Показать табло
Лента новостей

Как преуспевать бедным украинским клубам. Пример из Словакии

Международный директор Тренчина Андрей Жачик (слева), генеральный директор Роберт Рыбничек (по центру) и владелец Тче Ла Линг (справа)
Можно развиваться за счет воспитания игроков и трансферной работы.

Клубы из каких стран вам первыми приходят на ум, когда речь заходит о качественной подготовке молодежи со всего света и о ее продажах на следующий уровень? Бельгия, Нидерланды? А как насчет Словакии? Футбольный клуб Тренчин – малоизвестный в нашей стране проект, который в Европе имеет очень хорошую репутацию (и подтвердил ее недавно, выбив из Лиги Европы голландский Фейенорд), и за которым крайне пристально следят скауты из топ чемпионатов. И у него есть чему поучиться украинскому футболу.

Когда в 2007 году Тренчин приобрел Тче Ла Линг, бывший игрок Аякса второй половины 70-х и начала 80-х годов, друг Йохана Кройфа, в этом клубе началась твориться история. Тренчин наладил контакты со скаутами и молодежными академиями из разных частей света, подготовил клубную систему таким образом, что сейчас практически каждый молодой новичок команды спустя сезон или два становится важной трансферной целью для других стран.

Немного примеров. Нигериец Самюэль Калу был подписан Тренчиным зимой 2016-го, спустя год перебрался в Гент, а сейчас выступает в Бордо. Бразилец Уэсли очутился в Тренчине летом 2015-го, но через полгода выступал уже за Брюгге. Нигериец Хилари Гонг стал футболистом Тренчина в начале 2017-го, а вот кампанию нынешнюю встретил в Витессе. Станислав Лоботка — выпускник Академии Тренчина, летом 2015-го его приобрел Норшелланн, сейчас же словак играет в Сельте. И это лишь минимальная часть того, чем Тренчин может похвастаться.

А знаете, что самое поразительное? Бюджет клуба при этом очень и очень маленький – 2,5 млн евро… Шок для украинских реалий, не так ли?

О том, как Тренчин при таких условиях не просто выживает, а по-настоящему цветет в мире футбола, Sport Arena пообщалась с его международным директором Андрейем Жачиком.

  • Селекция

– Годовой бюджет вашего клуба составляет около 2 млн евро, ведь так?

– Нет, он около 2,5 млн евро или больше, зависимо от того, как долго мы выступаем в еврокубках. В основном, наш бюджет составляет около 2,5 млн. евро.

– В любом случае, этого явно недостаточно, чтобы построить большую скаутскую сеть. Что из себя представляет ваш отдел скаутинга?

– Да, этого недостаточно. У нас нет внутреннего отдела скаутинга, у нас есть внешние партнеры. Некоторые из них являются агентами, некоторые – академиями. Некоторые, назовем их так, это скауты: они следят за игроками, владеют определенной информацией, но занимаются также другими делами.

Например, в Нигерии мы сотрудничаем с одной академией [GBS Football Academy – прим. К.М.], в Гане тоже работаем с местной академией. В Балканах у нас есть один парень, он скаут и, по совместительству, агент. Он хорошо выполняет свою работу. В Нидерландах у нас есть партнер, который роддом оттуда, который знает игроков и окружение.

Это был наш владелец, Тче Ла Линг, кто начал поиск данных сотрудничеств много лет тому назад. С него все началось. Можно сказать, он сыграл главную роль в этом процессе.

– Итак, у вас что-то вроде информантов по разным регионам?

– Сложно назвать их информантами, но они наши партнеры.

– Слишком ли дорого они обходятся клубу?

– Я бы так не сказал.

– Вы платите деньги академиям за трансферы или гарантируете только процент от последующих перепродаж?

– Не могу говорить об этом, согласно контрактным обязательствам нам не положено. Это конфиденциальная информация.

– Прежде чем подписать игрока, вы знаете только его навыки или смотрите на что-то еще?

– Мы знаем его навыки, потенциал, но также проверяем его ментальность.

В основном, мы подписываем никому неизвестных 18-19-летних игроков, и найти такую информацию (о ментальности) трудно. Получаем мы ее только от наших партнеров. Поэтому иногда, когда парень прибывает сюда, в Тренчин, мы следим за ним два-три месяца, смотрим, как он реагирует, как адаптируется на просмотре. Проверяем этого игрока, нам нужно знать его лично.

Андрей Жачик Тренчин
Андрей Жачик

– Большинство ваших лучших игроков были и есть африканцы. Как вы преуспеваете в этом?

– Во-первых, многие из них обладают специальными навыками, качествами – мы просто развиваем их. Во-вторых, эти 18-19-летние ребята из Африки, Америки и других регионов понимают, что Тренчин может быть, и Тренчин есть, хорошим шагом для их карьер.

– Известно, что Африка – наиболее трудный регион для трансферной кампании (сомнительные агенты; проблемы с документами, с визой или некоторыми бумагами из национальной федерации; возраст игроков). С какими проблемами сталкивается ваш клуб, и как вы их решаете?

– Сейчас мы сотрудничаем с двумя академиями, из Нигерии и Ганы, и у нас очень открытые и хорошие взаимоотношения. Да, есть много сомнительных агентов, но мы доверяем этим академиям. Их владельцы — европейцы, возможно, в этом причина, не знаю.

Всегда есть маленькие проблемы, связанные с паспортным бюро. Неурядицы с визой — это непростой процесс. У некоторых парней есть виза, но им все равно не разрешено сесть на самолет. Впрочем, мы всегда пытаемся отыскать лучшее решение, дабы привезти их к нам.

– Легко ли обратиться за помощью к местной футбольной федерации, например, Нигерии?

– У нас никогда не было проблем с национальными федерациями. Когда дело доходит до трансфера, проблем ни разу не возникает.

– Представим, что я спортивный директор украинского клуба и хочу установить сотрудничество с какой-то африканской академией. Как мне преуспеть в этом? Должен ли я ехать в Африку, дабы познакомиться с новыми людьми, что, впрочем, не дает мне никаких гарантий?

– Не думаю, что это необходимо. Конечно, вы можете поехать, увидеть все вживую, увидеть игроков. Но, в конце концов, это не ключевой момент. В основном, я использую WhatsApp или электронную почту для любого сотрудничества, сейчас все в режиме online.

Нелегко найти нужного человека, на это требуется время. Вы только начинаете взаимодействовать, и не всегда это подходящий партнер. У нас было много партнеров, с которыми мы уже не сотрудничаем, поскольку они были недостаточно серьезными, делали грязные вещи. Это все — опыт. Вам нужно выйти наружу, делать ошибки, и учиться на них.

– Значит, встретиться с новыми людьми, найти контакт с академиями – не проблема? Она заключается только в том, чтобы понять, кто из партнеров – подходящий?

– Да. Эти люди должны быть с хорошими игроками, потому что вы не можете брать абы-кого. И они должны быть надежными. Это непросто, но, в конце концов, вы найдете таких.

– Даже, если у меня нет такого владельца, как Тче Ла Линг?

– Конечно.

Уэсли Тренчин Брюгге
Уэсли, thelaziali.com

– Один из наилучших примеров вашей работы является Уэсли. Брюгге сейчас отклоняет предложения по нему в 10 миллионов. Вы же нашли его в неизвестном бразильском клубе. Как это произошло?

– Это был один из наших партнеров. Он привез Уэсли на просмотр, мы увидели его потенциал, нам приглянулась его ментальность, и спустя пару месяцев заключили контракт. Не помню точно, это было несколько лет тому назад, но он провел около трех месяцев на просмотре, прежде чем мы подписали его. Он стал нашим игроком летом, но, возможно, с января или февраля он готовился, тренировался с нашей первой командой.

У нас были и другие игроки из Бразилии. Например, Жайро да Силва (был продан в ПАОК летом 2015-го – прим. К.М.] и Рамон (в том же году отправился в Норшелланн – К.М.) – они также были игроками-ноунеймами, и с их подписанием был тот же самый процесс.

– Тем не менее, Уэсли не воодушевил вас работать на бразильском рынке?

– На данный момент у нас нет партнера по этому рынку. Если мы вновь найдем там хорошего партнера, возможно, возьмем оттуда некоторых игроков.

Кроме того, в местном чемпионате мы можем использовать только пятерых футболистов не из Евросоюза. Сейчас у нас пять нигерийцев, игроки из Ганы, Сербии, Боснии и Герцеговины, ДР Конго – мы не можем ориентироваться на все рынки вне Европейского Союза.

– Что случилось с вашим партнером из Бразилии? Почему вы потеряли его?

– Не знаю, честно. Мы просто не настолько активны на этом рынке.

– Зато вы активны на рынке украинском. В этом году вы подписали двух игроков отсюда. (голкипера Александра Моргоса, который играл за киевские ДЮСШ-15 на детско-юношеском уровне и за Рубикон в чемпионате аматоров, а также форварда Александра Войтюка из донецкого Олимпика U19 – прим. К.М.).

– Мы не так активны тут. В основном, это происходит благодаря нашим контактам, людям, с которыми мы встречаемся и которых мы знаем. Наш бывший тренер молодежи получал тренерскую лицензию в Украине, он встретился с некоторыми людьми, увидел игроков и порекомендовал их нам. Взяли ребят на просмотр, после чего решили подписать их. Этот тренер работает в Словакии, в Украине он только получал лицензию. Он уже закончил свои дела в вашей стране, также больше не работает и в нашем клубе.

– Получается, сейчас в Украине у вас нет никого, кто предоставил бы информацию по игрокам?

– Нет, у нас есть партнеры, агенты этих украинских игроков. Сейчас они уже наши партнеры. Если они найдут интересных футболистов, они сконтактируются с нами, и мы посмотрим на ребят.

– Один из этих игроков был из Олимпика. Вы заплатили Олимпику деньги или предоставите ему процент при перепродаже?

– Это конфиденциальная информация.

Александр Войтюк Тренчин
Александр Войтюк

– Украинские игроки не готовы играть в Европе, потому что там большая ответственность и необходимость перманентного прогресса. Это правда или миф?

– Сложно сказать, потому что я не знаком с большим количеством украинских игроков. Эти двое новичков — первые украинские футболисты в нашей истории. Они пребывают у нас очень короткое время. Они все еще могут играть за U19, так что будем следить за их развитием на протяжении одного-двух лет, после чего уже сможем сказать, готовы они или нет. Думаю, у них хорошая ментальность, и они способны играть в Европе. Не вижу никаких проблем.

Александр Моргос сейчас находится в аренде в Интере Братислава, Александр Войтюк — в нашей молодежной команде.

– Представим ситуацию. У вас есть возможность бесплатно подписать игрока, который должен принести много денег в будущем, но он не подходит под модель игры, под видение вашего тренера. И специально для этого игрока вам придется ломать систему игры. Пойдете на этот шаг?

– Определенно нет. Но, в то же самое время, не думаю, что игрок не подойдет нашей системе игры. Потому что я считаю, что любой игрок способен адаптироваться к любой системе, если у него есть качество и желание сделать это.

Видение нашего тренера всегда идентично видению клуба. Если игрок не подходит клубу или его игре, либо из-за своего качества, либо из-за проблем с адаптацией, этот игрок покинет нас. И неважно, как его зовут. Кроме того, если у него есть качество, но присутствуют проблемы с адаптацией, в таком случае он тоже покинет нас. Клуб важнее любого игрока.

  • Работа с легионерами

– В Украине молодые игроки из Африки и Бразилии часто нарушают дисциплину. Как часто подобное происходит в вашем клубе?

– Не сказал бы, что у нас такая большая проблема с этим. У нас четкая философия, предельно ясные правила и политика, все игроки знают, как себя вести. Все новички, когда они прибывают к нам, знают, что им нужно усердно работать и готовить себя к следующему шагу.

Также, Тренчин – это маленький город, и сложно нарушить дисциплину ночью или днем, оставшись незамеченным. Мы готовим всех новых игроков к этому.

– Что случится, если игрок начнет нарушать дисциплину?

– Он будет предупрежден. Если же он продолжит это делать, его карьера в нашем клубе будет окончена.

– Даже после того, как вы подписали с ним контракт?

– Да.

– Итак, вы подписали молодого игрока из GBS Football Academy. Он – один, без друзей (за исключением соотечественников в команде), в новом мире. Что вы делаете, дабы этот игрок не сломался психологически?

– Это хороший вопрос. Многие клубы терпят в этом неудачу, это непросто.

Во-первых, очень важно, что наш состав очень космополитичен, в нем много разных национальностей. Во-вторых, мы стараемся создать очень семейную атмосферу. Игроки должны верить в то, что они находятся в семье. В-третьих, когда большинство новичков, особенно из Нигерии, прибывают сюда, они живут в клубных апартаментах с кем-то еще. Два игрока живут в одном номере, так что они не чувствуют себя одинокими во время просмотров.

Игроки проводят разное время на просмотрах, это все индивидуально. Им по 18-19 лет, мы даем им 3-5 месяцев на адаптацию, пока они проживают в клубном отеле. Они всегда с нами. Тренер всегда общается с ними. Когда они готовы к контракту, мы подписываем их.

– Украинские клубы любят говорить о необходимости адаптации для молодых игроков, но большинство ваших главных продаж происходили уже на следующий год после покупок. Почему легионеры моментально прогрессируют в вашей команде?

– Не сказал бы, что это происходит моментально. Никто не видит, что скрывается внутри процесса. Парни проводят 3-4 месяца на просмотре, они тратят это время на адаптацию. У них нет никаких выходных или каникул.

В большинстве случаев это именно так. Филип Азанго, которого этим летом мы продали в Гент — ему потребовалось 7-8 месяцев, чтобы начать регулярно играть в основном составе.

Кроме того, у нас нет стопроцентного успеха. Некоторые игроки не проявляют себя на сборах и не подписывают в итоге контракт.

Тренчин
aimg.sk

– Как вы справляетесь с языковыми барьерами между игроками и тренерским штабом?

– К счастью, сейчас у нас нет таких проблем.

У нас иностранный тренер [голандец Рикардо Мониз – прим. К.М.]. Английский является основным языком в первой команде. Все люди из клуба должны посещать занятия по английскому языку – игроки, которые не могут общаться по-английски, делают то же самое. Нигерийцы с детства говорят на английском языке. Также, некоторые люди в клубе знают испанский — это хорошо, если у нас есть новые игроки из Бразилии.

Молодые футболисты из академии тоже должны учить английский. Им не надо общаться по-английски свободно, но они должны знать базис, чтобы понимать тренера и коммуницировать с остальными игроками. У нас нет правила, что, если ты не знаешь английский, ты не сможешь попасть в первую команду. Но тебе все равно необходимо учить его. Это один из способов, как подготовить ребят не только к первой команде, но и к игре заграницей.

– Каждое трансферное окно вы подписываете новых игроков. Как часто случаются конфликты между ними и местными футболистами?

– Не думаю, что у нас есть какие-то конфликты. Вы знаете, конфликты всегда случаются, причем не только между местными и легионерами, а и исключительно между местными или исключительно между иностранцами. Это нормально, у нас нет ничего особенного.

– Ничего особенного? Но, давайте представим. Молодой игрок прошел через все возраста в академии и готов к первой команде, однако в последний момент ваш клуб берет иностранца на его позицию. Конечно, вы намерены продать этого легионера как можно раньше – это означает, что вам придется чаще ставить его в состав.

– Нет-нет, это неправда. Все игроки в Тренчине имеют одинаковые стартовые позиции. Идет ли речь о том, кто прошел через все возраста в академии, или о том, кто прибыл из Нигерии — у них одинаковые шансы. В конце решает тренер, кто будет играть в стартовых одиннадцати. Это всегда тренер — тот человек, который сравнивает их качество и готовность к данному уровню.

– Нет такого, чтобы, например, спортивный директор пришел к нему и сказал: «Мы подписали этого молодого иностранца, значит, он должен играть»?

– Нет, ни в коем случае. Этого никогда не было, и это никогда не произойдет в будущем.

  • Академия

– Говоря о вашей академии. Наши клубы, к сожалению, не особо преуспевают в этом…

– Не думаю, что плохо работаем с нашей академией, но уровень первой команды настолько велик, особенно, если сравнить его с уровнем пятилетней давности, что парням очень сложно его достичь. Это наша главная проблема. Мы продали Станислава Лоботку, Матуша Беро (в Трабзонспор летом 2016-го, с этого сезона Беро играет в Витессе – прим. К.М.), сейчас у нас есть Мартин Шулек, это игрок для Европы — возможно, следующим летом он будет нашим новым трансфером.

Мартин Шулек
Мартин Шулек, astrencin.sk

– Когда ваш клуб решает, что конкретно этот парень из Академии будет успешен в будущем, и вам следует сфокусироваться на нем?

– Когда мы видим талант, берем его на игру и на тренировки с первой командой. Тренер проверяет, готов ли футболист играть: если да, то он в составе на матч. Для нас это большая проблема, это наша цель – подготовить как можно больше игроков из Академии для первой команды. Работаем с этим ежедневно, с тем, как помочь парням прогрессировать. Но обеспечить этот прыжок из U19 в первую команду нелегко.

– Какие основные шаги в данном процессе?

– Сейчас мы создаем партнерство с клубом из второго дивизиона, Интером Братислава. Отдаем им игроков в аренду. 18-19-летние ребята отправляются в Интер на сезон, это помогает им подготовиться к нашему уровню, ведь второй дивизион Словакии – хорошего качества. Плюс, там взрослое окружение, так что это может быть хорошим транзитом из U19 Тренчина в первую команду Тренчина. Наш клуб-партнер имеет ту же философию, ту же систему игры. Верим, что этот процесс будет успешен.

– В академии у вас тоже нет скаутского департамента?

– Ничего особенного. Тренеры и технический директор Академии следят за футболистами во время игр, но у нас нет отдельного скаутского отдела.

  • Продажи

– Вы сами предлагаете игроков в другие клубы или ждете, пока скауты придут к вам? Кто делает первый шаг?

– Все индивидуально. Иногда наш владелец, поскольку у него есть связи с некоторыми клубами, звонит их скаутам. Иногда клубы приходят к нам первыми. Когда мы начинали, когда мы были в начале нашего пути, в основном мы делали первый шаг.

Не стоит также забывать о роли агентов. У каждого игрока есть агент, который предлагает его в другие клубы.

– Скауты неохотны посещать матчи в Украине, в первую очередь, из-за слабого уровня команд и игроков. Как вам удалось привлечь внимание скаутов? Возможно, вы сделали это искусственно?

– Сейчас на наших играх много скаутов, из Англии, Германии, Нидерландов, Бельгии, Италии. Заняло определенное время, чтобы привлечь их внимание. Это была наша тяжелая работа. Мы продали много игроков в зарубежные страны, вот почему, на мой взгляд, мы привлекли их. Также, мы добились хороших результатов в стране и в Европе, например, недавно выбили Фейенорд (Тренчин выигрывал чемпионат и Кубок Словакии в сезонах 14/15 и 15/16, в этом сезоне в третьем раунде квалификации Лиги Европы прошел Фейенорд, обыграв дома нидерландцев со счетом 4:0 – прим. К.М.).

– Но когда вы только начинали, когда у вас не было той репутации, что сейчас, как вы привлекали их внимание?

– В начале это были скауты, которым нас рекомендовал наш владелец. 5-7 лет тому назад не было столь же хорошо, как сейчас. Но мы не завлекали их искусственно, все пришло естественным образом. Каждый год у нас было все больше и больше хороших игроков, результатов, трансферов, все это была наша кропотливая работа и, наконец, мы смогли привлечь скаутов.

– Сейчас ваш клуб находится в тесном сотрудничестве с Аяксом и Гентом.

– Больше не с Аяксом. Мы никогда не продавали игроков в Аякс, только отдали в аренду Лоботку, а они дали нам Гино Ван Кесселя. Гент же наш наибольший партнер по части трансферов.

– Насколько вы зависимы от Гента при продаже игроков? Можете ли продать футболистов их главным конкурентам?

– Конечно. Мы продали Уэсли в Брюгге, Джеймса Лоуренса в Андерлехт [этим летом – прим. К.М.] и некоторых игроков в Зюлте-Варегем, так что это не проблема. Мы — хорошие партнеры, однако наше сотрудничество не предполагает никаких ограничений.

Станислав Лоботка
Станислав Лоботка на открытии нового дома Академии Тренчина, astrencin.sk

– Я — спортивный директор украинского клуба, хочу продавать игроков, но у меня тоже минимальный бюджет. С чего мне начать?

– Хороший вопрос, отвечать на который стоит на протяжении отдельного часа. Когда мы начали, у нас был бюджет около 1,5 или 1,6 млн евро. Прежде всего, мы создали четкую философию для клуба, и все обязаны были ему следовать. Все люди, из офиса, тренеры, дворники, уборщицы… У нас был маленький бюджет, мы искали дешевых игроков. Так что, опять-таки, с нашей тяжелой работой, с нашими контактами, мы начали приводить игроков, затем ставя их в нашу философию и систему. Потому что, даже если у вас есть контакты, и вы приводите дешевых качественных игроков, без философии и системы все это попросту бессмысленно.

– В Украине тоже любят говорить о философии, но это общие фразы, которые никто до конца не понимает. Что вы подразумеваете под философией и системой клуба?

– Например, если мы ведем речь о спортивной стороне, то все наши команды, включая академию, должны играть в атакующий футбол. Они все должны играть с формацией 4-3-3, как и первая команда. Остальные детали тоже идентичны, включая то, как игроки должны вести себя внутри клуба.

Другой пример касается тренировочного процесса. Все наши команды имеют одинаковый тренировочный процесс, здесь не может быть никаких устаревших методов в тренерской работе. Когда мы начинали, много тренеров с опытом, у которых было что-то за плечами, считали, что они знают лучше всего, как нужно поступать. Никто не говорит, что это было плохо, о`кей? Но это отличалось от того, что хотели мы. Тогда было много тренеров с устаревшими методами, они играли более оборонительно, с другими формациями, с другими тренировками. Потому, если они не принимали нашу философию и новые методы, они должны были уйти. В противном случае, если тренеров обязали бы делать что-то, во что они не верили, страдал бы клуб, страдали бы люди.

Также, это об уважении между игроками. В целом, мы можем говорить часами об аспектах клубной философии.

  • Будущее

– В прошлом году вы построили новый дом для академии, инвестировав 1,4 млн евро, собираетесь улучшать ее и в дальнейшем. Помимо этого, сейчас идет реконструкция стадиона. Получается, на данном этапе, Тренчин функционирует в серьезный финансовый минус?

– Я, наверное, удивлю вас, но последние 4-5 лет мы финишировали в прибыли. Даже несмотря на наши вложения в инфраструктуру. Сейчас мы собираемся реконструировать стадион: первый этап обойдется в 10 млн евро, на второй этап тоже понадобится 10, всего это обойдется нам в 20 млн, но, думаю, мы все равно будем в прибыли каждый год.

– Какова ваша прибыль? Например, за прошлый год?

– Наш годовая прибыль варьируется из года в год. Но, если вы посмотрите на наши инвестиции в инфраструктуру (академию и стадион), вы сможете ее представить.

– Деньги на реконструкцию стадиона выделяете не только вы, но также и правительство. Расскажите об этом плане правительства Словакии по улучшению футбольной инфраструктуры.

– У правительства есть бюджет в размере около 100 млн, чтобы построить или реконструировать 21 стадион или больше. Оно выделило 2,4 млн на реконструкцию нашей арены. Но всего требуется 20 млн, правительство дало только 2,4 млн, так что, в первую очередь, за реконструкцию платим мы.

Как будет выглядеть стадион Тренчина после реконструкции

– Каким трансфером Тренчин гордится больше всего?

– Мы гордимся каждым трансфером, поскольку каждый трансфер показывает, что мы проделали хорошую работу с игроком. Не могу и не хочу выбрать какой-то специфический пример, я действительно не знаю. Горд за каждый трансфер.

– А какие были главные трансферные неудачи?

– Не сказал бы, что у нас были какие-то большие неудачи, потому что большинство игроков, которые прибывают сюда, никому не известны. Ты никогда не знаешь, что от них ожидать. Ты видишь их потенциал, их сфокусированность, ментальность и так далее, но, в конце концов, очень много факторов способно повлиять. Могу назвать вам десять игроков, которые не смогли пройти этот путь, но никто не знает о них даже сейчас.

– Можете ли назвать игроков, в котором ваш клуб был заинтересован, но так и не подписал их, а сейчас они успешны?

– Слышал некоторые такие истории, но меня не было в то время в клубе. Например, мы хотели подписать Анхеля Ди Марию, почти заключили с ним контракт, но произошли определенные проблемы, и, в конце концов, мы не подписали его.

– Но это было 10 лет тому назад. Может, есть какие-то недавние истории?

– Я вот сейчас думаю, и понимаю, что не могу назвать такого игрока, успешного сейчас. Опять-таки, я могу назвать футболистов, которых сегодня никто не знает. Мы не ищем дорогих игроков. Ммм… Возможно, есть некоторые футболисты из Словакии, которых мы, вероятно, хотели, когда они были в академии, но иностранных игроков нет.

– Тренчин через 5 лет. Каким он будет?

– Будет новый стадион. Будут закончены некоторые новые объекты в академии. Это будет более профессиональный клуб. Каждый год мы будем принимать участие в еврокубках, но уже на один шаг впереди, возможно, в групповой стадии. Также, клуб будет получать прибыль каждый год и будет экономически независимым. Это будет по-прежнему клуб с семейной атмосферой и социальной ответственностью.



У вас есть модный мессенджер Телеграм? ДА / Нет.

Сохранить
Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?