Sportarena

Малдера: «С помощью видео могу вдохновить футболиста или раздавить его»

Видеоаналитик сборной Украины Андреа Малдера в интервью Sport Arena и Профутбол рассказал о специфике своей работы и поделился впечатлениями от украинского футбола.

Малдера: «С помощью видео могу вдохновить футболиста или раздавить его» - Футбол

Андреа Малдера

Юрий Шевченко, Роман Бебех

Мне хватило разговора с Шевченко, чтобы уйти из Милана

С чего началась ваша история работы с Андреем Шевченко? Вы не были настолько близки с ним как Мауро Тассотти, правда?

– Я много лет работал в первой команде Милана вместе с Мауро Тассотти. Помогал Леонардо, Аллегри, Зеедорфу, Индзаги. Я был знаком с Шевченко: когда он играл за Милан, я работал с командой U-21. Мы вместе тренировались в Миланелло. Когда Шевченко предложили стать тренером сборной, он советовался с Тассотти по поводу своего штаба. Мы с Мауро тогда еще работали в Милане, я был главным по видеоанализу в клубе, а Тассотти наблюдал за игроками в аренде. У нас были контракты с Миланом, мы давно были в клубе. Лично я – 13-14 лет. Когда Шевченко обсуждал с Мауро этот проект, он сказал, что ему хотелось бы иметь в сборной видеоаналитика. Он немного помнил обо мне и через Мауро сделал мне предложение. Мне сразу понравилась эта идея.

Что заинтересовало вас в проекте сборной Украины?

– Меня очень порадовало стремление этой сборной вернуться в число сильнейших в Европе. Когда играл Шевченко, об Украине знали все, это была очень сильная команда, которая могла создать проблемы самым топовым соперникам. И Шевченко очень хочет вернуть сборную на тот уровень. Он – мотор этой команды. Мне хватило просто разговора с ним, чтобы принять решение. Его слова, его решительность сыграли самую важную роль в моем выборе. Я уехал из Милана, я ушел из Милана, чтобы работать с Андреем. Также я должен отметить, что федерация, президент, все настроены очень доброжелательно по отношению к нам, готовы помочь. Я очень доволен и очень горд представлять вашу страну, вашу сборную. Я не украинец, но очень уважаю вашу историю и Украину.

За что именно вы отвечаете в сборной?

– У нас смешанная команда тренеров. Рауль – испанец, но уже работал в Украине. Андрей играл в Англии, мы с Мауро всю жизнь провели в Италии. Это микс разных культур. Мы, конечно, во всем сотрудничаем. У всех есть прямые обязанности. Например, Мауро отвечает за действия в обороне, но также – и при владении мячом, и за структуру. Рауль – методист, но участвует во многих аспектах подготовки команды. Я считаю, что сотрудничество, постоянное общение и обмен мнениями – лучший способ прогрессировать.

Я – видеоаналитик. Мы работаем до матчей, изучаем соперников. Как они атакуют, как защищаются, какие их сильные стороны. Мы все это разбираем на видео, и я делаю отчеты для Шевченко, Тассотти и Рауля. Мы собираемся с командой, у нас занятия по видео перед играми. Сейчас видеоаналитик есть у каждого серьезного клуба, он попросту необходим. Я так говорю не потому, что это моя профессия. Видео – способ тренировки. Футболисты прогрессируют, не только тренируясь на поле, но и наблюдая за собой со стороны. Мы проводим также индивидуальный анализ. Это большая работа, но сейчас так работают везде. Например, в Милане я был координатором, но у клуба был целый отдел. Молодежь «Милана» также использует видео. Когда футболист на поле, он не понимает полностью, как провел матч. Пересмотреть свою игру – очень важно.

Вы часто следите за украинскими футболистами? Что вас удивило в нашем футболе? Какие тенденции вы увидели?

– Да, часто. Каждый выходные. Сейчас благодаря компьютеру, благодаря программам Wyscout и Panini можно посмотреть все матчи. Моя обязанность, когда я не на сборах – смотреть игры чемпионата Украины, делать отчеты, рассказывать Шевченко, кто сыграл хорошо, кто плохо. Должен сказать, что футболисты охотно идут навстречу, они открыты, и это очень важно для новых тренеров. Игроки сразу нам доверились. В сборной много футболистов с опытом, они играют за Динамо и Шахтер, у них отличные тренеры, они выступают в серьезных турнирах, но хорошо нас приняли. Меня поразила их образованность и уважение, которое они проявили к нам. Мы – не профессоры. Мы профессионалы, которые делятся своим опытом. Но мы приехали не учить, мы очень уважаем украинский футбол, который отличается от, к примеру, итальянского. Он более динамичный, более быстрый, более контратакующий. Мы с уважением относимся к культуре этой страны. В Испании футбол не такой, как в Англии, в Англии не такой, как в Италии, везде он разный. И для начала мы должны понять, как играют тут. А затем добавить что-то из своего опыта. К примеру, Тассотти в плане защиты может поделиться знаниями. Это не означает, что его методики лучше, он просто добавит что-то свое. Мы чувствуем ответственность, но мы не высокомерные. Мы не говорим, что пришли и все исправим. Мы очень уважаем работу Реброва в Динамо, Фонсеки в Шахтере. Это отличные тренеры, большие профессионалы. Нам повезло, что они работают в Украине.

Украинским игрокам нужно работать над профессионализмом

— Расскажите о свой футбольной карьере.

– В моей семье были большие футболисты. А я – нет. Мой папа и мой дядя много лет играли за Милан. У меня, конечно, тоже была страсть к футболу. Я выступал за молодежную команду Милана, а моим потолком стала Серия С. Параллельно я учился, получил диплом преподавателя физкультуры в университете. И начал тренировать детей. Даже не думал, что это станет моей профессией  . Мне повезло, тогда Милан был грандом, топ-клубом в мире. И я мог учиться, набираться опыта. Работал с Филиппо Галли, Эвани, Анчелотти, Тассотти. Так что я очень вырос, и этим обязан Милану. Постепенно я начал тренировать молодежь, а затем стал специализироваться на видеоанализе. У меня диплом тренера УЕФА, я – тренер, но появился видеоанализ, и мне понравилось. Я люблю работать с компьютером, с данными, я нашел свое место. Сейчас видеоаналитики есть у всех клубов. Недавно мы были на матче Шахтера с Гентом и в самолете на обратном пути с тренерами Шахтера смотрели видео, изучали данные. Взаимодействовать с работниками клубов очень полезно.

— Почему, по вашему мнению, итальянские тренеры сейчас настолько успешны в Европе? Возможно, все дело в особом внимании к тактике?

– Знаете, в чем мы должны расти? Мы – имею в виду украинская сборная. Нужно работать над культурой профессионализма каждый день. В Италии, как и везде, играют на выходных, но работают каждый день. Не только на поле. С утра до вечера футболисты ведут себя профессионально во всем: это касается еды, изучения отчетов, тренировок. Мне кажется, с этой точки зрения мы можем прогрессировать. Если хочешь выступать на высоком уровне, то должен быть всегда сосредоточен. В Италии тренеры работают 24 часа в сутки. Да, в Италии больше делают ставку на тактику, но это не означает ставку на оборону. К примеру, Наполи, команда, которая играет в Лиге чемпионов против Динамо, играет в очень атакующий футбол. Тренеры в Италии меняются. Я четыре года работал с Аллегри, который выиграл с Миланом скудетто. Аллегри любит играть в футбол, а не только обороняться. И вот эта стабильность, постоянная сосредоточенность помогает держаться на самом высоком уровне. Нам над этим нужно работать.

 

– Вы работали в штабе Массимилиано Аллегри. В чем сила этого тренера?

– С Аллегри работать было очень приятно. Я не стану говорить о тактике, он – прекрасный тренер, за него говорят результаты. Важное качество большого тренера – умение сохранять баланс. Аллегри всегда очень спокоен. В Италии, в Англии, в Испании на тренеров оказывается огромное давление. Проиграл три матча – и все. Но если ты уверен в своей работе, то должен оставаться профессионалом, несмотря ни на что – пусть ты проигрываешь или выигрываешь. Результаты не должны на тебя влиять. Когда ты уверен в своих методах, то команда идет за тобой. Умение Аллегри преодолевать сложности – он ведь был уволен из Милана, – это именно то, что отличает просто хорошего тренера от классного. Он четко понимает, что нужно делать, не паникует – это непросто для тренера.

– У него не получилось удержать Милан на высоте, но он добился успеха с Ювентусом. Причина в уровне футболистов?

– У Милана тогда как раз была смена поколений. Когда он пришел, в команде были великие игроки: Пирло, Неста, Амброзини, Гаттузо, Индзаги. Но они были уже немолоды и начали постепенно сдавать. После победы в чемпионате они все ушли. Когда уходят такие легенды, нелегко их заменить. Но Милан должен всегда побеждать. Аллегри занял с командой второе и третье место, резкого падения не было. Результаты немного ухудшились из-за того, что состав поменялся. Мне кажется, если бы Аллегри не уволили, в конце сезона он ушел бы сам. Он понимал, что его цикл в Милане заканчивается. В Ювентусе он показал, на что способен. Да, у Юве отличные футболисты, но его команда отличается от команды Конте. Он везде будет добиваться успеха, где бы ни работал.

— Правда, что Филиппо Индзаги звал вас работать в Венецию?

– С Пиппо мы общаемся и сейчас, мы – друзья. Я тренировал, когда он играл. И мы обсуждали рабочие моменты, возможности. Но никаких предложений от Венеции у меня не было. У самого Индзаги в прошлом году было много предложений, мы общались по этому поводу, но ничего конкретного не произошло. Могло случиться всякое, я мог работать с Зеедорфом. Но я остался в Милане и был доволен своей ролью.

Что касается Украины, то я сразу заинтересовался. Помню день, когда Шевченко официально назначили тренером и мы впервые побывали в Федерации. И только тогда я наконец-то понял, что происходит. Я был очень взволнован. Сборная кажется чем-то абстрактным, это не клуб, ты не можешь толком ее представить. А затем я оказался в офисе с гербом, рядом с президентом и всеми важными людьми – это меня очень впечатлило. Я очень доволен этим выбором. Надеюсь, что не разочарую Федерацию, оправдаю ожидания.

Идея Шевченко – диктовать свои условия против любого соперника

– Как вы разбираете матчи соперников? Сколько нужно посмотреть игр, чтобы сделать отчет?

– Работа в сборной отличается от работы в клубе. Клубные команды играют каждый выходные. Легко посмотреть матч, который прошел на прошлой неделе. А между матчами сборных может пройти месяц, полтора, два. Потому тут нельзя говорить о стабильности выступлений. Сборная, которая сегодня играет хорошо, через месяц может играть еще лучше, а может быть не в форме. Могут поменяться футболисты – в общем, это совсем другая работа. Я думаю, тут нет определенных правил. Прежде всего, нужно знать характеристики игроков. Работая в клубе, ты знаешь всех футболистов чемпионата. А тут речь идет о сборных Финляндии и Косово – они, понятное дело, менее известны. Также важен тренер. У тренера есть своя идея футбола, он почти всегда будет действовать одинаково. И, конечно, нужно смотреть последние матчи. К примеру, мы изучали матчи Финляндии, но только в этом отборе, не заглядывая слишком далеко назад. С футболистами иначе – смотрели, как они раньше играли в клубах. Когда ты клубный аналитик, ты изучаешь команду. В сборной – футболистов и менталитет тренера. Зная его философию, можешь понять, как будет играть его команда. Ведь редко тренеры полностью все меняют. Они подбирают игроков под свой проект. Если я всегда использовал трех защитников, то продолжу так делать.

Мы изучаем, как наши соперники организовывают игру. Предпочитают короткие пасы или длинные, ставят на владение мячом или контратаки. Пытаемся понять основные моменты. Очень важно, чтобы не я знал соперника, не тренеры, а футболисты. На поле выходят все-таки они. Мы должны четко донести до них свой план на игру. Мы предпочитаем больше работать над нашей командой, чем над соперниками. Соперника нужно знать, понимать, что он делает, чего не делает. Но мы должны быть постоянно сосредоточенны на нашей команде. Знать соперника, но не бояться его.

– Андрей Шевченко рассказывали, что в матче с Исландией вы дали ем совет: «Если держать мяч после 75-й минуты, то исландцы «сядут» и Украина победит». Если бы Коноплянка забил пенальти, так и было бы.

– Идея Шевченко – пытаться постоянно контролировать игру. Диктовать свои условия против любого соперника, даже чемпионов мира, Германии. Матч с Исландией был первым для нас. Непростая игра, ведь у Исландии сыгранная команда, они хорошо выступили на Евро-2016, уверены в себе. Их тренер давно работает со сборной. Мы быстро пропустили, на трибунах не было болельщиков – психологически это было нелегко. Мне кажется, в сложные моменты – например, как в последние минуты с Турцией – мы должны стараться контролировать мяч. Если мяч у тебя, то он не у соперника – это уже хорошо. Иногда хочется сразу забить, возникает риск контратак. Сильная команда понимает, как действовать в тот или иной момент. Если бы мы держали мяч, то создали бы моменты, ведь впереди у нас отличные футболисты: Коноплянка, Ярмоленко, Зинченко, Коваленко, они могут забить, если появится шанс. Нам не нужно было рисковать. Мы знали, что возможности будут, и они были. Ну а пенальти – такое случается.

С помощью видео можно вдохновить футболиста или раздавить его

– Как развивался видеоанализ за время вашей работы?

– Это сфера, которая стремительно развивается. Не так давно мы работали с DVD, приходилось смотреть матчи целиком, по полтора часа. Футбол меняется год за годом. И сейчас у нас в сборной, как и во многих клубах, есть отдел, который занимается видеоанализом. Работа над подготовкой к матчам становится более детальной, более глубокой. Тренерам нужны эти данные, чтобы передать их футболистам. Как я уже говорил, в Украине у нас прекрасные условия. Я не приехал сюда и не стал требовать то, что мне необходимо. Меня встретили с огромным желанием идти в ногу со временем.

Моя первая задача – понять идеи тренера. Я должен знать, какой футбол хочет видеть тренер. И у Шевченко очень четкое представление того, как должна действовать его команда. Он хочет видеть характер, хочет, чтобы команда старалась «играть в футбол». Можно выиграть, можно проиграть – результат часто решают эпизоды. Но команда должна играть. Мы хотим контролировать игру, хотим владеть преимуществом, всегда атаковать. И делая анализ, я вижу то, чего хочет тренер. Лично мне нравится, когда команда организованно действует, владея мячом. Это не тактическая схема, это совсем другое. Приведу пример: Динамо и Шахтер используют разные формации – 4-3-3 и 4-2-3-1, но обе команды хотят играть в футбол. Для сборной это очень хорошо. Схема, цифры, 4-3-3 – это все не так важно. Главное – менталитет.

Итак, первым делом, я должен понять, чего хочет тренер. Когда я делаю анализ, то даю ему информацию, основываясь на его идеях. Конечно, я могу поделиться своим мнением, Шевченко – очень открытый к разговору. Решение всегда принимает он, но советуется с нами. К примеру, в матче с Косово мы видели, что команда начинает играть слишком широко. Шевченко подошел к скамейке, мы быстро обсудили ситуацию, поделились мнением, стоит ли делать замены. Он – тренер, он принимает решения. Однако очень важно взаимодействие со штабом. Мы ничего ему не навязываем. Он подошел, сказал: «Мауро, мы играем слишком широко. Что думаешь? Мы мало держим мяч». Мы с Мауро посоветовались, подумали, что можно выпустить Ротаня, он обладает нужными характеристиками, у него есть опыт. Мы сказали об этом Андрею, он все обдумал и решил, как поступить. Это наша работа во время матчей. Главный тренер смотрит на мяч. А мы должны смотреть туда, где мяча нет. Мы не можем все заниматься одним и тем же. Рауль находится на трибуне, после первого тайма мы делимся впечатлениями. Каждый дает тренеру информацию. Шевченко умеет слушать, это очень важное качество.

– Какая оптимальная длина видео? Правда, оно не должно быть длиннее 12 минут? Как сделать так, чтобы футболисты не устали, чтобы были заинтересованы?

– Когда показываешь футболистам видео, важна его длина, также важно, что именно ты показываешь. 12 минут – это уже много, внимание снижается. Лучше делать короткие видео – по пять, шесть минут – с четкими темами. Например, сегодня наша тема – подготовка атак. Три-четыре минуты, это может показаться мало, но в среднем футболист за 90 минут матча держит мяч полторы минуты. Одно действие – три секунды. И три минуты видео, посвященного исключительно подготовке атак, – это семь, восемь, девять комбинаций. Следующая тема – контроль мяча в центре поля. Еще пять минут.

А есть видео с анализом. Сегодня мы анализировали матчи с Турцией и Косово. Тут все иначе. Сборная – не клуб. Футболисты встречаются через месяц после игр. Возможно, они их пересматривали, но своими глазами. А я должен показать, что было сделано не так хорошо, а что хорошо. Но такие занятия у нас всегда проходят в форме диалога, обсуждения. Если видео длинное (сегодня мы смотрели 12 минут, а занятие длилось 40 минут), ты должен заинтересовать футболистов. Говорить с ними. Если просто смотреть видео, то внимание снижается. Есть много важных моментов, которые касаются занятий. Например, как расположены стулья. Они не должны стоять, как в школе. Только полукруг, чтобы все были в равных условиях.

Ошибки, конечно, нужно показывать, но разбирать их конструктивно. Вы анализируете их и исправляете на поле. Позитивные моменты всегда нужно подчеркивать. Обсуждать с игроками только их неудачные действия – большая ошибка. Даже в проигранном матче можно отметить хорошее. Так что, мы, конечно, выговариваем за ошибки, но и хвалим тоже. Этим ты убеждаешь в проделанной работе. Нельзя только критиковать.

В день матча утром мы часто проводим отдельные занятия по линиям. Только защитники, с Мауро – всю неделю мы работали на тренировках над действиями в обороне, теперь смотрим видео об этом, две-три минуты. Так же с полузащитниками, с нападающими – эти занятия длятся максимум десять минут. Такой подход очень важен: игроков мало – семь-восемь – ты смотришь им в глаза, понимаешь, разобрались ли они в плане на матч. Видеоанализ – это во многом психология, не просто ролики. С помощью видео можно вдохновить футболиста или раздавить его. Мы часто плачем, когда смотрим фильмы. А ведь мы никак с ними не связаны. Так что я могу представить все в очень приятном свете или же сделать так, что все будет казаться плохим.

У вас есть футболисты, которым не стоит завидовать тем, кто выступает в Серии А

– Вы работали с Марио Балотелли. С ним было сложно работать над анализом матчей?

– Сложно. К нему нужно найти подход. На групповых занятиях он не слушает. Но Аллегри и Зеедорф говорили мне – поговори с ним один на один. И это работало. Все футболисты разные. И работа тренера в том, чтобы наладить контакт с каждым. Невозможно работать со всеми одинаково. Если тебе повезло, и все в команде готовы сотрудничать – это прекрасно. Но так получается не всегда. Но я здесь не для того, чтобы учить футболистов, что им делать. Если ты будешь говорить игроку: «Делай так», он закроется. Он может ответить тебе: «Сам выходи на поле». Моя задача – обсудить все вместе с ним. Посмотрим этот момент. Что ты мог сделать лучше? Ты сделал так, но мог и вот так. Вариантов может быть много, потому что каждый матч, каждая ситуация уникальны. Нельзя говорить, что он «должен» действовать именно так, ведь в следующей игре все может быть совсем иначе. Это не американский футбол, где все построено на схемах. Футбол – это движение. Потому с игроками нужно всегда взаимодействовать. Они – главные действующие лица. Они выходят на поле. Они принимают решения за несколько секунд. Мне легко за компьютером рисовать стрелочки, я не могу быть судьей. Нужно сотрудничать.

– Кто из украинских футболистов произвел на вас впечатление?

– Неправильно называть имена, я рискую поступить некорректно по отношению к другим игрокам. Но многие игроки центра поля и атаки меня впечатлили своим индивидуальным мастерством. Я думаю, они могут играть на высоком уровне, в сильных чемпионатах. Это немного меня удивило, приятно удивило. У вас есть футболисты, которым не стоит завидовать тем, кто выступает в Серии А. Игроки отлично подготовлены физически, но этого я ждал – помню Шевченко по его выступлениям. Я абсолютно не разочарован. Есть еще и футболисты в молодежной сборной, очень интересные. Думаю, уровень украинского футбола будет только расти.

– Является ли серьезной проблемой язык? У нас в сборной не все владеют даже английским.

– Язык может быть проблемой. Я бы слукавил, если бы сказал, что это не так. К счастью, Шевченко хорошо знает итальянский. А на видео можно рисовать, графика помогает. В общении, конечно, иногда мы теряем время. Мы пытаемся учить язык, но бывает непросто. В целом: немного английского, немного помощи Шевченко, видео – так и работаем.

– По вашим ощущениям, нравятся ли футболистам занятия с вами?

– Мне кажется, игрокам нравится видеоанализ. В целом футболисты не любят занятия. Но если тебе удается их заинтересовать, найти баланс… Если я просто включу матч и буду молчать, ничего не получится. А если они будут участвовать в процессе, то, конечно, им становится интересно. Часто они просят записи, ролики, пересматривают их. Так что интерес есть. Наши ребята очень открытые. Я знаю, что занятия с видео могут быть тяжелыми, потому стараюсь облегчить их. Коротко и о главном.


Добавьте «sportarena.com» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345


Или аккаунт Sportarena