Играл с Заваровым, Адебайором и Обраньяком. История николаевца, который прошел академию Меца

...

Сергей Жданов рассказал Sport Arena о своей футбольной юности в Меце.

Играл с Заваровым, Адебайором и Обраньяком. История николаевца, который прошел академию Меца

Фото предоставлено Sport Arena героем публикации

Их имена в свое время были известны скаутам видных европейских клубов. Футбольная Украина делегировала их, словно своих самых почетных послов, в академии и дубли громких и титулованных команд. Они пережили золотую юность и молодость. И теперь им есть о чем вспомнить, есть что рассказать и есть что посоветовать тем представителям молодого поколения, которые в будущем пойдут по их стопам. Чтобы они стали лучше, мудрее и удачливее. Чтобы они состоялись и реализовали свой талант.

Это – рубрика «Европейская юность». Истории воспитанников украинского футбола, которые прошли большую школу в европейских клубах. Эти слова – о них:

Овеяны заморскими ветрами,

Вдохнувшие всю прелесть высоты…

* * *

История первая: киевлянин Евгений Луценко, в 1996-1999 годах – Андерлехт и юношеская сборная Украины

История вторая: киевлянин Владимир Богданов, в 1998-2000 годах – дортмундская Боруссия и юношеская сборная Украины

История третья: черниговец Сергей Коваленко, в 2001-2008 годах – туринский Ювентус и ряд клубов Италии и Бельгии

История четвертая: харьковчанин Андрей Переплеткин, в 2003-2009 годах – Андерлехт, Саутгемптон, Дерби Каунти, клубы 9 чемпионатов и сборная Латвии

История пятая: киевлянин Павел Янчук, в 2003-2010 годах – Санкт-Паули, Динамо (Бухарест), Гонвед и просмотр в Шальке

История шестая: запорожец Андрей Демченко, в 1995-1998 годах – амстердамский Аякс

История седьмая: кременчужанин Александр Дындиков, в 1998-2000 годах – гельзенкирхенский Шальке

* * *

Пусть не вводит вас в заблуждение показная скромность Меца: да, все его достижения за 88-летнюю историю – одна серебряная медалька чемпионата Франции и несколько местных кубков страны и лиги. Но этот клуб из Лотарингии дал большому футболу таких мастеров, как Робер Пирес, Ригобер Сонг, Луи Саа, Эммануэль Адебайор, Миралем Пьянич, Калиду Кулибали. За него в разные годы поиграли Патрик Баттистон, Дидье Сикс, Хенрик Касперчак, Бернар Лама, Жак Сонго’о, Сильвен Вильтор, Лионель Летизи, Фарид Мондрагон, Флоран Малуда, Франк Рибери, Мамаду Ньянг, Паписс Сиссе и многие-многие другие.

Украинский футбол с Мецом объединяют только несколько личностей – звезда послевоенных времен Казимир Гнатов (выходец из Галичины, вызывавшийся в сборную Франции), Сергей Скаченко, приобретенный Мецом после блестящих выступлений в нашей сборной, а также два юниора – Сергей Жданов и Андрей Негара, которые в пору Миллениума пробовали свои силы в клубе гранатовых цветов.

Читайте также: Милош Нинкович: Шевченко просил дать ему номер телефона Джоковича

Один из них, Сергей Жданов, сейчас занимает должность заместителя директора завода Экватор, который непосредственно занимается МФК Николаев и Николаевским футбольным кластером и детским футболом. По нашей просьбе он вспоминает свою футбольную юность в Меце.

«Лига 1 – это был турнир, который хотелось смотреть и в котором хотелось участвовать»

— Конец 90-х – лучшее время футбольного клуба Мец: серебряные медали чемпионата Франции 1998, Кубок французской лиги 1996 и финал этого турнира 1999, финал Кубка Интертото 1999. Как вы, совсем юный парень из Украины, попали в его академию?

— Я сам из Николаева, мой папа Геннадий Владимирович – футбольный тренер. Начинал играть в местном Торпедо, но в 11 лет получил приглашение от знаменитого детского тренера Александра Лысенко переехать в академию Динамо (Киев). Это была детская мечта! Я занимался в группе Валерия Шабельникова, затем – у Александра Шпакова, первого тренера Андрея Шевченко.

После Динамо оказался в детском футбольном клубе Сталь, за который играл на первенство города Киева. А тем временем, как оказалось, известный менеджер Андрей Головаш увидел меня в игре и предложил попробовать свои силы в Меце. Я поехал первый раз на месяц, затем прибыл на полноценные сборы, по итогам которых мне предложили контракт.

Так в декабре 1998 года я оказался во Франции. Мне было тогда 13 лет, дальше я подписал договор на два года.

— Куда вас определили?

— Хотя я был тинейджером, но в Меце получил возможность с самого начала заниматься со второй командой. В девять утра – тренировка со старшими, после обеда – с юношами моего возраста.

В команде было много ребят из разных стран – тренерам было важно не просто обучить нас футболу, но и сделать из нас коллектив. В Меце мы всегда хорошо общались. Был командный дух. Мы жили очень дружно, несмотря на то, что кто-то француз, кто-то африканец или бразилец. Со многими до сих пор общаемся, да и вообще не было каких-то вопросов по общению.

— Как жили, работали?

— У нас была школа, как у обычных сверстников. Давали домашние задания, учили работать на компьютере. Следили за нашим графиком – вечером, уже после 19:00, из интерната можно уйти только по разрешению директора.

— Вам пришлось переучиваться в тактическом плане?

— Да, конечно. Я вообще в футболе многое попробовал – играл и атакующего полузащитника, и крайнего защитника, и центрального полузащитника. Вот когда в защите действовал – было немного непривычно, что Мец строил игру в линию. У нас ведь еще зонная защита была, персоналка, либеро. А у них – 4-3-3, совсем другое построение защиты.

Очень интересно то, что в Меце не было привязки к какой-то конкретной позиции: я мог выйти правым защитником или полузащитником, опорником, под нападающими. Это заставляло постоянно узнавать что-то новое, развиваться.

— От города Мец до Германии куда ближе, чем до Парижа. Особенный регион Франции со своей культурой, родина Поля Верлена и довольно большой футбольный центр. Каково было там жить?

— Довольно немаленький город по меркам Франции – больше 100 тысяч зрителей. Но при этом живет своей размеренной жизнью – горожане в достатке, любят футбол. Это, возможно, единственное развлечение для местных жителей. А так, в обычные дни, вечером уже никого нет на улицах.

— В 90-х годах у нас еще не было таких стадионов, как обновленный НСК «Олимпийский» или «Донбасс-Арена». Чемпионат был самобытный, но серенький в плане освещения, пиара, организации футбола как шоу. Французский чемпионат в этом плане на вас произвел впечатление?

— О, да. Это нельзя даже сравнивать. Наши походы на матчи первой команды – что-то незабываемое. Очень красиво организовано, на трибунах всегда довольно много болельщиков. У нас еще тогда не очень было распространено, чтобы у болельщиков были фирменные футболки клуба, флаги, фан-сектор. А у них это было у любого клуба. Телевидение очень тщательно чемпионат разбирало. Это был турнир, который хотелось смотреть и в котором хотелось участвовать.

Заваров, Скаченко, Еременко – это точно Франция?:)

— Как жили юные таланты Меца?

— Понятно, это еще тот возраст, когда ребятам надо помогать в быту. Мне сперва выпало жить в интернате академии, затем на квартире. Только иногда бывало, что вечером накануне выезда нужно было заселяться в гостиницу. Но это было у тех, кто, как и я, занимался со старшими. Юные футболисты собирались непосредственно на игры.

— У нас многие легионеры за полный срок контракта так и не научились изъясняться на местном наречии. А к вам, юноше из-за границы, в академии Меца ставились требования по знанию французского?

— Да, причем, сразу предупредили, что уже скоро надо будет уметь изъясняться. Тренер ведь не будет подстраиваться под игрока, это мне его надо понять. Учил я французский прямо по ходу. Помогало то, что я оказался в чужой среде и не имел другого выхода – так что вскоре уже бегло говорил, затем неплохо изучил язык.

— При этом в клубе были земляки…

— Да, и это очень помогало! Мы очень подружились с Сашей Заваровым и его семьей – его папа завершал карьеру в Нанси, затем работал тренером во французских клубах. Его сыновья занимались как раз в Меце. Саша моего возраста, играл в нападении, в центре или с фланга. Техничный, умный игрок. Мне кажется, имел все шансы заиграть, если бы не травма.

Читайте также: Цитаишвили: В Украине, если дебютировал в 17 лет, ты — уже легенда

Валера Заваров в Украине известен лучше: он ведь успел поиграть за киевские Арсенал и Оболонь. Действовал на позиции атакующего полузащитника. Они отлично владели французским языком, но не забывали и наш. Так что мне было с кем переброситься парочкой слов на родном языке, спросить совета по местной жизни.

А еще был Леша Еременко – родной брат Ромы Еременко, который в Динамо играл. Леша чуть постарше – тоже технарь, отличный полузащитник. В Украине в Металлисте играл.

С Валерием Заваровым

— Но самым опытным украинцем в Меце был игрок нашей национальной сборной Сергей Скаченко. В 2001-2003 годах он сыграл за эту команду 38 матчей, забил 5 мячей. Почему не реализовался полностью в этом клубе?

— С Сергеем мы дружим до сих пор. Я его знаю очень хорошо. Мое мнение – он абсолютно соответствовал уровню Лиги 1, что и доказывал в своих лучших матчах. Но ему не повезло, что в первой команде Меца в ту пору очень часто менялись тренеры. Только приходил один, начинал разбираться, вникать в дела – как снова отставка. Новый приходит, начинает все по-новому – плюс, своих футболистов может привезти. А Сережа ведь нуждался в постоянной игровой практике, на него в сборной рассчитывали. Ему нужно было играть – отсюда и его аренда в Хиросиму.

А так – я следил за тренировками первой команды, Скаченко там был одним из самых сильных. У него были такие козыри, как умение здорово сыграть в штрафной, на «втором этаже». Он опытный был, иметь такого нападающего – хорошая опция для любого тренера. Так что когда Сергей играл и забывал – это была огромная гордость для меня! В молодежке говорили – «твой земляк-украинец забил», было очень приятно!

— В те годы наша пресса даже перепечатывала какую-то статью из французской прессы, якобы Мец хотел футболиста Shevchenko, перепутав его со Skachenko. Есть смысл комментировать?:)

— Думаю, нет:) Бред какой-то. Шева в те годы – это европейский топ-игрок. Скаченко играл против сборной Франции – вряд ли чемпионы мира и будущие чемпионы Европы могли бы забыть те две ничьи 0:0.

 «Адебайор выделялся еще с юных лет»

— Мец славится своей академией. Кто плюс-минус вашего возраста пробился в большой футбол?

— Да, на самом деле, сразу несколько топ-футболистов. Эммануэль Адебайор в Меце раскрылся. Начал играть в основе задолго до 20-ти, много забивал. Людовик Обраньяк – он позже успешно играл в Лилле, Бордо, Вердере. Атакующий хавбек.

— Обраньяк в итоге выбрал международные выступления за Польшу. Тогда он догадывался, что поляк?

— Не знаю, обычный француз был. Хотя по фамилии можно догадаться, что у него польские корни. Он – футболист-профессионал, для которого важно было играть за сборную. Поступило приглашение из Польши. Кажется, он еще и против нашей сборной за поляков сыграл.

— Адебайора по юности упрекали в плохой реализации, но где-то в сезоне 2001/02 его так прорвало, что стал звездой мирового уровня. На ваших глазах ведь все происходило.

— Да, приходилось с Эммануэлем работать на тренировках, да и по матчам юношеских команд и резерва пересекались. Что сказать – он сразу выделялся, еще с юных лет. Рослый парень, пластичный. При таком росте – удивительная юркость, умение убрать защитника. Его к нам отправляли тренироваться – как и Обраньяка, кстати.

Помню, его взяли с первой командой на сборы в Люксембург, он там начал забивать – так и пошел вверх. За всю свою карьеру я не видел более талантливого футболиста. При этом он еще и очень работоспособный, не задирал нос, когда начали брать в первую команду. Наверное, потому и состоялся.

Сергей Жданов (слева) и Лукас Шукала

— Ему была присуща звездность? Каким он был?

— Он был всегда жизнерадостным, душевным, открытым парнем. Душа компании – любил потанцевать, пошутить. Никогда не ставил себя выше от кого-то вне зависимости, играл он уже в первой команде или был еще в юниорах.

— А другие «академики» Меца? Чем они занимаются, кто где? Есть ребята, которые после футбола выбрали необычные профессии?

— В основном, уже все позаканчивали играть в футбол. Многие из местных работают тренерами в самой академии Меца. Из легионеров ребята футболистами занимаются – как Леша Еременко, который работает спортивным директором Спартакса (Юрмала). У Лукаша Шукалы, насколько слышал, свой ресторан в Бухаресте. Было в планах пересечься нашим классом, даже подумывали в Румынии во время чемпионата Европы посидеть, пообщаться. Но в связи с Covid-19 все перевернулось.

«Работать над собой. Не снижать к себе требований. Побыстрее изучить язык»

— У вас богатый личный опыт, который позволяет сравнить футбол Украины и Франции. Пройдемся по пунктам? Давайте начнем из тактики и тренировок.

— Прежде всего, отмечу, конечно, огромное разнообразие тренировок во Франции. Мы в Меце могли начать с атлетического зала или пробежки, заниматься координацией, беговой работой. Все занятия – в дружеской, веселой, непринужденной атмосфере. Тактические занятия были довольно подробные. Учили перестраиваться по ходу матча, разбираться с соперниками.

— Судейство.

— Скажу, что в юношеских турнирах во Франции судьи тоже ошибались. Именно ошибались – хотя выезды к грандам всегда были непростыми, и в плане арбитража тоже.

— Инфраструктура.

— Мец – скромный клуб, но условия для работы были сделаны хорошие. Поля качественные, свой интернат, академия. В достатке – экипировка и прочий реманент. Расскажу такую историю. На одной из первых тренировок я пробил издали и побежал за ворота доставать мяч, чтобы не затерялся. Привык ведь, что в Украине если мяч уйдет куда-то за трибуны, его можно уже и не найти, «свистнут». Одноклубники сначала думали, что это я так дополнительно разминаюсь, тренируюсь, что ли. Но когда второй и третий раз побежал доставать мяч, мне начали говорить: «Да что ты, зачем бежишь? Мяч никуда не денется. Вот возьми еще один. Не украдут!» А на выездах мы вообще чужими мячами тренировались, и их тоже было достаточно и никто не воровал.

Читайте также: Дмитрий Коркишко: В Динамо-2 зарплата была 7 тысяч долларов, а после Евро-2009 купил себе «Инфинити»

— Переезды.

— Франция тоже ведь большая страна – когда едешь на север или северо-запад, это довольно большие расстояния.

— Комфорт в быту и тех же выездах.

— Сделано все, чтобы футболист думал о футболе. Все скромно, но достаточно. Экипировкой обеспечены, питание хорошее, рядом – позитивный пример первой команды, откуда приглашали игроков и в сборные, и в более сильные клубы.

— Менталитет.

— Мне очень понравилось, что там от игрока требуют выкладываться на 100% в любом матче. Пусть тренировочная игра, пусть слабый типа соперник. Но ты всегда должен быть на своем уровне, потому что соревнуешься не только с соперниками, а и с собой лично. И, кстати, ребят с детства учат быть профессионалами. Пусть тренировка полтора часа, пусть больше, пусть занятия тяжелые – никто не ноет, все работают.

— Деньги.

— Там это – стимул, но не самоцель. Футболист знает, что если он будет успешным, у него будет все. И не думает о посторонних вопросах.

— Сейчас все больше украинских игроков, в том числе – в том возрасте, когда вы отправлялись в Мец, уезжают за границу. Ваш совет им?

— Работать над собой. Не снижать к себе требований. Побыстрее изучить язык, чтобы общаться с тренерами и товарищами по команде. Но вообще я считаю, что новое поколение – оно более раскованное, уверенное в своих силах.

— Что мешает нашим заиграть так, как когда-то мог Шевченко в Милане?

— Пожалуй, такие придут. Обязательно. Сами видите: у нас юношеская сборная – чемпион мира. Есть успехи в юношеских турнирах УЕФА. Ребята стараются себя проявить. Все придет со временем – главное, чтобы в Украине все было в порядке и было до футбола. А тогда и чемпионат поднимется, и таланты лучше будут себя проявлять.

— Видите сейчас в Украине игроков, которые способны были бы заиграть в Лиге 1 и стать ее звездами?

— Да, я считаю, что у нас много талантливых футболистов, но по каким-то причинам – объективным и не очень – у них нет возможности своевременно попасть в среду европейского футбола, где из них сделали бы звезд и качественных игроков. Много факторов мешает: и паспорт не европейский, и трансферная стоимость этих молодых игроков, и то, что часто передерживают этих ребят на скамейке запасных, они «пересиживают» возраст перспективности. Но в целом есть игроки, которые могли бы конкурировать на уровне Лиги 1.

«С Мецом играли в Евролиге»

— В начале статьи я набросал громкие имена, связанные с ФК Мец. В чем секрет такой результативности клубного скаутинга и академии?

— Понимаете, Мец – небольшой клуб, он очень зависит от результатов своей работы. Если они берут игрока – пусть в дубль, пусть в академию, то он обладает серьезными задатками. Он, без сомнения, перспективен. Дальше Мец за ребят держится. Старается, чтобы они развивались и прогрессировали. Для этого в клубе есть все – и база, и опытные тренеры, и доверие к собственным воспитанникам.

— Есть примеры такого вот постепенного развития?

— Вот был у нас такой парень Лукаш Шукала. На год старше меня. Поляк из Германии. Поначалу его взяли, наверное, больше за физические данные. Много работали с ним над тактикой, пониманием игры. В итоге он вырос в неплохого игрока: в Германии поиграл, в Румынии все, что можно, со Стяуа выиграл. В сборную Польши вызывался.

— А как Мец относился к тому, что вы вызывались в юношескую сборную Украины?

— С пониманием – многие ребята с юношеского состава ездили в свои страны. Для меня сборная – это был отличнейший опыт и поддержка. Приезжал ведь я домой только раз на полгода, как раз когда были перерывы в учебе и турнирах. А со сборной мы чаще домой наведывались, к тому же, команда у нас была отличнейшая. Вот меня Луценко приглашал – я застал ребят, которые в будущем стали вице-чемпионами Европы, играли в Лиге чемпионов. Вот такой класс был у ребят! Так что я приезжал из Меца с удовольствием и играл с удовольствием. Помню, играли один международный турнир по юношам – даже удалось забить в одном из матчей. Незабываемые эмоции!

Я вообще был очень рад вызову и всегда ребятам в Меце говорил, что украинский футбол – сильный, на него стоит обращать внимание. Но очень тяжело было, когда в плей-офф к чемпионату мира 2002 года наша сборная встретилась с немцами (в итоге они стали вице-чемпионами мира). Я, как и подобает патриоту своей страны, в тех матчах всячески поддерживал Украину и рассказывал одноклубникам, какая сильная и хорошая у нас сборная. Но когда Германия разгромила нашу команду 4:1, товарищи по академии Меца решили надо мной приколоться и стали типа выламывать двери моей комнаты, чтобы поиздеваться. По-дружески поприкаливались надо мной. В итоге мы, конечно, посмеялись и помирились, а об украинском футболе у них было понятие и даже уважение к нему, ведь Шевченко в Милане себя очень здорово проявлял, Воронин – в Германии, да и сборная все же могла дать бой сильным соперникам, хоть и самим французам.

— Какой была ваша игровая практика в Меце?

— Играли по юношам первенство Франции. Тогда еще не было такого понятия, как юношеская Лига чемпионов. Но существовала такая Евролига – Мец в ней участвовал смешанными составами. Помню игры против Стандарда, Гента, Шальке. Было довольно интересно, к тому же, турнир «шерстили» скауты различных клубов, что Мецу очень нравилось. У нас были хорошие юношеские команды – они периодически входили в призеры всех турниров, где играли.

— Существует золотое правило футбола: легионер – это хорошо, если он в два раза сильнее местного игрока…

— Да, во Франции тоже так считали, и я согласен с этим на все 100%. Но в клубе не относились как-то плохо только потому, что ты – иностранец. Напротив, поддерживали и помогали адаптироваться.

— Когда поняли, что в Меце вам не пробиться?

— Понимаете, там подходят к вопросу немножко иначе. У клуба – как бы конвейер. Тебя готовят, чтобы ты соответствовал требованиям и философии клуба, но если Мец на твоей позиции уже располагает довольно молодым игроком, тебе нечего ловить – будут развивать его, чтобы либо «закрыть» позицию на много лет, либо выгодно продать.

Я в итоге утвердился в молодежке на месте правого защитника. А в основной команде заиграл на этой позиции всего на два года старший от меня Франк Берья. Он и местный, и уже себя проявил – нет вопросов. Кстати, позже чемпионом Франции в Лилле стал. А ведь были и еще другие игроки, которые могли сыграть здесь.

Так что в итоге ко мне подошли агенты и предложили попробовать свои силы в клубе-участнике еврокубков. Звали в ЦСКА (Москва) с перспективами. Так моя французская история и закончилась.

— Мец остался в вашем сердце?

— Да, вот несколько лет назад приезжал – побывал в клубном офисе, на базе, на стадионе. Приятно, что видел знакомые лица. Что меня помнят. Слежу за успехами команды, очень рад, что они выиграли Лигу 2 и вернулись в элитный дивизион.



вариант материала

Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Читайте также
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?