Иван Саввиди: убийца, интриган и спаситель

Иван Саввиди, paokfc.gr
Накануне ответного матча в Лиге Европы между Олимпиком и ПАОКом Sport Arena рассказывает об одиозном президенте клуба из Салоник Иване Саввиди.

Его ненавидят, обвиняют в популизме, лицемерии, демонстративном эпатаже и, особенно, неумении вести дела, касающиеся футбольной сферы – вот таков весь Иван Саввиди, российско-греческий предприниматель, основатель крупнейшего холдинга Агроком, располагающегося в Ростове-на-Дону, главным активом которого является табачная, мясная и агропромышленность.

Бизнесмен, как правило, отмахивается от любых нападок критики – он уже давно привык к тому, что его называют едва ли не убийцей ростовского футбола и «пригретым гостем» на пиренейском полуострове. И как же добиться подобных «любезностей» в свой адрес? – спросите вы. Ну что же, сейчас все, как говорится, разложим по полочкам.

Надо сказать, что Саввиди достаточно давно известен в футбольных кругах и имеет как негативный, так и позитивный опыт – в 2002 году, во время баллотирования в Государственную думу РФ и курирования благотворительными фондами, Иван, помимо политической борьбы и меценатства, вдобавок решил принять под свое крыло местный Ростов (на тот момент Ростсельмаш). Бытует мнение, что будущий депутат был заинтересован в красивом жесте и, прежде всего, рассчитывал на дополнительную поддержку электората – ему, как уроженцу Грузинской ССР с греческими корнями, попавшему некогда в Ростов-на-Дону после военной службы, было крайне важно лишний раз заявить о себе в регионе.

«Помню, собрал свою команду менеджеров: «Снимаю шляпу перед нашим губернатором. Все попытки разрушить рейтинг Саввиди только поднимали его выше. Сегодня он сделал, чтоб я сам все разрушил. Согласился прийти в футбольный клуб», – шутил Саввиди.

Задумано – сделано: в июне 2002-го предыдущий президент и по совместительству замгубернатора Ростовской области Виктор Усачев, до этого руководивший командой семь полноценных сезонов, под давлением груза различных проблем, был вынужден уйти в отставку. Может показаться, что на итоговое решение функционера повлияла куда более конкурентоспособная фигура Саввиди, и так метившего в руководительское кресло, однако все было довольно прозаично – как известно, трудности клуба заключались во внешних и внутренних факторах. Внешними камнями преткновения назовем трехмесячную финансовую задолженность, отсутствие гарантий по выплатам и средств, направленных на усиление состава, а внутренними – неудовлетворительное положение коллектива в турнирной таблице (11-е место в сезоне 2002 года) и череду травм, сказавшихся на общей и так весьма печальной картине. Сюда же добавим личное отношение предшественника – Виктор Васильевич, «обремененный» депутатскими обязанностями, не слишком сильно опекал клуб, из-за чего Ростов из года в год фактически шел на самотек.

Так что на «нарисовавшегося» на горизонте Саввиди смотрели с надеждой – во-первых, он в отличие от Усачева, горел желанием и знал толк деньгам, а во-вторых, выглядел прогрессивным, «европейским» и, главное, имел неплохой на бумаге план поднятия Ростсельмаша с колен. По крайней мере, таким было первое сложившееся впечатление – кто-кто, а человек, «заточенный» исключительно строить проект и притом еще на нем и зарабатывать, уж точно спрогнозирует, что и как делать в обозримом будущем.

Саввиди пошел на радикальные меры – раз уж у команды появился новый владелец, то и все остальное соответственно должно быть новым, так сказать, олицетворять собой чистую, пока еще ненаписанную страницу истории славного клуба. Именно поэтому перед стартом чемпионата России 2003 года Ростсельмаш сделал небольшой ребрендинг, получив привычное для болельщика название «Ростов» – данный ход был призван символизировать постепенный переход от советского наследия и пережитков к становлению современной эры в современной России. Смотрится очень красиво и даже трогательно, не находите?

Но в этом и кроется вся суть конфликтов, возникших и тянущихся годами вокруг Саввиди – в переходе. Впрочем, называйте, это как хотите – обновление, революция и так далее. Ведь кто-то предпочитает видеть в колоритном бизнесмене реформатора, спасителя и борца, идущего против устоявшейся десятилетиями системы или менталитета – как заверяет Иван Игнатьевич, у него не получилось с ростовчанами из-за того, что он столкнулся, как ни странно, с консервативным мышлением и подходом.

«Я принял клуб, с каждым побеседовал. Команда на последнем месте, шансов почти нет. Чувствую: Байдачный чего-то боится… (Анатолий Байдачный – тренер Ростова. – прим. П.К.). Если честно, ждал, что он заговорит о криминальных структурах. Щелкнул пальцами у него перед лицом: «Попробуй, глядя мне в глаза, сказать – чего больше всего в жизни ты боишься?» И слышу: «Футбола».

Поменять эмблему, оплатить громадные счета, но принять в распоряжение коллектив, что, как бы глупо это не звучало, не ставил в приоритет футбол – это, то самое, что привлечь покупателя красивой оберткой, но оставить конфету с отвратительной начинкой. Если верить Саввиди, Ростов не был готов меняться, что само собой обрекло ранее с помпой анонсированный «проект» на провал.

«В России вообще никакой стратегии развития футбола! Только желание найти богатого человека, использовать и выбросить. Все успехи – вопреки», – объяснил Саввиди.

Так что немудрено, что люди, защищающие интересы Ивана Игнатьевича, скажут, что он слишком рано ворвался в российский футбол, пытаясь в нем что-то свое построить. Хотя, поразмыслив, и в 2017-м мало кто назовет действительно хороший, планомерно развивающийся и, в конце концов, стабильный клуб – первым на ум приходит разве что Краснодар Сергея Галицкого, да и только. Горьким опытом стал Анжи Керимова, Леонид Федун, возглавивший московский Спартак в 2004 году, лишь совсем недавно выиграл первый трофей, а показатели Зенита, прямо пропорционально зависят от Газпрома, сидящего на газовом вентиле.

«В Ростове Саввиди обливали грязью, но мне стыдиться нечего. Клуб поднял из руин. Когда пришел, на нем по налогам висел долг – 89 миллионов рублей. Ростову не принадлежал ни один игрок. От губернатора в клуб поступало 50 миллионов рублей, остальное – наши затраты. Я потерял 42 миллиона. По грубым расчетам. Потерял потому, что никакой цели не достиг. Главный мой минус – искренность. В российском футболе надо блефовать. Говорить то, что хотят слышать, – вот тогда начнут аплодировать. Я сделал заявление, которое обошлось дорого. Сказал про Ростов: «Мы клуб с традициями, но без успехов. Наша судьба – быть командой-донором», – рассказал Саввиди.

В ту же очередь надо понимать, что это одна сторона медали – Саввиди, без малого величающего «гробовщиком ростовского футбола», упрекают в том, что он делал поспешные шаги и не находил компромисса. Он продержался в Ростове три года, причем команда по-прежнему демонстрировала невразумительную игру и ступенька за ступенькой скатывалась вниз – в 2003 году Желто-синие снова финишировали на 11-м месте (но сенсационно вышли в финал Кубка России, где уступили Спартаку), в 2004-м – на 12-м, а в 2005-м – на 13-й позиции.

Похожая черта – постоянная торопливость и импульсивность – проявилась в Саввиди, когда тот добрался и до соседнего СКА, обитавшего в Первом дивизионе. Функционер, недовольный состоянием команды, часто позволял себе манипулировать финансовым положением, и открыто угрожать руководству, что напрямую отражалось на результатах – например, в 2007-м СКА чудом спасся от вылета во Второй дивизион ПФЛ. И как тут не ненавидеть этого человека, что в пылу гнева может бросить все на полпути? Все логично и понятно.

Иван Саввиди, rostov.kp.ru

Роман Саввиди с Ростовом получился сложным, но, что любопытно, длится и поныне. То бизнесмен практически приватизирует домашний стадион Ростова Олимп-2, то поссорится с Курбаном Бердыевым из-за размещения бренда Агроком, что должен был красоваться на футболках игроков во время матча с мюнхенской Баварией, то откажется выделять деньги или вообще сравнит город, готовящийся к ЧМ-2018, с проституткой. Опять громкий скандал, опять взбесившиеся болельщики, опять Саввиди на слуху – очевидно, это забавляет Ивана и ему на руку.

Другое дело – Греция. СМИ утверждают, что впервые Саввиди «вышел» на ПАОК в 2007-м, сам он отмечает, что присматривался к клубу из Салоник годом ранее, «проявив предметный интерес и не более».

Так или иначе, самый критикуемый человек Ростова вернулся к своей затее о покупке греческого коллектива спустя пять лет – как раз когда Двуглавых орлов Севера, как и всю Грецию, поглотила волна кризиса, и команда стояла на грани банкротства. Сначала Саввиди в мае 2012 года выделил ПАОКу 2 миллиона евро, тем самым укрепив хорошие отношения и ускорив переговорный процесс, а затем, в августе, выкупил 51 процент акций за смехотворные 10 миллионов евро.

Вот как Саввиди прокомментировал свой выбор: «Больше ни один клуб не интересует. Все, что связано с Константинополем – моя жизнь. Это же клуб беженцев из Константинополя. За ПАОК болеют все понтийские греки. Все, приехавшие из СССР. Я прилетал в Салоники, мне и по-русски, и по-гречески говорили: «Помоги!» Я чувствовал себя участником семейной драмы. Притом, что в российском футболе разочаровался абсолютно».

И как реагировать на данное заявление? Ну, неужели Саввиди двигали альтруистические побуждения, желание помочь и напомнить о том, что у него греческие корни? Пресса блуждала в догадках, не зная, чего ожидать от свалившегося с неба инвестора – репутация у него еще та, плюс в послужном списке два клуба, оставленные в полуразваленном состоянии по его же прихоти. Было очевидно одно – Саввиди купил популярнейший клуб северной части Греции по низкой цене, да так лихо провернул дело, что акционеры не получили ни гроша.

«Я акционерам не заплатил ни копейки. Это было мое условие – деньги идут не в их карманы, а в клуб», – поведал Иван Игнатьевич.

Так Саввиди начал писать еще одну страницу своей жизни – он принял команду, последним значимым достижением которой были серебряные медали Суперлиги, добытые в сезоне 2009/10. С момента появления грузинского грека ПАОК еще трижды становился серебряным призером (2013, 2016, 2017) и в 2017-м вместе с Евгением Шаховым победил в Кубке Греции. И здесь закрадывается логичный вопрос – а может, и в правду с Ростовом не все так гладко, и Саввиди не туда, куда надо и не вовремя попал? (погодите – но и не каждый сможет выйти в финал Кубка России). Как бы там ни было, однако работу во главе такой сложной структуры определяют достижения, а они, как видите, есть – клуб стабильно принимает участие в еврокубковых баталиях, пробует тягаться с Олимпиакосом и доказывает конкурентоспособность.

Иван Саввиди, rua.gr

Да, Саввиди – двуличный, с ним трудно прийти к общему знаменателю, он готов лезть на рожон и ссориться. Он не боится, будучи возмущенным фактом несправедливого арбитража, заявить на всю страну, что снимает ПАОК с чемпионата, конфликтовать с представителями Олимпиакоса или бросать вызов коррупции и президенту Греческой футбольной федерации Георгосу Гирцикису. Его воспринимают как чужака, называя «роспонтиос», а он, ловя на этом волну хайпа, поворачивает слова обидчиков против них же самих и взрывает медиапространство Греции. Повторимся – многие видят в этом борьбу и в перспективе очищение от скандалов, что и так сполна достали УЕФА, считая Саввиди занозой в заднице греческого футбола.

А разве это плохо?

В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?