Sportarena

«Главное – стабильность». Чем и как живет футбольная Беларусь

Рукоприкладство на стадионах, жесткий досмотр и баннера в государственном реестре. Корреспондент Sport Arena съездил в Беларусь на матч местного чемпионата и понял, чего стоит стабильность.

«Главное – стабильность». Чем и как живет футбольная Беларусь - Футбол

Шесть утра. Из автобуса выходят человек 15, все утомленные ужасной украинской дорогой – автобус опаздывает на 4 часа. Каждый со своим рюкзаком, паспортом и миграционным билетом, заполненным на ходу.

– Какая цель визита? – спрашивает красивая девушка с томным взглядом по ту сторону окошка и забирает загранпаспорт с «миграционкой».

– Турист. Еду на пару дней к знакомой в Минск, – отвечаю.

Она смотрит в паспорт, потом снова на меня, потом снова в паспорт – так продолжается минуты три. Она наконец-то решается и ставит печать. Я иду дальше.

У парня лет 25-ти своя цель. Он раскрывает мой рюкзак и, увидев там две наливки, задает, кажется, стандартный вопрос: «Больше нет?» Я отрицательно киваю головой, он отдает мое, а я иду дальше, немножко улыбаясь. Хотя здесь так не делает никто. Мужик, с которым я познакомился за сигаретой возле автобуса, посоветовал не показывать эмоций – только выполнять то, что скажут. Мол, здесь шутки плохи.

Все безмолвно садятся в автобус, а меня никак не покидает ощущение полного уныния. Советские постеры на стенах, накаленная атмосфера минутой ранее и ворчащая бабушка, которой не дали провести картошку и сало, дают мне понять – я уже в другой стране. Стабильной и пахнущей, но от этого совсем не радостной.

На секундочку приходится пожалеть, что я все-таки решился поехать сюда, но от этого становится не менее интересно – экскурс в прошлое начался.

«Найти вай-фай в Бресте оказалось проблемой. Но 22 копейки и загранпаспорт творят чудеса»

Через три часа автобус прибыл на конечную станцию – Брест. Я по привычке достаю сигарету, но мужчина лет 30-ти отводит меня в сторону: «Здесь курить можно везде, но если осторожно». Мы становимся в прямоугольник, который пунктиром нарисован прямо на асфальте. Курить можно только в нем.

Решать вопрос нужно немедленно – автобусы в Солигорск и в Минск отсюда поедут только вечером. Оказывается, Диме (так звали мужчину, которому нужно было в Минск) по пути со мной – от столицы в Солигорск рукой подать. Направляясь на ЖД-вокзал, мы уже не курим – негде. Да и на штраф можно нарваться, хотя и есть вариант с «договориться» – «менты» что здесь, что в Украине одинаковы. По крайней мере, так утверждает Дима. Он приехал в Беларусь не впервые, ведь настройщик игровых автоматов здесь востребован.

Центр Бреста. Фото Андрея Сенькива
Центр Бреста. Фото Андрея Сенькива

Шагая приятным на глаз и наверняка на ощупь Брестом, я снова улыбаюсь – в пакете Димона звенят бутылки, купленные в дьюти-фри. Народ вокруг тоже обращает внимание и оглядывается.

На вокзале мы обнаруживаем, что поезда в столицу отсюда тоже ходят не регулярно, и я нахожу оптимальный вариант – воспользоваться «БлаБлаКар». Но как? После того, как переехал границу, мобильный интернет не работает, а найти вай-фай в Бресте оказалось проблемой.

Минут 15 мы бродим по вокзалу и таки находим заветное окошко. Не поверите, но здесь продают… вай-фай! 22 копейки и загранпаспорт творят чудеса. Продавщица отдает мне маленький конвертик, где находится то, что нам нужно – час бесплатного интернета. Далее – дело техники. Три с небольшим часа, и мы в Минске.

фото Андрея Сенькива
Вокзал в Бресте. Фото Андрея Сенькива

Здесь, как и в Бресте, идеальная чистота: что на улицах, что на вокзале. При входе в метро у нас моментально осматривают сумки. Так делают со всеми, кто смахивает на приезжих.

«У нас очень маленькая фанатская база. Если не подпускать фанатов к команде, то их не будет вовсе. Поэтому ценим каждого – нам ведь нужна поддержка»

Сесть на маршрутку в Солигорск удается только благодаря пресс-атташе Шахтера – именно он заказал мне место. С виду «бусик» сразу же напомнил Украину – таких нашими областями курсируют тысячи. Но внутри – совсем другое дело: кожаная обивка, вай-фай и дороги, от которых мгновенно хочется уснуть. Убаюкивают, ибо ровнее ровного.

Через полтора часа водитель говорит, чтобы я просыпался – приехали. Ночь, большущее здание, которое со всех сторон окружено лесом. Людей здесь нет. Впереди большая красивая коробка, вывеска на которой подсказывает, что я возле рекреационного комплекса. Где база Шахтера – непонятно. У кого спросить – тоже.

В здании очень современно: навесные потолки, здоровые лампы, на полу большие квадраты синей плитки. Сверху бьет узкий луч света – это охранник. Он даже не спрашивает, почему я здесь в такое время. Может, все так и должно быть?

Интересуюсь, как пройти к месту, где тренируется Шахтер. Ответ ошеломил – мол, иди лесом, а там увидишь. Путь, надо сказать, нелегкий. Минут 10 пробираясь сквозь кусты, раз десять пожалел, что приехал сюда, но своего таки добился. Меня ждали, встретили и провели.

За какую-то минуту в кабинет, где я разместился возле пресс-атташе Шахтера Виктора, зашел капитан и лидер местной футбольной команды – украинец Артем Старгородский, который играет в Шахтере уже третий год. От Артема прямо веет спокойствием и внутренней гармонией. Он говорит уверенно, долго не думая, четко формулируя мысль. Кажется, ответы уже давно в его голове. Ни традиционных для футболистов «э-э-э», ни приложений без смысла – все по полочкам.

фото Андрея Сенькива
фото Андрея Сенькива

Иногда в наш разговор вмешивается Виктор. Он дополняет или немножко корректирует ответы Артема. Когда речь заходить о политике и местном режиме, оба улыбаются, переглядываясь. Все и так понятно, но говорить об этом нельзя. Как настоящий дипломат, капитан уходит от ответа, переходя к уже традиционной «стабильности». Здесь не принято говорить на диктофон иначе. Если принято, то без имен, городов и названий. Соблюдая полную анонимность – случиться может всякое.

После того, как диктофон выключается, мы с Артемом говорим еще. Он мечтает стать тренером, чаще видеть семью. Она живет в Киеве, Старгородский может ездить туда только раз в несколько недель. На вопрос, почему решил переехать в Солигорск, ответ прост: «Я думал, что закончу карьеру в киевском Арсенале, но после банкротства клуба пришлось искать новую команду. Когда пришло предложение отсюда, долго не думал, ведь в Украине, сами знаете, какая ситуация».

Капитан выходит в коридор, тут же другие игроки, персонал и, не поверите, фанаты. Они находятся максимально близко к клубу и всегда могут зайти в гости к тем, кого яро поддерживают во время матчей. Такого в украинском футболе не увидишь, но белорусы иначе и не могут. «У нас очень маленькая фанатская база. Если не подпускать фанатов к команде, то их не будет вовсе. Поэтому ценим каждого – нам ведь нужна поддержка», – объясняет Виктор.

Ребята интересуются у Старгородского, как дела. Говорят так, как со старым другом, без видимой издалека субординации. Что они, что он – одинаковые частички футбольного клуба. Забудьте о знакомых нам барьерах.

«Ниоткуда берутся четверо парней в манишках стюардов. Они хватают парня, пинками затаскивая его в подтрибунку. Народ недовольно кричит: «ОМОН, уйди!»

фото Андрея Сенькива
Стадион Трактор во время матча Динамо — Ислочь. Фото Андрея Сенькива

Все матчи предпоследнего и последнего туров чемпионата Беларуси играются в одно время. В 14:00 на минском Тракторе сойдутся местное Динамо и Ислочь. Аккредитацию можно забрать на служебном входе, позвав пресс-атташе минчан Василия Князюка. Я подхожу к двери и прошу стюарда помочь его найти. Он делает круглые глаза и мечется по сторонам. «Василий! Василий! Василий!» – с сарказмом зовет он пресс-атташе, заглядывая под стулья. «Нет его», – отвечает. Двухметровые охранники тоже смеются. Да и стюард не меньше ихнего. Хотя мужик лет сорока, в длинном черном пальто, рубашке с шарфом и лакированных туфлях слабо смахивает на стюарда. Я иду в кассу за билетом.

Уже на стадионе нахожу пресс-атташе и сажусь рядом с журналистами. Людей на стадионе несколько сотен. Некоторые сектора даже не расчищены от снега. На холме, что напротив, тоже расположились болельщики. Сразу вспомнился луцкий Авангард, но тут у людей хотя бы есть конкретная мотивация – билеты стоят от пяти рублей. Умножьте на 13 и получите цену в гривнах.

фото Андрея Сенькива
Снег на секторах Трактора. Фото Андрея Сенькива

Справа расположились фанаты, которые затягивают: «Динамо! Динамо!» Ни политики, ни истории – только футбол. Иначе нельзя. Украинец Евгений Будник головой кладет «банку», стадион не срывается на ноги – все и так стоят. Сидеть ведь неудобно. Финальный свисток и победа в параллельном матче Шахтера означает, что Динамо берет только «бронзу».

фото Андрея Сенькива
Фан-сектор минского Динамо. Фото Андрея Сенькива

Одинокий болельщик прямо возле поля что-то недовольно кричит, не без мата. Ниоткуда берутся четверо парней в манишках стюардов. Они хватают парня, пинками затаскивая его в подтрибунку. Народ недовольно кричит: «ОМОН, уйди!» Оказывается, так работают местные правоохранительные органы – некоторые переодеваются в стюардов и следят за порядком на стадионе под прикрытием.

Люди побыстрее покидают Трактор – попасть под горячую руку никому не хочется. Несколько ребят еще остаются, но разъярено сплевывая, тоже идут. Объяснять мне ситуацию не берется никто. Большинство отвечает: «Если парня и забрали, то за дело. У нас всегда так».

«Все местные клубы спонсируются, контролируются или прямо зависят от госпредприятий (небольшое исключение – Крумкачы). Вот откуда растут ноги стабильности»

На пресс-конференции после матча человек 20. Один из них 13-летний Артем Подмаско, работник пресс-службы Динамо. Он не только пишет отчеты о матчах, но и задает вопросы главным тренерам и футболистам. «Артем был в Школе юного журналиста, и приятно удивил. Сначала было сложно поверить в то, что этот мальчик может писать и говорить о футболе как взрослый, но со временем мы в этом убедились. Его вопросам даже Сергей Боровский (главный тренер Динамо. – прим. А.С.) удивляется», – прощаясь с Артемом, говорит пресс-атташе.

фото пресс-службы Динамо Минск
Артем Подмаско задает вопрос на пресс-конференции. Фото Динамо Минск

Я не сдерживаюсь спросить у Боровского об украинском легионе – все-таки трое наших играет за Динамо. Интересует и их будущее, и оценка сезона в их исполнении: «Нойку и Габовде, насколько знаю, предложили продлить контракт. Нойок продлил, а Габовда… Есть агенты – они решают. Даже не тренер и не председатель клуба. Будник? Хочется более сильных нападающих. Если бы он был белорусом, мы бы даже и не думали. А он украинец. А если иностранец, то хочется конфетку. Все трое нам помогли. Будник сегодня забил. Нойок – естественно и однозначно. У Габовды по системе «гол+пас» хороший результат. Но есть у них и минусы, как и у любого футболиста», – расчетливо объясняет тренер.

Габовда и правда не знает, где будет играть дальше – переговоры еще ведутся. Нойок в Минске еще на два года по контракту. По Буднику все сложно. Скорее всего, в Минске его не будет. «Слышал, что тренер о Жеке говорил? – спрашивает Нойок у Габовды. – Эх, жаль, конечно». Саша сам отвечает на свой же вопрос.

Нельзя сказать, что парням нравится в Беларуси. Правильнее – здесь спокойно и стабильно. В Украине такого нет, поэтому много наших и уезжают в соседнюю страну. Без диктофона мы говорим много и обо всем: о политике, «договорняках», плохом украинском футболе, режиме Лукашенко, но, когда я нажимаю кнопку «запись», начинаются дипломатические «качели»: и Нойок, и Габовда понимают, что правда-матка может сыграть с ними злую шутку.

фото Андрея Сенькива
Так внешне выглядит Трактор. Фото Андрея Сенькива

Главное – стабильность. Это сочетание я слышал по несколько раз на самые разные ответы. От него не подташнивало, нет. Оно еще глубже возвращало меня в эпоху Советского Союза (хотя я там и не был). Сейчас, когда вспоминают те времена, тоже не забывают о стабильности. В первую очередь.

Стоит сказать, за счет чего живет белорусский футбол – за счет государства. Все местные клубы спонсируются, контролируются или прямо зависят от госпредприятий (небольшое исключение – Крумкачы). Вот откуда растут ноги стабильности. В Украине с «кидаловами-владельцами» такого не увидишь. Как когда-то сказал Вячеслав Грозный: «Говерла – частное предприятие. Хотим платим, хотим не платим». Вот и все ответы.

Впрочем, украинским футболистам попасть в Беларусь не так уж просто. Точнее, не так уж просто белорусским клубам подписать легионеров. Сначала руководство клуба должно подать заявление в биржу труда – мол, местных футболистов на нужные нам позиции нет. Только после этого можно заглядывать на иностранный рынок. А, ну и еще не забывайте о лимите: на поле может одновременно находится не больше четырех иностранцев.

Поэтому абы кого не позовут даже в, на первый взгляд, слабый чемпионат Беларуси. А если и позовут, то тоже нужно быть предельно осторожным: финансово стабильными здесь считаются только три клуба – БАТЭ, минское Динамо и солигорский Шахтер. В остальных существуют проблемы. Некоторые даже подозреваются в договорных матчах, но, как и в Украине, все только на уровне разговоров.

«Мой сын родился при Бацькэ, скоро вот женится, тоже при нем. Это ж ненормально!»

Еще одна проблема белорусского футбола связана непосредственно с правлением Лукашенко. Как сказал таксист Никита: «Мой сын родился при Бацькэ, скоро вот женится, тоже при нем. Это ж ненормально! Единственный плюс – есть стабильность. У нас в отличие от Украины войны нет». Опять это слово. «Стабильность». Чувствуется, что каждый, кто его произносит, делает это интуитивно, не думая. «Стабильность» – первое, что приходит на ум белорусу, если говорить о плюсах, позитиве и прочих приятностях своего государства.

За эту, как говорится, стабильность нужно платить. Постоянной проверкой документов, кучей омоновцев и других представителей правоохранительных органов по всех городах. Следят за всем, каждым и повсюду. В Беларуси шутят, что на каждого человека – по 3 охранника: эфэсбэшник, омоновец и милиционер. Выводы делайте сами.

В футбольном плане больше всех страдают фанаты. Так их принято называть, но такими по факту и сути они здесь не являются. Особых полномочий на секторе у них нет – практически обо всем нужно отчитываться, а если что-то пошло не так – жди дома незваных гостей.

«Одна из проблем слабой посещаемости, как фан-сектора, так и стадиона в целом – это милиция. Жесткий досмотр, косые взгляды, рукоприкладство и прочие проблемы отодвинули футбол в головах парней на второй план»

Договориться об интервью с белорусским фанатом – дело непростое. Парни говорят охотно и много, но с одним условием – ни имен, ни фамилий, ни названий команд, ни городов в материале быть не должно. Понять можно – им есть чего бояться. Отвечая на большинство вопросов им немножко завидно, ведь в Украине жестких ограничений в действиях фанатов нет (если они есть вообще).

Я решил опубликовать несколько предложений, которые наиболее сильно иллюстрируют фан-движение в Беларуси и его многочисленные проблемы. Рассказать обо всем решил один ультрас. Понятно – на правах полнейшей анонимности (назовем его «М.»):

«В последние годы все чаще и чаще органы милиции посещают жилые дома активных фанатов. Это уже не редкость и давно перестало удивлять. Парней ставят на учеты, всячески пытаются запугать. Одним словом, хотят истребить фанатизм в Беларуси».

«Для использования пиротехники на домашних матчах фанатам в обязательном порядке нужно подписать бумагу у своего родного футбольного клуба, милиции, а также пожарной службы города. Дымить «пиро» можно строго после финального свистка, имея с собой минимум пару ведер с водой на случай загорания».

«Одной из запрещенных кричалок в конце этого года стал хит 90-х «Вместе весело шагать по болотам», также запрещены любые песни, речевки, содержащие нецензурную брань, оскорбление противника или физического лица и подобное. Также АБФФ (Ассоциация «Беларусская федерация футбола». – прим. А.С.) решает, какой баннер допустить в реестр баннеров (да-да, есть такой), а какой – нет. Все чаще идет запрет на баннера со словом «ультрас».

«Одна из проблем слабой посещаемости, как фан-сектора, так и стадиона в целом – это милиция. Жесткий досмотр, косые взгляды, рукоприкладство и прочие проблемы отодвинули футбол в головах парней на второй план. Но не думаю, что это главная причина низкой посещаемости. Многие просто считают футбол не модным. Любовь к клубу должна быть гораздо больше, чем все ущемления вместе взятые. Если человек любит клуб, то он будет с ним до конца».

«Каждый фанат в Беларуси желает увидеть в еврокубках свою команду, ведь у нас они на вес золота. Евровыезд – это ни с чем несравнимая атмосфера. Здесь тебе и яркие европейские стадионы, и моменты, которые мы будем вспоминать всю жизнь. Надо быть белорусом, чтобы понять, что для нас значит выезд на еврокубковую игру».

В таких условиях сложно сделать футбол действительно массовым. Сложно привлечь как можно больше болельщиков на трибуны. Вход – 5 рублей (это не дешево), снег на секторе, уныленький футбол, да еще и милиция, которая за кривое слово может долгое время не давать покоя. Найти мотивацию в таких условиях чрезвычайно сложно, но М. не унывает: «Люблю заниматься тем, чем привык с детства – поддерживать свою команду, как дома, так и на выезде. Даже когда результаты команды и место в таблице – дно. Мотивация и дальше ходить на сектор у нас в сердцах».

Вопрос в том, сколько таких же по-хорошему безумцев останется в белорусских клубах лет через 5-10. Их ведь все меньше, и меньше… Не то, что поддерживать, а хотя бы не мешать им никто не собирается. Такова политика. Она, как любят говорить футболисты, не имеет нечего общего со спортом.

Спорт в ней. Она в спорте. Не верите? Тогда отправтесь дня на три в Беларусь, чтобы убедиться. И в стабильности заодно.


Смотри футбольные трансляции и матчи на телеканале Футбол 1 онлайн.

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345


Или аккаунт Sportarena