Лента новостей

Евгений Луценко: «Мы считаем Андерлехт удачным жребием. Но и они о нас такого же мнения…»

Евгений Луценко на стадионе «Констант Ванден Сток», фото из архива Е.Луценко
Украинский полузащитник Евгений Луценко, проведший около трех лет в академии брюссельского клуба, в преддверии матча Шахтер – Андерлехт рассказал о бельгийском гранде.

Евгений Луценко, сын известного украинского тренера Валентина Луценко, с юных лет выделялся на поле. Техничный полузащитник был лидером и в командах динамовской школы, и в юношеской сборной Украины. О таких говорят – «светлая голова». Было понятно, что растет очень и очень способный юный футболист.

Поэтому когда в 1996 году появились слухи, что школьником заинтересовались зарубежные клубы, специалисты футбола не удивились. И вправду: юного украинца заприметили скауты сразу нескольких европейских клубов. Выходили представители Андерлехта и ПСВ Эйндховен. Женя выбрал бельгийский вариант. Так началась новая страница в его жизни – яркая, поучительная и незабываемая. Дальше были швейцарская Лозанна, российское Динамо (Москва), Шинник (Ярославль), отечественные Черноморец, Заря и Таврия, а также – национальная сборная Украины.

Теперь Луценко работает посредником футболистов, сотрудничая с Александром Панковым и Денисом Онищенко в One Football Agency. Накануне матча брюссельцев против донецкого Шахтера мы расспросили Евгения о годах, проведенных в Андерлехте.

«В Андерлехт попал
после чемпионата Европы»

– Евгений, а ведь для середины 90-х это была редкость – попасть в Андерлехт, да еще в столь юном возрасте! Расскажите, как появился такой необычный вариант продолжения карьеры? 

– Я в ту пору занимался в Динамо, играл за киевлян на юношеском уровне. А также вызывался в сборную Украины 16-летних. Мы тогда хорошо выступили в квалификации к чемпионату Европы и отправились на финальный турнир в Австрию (там мы опередили румын, но уступили дорогу в плей-офф грекам и немцам). Команда у нас была хорошая – насколько помню, играли тогда Суслов-младший, Матюхин, Розгон, Акопян, Пахолюк, Слабышев, кажется, еще и Жабченко, который потом стал арбитром. Большинство – игроки 1979-80-го года рождения. Мне и лет тогда было совсем немного, всего не упомнить. Вот после одного из матчей мне сказали, что Андерлехт мной интересуется.

– Так и состоялось знакомство с Андерлехтом? Уже тогда решили, что туда перейдете?

– Да нет. Сыграли – и уехали себе. Это уже после того, как я вернулся домой, мне начали звонить. В ту пору еще у нас в стране не было таких отличных агентов, как сейчас, поэтому к делу подключились зарубежные посредники. Мой первый агент Константин Сарсания предложил мне вариант с бельгийцами. Кстати, Константин тогда был чуть ли не единственным профессиональным агентом на постсоветском пространстве. Он предложил подписать контракт и продолжить карьеру в таком большом клубе, как Андерлехт.

С одноклубником по Андерлехту Олегом Ящуком (справа), фото из архива Е.Луценко
С одноклубником по Андерлехту Олегом Ящуком (справа), фото из архива Е.Луценко

– Знаю, что в тот момент интерес к вашей персоне проявляли также голландский ПСВ Эйндховен и французский Сен-Этьен. Почему выбрали именно бельгийский гранд, а не голландский?
– Во-первых, бельгийцы оказались более настойчивыми. Сразу предлагали контракт. Да и вообще: хорошие условия, замечательный город. Плюс ко всему – в клубе уже были ребята из России и Туркменистана (вместе с нами с Ящуком – шесть человек). Кстати, контракт я подписал в одно время с Олегом. Он был чуточку постарше и тогда из тернопольской Нивы перешел сразу в первую команду. Ну а я, соответственно, попал в юношескую. Не секрет, что Андерлехт ведет прекрасную работу с молодежью, клубная школа славится своими выпускниками. Вот так, сложив все вместе, я и сделал свой выбор.

– Вспоминаю тогдашнее невыразительное состояние футбольного хозяйства в Украине: стадионы пусть и добротные, но старенькие, без шика. Первые впечатления от Брюсселя и стадиона Андерлехта, наверное, вас повергли в шок?  

– Принимали, помню, очень хорошо. Города поначалу я, как такового, даже и не видел. Андерлехт – это ведь район. Находится он на окраине Брюсселя. Ничего особенного там нет. Стадион, конечно, впечатлил. Исключительно футбольный, крытый, очень красивый. Сам клуб — со своей историей, музеем с большим количеством трофеев, хорошими болельщиками. Смотрел на все с огромным интересом. Все было в новинку, хотелось больше узнать о клубе. О сделанном выборе нисколько не жалел.

– В ту пору в Андерлехте было очень много талантливых ребят: Вальтер Басседжо, Алин Стойка, Селестин Бабаяро, Джеймс Обиора, который позднее играл в Локомотиве. Как эта разномастная многонациональная компания уживалась между собой?

– Соглашусь – личности действительно были очень яркие. Один только Бабаяро чего стоит – он, кстати, первым попал в основной состав и позже оказался в Челси! А виртуозная техника Обиоры – можно было часами на нее смотреть! Хорошую карьеру сделали Басседжо и Стойка. Ребята хотя и молодые были, но при этом их активно подпускали к основному составу. Свои шансы они не упускали. Я когда приехал, первые полгода играл в одной команде вместе с Басседжо. Потом он уже перешел в основной состав Андерлехта. В целом, уживались все без проблем. У клуба в этом плане богатый опыт. Все настроено, каждый занимается своим делом.

Там большой поток иностранцев. Приезжали из африканских стран, активно тогда осваивали Восточную Европу. В клубе есть люди, которые целенаправленно отвечают за иностранных игроков. Помогают им, так сказать, быстрее адаптироваться. Система построена таким образом, что из одной или нескольких соседних стран стараются брать по 2-3 человек. Так намного проще, чем брать одного, которому придется в одиночку адаптироваться к клубу и стране. По приезду иностранцев к работе с ними сразу подключали учителей, которые обучали французскому языку. Вообще, такому опыту стоит поучиться.

«Брюссельские тренеры
лепили с меня правого защитника»

– Известно, что в юности вы были настоящим лидером своих команд – как в Динамо, так в сборной. В Андерлехте вас пробовали перестроить, переучить?

– В Украине, в основном, я играл атакующего полузащитника или под нападающим. Потом, уже в «дубле» Андерлехта, тренер пытался меня немного перестраивать. Чтобы я быстрее попал в первую команду, он настаивал, что мне надо стать правым защитником. Я тогда этому сопротивлялся. Может потому и ушел из команды. Не видел я себя в обороне.

– Существовали ли в то время «окна» для сборной или каждый вызов в Украину сбивал вам дела в клубе?

– Не могу сказать, что вызовы что-то сбивали. В клубе к этому относились нормально. Даже наоборот, для них это было престижно. Игрока вызывают в сборную, значит – плюс для клуба. Всегда шли на встречу, палки в колеса никто не вставлял.

-=ЕЛ2.jpg=- С отцом, известным украинским тренером Валентином Луценко (слева), фото из архива Е.Луценко
С отцом, известным украинским тренером Валентином Луценко (слева), фото из архива Е.Луценко

– А как жили молодые футболисты Андерлехта: в общежитии или была возможность снять отдельное жилье?

– Одно время нам снимали большой дом. Там же жила и дочка человека, отвечавшего за иностранцев в клубе. Ее жилье располагалось на первом этаже. А выше на каждом этаже было по две отдельные комнаты. Была женщина, которая готовила нам завтраки, и еще следила, чтобы мы после десяти вечера были дома. Дисциплина была не казарменной, но все равно беспокоились, чтобы мы по ночам не шатались где ни попадя.

– Полагаю, после тогдашнего Киева Брюссель мог показаться чуть ли не столицей мира. «Крышу» не сносило от окружающих соблазнов? Ночные клубы, девушки…

– Знаете, как-то не окунулся я в этот омут тогда. Мы все в хорошем смысле были больны футболом и думали только о нем. А все эти соблазны прошли мимо. Наверное, это даже хорошо. Да, мы ходили в город, ездили в кино. Но это все было в разумных пределах. Все понимали: попасть сюда тяжело, а оказаться на нашем месте мечтали многие. Потерять это все можно очень быстро.

– Кто занимался тогда с молодежью: клубные легенды или квалифицированные специалисты по детско-юношескому футболу?   

– Обычные тренеры, которые достаточно долго работали в структуре клуба. Были и бывшие футболисты. Многие начинают как раз со школы и «дубля». Там существует преемственность поколений. Молодых специалистов подтягивают, дают возможность подниматься по карьерной лестнице. Нет такого, как бывает в Украине: если детский тренер, то это на всю жизнь. Дальше не шагнуть.

– А кто был президентом клуба в то время?

– Почетным президентом был Констант Ванден Сток. Но большинство решений принимал генеральный директор Мишель Версхурен.

– Считается, что Андерлехт – клуб для аристократов, а в Брюгге в основном играют рабочие люди. Чувствуется в Бельгии такой стереотип или это просто навязано прессой? 

– Мне кажется, это в основном из прессы пошло. Может быть от того, что у Андерлехта обычно было больше денег. Чаще покупались дорогостоящие футболисты. И делалось это быстрее и проще, чем в Брюгге.

«Радзински в бутсах спокойно
влезал в ботинки Коллера»

– Интересно, как Андерлехт стимулировал молодого футболиста? Допустим, играете вы в U-18, потом переходите в «дубль». Чувствовалось ли другое отношение и улучшение финансовых условий?

– Если говорить о финансовых условиях, то у нас никогда не было колебаний и разных там волн, как в Украине. Я считаю неправильно, когда в нашей стране подписывают с игроком контракт и сразу выдают ему на руки, скажем, 10 тысяч долларов. По психологии человека это бьет очень сильно. А вот если все постепенно и размеренно, людям проще пройти адаптацию. Все должно идти равнозначно тому прогрессу, что ты демонстрируешь. Этим-то всегда и привлекал к себе Андерлехт, который славится молодежью. Игроки понимали, что Бельгия – это трамплин перед каким-то более серьезным чемпионатом.

– Практиковались ли в Андерлехте совместные тренировки молодежи и первой команды?

– Подтягивали нас в основном на сборах. Часто игроки первой команды, которые не проходили в заявку, тренировались и играли за дублирующий состав.

– Часто в наших клубах бывает много запретов: на громкий разговор в раздевалке, беседу по телефону, музыку. Как в этом плане было в Андерлехте: жесткий режим или все-таки свободная форма общения?

– Конечно, обстановка была гораздо свободнее. Никто не ставил каких-то жестких ограничений. Разумеется, действовал определенный свод правил дисциплины. В основном они касались мобильных телефонов и опозданий на тренировку. Но, это вполне нормально. Главное, чтобы все в меру. Тем более, в клубе было много иностранцев, а им нужно больше свободы. Не знаю, как бы это практиковалось в нашей стране. У нас другой менталитет. Может и не пошла бы на пользу такая раскрепощенность.

– Когда в 97-м году Андерлехт приехал в Полтаву играть с Ворсклой, мы смотрели и поражались игре Энцо Шифо. Он тогда по мастерству казался Зиданом. Действительно очень сильный был футболист?

– Про него можно сказать только хорошее. Очень сильный, талантливый игрок. Да и как человек порядочный. Узнал его ближе, когда Энцо тренировался вместе с нами в «дубле». Он тогда восстанавливался после травмы. Наверное, это был номер один как пример для подражания.

Юношеская команда Андерлехта, 1997 год (слева), фото из архива Е.Луценко
Юношеская команда Андерлехта, 1997 год (слева), фото из архива Е.Луценко

– Жизненных историй в Андерлехте на самом деле хватало. Это и Пер Зеттерберг, который играл с диабетом, и Жиль де Бильде, славившийся свой задиристостью…

– По правде говоря, о болезни Зеттерберга слышу впервые. О де Бильде не могу сказать, что он был такой уж задиристый. Если провоцировать, мы все становимся такими. В жизни это был вполне нормальный, обычный парень. Вообще, много всяких историй было. Часто они даже от журналистов исходили, когда нужно было создать сенсацию. Помню много забавных случаев. Одно время в первой команде был такой рослый чешский игрок по фамилии Коллер. Он играл в паре с канадцем Радзински, который был ниже ростом примерно 35-40 сантиметров. Парочка была еще та. Забавно смотрелась, что в жизни, что на поле. Помню, как Радзински, обутый в бутсы, спокойно влезал в кроссовки Коллера. Поскольку в команде было много иностранцев, каждый привносил со своей страны что-то новое, какие-то необычные вещи и обычаи.

– Олег Ящук провел в Андерлехте много времени, но из-за травм, особенно в молодости, играл не так часто. Как он сам говорил, травмы его оставили уже под занавес карьеры. Почему, по-вашему, так случилось?

– В молодости есть и здоровье, и силы. Но иногда этого мало. Есть еще и непрофессионализм врачей. Футбол наш в то время только зарождался. Профессиональных врачей в этой сфере было немного. Отсюда и неправильные диагнозы, из-за которых страдал Олег. Определяли бы вовремя и безошибочно, может быть, и не было потом всех этих травм. Когда попадаешь в более профессиональный клуб, где все это поставлено на высокий уровень, многих травм можно избежать. Ты уже работаешь над собой дополнительно, в индивидуальном порядке подготавливаешь себя для упреждения травм. Открыв зал для тренировок футболистов, лично с этим столкнулся. У нас индивидуально тренируются футболисты. Работая над собой, они понимают, что это не просто какая-то дань моде, а гарантия долголетия в футболе. С растущими сегодня в футболе нагрузками без этого просто нельзя.

«Луческу не позволит
недооценить Андерлехт»

– За те три сезона, что вы отыграли в Андерлехте, при каком тренере ощущали больше всего доверия к себе, и когда были ближе всего к тому, чтобы заиграть в первой команде?

– Я был под первой командой, пару раз даже вместе тренировались. Но попасть туда так и не сумел. Кто больше всего доверял? Даже не могу кого-то выделить. Все тренеры были настоящими профессионалами, занимались исключительно своей работой, а не какими-то околофутбольными делами. Был четкий и понятный принцип: кто лучше, тот и играет. Никаких подводных течений, или, не дай бог, договорных матчей, – ничего этого не было!

– Вам не кажется, что в последнее время роль Андерлехта, как и всего бельгийского футбола, существенно упала в Европе?

– Про бельгийский футбол я бы так не сказал. Относительно сборной сейчас как раз наоборот — она на подъеме, будет выступать на Евро во Франции. Какие имена защищают цвета Бельгии и каков уровень игроков этой команды! А вот в клубном футболе Бельгии дела идут все же не так хорошо. За высокие места в еврокубках они давно уже не боролись. Бюджеты и возможности у команд в основном скромные. Они прекрасно понимают, какую нишу занимают в европейском футболе. Большинство живут за счет продажи футболистов в клубы-гранды. Наверное, это есть их основное преимущество.

– В этом сезоне Андерлехт играл контрольный матч с киевским Динамо, выступает в еврокубках. Как давно бывали на ставшем родном брюссельском стадионе?

– Признаюсь: вживую за матчами этой команды не следил давно. Знаю, что они всегда могут дать бой, там есть интересные молодые ребята. В случае с ними нельзя допускать недооценки. С этой командой нужно всегда быть начеку. В Бельгии при той поддержке болельщиков наверняка будет тяжело. Для Андерлехта выход в 1/8 финала — действительно хорошее достижение. В последние годы они мало чего добивались. Я думаю, бельгийцы сами, как и «горняки», считают, что Шахтер — это удачный жребий. Но, на стороне Шахтера — огромный опыт. А такой маститый тренер, как Луческу, я уверен, не позволит им недооценить соперника.

 



Усик - Беллью: полное видео боя

Усик - Беллью: видео нокаута

Усик - Беллью: видео боя, лучшие моменты

Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?