Пичичи: первый бомбардир испанского футбола

Рафаэль Морено, он же Пичичи, mundodeportivo.com
Sport Arena рассказывает о легендарном игроке Атлетика из Бильбао.

К сожалению, Атлетик рушится, словно карточный домик. Стоило поклонникам басков привыкнуть к положительным результатам, как их команда терпит одно сокрушительное фиаско за другим. Вряд ли на старте текущего сезона кто-то мог предположить даже в самых смелых прогнозах столь печальное развитие событий – Львы стабильно плетутся в нижней части турнирной таблицы Примеры и вероятно останутся без еврокубков. О причинах провала этого колоритного клуба было сказано много, но неужели вся его мощь реально зависела от одного человека – Эрнесто Вальверде?

Перечисляя факторы стагнации, критики не забыли и о самом главном достоинстве Красно-белых –почитание традиций. В современном футболе это до такой степени редкое явление, что, в принципе, должно вызывать одно уважение. Но не тут-то было – если басков ранее и так упрекали в их архаичности, то теперь и подавно, видя в пресловутом консерватизме ворох проблем, якобы мешающих коллективу стать на новую ступень развития.

Так что неудивительно, что фигура Рафаэля Морено Арансади или просто Пичичи стоит особняком в истории клуба. Ведь легендарный игрок, чье прозвище спустя годы стало нарицательным, по праву считается одним из главных достояний не только Львов, но и всей Испании. Именно этот человек, окутанный множеством мифов и тайн, стал первым супербомбардиром, непосредственно повлиявшим на развитие и дальнейшую популяризацию футбола в целой стране. И это действительно так – к примеру, когда Пичичи лишь делал первые шаги в полосатой майке Атлетика, в то же самое время на Туманном Альбионе в самом разгаре проводился двадцать четвертый сезон Первого дивизиона. На пиренейском же полуострове на игру с мячом в подавляющей массе по-прежнему смотрели с раскрытыми от изумления ртами – и это притом, что с 1902 года разыгрывался Кубок Короля и какие-никакие региональные чемпионаты. Конечно, сопоставлять профессиональную, функционировавшую уже как четверть века лигу и любительское первенство Страны Басков или Каталонии не слишком-то и правильно, однако как раз в этом заключается вся изюминка – и в таких условиях рождались настоящие кумиры своего поколения, способные бросить тень на более именитого соперника. Это к тому, что в 1920-м, за девять лет до формирования Ла Лиги, Пичичи в составе Испании добыл серебряные медали Олимпийских игр, а параллельно Великобритания прекратила борьбу еще в предварительном этапе, уступив Норвегии.

О событиях в Антверпене мы чуть позже поговорим, но из вышесказанного делаем вывод – испанцы точно обладали определенным уровнем, а их ведущие исполнители могли вполне конкурировать на международной арене. То есть, таким образом, мы отвечаем на ряд актуальных вопросов – а заслуживает ли дон Арансади таких чествований, чтобы его прозвище до сих пор носила престижная награда? А может, он был не совсем таким крутым, как его величает история, при этом описывая фрагментарно и оставляя существенные пробелы в его биографии? Любое утверждение, а тем более такое, должно поддаваться критике – а значимы ли голы Пичичи, если он, по сути, был любителем? Так за что помнят и почитают современника дона Сантьяго Бернабеу?

То, что Рафаэль был на голову выше любого-другого тогдашнего футболиста – неоспоримый факт. Интересно другое – не родись наш герой в Бильбао, мы бы возможно о нем никогда так и не узнали. Игрок должен благодарить Судьбу за то, что появился на свет в Стране Басков, а не где-нибудь в другом месте. Почему? Ну, начнем с того, что с XIII века в центральном городе региона действовал огромный порт, поспособствовавший становлению как крепких торговых связей, так и своеобразного ментального обмена. Немудрено, что спустя шестьсот лет баски столь охотно приобщились к футболу – английские купцы, рабочие, матросы, студенты и мигранты, посетившие крупный индустриальный узел, не могли не поделиться правилами игры, так горячо полюбившейся у себя на острове. В итоге в 1898 году возник Атлетик, существовавший тогда под названием Бискайя – команда, впечатленная британским спортивным ноу-хау, переняла все лучшее от зарубежных коллег и довольно быстро зарекомендовала себя на просторах провинции. Пока каталонская Барселона и мадридский Реал обретали клубные черты (неизвестно, к чему бы пришли Блаугранас, если бы не Жоан Гампер с его швейцарско-английским десантом), Бискайя уже могла похвастаться соответствующим бэкграундом – более того, вопрос о формировании коллектива обсуждался еще в 1892-м, на волне футбольного бума, захлестнувшего город.

Так, баски, имея за плечами явно лучшую подготовку и, как это ни банально, осознание игры (большая часть населения и элита вообще не знали, как правильно охарактеризовать сам термин «футбол», поэтому величали его «спортом, привезенным из-за рубежа») без проблем доказали собственное преимущество. В десяти первых розыгрышах Кубка Испании Бискайя и Реал Сосьедад выиграли пять трофеев, причем предшественник Львов трижды подряд завоевал заветную награду. Так что Пичичи можно назвать продуктом баскского воспитания, получившим прекрасное образование – наверняка, очутиться в том Атлетике то же самое, что сегодня постигать азы в Клерфонтене.

В Бильбао о Пичичи хорошо помнят, futbolypasionespoliticas.com

Следует уделить внимание и близкому окружению исполнителя – вся семья любила игру и поддерживала Рафу с самого детства. Талант в мальчике разглядел дядя Мигель де Унамуно – между прочим, один из самых выдающихся мыслителей и писателей конца XIX века. Увидев, как юркий племянник в одиннадцатилетнем возрасте с лихвой, буквально одним движением накручивает сверстников, а то и парней постарше, дон Мигель в дальнейшем всячески потакал пареньку, считая, что тот добьется успеха в своих начинаниях. Так и вышло, что Рафаэль окунулся в приоткрывшийся мир спорта, но напрочь забыл об учебе – с заурядными отметками окончил среднюю школу, затем забросил изучение права на первом курсе Университета Деусто, а когда отец Хоакин Гоньи устроил непутевого сына в ратушу на должность писаря, то тот не проработал там и месяца. Смог Арансади-младший трудоустроиться в офис братьев Меродио, занимавшихся в сфере металлургии, но по-настоящему глаза юноши горели, когда он оказывался на площадке с мячом.

Да о каком продвижении по карьерной лестнице могла идти речь, если главным подстрекателем Рафы был его старший брат Раймундо? Именно он, также безумно обожающий игру, окрестил будущего кумира Сан-Мамеса «Пичичи», подшучивая над тем, что Рафаэль в детстве был мелким и хилым, но при этом мечтал стать бомбардиром. К слову, Раймундо тоже отметился весомым вкладом в истории футбола – он в 1903-м стал сооснователем мадридского Атлетико.

В 1911 году девятнадцатилетний Пичичи присоединился к Бискайи. Это была неимоверная честь – команда второй раз к ряду защитила Кубок Испании (в финале был повержен Эспаньол со счетом 3:1), да и возможность тренироваться с лучшими игроками страны, согласитесь, выпадала не каждому. Вы можете удивиться, но из-за конкуренции Рафа дебютировал в рядах Атлетика только спустя два года – это, к слову, очередной пункт, свидетельствовавший об отношении к футболу в Бильбао и стремлении к профессионализму. В клуб не приглашали кого угодно, а если и предоставляли шанс, то лишь после тщательной подготовки. И с данным фактом сложно поспорить, поскольку цвета Бискайи защищали такие звезды, как верный капитан, центральный защитник Хосе Мария Белаусте, английский полузащитник Мартин Витч, нападающие Северино Суазо и Пинильос. Братия, скажем так, подобралась опытная и с внушительными достижениями за плечами, а тут неизвестный никому Пичичи!

Тем не менее Рафаэль мигом развеял любые сомнения, выйдя 17 марта 1913-го в полуфинале Кубка против Мадрида. К слову, необходимо сказать об одном нюансе, повлиявшем в том розыгрыше на соотношение сил. Дело в том, что в 1913 году между испанскими клубами вновь разразился скандал (схожий инцидент имел место быть в 1910-м), повлекший за собой раскол – Эспанья де Барселона, Реал Виго Спортинг (оба клуба на сегодняшний день прекратили существование), Атлетик, Мадрид и Реал Унион остались под эгидой Испанской федерации футбола. Барселона же, Реал Сосьедад и Понтеведра в знак несогласия образовали так называемое Объединение испанских футбольных клубов (любопытно, что в результате Понтеведра отказалась от участия) и провели свой турнир.

Так вот, старт карьеры Пичичи выдался просто умопомрачительным – он умудрился огорчить Сливочных уже на второй минуте матча. Спустя девять минут игру можно было вообще заканчивать – неугомонный Арансади на всех парах пронесся к площадке соперника и затолкнул в сетку второй мяч. Ну, вот вам и дебютант! В начале второго тайма мадридцев добил Кортади, тем самым установив окончательные 3:0.

Первый для Рафаэля финал Кубка Короля получился вымученным и, к огорчению, безуспешным – из-за упорности Реала Униона команды зафиксировали боевую ничью 2:2 (одним точным ударом отличился Пичичи), а в переигровке Бело-черные выдержали давление оппонента и забили единственный мяч за двадцать минут до финального свистка.

Однако, в целом, Пичичи оперативно доказал, что заслужил носить футболку Атлетика – в августе того же года он стал автором первого гола на открывшейся арене Сан-Мамес, а когда в октябре стартовал регулярный чемпионат Бискайи, то парень развернулся на полную катушку. Он с ходу нашел общий язык с Белаусте, а сыгравшись с партнерами, громил без разбора и на любой вкус то Аренас де Гечо, то Депортиво де Бильбао или Реал Сосьедад – что тут уж говорить, если Рафа стал первым игроком, поразившим ворота противника десять раз подряд. Быстрый, смышленый и хитрый (во время матча футболист надевал белую шапочку, сделанную из платка, благодаря которой его хорошо было видно на поле) Пичичи превратился в безоговорочного лидера атаки. Имея в арсенале такого талантливого, коммуникабельного, альтруистичного (Арансади при необходимости предпочитал отдавать пас) и готового познавать что-то новое исполнителя, Атлетик не мог не укрепить позиции – в общей сложности, в региональной лиге, как и в Кубке Испании, Львы безоговорочно доминировали три года подряд. Сам же Рафаэль обрел статус, не побоюсь этого слова, звезды и кумира публики – она, между прочим, часто скандировала с трибун Сан-Мамеса «Пичичи – забей!»

Триумфаторы Кубка Короля в 1921 году. Пичичи легко найти по белой шапочке, wikimedia.org

К сожалению, три великолепных сезона сменились тремя, преисполненными огорчением и досадой – совершенно неожиданно показали характер Унион и Аренас, перехватив инициативу не только в регионе, но и в Кубке Короля. Так, первой команде посчастливилось заполучить медали в 1918-м, а второй – спустя сезон, в 1919-м.

Лично Пичичи продолжал радовать добротной игрой, что предопределило попадание игрока в число претендентов формировавшейся сборной Испании. В 1920 году Футбольная королевская ассоциация намеревалась принять участие в летних Олимпийских играх в Антверпене, и чиновники доверили собрать состав культовому игроку и арбитру Франсиско Бру. Пако, как прозывали первого тренера Фурии Рохи, в душе не особо полагался на басков (хоть они и были лучшими, но Бру хотел, чтобы команда была разношерстной), но отрицать уровень мастерства Арансади он явно не мог. Так и случилось, что Пичичи был включен в окончательную заявку – с великим Рикардо Саморой и одноклубниками Белаусте и Доминго Гомесом Аседо.

В предварительном раунде испанцы мерялись силами с датчанами – их матч получился довольно скучноватым (единственным голом на 54-й минуте отличился Патрисиу Араболаза), тогда как в других встречах перипетии развивались намного веселей: Чехословакия уничтожила югославов 7:0, шведы поиздевались над греками, забив бедолагам 9 безответных голов, а главной неожиданностью этапа стало то, что британцы, как-никак действующие чемпионы, безбожно «слились» норвежцам.

В четвертьфинале Красной Фурии не поздоровилось, поскольку их размазали хозяева турнира – бельгийцы, забив три мяча и пропустив единожды, по праву вышли в полуфинал. Стоп. Так каким образом испанцы обзавелись медалями? – спросите вы. Подопечных Бру в прямом смысле выручил громкий скандал, фактически превративший тот розыгрыш ОИ в позорище – когда бельгийцы и чехословаки встретились в решающем поединке за золото, вторых возмутило предвзятое судейство английского арбитра Джона Льюиса (что еще в полуфинале помогал Красным дьяволам, «утопив» своими поступками Голландию). После того, как рефери поставил на шестой минуте пенальти, а на тридцатой Анри Арно удвоил преимущество, терпение отстающих лопнуло – игроки демонстративно покинули поле, отказавшись продолжать матч. Естественно, их акция не могла не обернуться последствиями и разбирательством – чехословацкую делегацию, конечно же, дисквалифицировали из-за нарушения регламента, но было решено переиграть поединки, начиная с 1/4-й, чтобы выяснить серебряного и бронзового медалиста. Что также не обошлось без казуса – сборная Франции, выбывшая на стадии полуфинала и огорченная разгромом от чехословаков со счетом 1:4, преждевременно покинула Бельгию, подбросив Пьеру де Кубертену еще несколько организационных проблем.

Так испанцы вновь вернулись в игру и на этот раз сполна воспользовались предоставленным шансом – в первом раунде разобрались со шведами 2:1 (примечательно, что голы забили Белаусте и Аседо), а в финале полностью переиграли Голландию 3:1 (третий мяч вколотил Пичичи, добив измотанных Оранье).

На волне международного признания по-новому расцвел и Рафаэль – да так, что в 1921 году триумфовал в чемпионате Бискайи и вернул Львам Кубок Короля, приложив руку к победе над Атлетико 4:1. Но по окончании сезона, в 29 лет, на удивление многих, повесил бутсы на гвоздь – по признанию Пичичи, его досаждали боли в спине, поэтому о роли игрока пришлось забыть. Но не о футболе в целом – Арансади намеревался стать арбитром, чтобы продлить футбольную жизнь, пусть и в такой форме. И наверняка бы продлил, если бы не трагедия – как уверяют источники, экс-футболист отравился морскими устрицами, подхватил сыпной тиф и умер в 1 марта 1922 года. Все сложилось так быстро, что Испания и не сразу поняла, что потеряла своего национального героя.

В 1926-м благодарная Бискайя увековечила Пичичи – около входа на Сан-Мамес был установлен бюст великого игрока. Каждая команда, приезжавшая в гости к Атлетику, прежде чем оправиться в подтрибунное помещение, должна была возложить букет цветов у памятника легенды. Спустя двадцать семь лет, в феврале 1953-го Делегация национального спорта Испании прозвищем исполнителя назвала трофей, и по сей день вручающийся лучшему голеадору Примеры – прозвищем человека, сделавшим нашу любимую игру намного лучше.

Теги:
В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?