Бобби Хафтон и его шведские выскочки

Бобби Хафтон, fourfourtwo.com
Sport Arena накануне матча Эстерсунда и Зари рассказывает о том, как скромный британский тренер с не менее скромной шведской командой дошел до финала Кубка европейских чемпионов.

Вы когда-нибудь что-то слышали о таких командах, как Гастингс Юнайтед или Мейдстон Юнайтед? Вероятно, что нет.  И это неудивительно – оба клуба являются ярчайшими представителями периферии и всю историю своего существования сражаются в низших дивизионах Англии. Вдобавок Мейдстон в 1992 году прошел процедуру банкротства, а его правопреемником стал новый коллектив, сформированный на осколках старого – вот такие будни и реалии британской футбольной глубинки. Однако речь пойдет совсем не о проблемах и минусах пребывания в Южной и Национальной лиге соответственно, а о том, что в этих Богом забытых командах некогда очутился и работал Бобби Хафтон.

Кто это такой? – спросите вы. Поспешим сразу ответить – на сегодняшний день о господине Роберте известно достаточно много. Правда, в определенных кругах – в Индии, Китае, Узбекистане, Саудовской Аравии и других странах, которые в нашем европейском понимании считаются едва ли не задворками мирового футбола. Конечно, в послужном списке Хафтона также имеются клубы, выступающие в Греции, США, Швеции и Канаде, но все же – Бобби со своими скитаниями почти нигде толком так и не закрепился, а, следовательно, чем мы ему тогда обязаны? Кто бы мог подумать – этот скромнейшей души человек окончательно превратил Мальме в ведущую силу шведского разлива и вывел Небесно-голубых в финал Кубка европейских чемпионов.

Вообще шведам по вкусу английские специалисты, причем скандинавы не боятся идти ва-банк и делать ставку на малоизвестных тренеров с Туманного Альбиона – благо, имеется соответствующий положительный опыт. Одним из представителей родоначальников популярнейшей игры в мире, оставившим огромнейший отпечаток на развитии Швеции, является Джордж Рейнор. И что в итоге? Профессиональная карьера у Рейнора не задалась, зато уроженцу шахтерского городка Хойленд удалось «слепить» из Тре Крунур сборную топового уровня и, как следствие, стать финалистом чемпионата мира 1958 года. После Рейнора, собственно говоря, появился Хафтон, затем – его лучший друг, ныне критикуемый со всех сторон, многострадальный Рой Ходжсон. Даже сегодня в Аллсвенскане обитает англичанин, уже успевший порядком удивить не только внутреннее первенство, но и Европу – да-да, тот самый Грэм Поттер со своим Эстерсундом, что сейчас на равных тягается с Атлетиком, Зарей и Гертой в Лиге Европы. Смотрите – был ли Ходжсон выдающимся исполнителем? Нет. Грэм Поттер? Не смешите! Хафтон?

В игровые годы Бобби действительно запомнился в майке Фулхэма и Брайтона. Впрочем, тут есть загвоздка – перспективный полузащитник, появившийся в составе Дачников в 1966 году, хоть и неплохо зарекомендовал себя в элите, но не спас лондонцев от вылета сначала во Второй, а затем и в Третий дивизион. Начинал сезон 1969/70 Хафтон по-прежнему в Третьем дивизионе, но в рядах Брайтона – забил ряд важнейших голов, благодаря коим Чайки резко взлетели на четвертую строчку (до появления талантливого паренька Альбион, как правило, болтался в середине турнирной таблицы) и… все. Можно подумать, что Хафтона сломала тяжелейшая травма, однако нет же – будучи в возрасте двадцати трех лет, Бобби решил полностью посвятить свою жизнь тренерскому ремеслу. Это был отнюдь не спонтанный, а вполне обдуманный и логичный поступок, к коему юноша пришел осознано – что уж тут говорить, если в двадцать один год он стал одним из самых молодых менеджеров, владеющих лицензией «А»!

Идеологом, вдохновившим Роберта стать коучем, стал легендарный технический директор Футбольной Ассоциации Аллен Уэйд – тактический гик и, как его сегодня любезно называют в футбольных кругах, «гуру целого поколения». Не будем утрировать, а просто скажем – методика, мастер-классы и принципы Уэйда, вызывавшие в середине 60-х годов прошлого века лишь скептическую насмешку, как-то незаметно заложили фундамент для совершенно новой, молодой тренерской школы. Ее условными выпускниками, кроме двух «зеленых» парней в лице Хафтона и Ходжсона, как раз познакомившихся и завязавших крепкую дружбу под попечительством Уэйда, стали Дон Хау, Дейв Секстон, Дарио Гради и сэр Бобби Робсон. Все эти люди, так или иначе, сделали нашу любимую игру лучше – Гради построил уникальную систему воспитания, Секстон добыл для Челси первый серьезный международный трофей, Дон Хау помог Бобби Гулду и безумному Уимблдону обыграть Ливерпуль в финале Кубка Англии 1988 года, а о достоинствах и жизни Робсона можно рассказывать часами. К слову, между ними всеми сложились прекрасные отношения и связи – например, Хафтон некоторое время ассистировал Робсону в Ипсвиче, а Хау находился с ним же в штабе сборной Англии.

Бобби Хафтон, educatedleftfoot.blogspot.com

Хафтон и Ходжсон – это отдельный разговор. Они оба – ровесники (Рой старше на два месяца), оба имели схожие взгляды, оба в 70-х горели желанием оказаться в технической зоне, дабы дирижировать подопечными и оба на первых порах фактически шли рука об руку. Когда приятелям «стукнуло» по двадцать три, они с головой окунулись в неизведанную, но, как им казалось, увлекательную для себя роль, притом продолжая карьеру профессионального игрока.

«Когда Бобби Хафтон и я начали тренерскую деятельность, не достигнув 30 лет, мы планировали к 40 годам все бросить и открыть турагентство», – вспоминая, посмеивался Ходжсон.

В 1971 году Бобби принял Гастингс, спустя сезон ему доверили Мейдстон (куда он мигом перетащил Роя), а в 1973-м к юноше обратился вышеупомянутый Робсон и переманил его в стан тогда вовсю рвавших и метавших в Первом дивизионе Трактористов.

«Я справлялся рядом с Робсоном, когда мы были вместе в Ипсвич Таун. Я знал его и раньше, ведь он был также хорошим другом моего отца. Самое главное, что он был приземленным, простым человеком. Приятно видеть то признание, которое он получил после смерти», – поведал Бобби.

Сам факт пребывания в числе помощников Робсона, творившего настоящие чудеса с Ипсвичем, привлек пристальное внимание к персоне Хафтона. Дошло до того, что в 1974-м Бобби стоял на распутье – он только-только вернулся из ЮАР, где обучал футбольным азам местную Аркадию, как к нему в двери постучалось руководство Куинз Парк Рейнджерс. Обручи по причине увольнения Гордона Джаго связались с нашим героем, активно заманивая к себе. Наверняка лондонцы мысленно были в полной уверенности, что Роберт даст положительный ответ – еще бы, КПР, в отличие от всяких там мейдстонов и гастингсов, сражался в Первом дивизионе, да и было бы весьма странно, если бы 27-летний пацан отказался от столь лакомого шанса. В девяноста девяти случаях из ста все бы сказали «да», не правда ли?

А вот Хафтон отказался. Отказался, собрал вещи и укатил в Швецию прямиком в Мальме, тем самым положив начало удивительной истории. Любопытно, что перебраться туда его надоумил, не поверите кто – тот самый Гордон Джаго. Стоило Бобби связаться со скандально ушедшим из КПР коллегой по цеху, как ситуация резко обернулась на 180 градусов.

«Гордон посоветовал мне связаться с клубом в Швеции, где ему также предложили должность», – улыбаясь, отметил Хафтон в 1979 году в разговоре с корреспондентом Daily Mail накануне четвертьфинала КЕЧ с краковской Вислой.

Но как Хафтон и Небесно-голубые так легко пошли друг другу навстречу? Так сложились обстоятельства, что на момент 1974 года Мальме переживал не самые радужные деньки – клуб ограничился только одним Кубком Швеции за три последних сезона, а почетный президент Эрик Перссон откровенно сидел на чемоданах, ожидая на вступление полномочий им же назначенного сменщика, юриста Ганса Бьоркмана. Было очевидно одно – команда нуждалась в глобальной перестройке и переосмыслении философии, взглядах, способных встряхнуть сложившуюся, явно заплесневелую систему. А тут своевременно подвернулся вариант с Робертом – подающим надежды, с горящими глазами англичанином, иностранцем, в разы выигрывающим на фоне шведских консерваторов. Ну как его не пригласить, а?

Да и сам Хафтон не выглядел глупцом. «Да, но как можно отмахнуться от Первого дивизиона?!» – возразите вы. Знаете, все-таки можно. Роберт отправился в Швецию в надежде заполучить желаемую свободу действий и творить все то, что ему вздумается. Согласитесь, для молодых людей возможность избежать контроля и самостоятельно утвердиться за счет накопленных навыков – дело правое. Тем более когда в голове прочно засели догмы мистера Уэйда.

Стоп. А что за догмы, в конце-то концов? Итак, в 1967 году Аллен Уэйд сформулировал основные принципы оборонительного и атакующего рисунка игры. Пять атакующих принципов заключались в зональном проникновении, поддержке из глубины, мобильности, ширине атаки и творчестве/импровизации. Пять оборонительных постулатов выглядели же следующим образом – сдерживание, позиционная глубина защиты, баланс (что подразумевал собой коллективную работу, а не действия одного игрока, в данном случае, того, кто непосредственно пытался отобрать мяч), концентрация и дисциплина/выдержка. Все это, над чем посмеивались в 60-х, актуально до сих пор, не находите? Будучи теоретиком, Аллен указывал на важность контроля мяча, темпа игры, командного прессинга, сохранения схемы во время динамики; сетовал на то, что английские футболисты ввиду бездумности зачастую играли неэффективно, транжиря момент за моментом.

И со всем этим багажом знаний Хафтон возглавил именно ту команду, что сама же требовала незамедлительных перемен. Идеальное сочетание! Первым делом Бобби занялся собой – в течение двух месяцев с завидной регулярностью посещал вечернюю школу, где корпел над учебниками по шведскому языку. Приступив к тренерским обязательствам, Роберт мгновенно уничтожил все до основания, чем раньше жил и дышал Мальме.

«Хафтон пришел молодым, с хорошими идеями и сразу же стал очень успешным. В то время шведский футбол использовал немецкую модель 3-5-2 с либеро. Вдруг Бобби стал исповедовать агрессивный атакующий футбол по схеме 4-4-2, ввел зональную опеку и высокую линию обороны», – поделился Свен-Еран Эрикссон.

Подопечные Хафтона и вправду схватывали все на лету. Вместе с применением инновационных штучек Уэйда Бобби привил Голубым все еще мегапопулярный на Туманном Альбионе рисунок 4-4-2 (после победы Альфа Рэмзи на чемпионате мира 1966 года этим расположением не пользовался разве что ленивый). Также специалист отвел особую роль тренировочному процессу и предсезонной подготовке. Об этом рассказал Ларс Лагербек: «Прежде чем начинался сезон, было много физической работы. Бобби расставлял все на поле и всему же обучал. Никому в Швеции не удавалось построить такую организованную команду. По его словам, каждый игрок знал свою роль».

Бобби Хафтон, mff.se

Еще два значимых аспекта – это психология и воспитание. Роберт в лучших традициях Джока Стина, построившего неповторимый Селтик из преимущественно уроженцев Глазго, провернул подобную штуку с Небесно-голубыми. Дабы создать мощный и стойкий коллектив, Хафтон старался подбирать местную молодежь, предполагая, что таким образом наладит связь между воспитанниками и городом. Подействовала ли такая селекция? Естественно – все игроки, принявшие участие в решающей дуэли с Ноттингем Форест, были выходцами из провинции Сконе, административным центром которой являлся Мальме. Занимательно то, что верный капитан клуба Стаффан Таппер родился и вырос практически в нескольких сотнях метров от стадиона Мальме.

Помимо манипулирования патриотическими нотками футболистов Бобби полагался и на их менталитет. Педантичность, работоспособность и желание познавать что-то новое – в крови среднестатистического шведа. Кстати, об этом опрометчиво высказался на страницах своего дневника Джордж Рейнор: «Они [шведы] очень старательно все анализируют. Например, вы можете сказать английской команде: «Бегите, черт подери!» – и они побегут. Но шведы хотят знать, куда именно бежать».

Суммировав вышеперечисленные компоненты, Хафтон просто не мог не дать результат. Как итог, в дебютном для Бобби розыгрыше Аллсвенскана Мальме триумфовал с отрывом в девять очков.  Спустя год Роберт сотворил «золотой дубль», подтвердив рациональность и верность внедряемого им подхода. Интересно то, что прогресс Мальме понравился не всем – против Хафтона выступил шведский Футбольный Союз, потребовав, чтобы тот немедленно вернул 3-5-2, поскольку данная расстановка была на вооружении Тре Крунур. Заявление чиновников вызвало идеологический раскол и нескончаемый поток дискуссий – часть менеджеров стала на сторону Роберта, видя в нем реформатора, другая же половина заняла позицию ШФС, считая, что англичанин что-то там разрушает. Что бы там ни было, скачок Мальме был очевиден – немудрено, что этот факт вынудил шведскую футбольную элиту шире раскрыть глаза. Тактика тактикой, но о трофеях и свершениях мечтают все – именно поэтому главные лица Хальмстада наплевали на «традиции», исповедуемые в кабинетах федерации, и в 1976 году пригласили, как вы догадались, Роя Ходжсона.

Это был взрыв. Вся страна, позабыв о критике и диспутах, буквально замерла, наблюдая за тем, как два товарища состязались между собой. На финишной прямой сезона 1976 года Хальмстад оказался первым – Рой обскакал Бобби на три балла. Так оба коуча за сравнительно короткий промежуток времени доказали свою правоту, параллельно отправив ШФС в глубокий нокаут. Примечательно, что для Хальмстада золотые медали чемпионата стали первыми в истории.

«Они не только выиграли много трофеев, они многое изменили с точки зрения коучинга и стиля игры», – настаивал Лагербек.

Получилось так, что Хафтон мотивировал Ходжсона и наоборот – в 1977 году Бобби вернул Мальме чемпионство, впрочем, через два сезона на вершине Аллсвенскана воцарился уже Рой. Зато Роберт сенсационно запрыгнул в финал Кубка европейских чемпионов, о чем дальше пойдет речь. Самое главное, что мы уяснили важную вещь – большинство экспертов уверены, что Голубые стали творцами некого чуда или феномена, но и того, и другого попросту нет. Хафтон приложил титанические усилия, доведя путем проб и ошибок Мальме до оптимальной формы – клуб, понимая, что уступает на внутренней арене, расставил верные акценты и выложился в Европе. Вплоть до розыгрыша КЕЧ 1978/79 шведы не могли преодолеть даже второй раунд, однако, как говорится, созрев и набравшись опыта, выдали блестящий евросезон.

«Вы бы могли назвать это чудом, что в то время было, безусловно, очень важным для шведского футбола. Вывести первую шведскую команду в финал – невероятное достижение», – подчеркивал Лагербек.

Стартовал Мальме со скрипом – в первом раунде Хафтону выпал упертый и без преувеличения агрессивный Монако. Французы, ведомые Люсьеном Ледюком, приехали в Швецию исключительно за победой, но непосредственно в самом матче монегаски наткнулись на стену из наглухо закрывшихся в обороне оппонентов. Да, Роберт не брезговал пресловутым «автобусом» – понимая, что ему предстоит столкнуться с лучшими из лучших, тренер сконцентрировался на защите и молниеносных контратаках. Так и вышло – в родных стенах Хафтон удержал скромный, но удовлетворительный счет 0:0, а на выезде с помощь единственного гола Яна-Улова Киннваля вышел в 1/8-ю.

Осознав, что это дает результат, Хафтон прибегнул к такому стилю и в противостоянии с киевским Динамо – посетив СССР, Мальме выдержал давление со стороны Олега Блохина, Леонида Буряка и Владимира Бессонова, а дома, оперативно решив судьбу встречи (Торе Сервин и Киннваль отличились на 9-й и 36-й минуте соответственно), спокойно сохранил преимущество. На табло 2:0, Валерий Васильевич, к сожалению, повержен, а впереди четвертьфинал с краковской Вислой.

Если в матчах с предыдущими коллективами фанаты не увидели изобилия голов, то вот с поляками заруба удалась на славу. Наставник Белой звезды Орест Ленчик попробовал перехитрить Хафтона, тоже сделав ставку на быстрый гол – так, в Кракове к середине первого тайма соперники обменялись точными ударами (на гол Томми Ханссона ответил нынешний коуч Кадры Адам Навалка), а за восемь минут до окончания основного времени второй мяч затолкнул нападающий Казимеж Кмецик.

Бобби Хафтон, фото Ludvig Thunman / BILDBYRÅN

Ответная встреча напоминала маятник – команды носились по полю, предпочтя открытую игру. У Роберта не было выбора, кроме того, как атаковать, а Ленчик пытался на этом только выиграть, пользуясь то ли дело открытыми зонами скандинавов. Как факт, зрители стали свидетелями пяти голов – Андрес Люнгберг записал в актив хет-трик (два гола полузащитник реализовал с одиннадцатиметровой точки); также отличились Сервин и Кмецик, установив на табло 4:1.

Как думаете, как повел себя Мальме в полуфинале с Аустрией? Да, снова зацементировал штрафную площадку. Впрочем, у Хафтона не было какого-либо выбора – разгром поляков был омрачен утратой капитана, оттянутого форварда Боссе Ларссона. Один из лучших шведских нападающих всех времен неудачно приземлился на газон и попросил замену на 32-й минуте. Потеряв ведущего исполнителя, мотора развития атак, Хафтон обрек себя на терпеливое выжидание во встречах с австрийцами. За сто восемьдесят минут основного времени был забит лишь один гол – ни великий Херберт Прохазка, ни Йозеф Зара не смогли пробить голкипера Голубых Яна Меллера, а вот Сервин, в свою очередь, не подкачал и вывел Мальме в финал.

К самому важному поединку Роберт подошел с полуразобранным, утратившим баланс коллективом. По другую сторону баррикад – Брайан Клаф, Питер Тейлор и Форест, что, несясь на всех парах, выбил по ходу продвижения по турнирной сетке Ливерпуль (2:0), афинский АЕК (7:2), Грассхоппер (5:2) и Кельн (4:3). В Берлин Лесники прибыли отжигать, зная, что Хафтон готовится выкатить «автобус» – Клаф применил 4-3-3, да так, что Джон Робертсон и Тревор Фрэнсис практически весь матч в переносном смысле насиловали Роберта Притца и Киннваля. Бедный Мальме трещал по швам – то, значит, Гарри Биртлз отставит в дураках ползащиты, то Вив Андерсон или Джон Макговерн соорудят интересную передачу, что вызовет очередной шквал опасных прострелов и забеганий. На 45-й минуте Фрэнсис поразил ворота Меллера и принес Ноттингему первый триумф в КЕЧ.

Могли ли шведы перевернуть ход матча? Нет. Как это ни прискорбно, но Бобби струсил – за исключением редких переходов (не атак!) Мальме не создал ничего такого, что могло бы удивить Клафа и компанию. О каком переломе мы говорим, если свой первый угловой Небесно-голубые подали на 58-й минуте? «Клафу повезло в одном отношении – разница между нашими командами, что играли в четвертьфинале и финале, заключалась в шести игроках», – сетовал после игры Роберт.

Финал для Мальме стал пределом возможного и в одночасье повлек за собой стремительный спад. Бобби выпал шанс реабилитироваться в Межконтинентальном кубке (Ноттингем Форест отказался от участия), но парагвайская Олимпия оказалась на две головы лучше – Голубые проиграли с общим счетом 1:3. Потрясенный неудачей Хафтон спустя год покинул свой пост и уехал в Грецию, а вакантное место занял ни кто иной, как Рой Ходжсон.

В дальнейшем у Роберта не сложилось в Этникосе, ему сложно далась акклиматизация в арабских странах, его вышвырнули из Индии, после того, как он по неосторожности стал виновником громкого расистского скандала. Этот футбольный пилигрим побывал на трех континентах, в десяти государствах, сменил семнадцать команд, но искренне его любят лишь в одном месте на Земле.

Теги:
В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?