Давид Вилья: «Я – простой деревенский пацан»

«Привет, Дэвид! Добро пожаловать в Нью-Йорк. Дэвид. Не Давид. Первая и единственная фраза, которую я понял, когда меня встретили в Нью-Йорке. Когда я жил в Испании, мы мало знали о Соединенных Штатах. Нью-Йорк был местом, существовавшим только в кино. Приехав в США, я понял, что мои уроки английского языка, заключавшиеся в том, чтобы смотреть с […]

«Привет, Дэвид! Добро пожаловать в Нью-Йорк.
Дэвид. Не Давид.
Первая и единственная фраза, которую я понял, когда меня встретили в Нью-Йорке. Когда я жил в Испании, мы мало знали о Соединенных Штатах. Нью-Йорк был местом, существовавшим только в кино. Приехав в США, я понял, что мои уроки английского языка, заключавшиеся в том, чтобы смотреть с дочерью американские программы, не сильно мне помогли. Моим учителем выступал Disney Channel.

1

Чтобы было понятно, почему мне повезло жить в Америке, я должен объяснить, откуда я родом. Когда я думаю о моей родной деревне Туилья, то мне на ум приходят три вещи: футбол, угольные шахты и яблоки. Любовь к футболу не является чем-то уникальным для моего народа: на всей территории Испании наблюдается один и тот же процесс, миллионы мальчишек играют в футбол и мечтают стать футболистами. Они просыпаются, идут в школу, а когда возвращаются из нее, то играют в футбол до тех пор, пока не наступит ночь. Посмотрите на любой город Испании и вы увидите многочисленные выбитые стекла в окнах домов. Часто мы играли в гораздо более многочисленных составах, чем 11×11, например, на поле могло находиться сразу 40 человек. Мы не покидали футбольное поле, так как знали, что если бы пошли домой, то уже не вернулись бы на улицу. Наши матери отправили бы нас учить уроки, потом ужинать и спать.

2

В Америке живут американской мечтой, но в Испании у нас есть собственный вариант. Даже я – мальчишка из глубинки, простой деревенский пацан, знал, что каждый из моих ровесников стремится надеть красную футболку национальной сборной страны и выиграть Чемпионат мира. Поэтому даже самые маленькие по возрасту команды бьются насмерть на импровизированных футбольных полях. Когда мне было 4 года, один мальчик постарше упал на меня и сломал мне ногу. Перелом бедра. Травма оказалась столь серьезной, что я мог бы остаться инвалидом на всю жизнь. В течение нескольких месяцев моя правая нога была полностью обездвижена.

Мой отец был рьяным футбольным болельщиком. С того момента, как я родился, он сделал все для того, чтобы я стал профессиональным футболистом. Я знал, что он должен был много работать, — как и большинство мужчин в Туилье, — в угольных шахтах. Каждый день, когда я просыпался, чтобы идти в школу, отец уже находился на глубине 800 м под землей, принимая смену. Благодаря запасам угля, в Туилье не было проблем с работой. Проблем с очень опасной работой. Мой папа потерял нескольких друзей в результате трагических несчастных случаев, а многие наши знакомые шахтеры попадали в больницу с травмами. Локоть. Колено. И, конечно нос. Когда очередной травмированный возвращался из больницы, то он выглядел так, будто бы провел несколько раундов против Майка Тайсона.

3

Когда мне сняли гипс, то в течение еще двух месяцев, нога должна была оставаться неподвижной. Я смотрел телевизор и слушал музыку, а моя правая нога висела на перевязи над кроватью. Я не мог ходить в школу или играть с друзьями. Когда я, наконец, вылез из постели, то ногу нельзя было подвергать нагрузкам еще 4 месяца. Что я сделал первым делом, покинув кровать? Пошел в наш сад за домом, чтобы поиграть с футбольным мячом. От природы я правша, но правая нога была еще слишком слаба, поэтому я задействовал левую. Теперь я хорошо играю обеими ногами, и могу с уверенностью утверждать, что это очень сильно помогает в футболе, особенно если ты нападающий. Я никогда не был самым сильным футболистом, или самым техничным, но я был «двуногим», что добавляло моей игре элемент непредсказуемости. Отец всегда помогал мне, отдавая пас под левую ногу. Боюсь даже представить, что творилось с его спиной после смены на шахте, но он никогда не жаловался. Он всегда был со мной, где бы я впоследствии не играл. В пять лет я играл в футбол в парке в Туилье, а в двадцать с небольшим отправился в Сарагосу.

И знаете, что? Мне никогда не приходилось изучать расписание движения автобусов.

Мой папа всегда ждал меня в машине.

В детстве я толком не знал, что такое США, я не обращал внимания на горизонт за пределами Испании. В девять лет я мечтал выступать за Спортинг Хихон, единственный по-настоящему профессиональный клуб Астурии. Вы, конечно, знаете множество историй про академии Барселоны и Мадрида, где дети становятся профессионалами уже с пеленок.
Но это точно не моя история.

4

В 16 лет я стал частью молодежной команды Хихона. Одновременно я постигал азы профессии электрика, мог починить кондиционер и все такое. Но молодежная команда – это уже первая ступенька профессионального спорта, поэтому мне пришлось делать выбор: продолжать обучение на электрика или двигаться за своей мечтой? Понятное дело, что для меня выбор был очевиден. Естественно, что отец тоже полностью его поддерживал. Но только не мама! Она не увлекалась футболом и хотела, чтобы у меня была профессия, которая позволит зарабатывать на жизнь. В конечном итоге, мы заключили с ней двухгодичную сделку – если за это время я не пробиваюсь в первую команду Хихона, то возвращаюсь к починке кондиционеров.

Два года спустя мои родители и еще 16.000 человек на трибунах стадиона Эль Молинон видели мой профессиональный дебют в первой команде. Наверное, это был самый счастливый день для моей семьи. Я еще не стал настоящим футболистом, но моя первая маленькая цель оказалась достигнута – цель, ради которой мои родители пожертвовали столь многим. Я носил красно-белую футболку Спортинга и бегал на стадионе, где в свое время выступал легендарный Кини, кумир моего отца. Моя мама плакала в тот день. Мы все и понятия не имели, что через 10 лет я подниму над головой Кубок мира – и тогда заплакал уже папа.
Единственное, что мы знали наверняка – что моей карьере электрика придется подождать.

В течение следующих десяти лет мне удалось подняться выше: Сарагоса, Валенсия, Барселона, Атлетико… Неплохо для парня, который едва не потерял ногу, не правда ли? Все мои клубы базировались в Испании. Я мог играть двумя ногами, но знал только один язык и одну лигу. Когда поступило предложение из Нью-Йорка, то оно казалось слишком заманчивым, чтобы отказаться.

Моя семья была очень взволнована переездом, а друзья спрашивали: «Давид, а чем ты там будешь питаться? Ты же привык к испанской кухне!»

5

Когда я только приехал в Нью-Йорк, то пошел вместе с детьми в Брайант-парк, чтобы покататься на коньках. Мы видели громадную рождественскую елку, а все небоскребы сияли праздничными огнями. Я был в шляпе и пальто, оставаясь неизвестным для окружающих. Мы веселились до десяти вечера, а потом стали искать место, где можно поесть – пока не обнаружили маленькую пиццерию с двумя свободными столиками. За свою профессиональную карьеру мне удалось объездить весь мир, но могу сказать совершенно точно, что никогда еще я не пробовал такой вкусной пиццы. В тот день, засыпая, я впервые подумал о том, что моя американская мечта уже исполнилась».

PT,

перевод – Алекс Маннанов, Sport Arena    

В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?