УЗНАВАЙ ПРО СВОИХ

Луческу: «Думаю, если бы не события 2014 года, Шахтер дошел бы до полуфинала или финала ЛЧ»

...

Экс-тренер Шахтера в интервью Вацко Light рассказал о том, как и когда именно началась «бразильская эпоха» донецкой команды.

Луческу: «Думаю, если бы не события 2014 года, Шахтер дошел бы до полуфинала или финала ЛЧ»
Мирча Луческу, Getty Images

«Когда я пришел в Шахтер, у меня состоялся диалог с президентом. У меня был единственный нападающий — Брандао. Его купили у посредственного бразильского клуба Сан-Каэтано, где он выступал в дубле. Мечтали с президентом превратить матчи Шахтера в шоу, спектакль, привлечь болельщиков. Вот тогда и родилась идея пригласить бразильцев.

Уговорил президента клуба пригласить Матузалема. До сих пор считаю его лучшим легионером, выступавшим в чемпионате Украины. Неудивительно, что Франселино стал одним из лучших игроков чемпионата. Он попал в систему Наполи в 18 лет, и именно молодость помешала ему закрепиться в составе неаполитанцев. Затем у него начался период аренд, он очутился в Пьяченце, Брешии. Познакомились с ним в Брешии, и мне стоило больших усилий уговорить президента клуба Луиджи Кариони продать игрока. Параллельно я беседовал с Ринатом Ахметовым, объяснял, что нам необходимо приобрести Матузалема: он повзрослел, набрался опыта. В итоге трансфер стал самым громким в Украине на то время. В Париже, во время товарищеского матча Украина — Франция Ринат Ахметов встретился с Кариони. Они ударили по рукам и трансфер состоялся.

Объяснял президенту, что Матузалем станет примером для других высококлассных бразильских игроков. Они переходят только в те клубы, где чувствуют себя комфортно, как дома. Потому что бразильцы привыкли жить толпой, человек по 15. Они забирают всех родственников, друзей — это их стиль поведения. Мы с президентом были убеждены, что аншлаг на домашних матчах Шахтера возможен только на новом стадионе. Так появилась идея построить для команды новую арену. Но я был убежден, что оптимальным будет стадион на 30 тысяч мест, тогда Ахметов возразил и сказал, что клубу нужен стадион на 50 тысяч мест. Его слова сбылись. Шахтер демонстрировал на поле шоу, а на трибунах было 50 тысяч зрителей.

Бразильцы отвечали за атаку и спектакль. В то же время, мы нуждались в украинских игроках: в дисциплине, самоотдаче. У меня за все время работы в Шахтере не было ни одной претензии к украинцам по отдаче на тренировке. Они были примером. Так и родился успешный микс: бразильцы отвечают за созидание, а украинцы — за разрушение.

Срна изначально был опорным полузащитником, но мне пришлось перевести его на позицию крайнего защитника, чтобы освободить место под бразильцев. Но при этом в команде были и украинские нападающие: Воробей и Белик. Поймите меня правильно: как тренер, я нуждался в устойчивых, молодых игроках. Не забывайте, что во всех турнирах Шахтер больше остальных бил по воротам, забивал и создавал зрелище. Если игрок не способен адаптироваться под мои требования, выиграть конкуренцию, то проблема не в национальности.

Когда я пришел в команду, ее покинул Попов, другие игроки тоже покинули клуб. Старт сезона, а у меня нет игроков. Тогда приобрели у бухарестского Динамо Бэркэуана, турецкого защитника Толгу Сайхана. Жаль, что они не сумели адаптироваться ни к игре, ни к философии, ни к системе клуба, поэтому они мгновенно исчезли из Шахтера. К счастью, у нас сразу появился Чигринский. Талантливый парень, но физически нестабильный. После Димы в команде появился Ракицкий, а затем президент провел два трансфера: в Шахтер перешел Степаненко и Кривцов. Таким образом, оборона команды усилилась. Потом появился Селезнев, Пятов.

Тарас Степаненко Шахтер
Тарас Степаненко, shakhtar.con

Проблема Шахтера заключалась в перенасыщении атакующей зоны бразильцами. Для того, чтобы поддерживать стабильно высокий уровень игроков, мне приходилось проводить ротацию, меняя по пять игроков в каждой игре. Всегда предупреждал игроков за неделю до игры, кто выйдет в старте. Те, кто получал вызов, имели возможность подготовиться к матчу. За все время моего пребывания в клубе эта система не дала сбоя: те, кто был не готов к такому, покидали команду. При этом финансово они оставались в плюсе. Те же, кто оставался, продолжали усердно работать.

Шевчук — пример игрока, сумевшего адаптироваться к моим требованиям и условиям. Первоначально я видел в нем нападающего, затем он перешел в Днепр, но вскоре вернулся в Шахтер. Восхищался игрой Славы и настаивал на его возвращении. Мне удалось превратить Шевчука в прекрасного левого защитника. Он выдержал конкуренцию и стал основным игроком в национальной сборной. Хочу еще отметить Белика — прекрасный игрок. Он мечтал играть за границей, и я отпустил его в Германию. Не скрою: Воробей действительно не попадал в состав из-за конкуренции с бразильцами. Но даже у него был период в полтора года, когда он показывал высокий уровень игры.

Затем украинцам стало непросто в команде: требования повышались. В этом плане отличный пример — Коваленко: парень прошел отличный путь из дубля в основу команды. Между Коваленко и Бернардом я предпочитал первого, помог поднять его игровой уровень. Был уверен, что Витю ждет международная карьера, но вскоре после того, как я покинул клуб, была сделана ставка на Бернарда. И как он отблагодарил команду? Ушел из Шахтера бесплатно?

Есть разные игроки, но шоу на поле устраивают только бразильцы. Эффективность — удел уругвайцев и аргентинцев, жесткие, дисциплинированные, эффективные. Но спектакль устраивают только бразильцы. Наша задача в Шахтере была устроить шоу, эффективность и результат отходили на второй план. Если бы мы ставили другие задачи, в команде были бы аргентинцы и уругвайцы. Разговаривал со многими тренерами и сошлись во мнении, что два бразильца — это нормально. Три и более — это неуправляемая система. В какой-то момент у меня их было 13, и всех их надо было поддерживать на одном высоком уровне. Поэтому каждую игру я менял бразильца не на украинца, а на бразильца. Так я обезопасил себя и клуб от лишней волны протестов. Бразильцы — сложные в таких моментах, поэтому воспитание было важнейшим фактором.

Помню была игра в Одессе, я сменил Фернандо на Бернарда. Они не подали друг другу руку. На следующий день у нас состоялся жесткий разговор, где я объяснил, что проблема не во мне: каждый в команде имеет равные права и шанс выйти на поле. Главная ценность — команда. Если игроки не подают руку мне или партнерам — это недопустимо. Секрет заключается в словах Воробья: я любил и слишком близко держался к бразильцам. Был таким же иностранцем, как и они, поэтому никаких проблем у меня с ними не возникало. Думаю, сейчас они ко мне хорошо относятся, теперь понимают, зачем я это затевал.

Когда приходили первые бразильцы, проводили в команде уроки русского языка. Но я осознал, что бразильцы напрочь лишены упорства и терпения. Поэтому я был обязан учить португальский и проводить с ними встречи на этом языке. Да, мой португальский был далек от идеала, но они понимали, что от них требуется на поле. 18-летние парни — они нуждались в авторитете, поэтому я шел на такой шаг. Мне было важно, чтобы они не создавали проблемы команде и у них не возникало желания покинуть Шахтер.

Конечно, проблемы были, но только когда им исполнилось по 25 лет. Они набрались опыта и осознавали, что готовы к новым вызовам в топ-клубах. Я шел им навстречу, только если понимал, что их уход принесет пользу и им, и клубу. Понимал, что придут новые игроки и заменят тех, что ушли. Это шло нам на пользу. Когда уходили трое — трое других были на готове. Речь о ребятах из третьей линии. Сейчас Шахтер играет с бразильцами из моей третьей линии. Отмечу, что были и ребята, которые неплохо знали русский язык: Фернандиньо, тот же Жадсон.

Фернандиньо, shakhtar.com

Конечно, бразильцы помогли мне устроить шоу на поле, и мы показывали результат. Думаю, если бы не события 2014 года, Шахтер дошел бы до полуфинала или финала Лиги чемпионов. С нашими болельщиками, президентом, верящим в успех, бразильцами, которые приходили молодыми. Мы бы удержали лучших игроков и дошли до заслуженного финала Лиги чемпионов. Должен поблагодарить и других ребят за создание нашей команды: Срна, Кучер, Степаненко. Они мне очень близки: эти игроки сформировали команду, прочувствовали стиль игры бразильцев и подстроились под него.

Например, Динамо тоже покупало бразильцев. Но у руководства киевлян не было терпения. 3-4 матча, нет результата, и команда прощалась с ними: Гильерме, Андре, Додо. Они не знали, как их вырастить и адаптировать к жизни в Украине. Отличный пример работы с латиноамериканцами — Металлист с Евгением Красниковым, делавший изумительные трансферы. Мы покупали 19-летних, а они — 25-летних: Тайсона, Марлоса, Вильягру, Шавьера, Кристальдо, Гомеса. На тот момент они обладали самым мощным составом в Украине. У команды была одна цель, президент, тренер, игроки были в дружеских отношениях. Взять тот же Днепр: он тоже покупал сильных бразильских игроков — Жулиано, Матеуса, Лео Матоса. Это были крутые клубы, которые на примере Шахтера покупали бразильцев. Но в отличие от нас, они покупали готовых бразильцев, мы же своих игроков воспитывали с нуля. Поэтому тогда украинский чемпионат был очень сильным.

Шахтер обязан поблагодарить Красникова за Тайсона и Марлоса — два неординарных игрока и восхитительных человека. Они не нуждались в воспитании, обладали от природы приятными качествами и с уважением относились к остальным. Мне жаль, что я потерял Мораеса, был знаком с ним еще по выступлениям за румынскую Быстрицу. Потом он выступал в Болгарии, а затем перешел в донецкий Металлург. В матче с Шахтером в полуфинале Кубка Украины он забил нам два гола. Настаивал, чтобы Мораес присоединился к нам, но, к сожалению, его трансфер состоялся только после моего ухода. Мораес тогда выиграл для Динамо чемпионат. Не понимаю, как Динамо отпустило его в Китай. Очень сильно хотел видеть Мораеса в Шахтере, но он перешел туда только после моего ухода. У него была прекрасная статистика в Металлурге, Динамо и сейчас в Шахтере.

Еще в начале говорил, что самое главное — отношение тренера и команды. Все свое время посвятил тому, чтобы их понимать, заставлять их делать то, чтобы им помогало расти как футболистам. Самое главное было внушить, что Шахтер — это их путь в национальную сборную. На последнем Мундиале в России в заявке сборной Бразилии было шесть игроков из Шахтера. Можете себе такое представить? В одно время ходили слухи, что я возглавлю сборную Бразилии. На матче Шахтера я как-то встретился с тренером сборной Бразилии. Мы обнялись, и он поинтересовался: как мне удалось так воспитать бразильцев? Потому что это было невероятно.

Слова Воробья о том, что я ненавидел украинцев? Это неправда, чушь. Вероятно, он обиделся из-за трансфера, хотя сам желал перейти в другой клуб. Увы, но там он не выдержал конкуренции. Как можно утверждать, что я не любил украинцев, если защита Шахтера состояла из украинцев? До сих пор поддерживаю теплые отношения с украинскими футболистами Шахтера. Воробью, наверное, легче обвинить меня, чем признать, что он совершил ошибку, покинув Шахтер. Он не смог выйти на новый уровень и достичь успеха с новым клубом. Не я занимался трансферами в Шахтере, этими занимались другие люди. Бразильский нападающий — на уровень выше украинских, за исключением нескольких моментов. К примеру: Селезнев выглядел здорово и достиг высокого уровня. Женя выдержал конкуренцию в команде, хотел, чтобы он остался в команде. Но он выбрал Днепр и дошел до финала Лиги Европы. У него высокий уровень: успел поиграть за границей, провел хороший сезон в Турции. Мне нравился Белик, но он решил уйти в Германию. Реализовал потенциал Ордеца, Кривцова, Ракицкого, отпустил Фернандо, чтобы основным опорником стал Степаненко. Мне нравился Малышев, но ему помешали травмы.

Максим Малышев, shakhtar.com

Малиновский не играл, потому что на его позиции была сумасшедшая конкуренция. Руслан отправился с нами на сборы, играл против Фламенго. Возможно, Коваленко, Зубков и Борячук не так часто играли в ответственных матчах, но в остальное время были игроками основы и играли все 90 минут. Когда мы ехали на международные сборы, то всегда брали молодежь. Например, в Бергамо против Аталанты Матвиенко забил решающий гол, и Шахтер выиграл. За последние 12 лет молодежь Шахтера сыграла 275 международных товарищеских матчей. Да, они не выступали за первую команду, потому что проигрывали конкуренцию бразильцам. Всегда думал о будущем, комфорте и возможности интеграции в команду будущих поколений. Пытался повторить опыт Шахтера в Зенита, хотел задействовать их молодежь. Из-за это у нас возник конфликт с руководством клуба. Любил как игроков основы, так и запаса.

Никто из украинских футболистов не может пожаловаться, потому что бразильцам я позволял все. Но до предела, чтобы их раскрыть на футбольном поле. В конце-концов, Воробей — единственный, кто жаловался на мое особое отношение к бразильцам, я его прекрасно понимаю. Он хотел получать больше игрового времени, чтобы выступать за сборную.

Имеет ли перспектива дальнейшая бразильская направленность Шахтера с учетом нынешних экономических реалий? Нет, это нереально. Шахтер стал примером для клубов Лиги Европы: мы покупали задешево молодых игроков, а затем продавали в несколько раз дороже. Бразильский пример Шахтера поспособствовал повышению стартовых цен на бразильцев в мире. Могу сказать, что нынешние бразильцы не стоят тех денег, которые за них предлагают. Ты реально не понимаешь уровень и возможность развития такого игрока. Период с 18 по 21 года — тяжелый период в жизни бразильца, ты не знаешь, сможет ли он оправдать эту стоимость».




Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Добавить комментарий
Новости Футбола
18 ноября, 14:49
354
18 ноября, 14:49
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?