Лента новостей

«Хоть и забил Милану, но в основе Юве меня все равно не ждали»

Сергей Коваленко с Алессандро Дель Пьеро, фото из архива героя публикации
Черниговский форвард Сергей Коваленко, подававший надежды в Ювентусе, рассказал Sport Arena о взрослении в Турине и своих выступлениях в пяти странах.

Артур Валерко, Владислав Пархоменко и Александр Шевченко, Sport Arena

Их имена в свое время были известны скаутам ведущих европейских клубов. Футбольная Украина делегировала их, словно своих самых почетных послов, в академии и дубли громких и титулованных команд. Они пережили золотую юность и молодость. И теперь им есть о чем вспомнить, есть что рассказать и есть что посоветовать тем представителям молодого поколения, которые в будущем пойдут по их стопам. Чтобы они стали лучше, мудрее и удачливее. Чтобы они состоялись и реализовали свой талант.

Это – рубрика «Европейская юность». Истории воспитанников украинского футбола, которые прошли большую школу в больших европейских клубах. Эти слова – о них:

Овеяны заморскими ветрами,
Вдохнувшие всю прелесть высоты…

* * *

История первая: киевлянин Евгений Луценко, в 1996-1999 годах – Андерлехт и юношеская сборная Украины

История вторая: киевлянин Владимир Богданов, в 1998-2000 годах – дортмундская Боруссия и юношеская сборная Украины

* * *

Начнем с досье: Сергей Викторович Коваленко родился 10 мая 1984 года в Чернигове. Воспитанник местного футбола, первые тренеры – Евгений Петренко, Евгений Добраницкий. В 1998-99 годах в чемпионате ДЮФЛУ сыграл 19 матчей, отличился 18 голами за черниговскую Юность. Затем занимался в российских школах Динамо и Академика (Москва). В 2001-04 годах – в клубной системе Ювентуса (Турин). На профессиональном взрослом уровне играл за итальянские Лодиджани (4 матча в 2004 году) и Рагузу (2004 год), бельгийские Стандард (55 матчей, 8 голов в 2004-06 годах), Локерен (1 матч в 2007 году) и Руселаре (8 матчей в 2007-08 годах), белорусские Торпедо-БелАЗ (27 матчей, 4 гола в 2008-09 годах), Белшину (31 матч, 4 гола в 2010 году) и Нафтан (18 матчей, 1 гол в 2012-13 годах), луцкую Волынь (4 матча в 2008 году), ПФК Сумы (11 матчей, 1 гол в 2013 году), ФК Полтава (2 матча в 2013 году). На аматорском уровне поиграл за добрянское Полесье, плисчанскую Еднисть и нежинский Фрунзевец.

Наш сегодняшний герой – черниговский футболист, который был в поле зрения Динамо и Шахтера, но сделал неожиданный вираж и получил большой шанс в Ювентусе. Он не стал «Ярмоленко своего времени», но успел попробовать футбол пяти стран, повидался с великими игроками, получил уроки больших тренеров и своими глазами увидел Моджигейт. Сейчас Коваленко играет на аматорском уровне, и, кстати, в шести матчах чемпионата родной Черниговской области имеет в активе четыре гола. Говорим с Сергеем о маршруте Чернигов – Москва – Турин – Бельгия – Украина, уругвайских шуточках, конкуренции с Палладино, работе с братом Конте и другими агентами, немилости Муслина, пятиминутке Кварцяного, а также большой футбольной мечте.

«Отец посоветовал выбрать Москву, а не Донецк. Но вместо Динамо я там очутился в Академике»

– Сергей, как вообще вы попали в футбол? Быстро о себе заявили?

– Футболом начал заниматься с шести лет в черниговской ДЮСШ Юность. Туда меня впервые привел отец. Он тоже был футболистом и даже играл в детской команде вместе с Олегом Кузнецовым. Моим первым тренером стал Евгений Петренко. Поскольку у него была старшая группа, меня отдали к Евгению Добраницкому. Именно под его руководством я начал делать первые серьезные шаги в футболе.

Уже в десять лет меня приглашали в академию киевского Динамо, но родители не хотели отпускать меня в столь юном возрасте. А когда мне исполнилось пятнадцать, мне предложили два варианта продолжения карьеры: поехать в Москву или в донецкий Шахтер. Отец порекомендовал выбрать московское Динамо, и я принял это предложение. В Динамо поиграл всего четыре месяца. Появился новый вариант…

 – Речь о той самой Академике, которая как раз собирала лучших юных футболистов постсоветского пространства и отправляла их за рубеж?

– Да. Тогда в Москве была создана частная футбольная школа – Академика. Это был бизнес-проект. Изо всех уголков СНГ собирали талантливых футболистов и пытались потом их продать за границу. Мы постоянно играли на различных турнирах во Франции, Италии. Команда была сильная, мы демонстрировали неплохие результаты. За нами наблюдали скауты из ведущих европейских клубов.

 – Как там готовили под «экспорт» юных «звездочек»?

– Проживали в Новогорске на Олимпийской базе, куда приезжали на сборы олимпийские чемпионы. Но там бывали редко. Зимой ехали тренироваться в Турцию или на Кипр. Условия были неплохие. С нами занимались английским языком, выдавали экипировку и деньги на карманные расходы.

 – Кто еще из Украины занимался в Академике?

– Было несколько ребят. Полузащитник Александр Павленко (Орджоникидзе Днепропетровской области) и нападающий Александр Данишевский (Севастополь) потом выступали за московский Спартак. Защитник Виталий Березовский из Одессы поиграл не только в Украине, но и в Молдове, Латвии, Беларуси, Казахстане. Также по моей инициативе в Академику пригласили черниговского голкипера Андрея Федоренко. Он теперь играет в Беларуси за Крумкачы.

– Идеологом, «шоу-раннером» и вдохновителем проекта Академика был Константин Сарсания. Чем он вам запомнился? Он в ту пору был агентом, руководителем или уже начинал тренировать?

– Тренером тогда он еще не был, выступал больше в роли агента. Всеми делами, которые касались трансферов футболистов, занимался лично.

 – Насколько много внимания уделялось лично вам?

– Так как команда играла на международных турнирах, уже вскоре появились зарубежные варианты. Мой первый серьезный просмотр был в дубле Бордо. Находился там две недели. Волновался очень сильно, но им не подошел. Сарсания отправил меня в Сент-Этьен. Все было хорошо, но насколько я понял, Академика и Сент-Этьен не сошлись в цене. Поэтому вынужден был вернуться в Москву.

 «В Ювентусе нас «дрессировали», словно диких обезьян, как будто мы ничего не умели делать»

 – От Академики до Ювентуса не ближе, чем от Москвы до Турина. Когда впервые услышали интерес со стороны итальянского гранда?

– Через некоторое время после завершения истории с французами мне сообщили, что я еду на просмотр в Ювентус. Мы тогда еще не могли сами выбирать место продолжения карьеры. За нас это делало руководство Академики. Таким образом, меня, Зейтуллаева и Будянского отправили в Турин. После тщательного просмотра и обстоятельных переговоров между клубами было решено, что мы остаемся (хотя в ту пору подписание сразу троих игроков для молодежного состава из одного, да еще и зарубежного, клуба было большой редкостью для Юве. – прим. Sport Arena).

– Как проходил просмотр в Ювентусе?

– Вообще просмотр длится неделю. А нас просматривали целый месяц. Оставляли после тренировок, заставляли отрабатывать удары «щечкой», длинные передачи. Такое впечатление, что нас «дрессировали», словно диких обезьян, и мы ничего не умели делать. После просмотра попали в третью команду, а когда адаптировались, то перевели уже во вторую.

 – Говорят, что Академика и Сарсания продали вас в Ювентус за 200-250 тысяч долларов. Это правда? Или назывались совсем другие суммы?

– Не знаю об этом. Слышал, что за нас троих отдали миллион долларов.

 – Юношеский контракт подписывали с Сарсанией и представителями Ювентуса?

– Нет. На тот момент Сарсания уже наши интересы не представлял. Константин передал нас агенту Стини и сообщил, что теперь он будет заниматься нами. Нам было по 16 лет, и мы не разбирались в юридических процедурах. Позже выяснилось, что контракт с нами подписали незаконно, потому что тогда мы были несовершеннолетние.

 – Сколько получали в Ювентусе? Это была большая сумма, чем в Академике?

– Немного больше. Во второй команде Ювентуса мы получали фиксированную минимальную заработную плату, которая была определена государством – 1500 евро. На эти деньги в Италии на «широкую ногу» не проживешь.

 – Как вас, Зейтуллаева и Будянского приняли в новой команде?

– Нормально. Мы всегда втроем держались. Конечно, смеялись над нами, что мы ничего не понимаем. Правда, итальянский язык я выучил очень быстро и уже через полгода мог свободно разговаривать. В Европе ведь как – чем быстрее освоишь язык, тем быстрее адаптируешься. С этим у меня проблем не было.

 Сергей Коваленко с Зейтуллаевым, Будянским и Зиданом
Сергей Коваленко с Зейтуллаевым, Будянским и Зиданом

– Что чувствовали, когда впервые побывали на величественный стадион Делле Альпи? Стадион Ювентуса произвел впечатление после Лужников и НСК Олимпийский?

– Нет, не произвел. Больше производило впечатление, когда там проходили матчи с участием Ювентуса против Милана или Интера. Для других людей увидеть Делле Альпи – это мечта. А для футболиста – обычное дело, если постоянно «вариться в этой кухне», то стадион не кажется уже таким грандиозным.

 – Где и как жили игроки примаверы Ювентуса?

– Для молодых игроков были созданы два четырехэтажные гостиницы в Турине. Там проживали и питались. Мало кто снимал квартиру. От отеля до стадиона надо было идти 15 минут пешком. Режим дня был обычным. Тогда мы боялись показать себя с плохой стороны и режима не нарушали.

 – Ночные клубы, кафе, бары, рестораны были доступны юным игрокам Ювентуса? Или тренеры это строго запрещали?

– Не запрещали, но за нами следили, чтобы в 23:00 все были в отеле. Вместе с командой ужинали в ресторане, ходили на дискотеки. Об алкоголе и речи не было. Тренировок не пропускали, потому что тренировки – это святое.

 – Бывает ли среди юных футболистов большого клуба зависть, вражда?

– Ничего такого не было. Все относились друг к другу более или менее нормально. Я человек не конфликтный, поэтому таким не занимался.

– Каков он, итальянский юношеский футбол? Поля хорошие, условия для работы, отношения?

– Поля там действительно неплохие, даже на юношеском уровне. Да и условия вообще. Все понимают, что собрались здесь, чтобы играть в футбол. Это и есть профессионализм.

 – Как соперники по итальянской примавере относились к юниорам Ювентуса?

– Соперники против Ювентуса настраивались с двойной мотивацией. Чемпионат там жесткий, другие команды играют «грязно», могут ударить незаметно или спровоцировать.

«Конкурировали с Раффаэле Палладино»

– Многому ли приходилось переучиваться в Италии в тактическом, игровом плане? Тренеры «ломали» вас с Будянским и Зейтуллаевым, или вашу компанию приняли такими, как вы были?

– Конечно, не приняли, ведь мы пришли не подготовленными. В Италии футбол тактически грамотный, там все знают, куда нужно бежать. Нападающий должен играть исключительно в штрафной. Джанпьеро Гасперини сходил с ума, когда я бежал к угловому флажку. Зато когда я приезжал в тренировочный лагерь сборной Украины U-17, забивал очень много, потому что в итальянском футболе решения принимаются быстро, а наш футбол тогда был гораздо медленнее.

 – Приходилось бывать на тренировках и матчах первой команды? Кто из игроков больше всего впечатлил?

– Если кто-то из первой команды получал травму или дисквалификацию, то на тренировки привлекали игроков из резервного, молодежного состава. Когда такая возможность выпадала, эмоции переполняли. Впечатление производили абсолютно все футболисты. Это были профессионалы с большой буквы. Особенно поражало то, что игроки оставались после тренировок и отрабатывали удары, стандарты. Хотя они и были звездами на поле, но оставались простыми в общении. К молодым футболистам они очень хорошо относились и всегда помогали.

– Кто в Ювентусе был самым большим шутником? А кто, наоборот, удивил серьезностью и замкнутостью?

– Самой веселой была уругвайская парочка – Паоло Монтеро и Марсело Салайета. Они любили шутить над всеми. А наиболее серьезным был Недвед. Павел – настоящий профессионал, который полностью отдавался работе, возможно, из-за этого ему и была присуща некая замкнутость. Эдгар Давидс и Алессио Таккинарди – люди настроения. Они не очень любили общаться с молодыми игроками. Такое впечатление, что эти футболисты находились на своей волне и им не было дела до других.

 – Ваши одноклубники по юношеским командам Юве считались очень талантливыми. Знаем, что Шиккитано, Зарине, Эллиот, Авитабиле, Фагоне, Фумасоли, Перроне выше низших лиг Италии не поднялись. Гаитянин Франтц Бертен играл в Испании (Расинг, дубль Атлетико), Швейцарии, Греции. Недавно в Индии доигрывал. С вами также могли играть Абдулай Конко (Севилья, Лацио), Раффаэле Палладино (Ювентус, Дженоа, Парма), Антонио Ночерино (Милан, Палермо), Андреа Масьелло (Бари, Аталанта), Антонио Миранте (Юве, Парма, Сампа, Болонья). Кого из них помните?

– Всех, конечно, помню. Все ребята были талантливыми, но ни в Серию А, ни в сборную большинству не удалось пробиться. Самыми большими звездами из моих сверстников стали Палладино, Миранте, Маркизио и Джовинко, им даже удалось поиграть за Ювентус, сборную. А с Конко мы очень хорошо дружили. Он единственный из молодежной команды, у кого был собственный автомобиль. Мы часто собирались у него дома и играли в Play Station.

 – Кто был вашим непосредственным конкурентом за место в основе? Может, Палладино?

– Да, именно он. Раффаэле был любимцем Гасперини, но свою приверженность заслужил хорошей игрой. На тот момент Палладино был сильнее меня. Не зря он в итоге заиграл на хорошем уровне.

 – Был такой момент, когда вы «стучали в двери» первой команды? Попадали в заявку на матчи? Играли с первым составом в контрольных матчах?

– В заявку на официальные матчи не попадал никогда. А вот в составе первой команды играл в товарищеских матчах, когда Ювентус выезжал в тур по городам. Был небольшой мандраж, но с выходом на поле он исчезал. Со звездами было очень приятно играть.

«Из Ювентуса уходил спешно, но карабинерия нашла меня и в Стандарде»

– Как вы думаете, что же, все-таки, помешало вам троим – Коваленко, Зейтуллаеву и Будянскому – пробиться в основу Ювентуса? Правду говорят, что в этот клуб легче попасть из другой команды, чем из здешнего резерва?

– Смотря о каком Ювентусе мы говорим. Тогда, когда я играл, то нереально. Единственный игрок на тот момент, который без аренд попал из второй в первую команду – Дель Пьеро (да и то приходил ведь из Падовы уже с неким опытом. – прим. Sport Arena). Это живая легенда! У меня дома до сих пор хранится футболка Юве с автографом Дель Пьеро.

К сожалению, тогда я еще не понимал, что шансов сыграть в первой команде очень мало. Резервист сначала должен проявить себя в аренде в другой команде, а потом уже можно было пробовать закрепиться в Турине. Вот такая была политика клуба в отношении молодых игроков.

Это уже после Моджигейта, вылета в Серию В тренерский штаб стал больше доверять молодежи. В основной команде дебютировали Палладино, Маркизио, Джовинко. Но я к тому времени уже был не там.

 – Ювентус отдал вас на полгода в аренду в Лодиджани. Что за клуб? Зачем это было вам?

– Ответ простой: игровая практика. Это был клуб из Рима. Тренировал команду известный в прошлом футболист Джузеппе Доссена (Торино, Сампдория, сборная Италии. – прим. Sport Arena). Лодиджани тогда выступал в Серии С. Это был новый вызов в моей карьере, ведь взрослый футбол значительно отличается от юношеского. В старте я не играл, потому что доверяли более опытным футболистам, а выпускали преимущественно на замену. Серия С на самом деле – тяжелый чемпионат, и играть там было непросто.

 – Следующая аренда в Рагузу чем-то отличалась от столичной?

– Конечно! После того как закончилась аренда в Лодиджани, мне мой агент Джанлука Конте (младший брат Антонио Конте. – прим. Sport Arena) предложил попробовать свои силы в клубе с Сицилии – Рагузе, который тоже играл в Серии С.

Когда я приехал на Сицилию, то меня там встретили как звезду. Не каждый день к ним в команду попадал игрок из Ювентуса. Тренер начал мне доверять с первых дней моего пребывания в Рагузе. Однако пробыл там недолго – всего полтора месяца. В начале чемпионата ко мне подошел президент команды и сказал, что меня зовут обратно в Турин, а там меня ждет высшая лига.

 – Неужели боссы Ювентуса хотели дать вам шанс в Серии А или решили снова куда-то пристроить?

– Мне сообщили, что я буду играть в Бельгии за Стандард. Это решение нетрудно объяснить, потому что тогда Ювентус пытался избавиться от всех молодых игроков, с которыми были подписаны незаконные контракты. И я попал в этот список.

– Помните тот случай, когда из-за незаконно подписанного контракта с Ювентусом вами заинтересовалась итальянская полиция?

– Да, помню. Стандард играл товарищеский матч с Ромой в Италии. Ко мне в аэропорту подошли сотрудники полиции и забрали в участок. Там я должен был дать показания о случившемся. Расспрашивали долго, а в итоге пришли к выводу, что я подписал контракт под давлением со стороны руководства Ювентуса и меня отпустили.

 – Было ощущение, что Стандард для вас уже всерьез и надолго?

– Вероятно, да. Я ведь уже подписал контракт со Стандардом на шесть месяцев с опцией продления на 1 год.

«Д’Онофрио был мне как отец в футболе, а вот с Муслиным не сложилось»

– Новая страна, новый клуб. Экс-ювентини в Бельгии пришлось начинать с нуля?

– Да, и это естественно. Сначала я попал в дубль. Забивал почти в каждом матче, поэтому меня через месяц перевели в первую команду.

 

– Главным тренером Стандарда тогда был Доминик Д’Онофрио. Как работалось с этим наставником?

– С Домиником Д’Онофрио сложились прекрасные отношения. Он мне был как второй отец в футболе. Всегда помогал, доверял, поддерживал как на футбольном поле, так и за его пределами. Это был хороший человек во всех смыслах этого слова.

 – Стандард в ту пору (2004-2007 годы) был шикарной командой – хорват Рунье в воротах, защитники Дефляндр, Оньеву, Драгутинович, Леонар, Жорже Кошта, Момо Сарр, Данте, полузащитники Эссуа-Экото, Сержиу Консейсау, Феллаини, нападающие Рапаич, Руссель, Никулае, Камарго, Йованович, Са Пинту, позже прибыл и будущий динамовец Мбокани. Команда – шик. Как с ними игралось и тренировалось? Кто из звезд запомнился?

– Очень классно. Я сразу со всеми подружился и привык. Звездами тогда их еще не считал. Разве что поглядывал на Сержиу Консейсау, потому что это был титулованный футболист, поигравший за Порту, Лацио, Интер и сборную Португалии.

 – Вам приходилось видеть в Стандарде тех же молодых Данте, Витселя, Феллаини. Они тогда уже выделялись?

– Витсель выделялся, Феллаини был очень тягучим – в принципе он и сейчас так играет, только стал более опытным. Данте к нам пришел уже позже из Шарлеруа.

 – Вы дебютировали в матче с Брюгге (1:4), также играли против Сельты в Кубке УЕФА и были в заявке на матч с Стяуа в Лиге чемпионов. Чем запомнились эти матчи?

– С Брюгге был сумасшедший мандраж. Хотя мы и проиграли, но Д’Онофрио меня похвалил за игру. Затем в прессе писали, что Коваленко – джокер Д’Онофрио. А вообще бельгийская пресса меня любила, я часто попадал на главную обложку спортивных изданий.

Сельте мы проиграли дома (0:1), а в Испании было очень тяжело играть. Полный стадион, неистовая поддержка болельщиков, такое невозможно забыть. Вышел на замену и заработал пенальти. К сожалению, Консейсау его не реализовал, тогда мы проиграли со счетом 0:3.

В Бухаресте на матч Лиги чемпионов пришло 45-55 тысяч болельщиков. Атмосфера невероятная, даже жаль, что целый матч я провел на скамейке запасных (кстати, победи тогда Стандард румынскую команду – и попал бы в одну группу с Динамо, глядишь, успешнее выступили бы киевляне в Лиге чемпионов 2006/07. – прим. Sport Arena).

 – Стандард при вас дважды становился бронзовым призером бельгийского чемпионата и еще раз вице-чемпионом. Медали получили?

– Нет, не получил. Команде никто медалей не вручал.

 – Вы также побывали в аренде в Локерене, когда команду возглавлял экс-наставник донецкого Металлурга и нынешний главный тренер сборной Сербии Славолюб Муслин. Как сложились взаимоотношения с этим тренером?

– Вот как раз с Муслиным у меня сложились плохие отношения. Хотя он и был инициатором моего появления в команде, но играть мне не давал. Помню случай, когда во время тренировки мне дали бутылку с теплой водой. Я попросил, чтобы заменили на холодную. Муслин на меня обиделся и постоянно этим упрекал. А второй случай произошел перед игрой. Мне выдали футболку с длинными рукавами, я сказал, что хочу получить нормальную. После этого Муслин на поле меня больше и не выпускал. Я ничего такого плохого не сделал. Просто попросил холодной воды и нормальную футболку. Неужели из-за этих двух обыденных, бытовых вопросов заслужил такую немилость от Муслина? Сам не могу понять. Однако на скамейке запасных я сидеть не хотел и пошел в Руселаре.

 – Что помешало закрепиться в Руселаре – травмы, конкуренция?

– Всё то же – не сошлись характерами с тренером. Хотя сначала все было нормально. Я играл, имел голевые моменты, но со мной поступили не очень хорошо – разорвали контракт в одностороннем порядке. Причины расторжения договора настолько смешные, что в такое трудно поверить. Я приехал из отпуска с лишними пятью килограммами, а также опоздал на три минуты в клубный автобус. Такое может произойти с каждым футболистом, а виновным сделали меня одного.

«Кварцяный взял меня за пять минут, а выгнал за десять»

– Около девяти лет вы провели за границей и возвратиться в Украину решили, подписав контракт именно с Волынью. После Юве, Бельгии чем запомнилась работа с Кварцяным?

– Кварцяный – человек импульсивный. На первой же тренировке просмотра Виталий Владимирович ко мне подошел и сказал: «Я тебя беру. Ты мне подходишь». Прописал мне хорошие подъемные, как для первой лиги. На тот момент я полгода не играл на высоком уровне, а Кварцяный меня сразу поставил в основу.

На энтузиазме сыграл первые три матча в чемпионате. Даже начал втягиваться в игровой процесс, но уже в следующем поединке Кварцяный заменил меня на шестой минуте. А на следующий день он вызвал меня к себе и говорит: «Ты за Волынь больше играть не будешь». И разорвал контракт со мной. Как взял меня за пять минут, так и выгнал за десять.

Что было делать? Мне 24 года. Уже кое-что видел в футболе. Хотелось играть. Уехал в белорусский чемпионат, где меня звали сразу в высшую лигу.

 – С белорусским Нафтаном вы успели даже поиграть в еврокубках и забить Црвене Звезде. Хорошая команда была в Новополоцке?

– Кстати, очень яркие матчи с сербами получились. Дома мы проиграли (3:4), а в Белграде сыграли вничью (3:3). После игры на выезде нам стоя аплодировали 30 тысяч болельщиков, а Црвену Звезду освистывали. К слову, сербам я забил – после передачи нынешнего игрока сборной Литвы Феди Черных (он сейчас играет в Ягеллонии с украинцами Тарасом Романчуком и Дмитрием Хомченовским. – прим. Sport Arena). Команда в Новополоцке была действительно хороша. Мы завоевали национальный Кубок, а я получил звание Мастера спорта Беларуси.

Сергей Коваленко, fc.sumy.ua
Сергей Коваленко, fc.sumy.ua

 – Была информация, что и сейчас вы продолжаете играть, выступая на областном уровне. Это действительно так?

– Да. Сейчас выступаю в чемпионате Черниговской области. Играю за нежинский Фрунзевец. Даже заявились на любительский Кубок Украины и прошли команду из Факел из Винницкой области. Теперь в 1/8 финала соревнуемся с Чайкой из Киевщины.

 – С кем играете за Фрунзевец?

– Фрунзевец – это сплав опыта и молодежи. Там выступают экс-игроки Десны Валентин Круковец, Владимир Чуланов, Александр Бабор, Артем Перевозчиков и местные молодые футболисты.

 – Планируете продолжить карьеру в профессиональном футболе?

– Если почувствую, что имею силы для профессионального футбола, то почему бы еще и не поиграть? Сейчас нахожусь не в тех кондициях, в которых хотелось быть. Надо поиграть год в чемпионате области, чтобы выйти на необходимый уровень. Желание есть, но пока не хватает физической формы.

 – Футбол интересует вас в плане тренерской работы? Или это не ваше?

– Нет. Это точно не мое. Мне больше нравится скаутская работа.

 – Какой гол считаете самым красивым в своей жизни?

– Тот, который забил в примавере в дерби с Миланом. Была подача с фланга, мне удалось пробить через себя боковыми «ножницами» в девятку. Кроме того, особое место в моей жизни занимают три гола подряд, которые забил за Стандард – Мускрону, Вестерло и Беерсхоту (Жупилер-лига тогда тоже была хороша, например, в этих командах играли Марцин Жевляков, Жажа Коэльо, Питер Утака. – прим. Sport Arena).

 – О чем жалеете в футболе?

– Сожалею о том, что до конца не раскрылся. Но в этом виню только себя. Я совмещал футбол с такими вещами, с которыми он не совместим. Поэтому хочу посоветовать молодым игрокам, чтобы они полностью отдавались футболу и не думали о другом. Все остальное обязательно будет, нужно просто подождать. Единственная моя ошибка – что не остался в Бельгии. Там я вырос как игрок. Если бы этого не сделал, возможно, моя карьера сложилась по-другому.

 – Напоследок – символическая сборная из тех игроков, с которыми довелось поиграть.

– Ого, придется напрячься! Ну, хорошо, пусть будет такой состав:

Андрей Федоренко (Академика) – Эрик де Фландер (Стандард), Данте (Стандард), Ивица Драгутинович (Стандард), Филипп Леонард (Стандард) – Сержиу Консейсау (Стандард), Феллаини (Стандард), Клаудио Маркизио (Ювентус), Милан Рапаич (Стандард) – Раффаэле Палладино (Ювентус), Александр Пищур (Волынь).

 Блиц

 Любимый клуб – Реал (Мадрид)

Любимый игрок – Дель Пьеро, Зидан

Мечта – стать хорошим футбольным скаутом и открывать новые футбольные таланты

Фото предоставлены героем публикации, а также взято из сайтов его бывших клубов.



Теги:
Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?