, как я – англичанин. Я когда пару раз приезжал в их паб, где они собираются… Как правильно выразиться… Они решали украинские проблемы на словах: то надо сделать, это надо сделать… А какой-то конкретной поддержки я не почувствовал. Среди них были отдельные люди, с которыми мы и дальше общались, которые очень тепло ко мне отнеслись. Но в целом у меня остались такие двоякие ощущения.

В Ковентри травмировался на первой же тренировке и был заменен в первом тайме дебютного матча

— Листал тогдашнюю прессу: сообщалось, что вы дебютировали в матче дублеров с Сандерлендом, в поединке первых команд этих клубов увидели сразу две травмы за одну игру, а за первую команду должны были сыграть в товарищеском матче со сборной Шотландии, готовящейся к чемпионату мира 1998 года…

— Такой конкретики не вспомню: я ведь не раз ездил на просмотры в Великобританию, сыграл сразу несколько спаррингов. Но, на самом деле, получилось очень неудачно. На первой же тренировке перед Сандерлендом я порвал заднюю поверхность бедра, вылетел на три недели. Аткинсон мне один вопрос задал: «Будешь тут лечиться или дома?». Я, конечно, отправился домой, лечился, затем вернулся в строй. Но нужно было форсировать восстановление, потому что команда шла на вылет и нуждалась в моей помощи.

— Первые два матча – против Астон-Виллы и Эвертона – вы провели на скамейке, имея возможность со стороны посмотреть на футбол, в который предстояло окунуться. Какие были первые ощущения: это космос или это доступно?

— Первое впечатление насчет космоса было – новая обстановка, потрясающие стадионы и публика. Всё это было – вау! Но затем, когда ты туда попадаешь, втягиваешься. Вспоминаю слова моих отца и брата: «Смотришь английский футбол – носятся, как угорелые, а у нас футбол такой тягучий, медленный». Вот и я, когда эти нюансы начал понимать, понял, что заиграть в таком футболе мог бы. И это было бы невероятное ощущение.

— 1 марта 1997 года вы дебютировали в Премьер-лиге и Ковентри Сити. В матче против чемпиона Англии – Манчестер Юнайтед. Если смотреть взглядом сегодняшнего дня – более чем сомнительное решение Стракана, кинувшего новичка в игру против гранда…

— Он так решил. Подошел и сказал: «Ты будешь играть». Я не готовился к той игре в основном составе, после травмы пытался восстановиться по индивидуальной программе, так что для меня самого это тоже было шоком. Ну, что было – то было.

— Ковентри Сити вышел с тремя центральными защитниками. В Украине вам приходилось играть по такой схеме?

— В Украине мы еще с последним защитником играли, а в Англии – в линию. Поэтому для меня это было вообще в новинку.

— И вот вы прибыли на «Олд-Траффорд»…

— Это был самый лучший стадион из всех, которые я видел на тот момент. Мощь МЮ почувствовалась очень быстро, с первых секунд. Наша команда два мяча срезала в свои ворота, так что уже в первом тайме матча мы проигрывали в два гола. Меня «сняли» с поля уже через полчаса.

— Но почему? «Поплыли» же местные футболисты…

— Не знаю.

— Приходилось читать, что вменяли вам незнание английского – и непонимание с партнерами.

— Когда он меня заменил на 30-й минуте, я ему выговорил всё, что было на душе. Хотя, подозреваю, он нашего языка не понял. Сказал мне только: «Alex, no communication». Ну, понятно – «no communication», я ведь новичок в команде! Это тоже такой «нож в спину» для меня был…

— Что запомнилось из той встречи? Ведь МЮ Фергюссона – это реальный топ, породивший ряд звезд уровня Бекхэма, Гиггза, Шмайхеля, и вы против них играли.

— Да, команда была великолепная. Запомнилось, как играл Эрик Кантона. Вообще, часто вспоминаю тот его гол Сандерленду и празднование с поднятым воротничком. На поле он не просто футболист, он театр устраивал. Народ просто визжал, как только он принимал мяч.

— А Бекхэм чем запомнился?

— Тем, что играл он тогда еще по-настоящему. Молодец, на тот момент он был очень в порядке. Владение мячом. Подача. Пас. Конечно, видно было, что он, Гиггз, Коул – это настоящие мастера, хоть они и были еще молоды.

Возможно, после Ковентри был бы Копенгаген. Если бы не воспаление легких…

— После дебюта, в котором провинились старожилы, а раньше времени заменили вас, еще надеялись попасть в состав?

— Следующую игру против Уимблдона провел в запасе. С Лестером сыграл полностью – 0:0. А вот в Ньюкасле мы попали «под танк». Отличная команда – второе место на тот момент. У Кенни Далглиша играли, на секундочку, Жинола, Асприлья, Бирдсли, Ли, Батти, Альбер (через полгода в группе Лиги чемпионов англичане круто сыграют с Динамо Лобановского – 2:2 в Киеве, 2:0 дома, – прим. Sport Arena). Мы рано пропустили, затем перед перерывом Ньюкасл во второй раз забил. Меня сняли с игры в перерыве. Ну, а чего было ждать? Аутсайдер едет к претенденту на медали. Да, четыре пропустили – но хорошо, что не десять. Шучу…

Читайте также: Артур Рудько: Дайте Жоре Бущану отыграть пару сезонов, и чудак будет все статуэтки лучшего в Украине забирать

Переживаний было настолько много, что сейчас даже и не вспомню, о чем тогда думал. Очень волновался. Очень хотел еще сыграть. Ради этого даже где-то форсировал восстановление после травмы. Может, и могли быть причины недовольства тренерского штаба, но были и объективные причины, почему так случилось. Куча подробностей, которые могли повлиять на это. Мне очень жаль, что я мало сыграл, но были причины, о которых немного кто знает, я мало об этом говорю.

— Неужели всего три матча поставили точку на ваших выступлениях в Ковентри? Или причина, как тогда писалось в прессе, что англичане не уплатили обещанную сумму контракта? Где правда?

— То, что Ковентри Сити не рассчитался, и мне пришлось уехать, это факт. Но, насколько я помню, в контракте было прописано три года на оплату трансфера. Но мои владельцы на тот момент решили истребовать оплату всех средств…

— Уточню: владельцы – это Бакай, Интергаз, Республика?

— Наверное, даже не хочу уточнять. Кто и что говорил – подробностей не знаю, но в итоге мне объяснили, что за меня требуют все деньги и сразу, вопреки договору. И клуб решил расторгнуть контракт.

— Вы оказались между молотом и наковальней. Говорят, это даже сказалось на вашей зарплате?

— Сказалось, ведь мой адвокат так называемый тоже сыграл свою роль в этом деле. Вообще, в этой истории такое ощущение, что люди никому не помогали за границу уезжать, и когда я поехал – готовы были друг друга за доходы рвать, потому что тоже не привыкли к такому. Если честно, неприятная для меня ситуация, даже вспоминать не хочется.

— А сама Англия вам понравилась? Вы бы хотели там жить?

— Очень! Понравилась страна, желание было. И, как мне говорил Бернд Штанге когда-то: «Алекс, твой футбол – английский». И если бы меня не сразу бросили в бой, помогли постепенно адаптироваться и освоиться, то, возможно, я бы еще и несколько лет поиграл бы в АПЛ.

— Говорят, вас могли обменять на форварда ФК Копенгаген…

— Рассматривался этот вариант, но отпал, потому что я уехал в отпуск с двухсторонним инфекционным воспалением легких. Был зеленый, не мог даже тренироваться, потому что были проблемы с дыхательными органами. А ведь шла тем временем тяжба за деньги, вот и решили меня отправить домой. На том моя Англия и закончилась.

вариант новости

Ставки на спорт от лучших букмекеров, регистрируйтесь и забирайте бонусы.

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345


Или аккаунт Sportarena