Георге Хаджи: «Самый красивый гол забил в ворота Динамо»

...

Sport Arena и бренд Pepsi, официальный спонсор UEFA Champions League, в рамках проекта «Задай вопрос звезде Лиги чемпионов УЕФА» представляет интервью румынской легенды мирового футбола Георге Хаджи.

Георге Хаджи: «Самый красивый гол забил в ворота Динамо»

Георге Хаджи, radiovacanta.ro

Месяц назад Sport Arena в рамках спецпроекта с брендом Pepsi предложила всем желающим задать вопросы Хаджи, на которые он любезно ответил.

«Рос на игре Йохана Кройфа и голландском тотальном футболе»

— Георге, кто был вашим футбольным кумиром в юношеские годы, кем вы действительно восторгались? (Игорь)

— Йохан Кройф. Он был чудесен. Настоящий десятый номер. Отличная работа обеими ногами и в завершающей стадии, очень зрелищный, с невероятным характером. Он руководил всем, что происходит на поле. И мне, как тренеру, очень нравился его стиль игры. И вообще голландский тотальный футбол.

— Какое самое запоминающееся событие вы можете вспомнить, когда играли за клуб Спортул Студентеск? (Игорь)

— Это была идеальная команда для перехода из академии на взрослый уровень. Я не испытывал ни малейшего давления, мы не были главными претендентами на титул. Для молодого игрока вроде меня в тот момент лучшего и придумать было нельзя.

— После матча с киевским Динамо вы хотели вернуться в Спортул, или уже тогда мечтали остаться в Стяуа? Какую роль в этом трансфере сыграл Чаушеску? (Джордж)

— Когда я переходил в Стяуа, то был уверен, что останусь там надолго. Я перешел не ради одного матча. Это все сказки. Мне была необходима сильная команда уровня Стяуа. Слухи могут ходить разные, но это был вовсе не приказ, а мое искреннее желание.

«В Барселоне я открыл для себя атакующую игру»

— Правда ли, что президент Ювентуса Джованни Аньелли был готов построить в Румынии фабрику FIAT, чтобы подписать вас? Было ли у вас предложение от Сильвио Берлускони? Если так, почему вы отказались перейти в Ювентус и Милан? (Юрий)

— Я очень сомневаюсь, что Аньелли собирался построить фабрику в Румынии, исключительно чтобы забрать меня в Ювентус. Я был еще слишком молод для этого, но точно знаю, что он мною интересовался. Мне также известно, что меня хотел заполучить Милан, вот только Рамон Мендоса, президент мадридского Реала, приехал пообщаться со мной лично, и я присоединился к ним.

— Как получилось, что из Реала вы перешли в Брешию, новичка Серии А? Ваш агент говорил: «Вероятность, что Хаджи будет выступать за Брешию – 0,01%». Как такому скромному клубу удалось уговорить вас? (Юрий)

— Я хотел поиграть за Брешию хотя бы просто в качестве эксперимента, потому что в тот момент итальянский футбол был на пике славы. К тому же Мирча Луческу, мой тренер в сборной, который меня в сборную и вызвал, тогда работал в клубе. Я рассматривал такую возможность как трамплин – хотел достойно показать себя в Брешии, чтобы меня заметил клуб покрупнее. К сожалению, тогда мы вылетели, и возможности поиграть где-то еще я не получил. Зато, к счастью, после чемпионата мира я перешел в Барселону.

— Насколько тяжело вам далось решение о переходе в Барселону? Ведь до этого вы играли в составе злейшего врага каталонцев. (Илья)

— Было очень непросто играть за эти команды, ведь они обе желают быть лучшими в мире. Но в Барселоне и мадридском Реале я многому научился. В Реале мне показали большой футбол после падения коммунистического режима в Румынии, а в Барселоне я открыл для себя то, что люблю до сих пор – атакующую игру. Я имел честь и удовольствие выступать за обе команды, и благодаря им я очень вырос как футболист.

Getty Images

— Что лично для вас было ярче – успехи с Барселоной или игра в той фантастической сборной Румынии-1994? (Teddycat)

— Все это – очень важные составляющие моей карьеры, но, если честно, здесь нечего сравнивать, потому что в клубе тренировки проходят каждый день, тебе платят деньги и ты обязан побеждать. В сборной же футболисты играют сердцем. Если уж говорить о пике моей карьеры, то не стоит забывать и о Стяуа с Галатасараем. Со Стяуа мы выиграли Суперкубок Европы. В Галатасарае я провел целых пять чудесных лет. Так что их тоже не помешало бы вспомнить.

— Какие принципиальные отличия есть между Реалом и Барселоной? Может, вас что-то удивило в плане подготовки к Эль Класико? (Игорь)

— Разница только в цветах. Это как Динамо – Шахтер, Стяуа – Динамо, матчи всей жизни. Тот момент сезона, когда хочется продемонстрировать максимум своих возможностей. Самая сильная мотивация и наивысшая концентрация.

— Каталония уже давно пытается отделиться от Испании. Насколько отличается менталитет и культура людей в Барселоне от Мадрида? (Илья)

— Отличается не столько менталитет, сколько видение пути к успеху. Мадрид покупает лучших игроков мира. Они могут менять свой стиль игры. Барселона же остается верной техничному футболу, и любой тренер каталонцев обязан принимать это во внимание. Такой подход берет свое начало от Кройфа и продолжается до сих пор. При этом оба клуба добиваются успеха по-своему.

«Гол в ворота Колумбии репетировал на тренировках»

— Сильно ли на вас давила «ответственность» признания общественностью Карпатским Марадоной в течение карьеры на внутренние ощущения и были ли попытки донести, что Марадона – аргентинский Хаджи? (Makhauser)

(Посмеялся и попросил задать следующий вопрос.)

— Не стала ли для вас разочарованием игра Марадоны против сборной Румынии на ЧМ-1990? (Dark Magus)

— Для меня это был очень интересный вызов. Мне хотелось доказать, что я лучше него. И в обоих матчах я отыграл довольно-таки неплохо. Прежде всего, речь идет о товарищеской встрече в Испании. А затем – на чемпионате мира 1990 года. Играя против Марадоны, я получал огромное удовольствие. Мне до сих пор очень жаль, что не получилось схлестнуться с ним на чемпионате мира 1994 года, когда он получил дисквалификацию.

— Каковы воспоминания от работы с Мирчей Луческу в сборной Румынии? И сильно ли изменился игровой стиль его клубных команд по сравнению со сборной? (Максим)

— Я получил вызов в сборную благодаря Луческу, который часто брал игроков из молодежной сборной и переводил их в первую команду. Он прекрасно знал, кто является лидером в молодежке, кто из молодых игроков способен достойно выступать и на взрослом уровне. Ну и смелости ему было не занимать. Тренер был очень требователен, но в тоже время, как будто отец для всех нас. И особой разницы я не замечал – Луческу был одинаково хорош и в клубе, и в национальной команде. Везде вел себя одинаково и всегда точно знал самую подходящую позицию на поле для любого игрока.

— В «золотой» сборной Румынии образца 1994 года с каким партнером по команде вам игралось комфортнее всего в плане взаимопонимания на футбольном поле? (Игорь)

— Я был лидером, и я понимал, что мне необходимо хорошо ладить со всеми остальными ребятами. Ну хорошо-хорошо, кроме Попеску, который стал моим зятем. Самый молодой игрок команды жил со мной в одной комнате. Я пытался со всеми дружить. Самыми близкими друзьями были Балинт и Белодедич, мы вместе с ними выросли.

— На чемпионате мира-1994 вы забили потрясающий гол в ворота сборной Колумбии. Вы целенаправленно пытались попасть в дальнюю девятку почти от центральной линии, или это был «удар на удачу»? (Кирилл)

— По другим матчам я знал, что их вратарь часто покидает линию ворот. На тренировке я забил Стеле с центра поля. Так что в голове уже отложилась мысль, что стоит попробовать. Они тогда были сильной командой, играли в атакующий футбол, и я знал, что Кордоба не будет все время стоять на линии ворот. За минуту до забитого мяча я уже пытался забить дальним ударом, но немного не хватило точности.

Гол Хаджи сборной Колумбии

— Как поставить такой же сильный удар? Какие есть секреты? (Дима)

— Отработка и уверенность. У моего первого тренера, который открыл меня в одиннадцать лет, Иосифа Букосси, был отличный удар. Он мне сказал, что нужно просто поворачиваться к воротам, смотреть на них и бить. Думаю, около семидесяти процентов моих мячей были забиты из-за пределов штрафной площадки. Огромное значение имеют и решительность, и автоматизм. Потому что отработка позволяет забивать, как баскетболисты, которые попадают с десяти метров. Да, не спорю, куча ударов пролетела мимо, но, слава Богу, люди запоминают забитые мячи.

— С какого самого дальнего расстояния вы забивали гол в официальном матче? (Игорь)

— Я забил за Барселону с центра поля. Кто-то говорил мне, что это был первый гол, забитый сразу после разведения мяча в официальном матче. Еще был один дальний гол за Реал, и один в товарищеском матче в Нью-Йорке против Космоса.

Гол Хаджи за Барселону с центра поля

— Який найкрасивіший гол ви забили в своїй кар’єрі? (Віталій Долина)

— Их было несколько. Первый? Против киевского Динамо в Суперкубке Европы со штрафного. После него – гол в ворота сборной Колумбии, два дальних гола в Барселоне и мадридском Реале. А в Галатасарае – гол в ворота венского Рапида, когда я обвел троих противников и перебросил мяч над вратарем.

Гол Хаджи в ворота Динамо

— В 80-х было Стяуа, в 90-х была крутая сборная Румынии, но в 00-х, а тем более в 10-х, начался спад в румынском футболе. По вашему мнению, в чем может быть причина? (Dark Magus)

— В чем причина нашего футбольного спада? Наше поколение сформировалось в десятилетний отрезок, с 1980-го по 1990-й год, когда наш клубный футбол был на пике своей славы: Динамо в полуфинале Кубка чемпионов, Стяуа – победитель и финалист КЕЧ, Крайова – полуфиналист Кубка УЕФА. После 1990 года мы начали неплохо выступать со борной, которая была построена в эти годы, а клубный футбол начал деградировать из-за более скромных бюджетов, по сравнению с западными командами.

— А есть ли выход из столь глубокого кризиса румынской сборной? (Евгений)

— Успех всегда трудно удержать. Нужно быть внимательным и осторожным, постоянно мотивировать себя. Я ушел, когда пропала мотивация. Забил три гола в последних двух матчах, но у меня не было желания выкладываться на 100% на тренировках. Когда достигаешь успеха, нужно ставить перед собой еще более высокие цели. Футбол – это как биржа на Уолл-Стрит, если растерять бдительность, можно моментально прогореть. Вот так у нас и получилось.

— Раньше доводилось немало читать о массовых договорных матчах, работе с судьями и играх «на букмекера» в Румынии. Какие меры предпринимались в вашей стране для борьбы с этими явлениями и чувствуете ли вы лично улучшения в этом плане сейчас? (Dmitriy Kornilo)

(Не желает выказываться на эту тему.)

«Фенербахче или Бешикташ? Это нереально»

— В какой стране самые требовательные и импульсивные болельщики? (Dark Magus)

— В Турции. Никто так не поет, как турецкие фанаты. Но им нужны победы. Хочешь песен – подавай им успех. Но я до сих пор под впечатлением от их поддержки.

— Вы стали героем и легендой Галатасарая. Как вам жилось в Стамбуле? Были проблемы с болельщиками Фенербахче и Бешикташа? (Алексей Стефанюк)

— Нет. Никогда. Потому что за пределами поля они всегда относились ко мне с уважением, и я отвечал им взаимностью. Меня там всегда хвалили.

— Хаджи-тренер трижды приходил в Галатасарай: раз в качестве игрока и дважды – тренера. Готов ли он вновь вернуться в этот клуб и реально ли увидеть Хаджи в качестве тренера Бешикташа или Фенербахче? (Алексей)

— Если там будет интересный проект на будущее, тогда я готов, у меня уже достаточно опыта, чтобы вернуться. Я уверен, что они еще проявят себя в еврокубках, и было бы неплохо, если бы при этом на скамейке сидел я. То, что у меня в крови, не изменишь. А мог бы ли я когда-нибудь тренировать Фенербачхе или Бешикташ – это очень сложный вопрос. Мне кажется, это нереально. Так сложилась судьба, и будущее мне изменять не хочется.

— Что вы чувствовали, когда играли за Галатасарай в стамбульском дерби? Было ли страшно? (Frank Underwood)

— Мне нравилось, что у болельщиков там были четко установленные рамки. Они одержимые, но при этом контролируют себя, хотя иногда и устраивают пиротехнические представления на трибунах.

***

— Изначально клуб Вииторул, которым вы владеете и команду которого вы тренируете, комплектовался практически полностью собственными воспитанниками, но после выхода в высшую лигу и первым локальным успехам в команде начали появляться легионеры и более опытные игроки. В связи с этим интересно, существует ли в клубе определенный бизнес-план по выращиванию и продаже игроков (например, как в Бенфике или Порту), или на первом месте стоит спортивный результат, то есть для достижения высоких результатов выращивание своих игроков отойдет на второй план?

— Отношение к футболу не изменилось, но все зависит от бюджета. Наша философия осталась той же, мы продвигаем ребят из собственной академии. Но они обязаны играть на уровне более опытных футболистов. Как в Барселоне. График тренировок у нас для всех один и тот же, но опытные футболисты нам необходимы, чтобы достойно выступать против крупных клубов из Бухареста и Астры. Но, опять же, все зависит от бюджета, потому что он у нас довольно-таки небольшой.

— Как вы лично оцениваете свою работу по воспитанию игроков? Соответствует ли результат тем целям, которые вы преследовали при создании клуба?

— На то, чтобы научиться развивать игроков, необходимо время. Нужно любить это дело. У меня наметан глаз на молодых футболистов, и время, чтобы этим заниматься, тоже есть. Мне нравятся умные игроки, техничные, ребята с характером. Футболисты – это как девушки, их не стоит оценивать по первому впечатлению. Сперва смотришь – потом пробуешь. Нам уже пять лет, и первые два были лишь пробные, но дела уже идут вполне неплохо.

Getty Images

— Какими воспитанниками вы гордитесь больше всего?

— Я горжусь своими детьми, дочерью Кирой и сыном Янисом. А остальным, в Вииторуле, я просто помогаю.

— Как складывается карьера вашего сына? Из того, что пишут СМИ, он подает большие надежды… (Роман)

— Янис очень талантлив. Он умный парень, очень хорошо играет обеими ногами. И он не стоит на месте. Образованный, амбициозный, с сильным характером. Думаю, у него сложится отличная карьера. Но он должен пожертвовать собой во имя того, что любит. И я надеюсь, что это будет футбол. Я бы очень хотел, чтобы он в свое время стал одним из лучших футболистов на планете.

— Ходили слухи о переходе вашего сына в Шахтер. Правда ли, что такой интерес от Горняков был? Если да, то почему сделка не состоялась? Где бы хотелось вам видеть сына, в каком чемпионате? (Алексей)

— Нет, это неправда. Я хочу, чтобы он принимал решение относительно своих будущих команд самостоятельно, а не под моим влиянием. Я не против дать совет, если он ему понадобится, но это его жизнь и его карьера. Я могу быть для него образцом для подражания, но в остальном – команду себе он может выбирать сам.

— Известно, что вы помогаете развивать детский и юношеский футбол на родине. Как развивается ваша Академия, какие можете выделить успехи и в чем сложности воспитания молодых футболистов в Румынии? (PEPSI)

— Развиваться нужно в благоприятной среде. Без таланта это довольно-таки сложно, но еще сложнее – когда нет благоприятной среды. Вот поэтому я и создал Академию. Необходимо быть уверенным, что есть все условия для игры в футбол, и твое развитие зависит только от тебя самого.

«Под руководством Гвардиолы забил бы сто тысяч голов»

— Против кого из футболистов было приятнее всего играть? Так, чтобы ощущалось какое-то вдохновение и вознесение, что игрок на поле в составе соперника. (Makhauser)

— Мне нравился Паоло Мальдини. Он был очень впечатляющим, всесторонне развитым, физически сильным, очень изящным и техничным футболистом. У него было все. Я также играл и против Марадоны. Моим кумиром был Кройфф, но я так и не увидел вживую, как он играет, только по телевизору. Я вырос на его играх и на играх сборной Голландии. Так же в этот список можно добавить и австрийского футболиста Ханса Кранкля.

— Вас несколько раз выбирали в сборную всех времен и народов в компьютерной игре FIFA. Обращаете ли вы внимание на такие вещи? Возможно, вы играете в какие-то футбольные симуляторы? (Mykhailo)

— Я уже не играю, только Янис, мой сын. Но все игроки Вииторула, которые помоложе, играют в FIFA. Если я тоже там есть, значит, наверное, я молодец.

— Под руководством кого из современных действующих тренеров хотел бы поиграть Георге Хаджи-игрок? (Алексей)

— О, Гвардиола! Мне очень нравится его стиль, я бы с радостью поиграл в его команде. Думаю, если бы он был моим тренером двадцать лет назад, то с таким же количеством ассистов я бы забил сто тысяч голов.

— Георге, какому современному футбольному тренеру вы импонируете в плане стиля игры команды, тактики и т.д.? И с каким тренером вы бы хотели обменяться опытом в неформальной обстановке, скажем за чашечкой кофе? (Игорь)

— С Мирчей Луческу. Потому что ему уже 72 года, и я бы хотел узнать, как ему удается выдерживать напряжение футбола на высшем уровне. Он настоящий боец с характером. Я тоже вырос как тренер, и было бы неплохо с ним пообщаться, мне очень импонирует его видение футбола.

— Каких современных полузащитников лично вы выделяете? (Игорь)

— Левоногий треквартиста, как я, хотя он уже играет и нападающего, – Месси. Возможно, ему очень помогает команда, ведь понятие об атакующем футболе в Барселоне доведено до совершенства. Он обожает забивать, как и я в молодости. А с годами у меня все лучше стали получаться передачи.

— Историческое чемпионство Лестера – это харизма и чутье тренера Раньери или все-таки все сложилось у всех игроков команды и в особенности у таких футболистов, как Варди, Канте, Марез, Шмайхель, Дринквотер и т.д.? (Игорь)

— Тренер был ключевой фигурой, потому что тренер формирует команду. А в Англии менеджер еще и управляет всем остальным, принимает важные решения. Лестер тогда был чем-то похож на Вииторул в этом сезоне. Мы хотели хотя бы остаться в первом дивизионе, а теперь боремся за титул. Им это удалось, теперь и мы к этому готовы.

— В современном футболе все больше становится разница между богатыми и бедными клубами? Как можно остановить уходящих в отрыв финансовых монстров? Есть ли смысл вводить потолок зарплат или ограничивать суммы трансферов? (Кирилл)

— Футбол должен адаптироваться к современным реалиям, и без разницы, говорим мы про десять или двадцать лет назад. Каждый клуб волен формировать собственный бюджет, каждый клуб по-своему заслуживает уважения, если ему удается пробиться на высший уровень. Думаю, что Румыния и другие страны вроде нас должны строить сильные команды, потому что спорт, футбол – это способ выйти за пределы страны. Да, естественно, есть огромная разница между бюджетом в один миллион и в сто миллионов, но Реал и Барселону нельзя за это судить. Это их заслуга, что их маркетинг приносит деньги, телевизионные контракты и любовь болельщиков. Таковы реалии современного футбола, и назад уже не вернешься. Но это плохо, что у нас не получается соответствовать западным стандартам.

— Як, на вашу думку, в найближчі десять років зміниться футбол? (Borya)

— Кое-что может незначительно измениться, но футбол останется футболом. Возможно, из-за большего количества матчей вырастет роль резервных игроков. Как в Италии, где на скамейке сидит вся команда. Этих игроков нужно мотивировать. Возможно, стоит внедрять больше изменений, как в других видах спорта. Не так, конечно, как в гандболе, где можно выйти на поле и сразу же уйти назад, но некоторые дополнительные изменения могли бы освежить отношение к игре, тактику, физическую составляющую. Если говорить о тактике, то она всегда будет меняться, но матчи выигрывает не система, это уж точно.

«Украинская сборная достойна большего»

— Що ви знаєте про Україну? (Borya)

— Я знаю, что в последние несколько лет Шахтер, Динамо и Днепр выступали в еврокубках. Я смотрел несколько матчей украинского чемпионата, видел техничных и очень быстрых ребят. Не понимаю, почему ваша сборная играет хуже, чем раньше. Мне нравится, что Шахтер выступает достойно, несмотря на уход Луческу. Думаю, ваш футбол достоин большего на национальном уровне, потому что в Украине всегда были чудесные игроки вроде Блохина, Михайличенко и многих других моих соперников на футбольном поле.

Getty Images

— Хто з ваших партнерів був самим екстравагантним чи просто дивним? (Borya)

— Мне кажется, Илие Думитреску. Он не был экстравагантным или странным, но он точно был особенный. Элегантный. Теперь он работает футбольным комментатором, он отлично разбирается в футболе, и у нас теплые отношения. То, как ты говоришь и ведешь себя, имеет огромное значение. И неважно, какую футболку ты покупаешь. Мой сын покупает себе какие-то футболки, я даже не знаю где он их берет, но это его стиль. Уважать людей нужно за то, что они говорят, а не за то, как одеваются.

— Вы были великим игроком и не слишком успешным тренером. Что помешало вам раскрыться как тренеру? (Frank Underwood)

— Как тренер я тоже уверен в себе, я готов к серьезным вызовам. Я много сделал для академии, мы начинали с нуля, с маленьких детей, мне удалось преодолеть многие трудности, и мой характер говорит мне, что я готов к новому серьезному вызову.

— Яка була ваша найзаповітніша мрія? Чи вона здійснилася? (Олексій Кирюша)

— Стать капитаном сборной своей страны на самом крупном турнире и выиграть титул на европейской арене со своим клубом.

Благодарим за разговор Ионуца Комана.




Яркие интервью и видеорепортажи на SportArenaTV. Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями.

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Читайте также
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?