Показать табло
Лента новостей

«Не хочу быть, как бабушки у подъезда». Пишущий журналист – о переходе на работу комментатором

Игорь Бойко
Игорь Бойко уверен – нужно просто говорить о том, что происходит на поле.

Бывший главный редактор Sport Arena Игорь Бойко недавно полностью сменил профиль — был пишущим журналистом, а стал комментатором. С начала сезона Игорь работает на телеканале Setanta Евразия (в Украине его можно услышать на эфирах Испании и Франции на MEGOGO), студия которого недавно переехала из Дублина в Киев.

Бойко уже успел прокомментировать около 20 матчей топ-лиг, получить как положительные отзывы, так и ругательства за то, что «кошмарит» зрителей. О трудностях и тонкостях новой профессии он рассказал в понедельник в эфире программы «Камонплэй» на радио «Остання барикада», которую вели Юрий Шевченко и Василий Обараз.

Sport Arena предлагает основные тезисы из рассказа Игоря Бойко о новой профессии.

О разнице между пишущей журналистикой и комментированием

Всегда в детстве мечтал работать в разговорном жанре, комментатором. Там, где я рос не было газет, вообще не было интернета. Было только ТВ, и всю информацию я получал от комментаторов, ведущих новостей. Конечно, если бы я хотел работать в спортивной журналистике, то первое, о чем можно было думать — это профессия комментатора. Потом, когда пошел учиться, я понял, что есть другие варианты, которые мне более подходят и кажутся комфортнее. Так я и не пошел на ТВ сразу и даже не пробовал.

Я бы не сказал, что комментирование — это шаг в развитии [по сравнению с пишущей журналистикой], просто я теперь работаю немного в другом направлении. Это намного тяжелее, потому что постоянно нужно себя контролировать. Ты не можешь удалить то, что уже напечатал.

Все, особенно наши родители, в восторге от комментаторов прошлого — Озерова, Махарадзе. Я не спорю, слышал только отрывки их репортажей, но тогда же у зрителей не было информации. Комментатор мог говорить все, что угодно, и ему верили. Он ведь работал на телевидении. Советское ТВ и неправда? Все думали, что это невозможно. Никто не мог проверить, все доверяли, а теперь и читатели, и слушатели ищут ошибки. Неважно, что ты говоришь, как говоришь.

Тяжело ли комментировать

До начала работы комментатором я думал, что это будет легче. Но потом понял, что это настолько тяжело, насколько должно быть. Это тяжелая работа. Прямой эфир — это всегда сложно. Ты не можешь отмотать назад. После ошибок всегда остаются неприятные чувства. Если это неудачный репортаж, то в конце думаешь: что ты говорил, зачем это говорил?

Очень тяжело даже контролировать то, о чем ты говоришь. Постоянно идет событие за событием, хотя говорить про футбол для меня легче, проблемнее — в паузах. Не хватает разговорной практики и опыта работы в прямом эфире.

Стрессовые ситуации

Часто бывает, что выхожу из дома, и сомневаюсь, выключил ли утюг. Тут такая же ситуация может возникнуть минуте на 30-й матча. Комментируешь, комментируешь, и кого-то из футболистов ни разу не называл. Задаешься вопросом: а этот футболист вообще играет? Начинаешь проверять, теряешь время.

Комментировал матч Кальяри — Парма. Там Инглезе забил гол, который отменили. Проходит минут десять. Показывают титр: 1:0. Думаешь: как я мог так потеряться? Давай проверять. А нет, все нормально, по нулям. Титр ошибся, а ты неуверенно себя чувствуешь.

О критике

Я не готов и сейчас оправдывать теперь тех комментаторов, которых критиковал раньше. Сейчас меня критикуют — и я понимаю, за что критикуют. Даже если со злостью критикуют. Я не против. Если ошибаюсь и понимаю, что сказал что-то не то, то могу исправиться. Но некоторых комментаторов это не волнует, они и дальше продолжают нести чушь.

Если ты перепутал во время удара Месси и Суареса, то можно извиниться и исправиться. Но если произносишь «аналитику», понимаешь, что сказал неправильно, но мыслишь «я сижу в телевизоре и мне поверят»… То, что было при Озерове и Махарадзе, оно и осталось у некоторых наших коллег.

Подготовка к эфиру

Во время подготовки смотрю минимум два последних матча каждой команды, чтобы иметь представление, как эта команда играет и кто вообще там на поле.

Читаю все новости за неделю. Не так, чтобы всю неделю следить за новостями команды. В пятницу матч — в пятницу проснулся, пролистал, что-то отметил себе. Есть команды, которые знаешь лучше, другие — хуже. По Атлетику Бильбао я мало готовлюсь — нет смысла, например, распечатывать состав команды, ведь игроков знаю.

Перед тем, как комментировать матч Эмполи, я написал шесть страниц для себя. В том числе распечатал состав команды. Российский комментатор Елагин говорил, что он не использует и 10% того, что себе заготовил. Я стараюсь делать примерно так же. Для меня важно, что эта информация готова. Может быть где-то в конце матча скажу какую-то фразу, которую расписал на трех листках. Лучше быть готовым, когда нужно ее вспомнить, чем забыть и не сказать, когда она актуальна.

За эти 20 матчей я понял, что времени на истории о командах очень мало. Комментирую события на поле. Даже если матч совсем скучный, то хочется говорить о самой игре. У меня вчера был очень скучный матч между мадридским Атлетико и Бетисом, но все равно: рассказывать какую-то историю, которая не имеет отношения к этому матчу… Зачем это делать?

Человеку, который смотрит матч Эмполи — Парма прежде всего интересен футбол, а не истории. Он ведь неслучайно его включил. По крайней мере, сужу по себе.

Игорь Бойко Setanta

О некомфортном чемпионате

Не комментирую чемпионат Германии, потому что не могу настроить себя узнавать о нем что-то новое. Прийти и прокомментировать события на поле можно, но всегда возникают ситуации, когда нужно подмечать какие-то вещи. Не хочу допускать внутреннее ощущение халтуры. Не хочется быть, как бабушки у подъезда, которые разговаривают обо всем на свете и во всем чувствуют себя экспертами — и когда говорят про экономику, и когда про местных проституток.

Так и здесь – можно говорить о чемпионате Германии, называть игроков, но у меня нет ощущения внутренней уверенности по нему.

О разнице с комментаторами в США и Великобритании

Кто нравится среди украинских комментаторов? Молодые на телеканале Футбол, которые еще не заразились идеей, что они все знают, все понимают и могут комментировать свысока. Это Роман Тимощук и Николай Кравчук. Они просто комментируют футбол, не лезут в аналитику.

В Украине я вообще не любил комментаторов, потому что украинская школа вышла из советской, а это все не так развито, как в США и Великобритании. На BBC нет смысла кого-то выделять — они знают, что говорить, они комментируют футбол. И там нельзя представить, что когда играют Вердер и Шальке, например, будут вспоминать, как Артем Федецкий играет в подкатах, хотя его и близко нет на поле.

К тому же, там не надо комментатору анализировать матч. После игры специальные люди в студии за тебя это сделают. А в американских лигах в каждой паузе включаются эксперты, которые говорят о том, что происходит. Там не должен это делать комментатор, как в Украине, где его мнение считается важным, хотя оно никому не нужно.

«Камонплэй» в Facebook



Смотри футбольные трансляции и матчи на телеканале Футбол 1 онлайн.

Сохранить
Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?