Лента новостей

«Папа, ты будешь тренировать Фалькао?» История союза Симеоне и Атлетико

Диего Симеоне, Getty Images
Чоло подробно и вкусно рассказывает о том, как мадридский клуб стал частью его жизни.

По материалам The Coaches’ Voice

Мой младший сын Джулиано мокнул круассан в молоко, откусил кусочек и посмотрел на меня.

«Пап, если у тебя все получится, ты ведь не вернешься».

Я очень хорошо помню тот день. Это был день, когда мне поступил телефонный звонок, который изменил все. Звонили из Атлетико. Они сказали, что хотят поговорить со мной. О возможности нанять меня в качестве тренера.

Тогда я находился в Мар-дель-Плате, пляжном городе Аргентины, где проводил время с Джулиано. Ему было всего восемь лет. Мы сидели в баре и лакомились круассанами с кофе (кофе для меня, молоко для него), когда я сказал ему:

«У меня появился шанс возглавить Атлетико. И я не знаю, что делать».

Джулиано пустился в раздумья.

«Ты будешь тренировать Фалькао? Ты будешь играть против Месси, против Роналду?»

Мальчик говорил это все мне. Я мог бы ответить – да. И между тем, как в очередной раз мокнуть круассан в молоко, он произнес эти слова: «Пап, если у тебя все получится, ты ведь не вернешься».

В этом вопросе надо было взвесить все «за» и «против». С одной стороны, мне хотелось, что у меня все получилось, но с другой – я бы не смог наблюдать за тем, как растут мои дети.

Мне было 27 или 28 лет, когда я действительно решил, что обязательно стану тренером. Я пришел домой после тренировки (тогда я выступал за Лацио), схватил какую-то папку и представлял, как руковожу тренировочным процессом.

Знаете, как дети представляют разные вещи, когда во что-то играют? Я делал что-то подобное, только уже будучи взрослым. Представлял свою команду и то, как принимаю участие в тренировке. Представлял какой-нибудь матч и моделировал, как все это будет происходить.

Диего Симеоне Атлетико
Диего Симеоне

К концу дня вокруг меня собралось огромное количество бумаг, на которых были записаны разные пометки. Мне нравилось записывать абсолютно все, что происходило вокруг.

Выполнение всех этих процессов вызывало у меня невероятный энтузиазм.

Будучи тренером, самой большой страстью может быть возможность активно влиять на прогресс игрока. Конечно, быть чемпионом – это то, чего всем нам хочется, однако я считаю, что лучшим «чемпионством» является наблюдение за Коке, Люкой Эрнандесом, Анхелем Корреа. Это игроки, которые поднялись с самых низов, чтобы стать профессиональными футболистами высочайшего уровня.

Когда пришло время повесить бутсы на гвоздь и попробовать себя в качестве тренера, я был дома в Аргентине, где заканчивал свою игровую карьеру в Расинге. Когда они впервые мне предложили возглавить команду, я понимал, что должен отказаться. Второй раз? То же самое. 

И лишь на третий раз я дал свое согласие.

Я знал, что команда была в крайне плачевном состоянии. Но я знал игроков, поскольку совсем недавно выходил вместе с ними на поле. И верил, что все вместе мы сможем сделать хорошую работу.

Мое убеждение было проверено немедленно.

Сидеть на скамейке запасных впервые в жизни – это самая сложная вещь, через которую должен пройти тренер. Мне потребовалось немного времени, чтобы привыкнуть к этому.

Мы проиграли три первых матча. Мы даже ни разу не забили.

Болельщики Расинга очень нервничали. Было очень много проблем, равно как и опыта, через который нам пришлось пройти, чтобы выбранный путь сделал нас сильнее. Это придало нам дополнительную уверенность в собственных силах.

Если во мне выделять кое-что одно, то это упрямство. Если я чего-то сильно хочу, то возьму это. 

Именно так я вернулся в Атлетико.

Когда мне пришлось покинуть клуб в 2005 году, я не был активным членом команды. И прекрасно понимал, что мое присутствие никак не помогает, поскольку из-за меня тренер не мог обрести спокойствие. 

Почему? Из-за репутации, которая у меня была, и того эффекта, который она оказывала на СМИ, болельщиков и всех остальных.

Но с того момента, как уехал из Мадрида, я начал готовиться к своему возвращению.

Я знал, что сначала мне надо закончить игровую карьеру в Аргентине, после чего начну тренировать. И каким-то образом я догадывался, что получу шанс возглавить Атлетико в трудные для клуба времена. 

Когда это, в конце концов, произошло, то я не думал, что буду говорить на первой встрече с игроками. Я никогда не был тем, кто в подробностях представляет свою дальнейшую речь. Стараюсь всегда быть спонтанным. И говорить то, что чувствую.

Я знал, что у меня есть преимущество, ведь в течение пяти с половиной лет играл в футболке Атлетико. Я был знаком с персоналом, клубными работниками, президентом, трибунами Висенте Кальдерон и сидевшими на них болельщиками. Все эти знания помогли мне направиться по тому пути, который все ждали.

Болельщики Атлетико всегда хотят видеть конкурентоспособную команду. Команду с сильной защитой. Команду, которая могла бы играть в быстрый футбол и доставлять максимальные проблемы грандам мирового футбола.

Моя цель заключалась именно в этом.

Игроки переживали нелегкий период, когда меня пригласили на тренерский мостик: Атлетико находился на десятой позиции в чемпионате Испании и недавно вылетел из Кубка Короля от скромного Альбасете. Но у меня была вера в то, что все вместе мы способны изменить ситуацию.

Между болельщиками и игроками всегда была очень сильная связь. И, как это часто бывает в данном виде спорта, болельщики были поглощены этой страстью. Это называется футболом.

Диего Симеоне Атлетико
Диего Симеоне

Настоящая отправная точка впервые проявилась после пяти месяцев с моего прибытия. Дебютный успех в рамках Лиги Европы оказался началом нового, важного цикла. Цикла, который показал нашу приверженность общим идеям. И он позволил нам ясным взором взглянуть на факты.

Вне сомнений, победа в Лиге Европы стала многообещающим стартом для команды – она с самого начала знала, чего хочет.

Бороться с величайшими соперниками.

Выиграть чемпионат Испании, где выступают Барселона и Реал, практически невозможно. На протяжении последнего десятилетия эти гранды обладали невероятной мощью с выдающимися игроками.

Но благодаря упорному труду, стабильности, настойчивости и отличным игрокам (без них мы бы не смогли достичь того, что у нас есть) мы сделали возможным то, что раньше считалось практически невозможным.

Как именно? Каждый день мы верили в то, что делали. И в моем втором полноценном сезоне у нас появился шанс.

Мы заметили, что Реал испытывает некоторые проблемы с тем, чтобы побороться за национальный титул. Поэтому мы погнались за другой оставшейся командой – Барселоной. 

В последнем туре чемпионата Испании мы пожаловали на Камп Ноу с целью взять хотя бы одно очко. Необходимо было как-нибудь проявить себя на поле именитого соперника.

Необходимо было сделать возможным то, что раньше считалось практически невозможным.

После финального свистка, зафиксировавшего устраивающий нас результат, я вместе со своим помощником Херманом Бургосом начал смеяться. Конечно, мы понимали, что можем выиграть столь престижный трофей, но когда это подтвердилось официально, то, в первую очередь, мы испытали чувство радости. Что дальше? Тяжело передать наши чувства. Это целый комплекс чувств.

Тот сезон обязательно войдет в историю испанского футбола.

Но в футболе нельзя останавливаться ни на секунду, потому что, пока вы спите, кто-то другой уже в процессе. Иногда мы задаемся вопросом: возможно ли работать 24 часа в сутки, учитывая различие в часовых поясах? Один работает здесь, другой – там, так что никто не спит.

Потому что футбол – это жесткий рынок.

У нас нет возможностей подписывать игроков за 150 или 200 миллионов евро. Поэтому мы должны стараться быть творческими. В том плане, что нам нужно регулярно улучшать команду – точечно и в целом.

Каждый год мы добавляем что-то новое.

Это означает, что нам необходимо много работать и избегать ощутимых провалов, когда речь идет об игроках, которые собираются сделать нашу команду лучше.

Диего Симеоне Атлетико

Если это звучит немного утомительно, то так и должно быть. Единственное, о чем я прошу во время мольбы, так это об энергии. Я прошу об энергии, чтобы оставаться спокойным и иметь возможность говорить то, что чувствую. Сохранять спокойствие изо дня в день крайне непросто, поскольку завтра оно может испариться.

Если вы проанализируете мою карьеру тренера, то поймете, что на нее повлияла карьера игрока. Во мне, безусловно, есть что-то из Италии и Испании – и такого тренера многие называют оборонительным. 

На самом деле, играть и тренировать – это две разных жизни.

Когда вы являетесь футболистом, то, как правило, думаете о себе. Как тренеру вам надо думать наоборот. Вы должны все замечать. Вы должны приложить максимум усилий, чтобы сделать все хорошо, свести к минимуму сильные стороны соперников и улучшать свои собственные.

Прежде всего, вы должны быть сильными, потому что в течение всего сезона наступают моменты, когда надо в нужное время выйти и произнести правильные слова, чтобы игроки продолжали вас поддерживать.

И для того, чтобы оставаться сильным, надо иметь чистое сознание. Я многу слушаю. Я много спрашиваю. И, в конечном счете, делаю то, что считаю лучшим для всех.

Это ничем не отличается от того, когда однажды в баре Мар-дель-Платы сказал Джулиано: «Я не знаю, что делать».

Спустя семь лет я должен сказать, что Атлетико – это моя жизнь. Меня с клубом связывает тринадцатилетняя история.

13 лет практически невозможного.



Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?