Неудержимый, или Как Блез Матюиди стал эталоном качества

Вчера Блез Матюиди попрощался с с Парк де Пренс, остановившись на отметке в 295 матчей за клуб, tuttosport.com
Sport Arena рассказывает об опорнике сборной Франции Блезе Матюиди, который на днях сменил ПСЖ на Ювентус.

Треть века тому назад в Анголе шла война. Правящая партия труда при поддержке Советского Союза на словах строила в стране социализм, но по факту царила разруха, бои с повстанцами не затихали ни на день, так что жизнь с каждым днем становилась все более невыносимой.

Фариа Матюиди терпел долго, но в начале 80-х не выдержал, забрал семью и уехал в Европу – сначала в Бельгию, потом во Францию. Легко ему не было – работы было немного, платили мало, а содержать надо было жену и четверых детей. Но он справлялся даже когда приходилось каждую неделю ездить на работу через всю Францию – из Тулузы в Париж.

И вот именно в такой обстановке в семье Фариа в 1987 году родился пятый ребенок, которого решено было назвать Блезом – в честь великого философа и математика Блеза Паскаля.

***

Блез Матюиди в детстве отличался удивительной худобой, но при этом был очень спортивен – он показывал успехи в футболе, настольном теннисе и, что особенно удивительно, в фигурном катании. Правда, денег сразу на три секции у папы не было, так что недолго думая он выбрал футбол.

Первый футбольный опыт будущий игрок сборной Франции получал в маленьких командах из городков, где на тот момент жили его родители. Сначала он играл за Фонтенэ, затем провел пару лет в Венсенне, после чего им всерьез заинтересовались скауты ПСЖ и Клерфонтена. И одни, и другие сперва предлагали просмотр, и Блез, уже тогда бывший ярым болельщиком парижан, выбрал именно их. И зря. Так случилось, что в финале товарищеского турнира он не забил за ПСЖ решающий пенальти, после чего его попросили на выход. После этого у разочарованного Матюиди не оставалось иного выбора, как попробовать себя в Клерфонтене, где все прошло на удивление гладко – даже врожденную проблему с почками никто не заметил.

В Клерфонтене Блез работал в группе будущего тренера академии МЮ Франсиско Фильо. В той же группе начинали свои карьеру Бенуа Костиль, Мехди Бенатья, но у этих двоих терпения не хватило и они преждевременно сбежали из академии, предпочтя проходить обучение в клубах. Блез же оказался более терпеливым – и проучился в лесу под Парижем все три года. За это время он заматерел, освоил сразу несколько позиций на поле и, как и почти все воспитанники Клерфонтена, привлек внимание ряда клубов. С его родителями серьезно говорили представители Лиона и Ренна, но Блез решил по-своему и выбрал скромный Труа, где у него было гораздо больше шансов сразу заиграть в основе.

Потом, конечно, он не раз пожалел о своем выборе. Во-первых, в Труа он поначалу получал всего шестьсот евро в месяц, во-вторых – сам клуб почти сразу после его прихода едва не обанкротился. Но все обошлось – и едва только Матюиди исполнилось 18 лет, как Белые из Шампани вернулись в элиту. А там уже он быстро обратил на себя внимание.

С первых матчей в Лиге 1 Блез проявлял себя, прежде всего, как очень эффективный цепной пес. Тренер Труа Жан-Марк Фурлан в прямом смысле натравливал его на лидеров соперников – и неутомимый, дисциплинированный Матюиди выполнял все, что его просили. Удивительное преображение, если учесть, что в Клерфонтене Блез большинство матчей отыграл на месте левого инсайда.

В январе 2006-го он забил первый гол в чемпионате, поразив ворота Лилля, затем последовал и дебютный вызов в молодежку. Казалось, все шло по восходящей, но второй сезон Труа в элите разительно отличался от первого, и вскоре шансов на выживание у команды не осталось. Но Матюиди, конечно, в трясину уже не вернулся – «нового Макелеле», как его тогда называла пресса, подписал амбициозный и невероятно талантливый Сент-Этьенн.

И опять-таки, все началось очень хорошо. Матюиди с ходу вписался в основу Стефануа, да и сама команда была на подъеме. Фейндуно, Пайет, Гомис, Перрен, Ландрин – эти ребята были способны на многое, и неслучайно именно они впервые за 25 лет вывели Сент-Этьенн в еврокубки. Город оружейников ликовал. Никто тогда не догадывался, что это было начало краха.

Уже в сезоне 2008/09 Стефануа было не узнать. Агенты уговорили лидера атак Паскаля Фейндуно переехать на Ближний Восток, а заменить его оказалось некому. В раздевалке перепалки постепенно сменились потасовками – сперва не поделили отношения Илан и Тавларидис, а затем уже и сам Матюиди получил от Пайета головой в грудь за требование «больше двигаться». Дополнили же картину регулярные беседы на повышенных тонах с фанатами, в ходе которых один из болельщиков бросил куском пиццы в Бафе Гомиса, призвав его «похудеть или убираться».

Играть в такой атмосфере было чертовски непросто, но Матюиди умудрялся дистанцироваться от хаоса в Сент-Этьенне и показывать свой футбол. Это приносило результат – тренер Марселя Дидье Дешам раз за разом отвешивал ему комплименты, намекая на переезд на Велодром. Также на Блеза обратили внимание и тренеры сборных – сначала Анголы, а потом и Франции. Конечно, он выбрал Ле Бле.

А тем временем в Сент-Этьенне продолжался хаос, достигший своего апогея, когда тренер Аллен Перрен в ходе одной из тренировок предложил защитнику Мустафе Баяль Саллу «выяснить отношения по-мужски». Почти двухметровый сенегалец отошел в сторону. Это была капитуляция, причем совсем не для африканца. Вскоре Перрен был уволен, его место занял Кристоф Гальтье, который целых два года занимался возвращением здравого смысла и элементарной стабильности на Жоффруа Гишар. Матюиди ему в этом всячески помогал, но когда пришла пора собирать плоды столь тщательной подготовительной работы, он ушел. Его ждал новый вызов в клубе, который ранее его уже один раз отверг.

Au revoir от Матюиди, Getty Images

ПСЖ в 2011 году – это был совсем не тот ПСЖ, что сейчас. Клуб только-только обретал новых собственников, так что четкого понятия, как будет дальше, ни у кого не было. Трансферами парижан тогда по факту заведовал бразилец Леонардо, но и он сам держал ухо востро. Ну и, конечно, никакой внятной долгосрочной стратегии у ПСЖ тогда еще не было.

Матюиди изначально было предложено 240 тысяч евро в месяц, а также роскошный дом в пригороде, ранее принадлежавший защитнику Лорику Цане – неплохие условия. Но он перешел не столько из-за них, сколько из-за двух вещей. Первая – он хотел получить новый вызов. Ну а второй причиной был огромный постер Джей-Джей Окочи, который в детстве висел у него над кроватью. Да, Матюиди был давно влюблен в ПСЖ, так что деньги и риски его не волновали. Он просто выходил и каждый раз по максимуму отдавался на поле. И это было востребовано как у Антуана Комбуаре, так и сменившего его Карло Анчелотти.

Ну а потом случился перелом – событие, после которого все больше не было прежним. И тренеры тут ни причем – просто в ПСЖ приехал Златан. Поначалу Матюиди не обратил на это слишком много внимания, но когда швед усадил его на пятую точку на первой же тренировке, его мнение поменялось. Ибра, в свою очередь, тоже по достоинству оценил трудолюбивого хавбека и решил его немного «прокачать», пообещав «сделать с ним то же, что и с Ночерино». Швед даже поспорил с помощником Анчелотти Полом Клементом, что Блез забьет как минимум семь голов за сезон, и потом делал все, чтобы это пари выиграть, отдавая Матюиди отменные передачи.

Так с помощью Златана Блез из типичного разрушителя постепенно становился игроком куда более широкого профиля. Он больше не играл сугубо на оборону, а все чаще делал рывки в чужую штрафную, предлагая себя в опасных зонах. Он стал больше забивать, больше отдавать и, такое ощущение, его на поле стало гораздо больше. А это уже был совсем иной уровень.

Лоран Блан, сменивший Анчелотти на посту тренера ПСЖ, по достоинству оценил изменения в игре Матюиди, окончательно переведя его на позицию центрального хавбека. В его обязанности входило быть забойщиком при прессинге, перекрывать свободные зоны на своей половине поля, но также участвовать в комбинационной игре, разгонять контратаки и, конечно, делать фирменные рывки в чужую штрафную – гигантский объем работы. Но Блезу только это и было надо – он не только каждое воскресенье с ним справлялся, но еще и умудрялся прогрессировать в плане передач, ассистов, а его процент точных пасов в среднем за сезон никогда не падал ниже 90%.

Вместе с Матюиди постоянно на новый уровень вышел и сам ПСЖ, так что с трофеями у Блеза проблем никогда не было. В футболке парижан он четырежды выиграл чемпионат, по три раза победил в Кубке и Суперкубке, а в 2015-м еще и был признан лучшим французским футболистом года. Жюри France Football, куда входили Раймон Копа, Тьерри Анри, Давид Жинола и другие отметило, что «у Матюиди нет ни одной слабой стороны», что делает его «незаменимым игроком как для ПСЖ, так и для сборной Франции».

фото L’Equipe

Вероятно, Блез остался бы в Париже навсегда, если бы не амбиции руководства ПСЖ в Лиге чемпионов. Насеру Аль-Хелаифи было мало побед на внутренней арене, а потому уволил Лорана Блана, который так и не смог обеспечить команде прогресс в Европе. Для Матюиди эта отставка стала вторым серьезнейшим ударом за пару месяцев после ухода Златана. И он решил, что с него хватит.

Блез тут же заговорил о мотивации, новых вызовах – в общем, полный набор для тех, кто хочет уйти. Разумеется, тут же появились и потенциальные покупатели, из которых уроженцу Тулузы с самого начала больше всех приглянулся Ювентус. Но Аль-Хелаифи отмашку так и не дал. В ответ Матюиди набирал форму добрую половину прошлого сезона, наотрез отказался продлевать контракт и, как поговаривали, на тренировках вовсю игнорировал нового тренера Унаи Эмери. Чем явно не добавлял гармонии в без того расстроенный командный механизм ПСЖ.

Так как на попятную никто не шел, необъявленная холодная война клуба и игрока продлилась год, и только на прошлой неделе Блез таки подписал договор с туринцами. Рискованное, но достойное решение.

Очевидно, что Матюиди мог без него обойтись. Он мог смириться с новым статусом, предоставить себе отдых – называйте, как хотите. В том же ПСЖ есть пример Хавьера Пасторе – главного ветерана команды поле ухода Блеза, который давно согласился со статусом запасного и перспективой каждое воскресенье со скамейки наблюдать за игрой все новых звезд, прибывающих на Парк де Пренс в поисках нефтедолларов. И пускай это не самый героический выбор, все же, его надо уважать.

Почему тогда Матюиди выбрал иной путь? Вероятно, все дело в энергии. В неуемной, бесконечной, бурлящей внутри и вырывающейся наружу жажде игры, которая вела Блеза по ходу всей его карьеры. Именно она помогла ему выдержать недетские условия Клерфонтена, удержала его от падения в кризисном Сент-Этьенне, позволила не затеряться среди многомиллионных звезд ПСЖ.

В прошлом сезоне могло показаться, что источник этой жажды постепенно иссякает, но переходом в Ювентус Матюиди ясно дал понять, что это всего лишь окончание одного этапа и начало следующего. Он уже так не раз делал, и у него все получалось.

Получится и в этот раз.

В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?