Sportarena

Симеоне: «Уйдя из Атлетико, знал, что вернусь тренировать команду»

Главный тренер Атлетико Диего Симеоне в тексте для The Coaches' Voice рассказал о старте своей тренерской карьеры, предложении Атлетико и самом значимом сезоне, когда рохобланкос стали чемпионами Испании.

Симеоне: "Уйдя из Атлетико, знал, что вернусь тренировать команду" - Чемпионат Испании

Фото - Getty Images

Помню тот день очень хорошо. Тогда раздался телефонный звонок, который все изменил. Звонок из Атлетико. Сказали, что хотят поговорить со мной насчет работы главным тренером.

В то время я был в Мар-дель-Плата — курортный город на берегу океана в Аргентине — и проводил время с Джулиано. Ему тогда был только восемь лет и мы сидели в баре с нашими круассанами и кофе (а у него молоко). Тогда я ему сказал:

«Смотри, появился шанс пойти в Атлетико Мадрид и я не знаю, что делать».

Джулиано подумал об этом.

«Ты будешь тренировать Фалькао? Будешь играть против Месси и Роналду?».

Ребенок сказал все это мне. Я сказал «Да». Он мокнул круассан в молоко, откусил и посмотрел на меня: «Но папа, если все пойдет хорошо, ты не вернешься».

В этом есть две стороны. С одной — это здорово, потому что хочу все сделать хорошо. Но с другой — плохо, ведь я не буду видеть, как мои дети растут.

Диего Симеоне в Лацио. Фото — Getty Images

Мне было 27 или 28 лет, когда я решил стать тренером. Приходил домой после тренировки — тогда я был в Лацио — брал папку и делал вид, будто руковожу тренировочным занятием.

Знаете ж как дети себе все представляют, когда играются? Я делал то же самое взрослым, играясь в тренера. Я представлял свою команду и как я провожу определенные части тренировки. Думал о следующем матче и планировал все, что нужно было.

В конце концов, меня окружали листочки бумаги, полностью исписанные заметками и схемами. Любил все это записывать.

Это занятия зарождали энтузиазм во мне.

Самой большой страстью тренера может быть взращивание игроков. Конечно, все мы хотим становиться чемпионами, но самое большое «чемпионство» для тренера — видеть как игроки вроде Коке, Лукаса Эрнандеса и Анхеля Корреа с игроков из низших дивизионов превратились в высочайших профессионалов.

Анхель Корреа (слева) и Коке. Фото — Getty Images

Когда пришло время завершать игровую карьеру и начинать тренерскую, я вернулся в Аргентину, где доиграл в Расинге. Когда они впервые предложили мне должность тренера, понимал, что должен отказаться. И во второй раз тоже. Когда предложили в третий раз — согласился.

Команда была в очень плохой форме, я знал это. Но также знал игроков, потому что они были моими одноклубниками и верил, что мы можем проделать хорошую работу.

Вера была проверена сразу же. Сидеть на скамейке впервые — самая сложная вещь для тренера. Мне понадобилось время, чтобы привыкнуть.

Мы проиграли первые три матча, не забив и гола.

В Расинге очень нервничали. Было много проблем — и много испытаний, которые нам предстояли — но их преодоление дало нам силы и уверенность в том, во что мы верили.

Диего Симеоне в качестве тренера Расинга Авельянеда. Фото — Ole.com.ar

Если нужно охарактеризовать меня одним словом, то это будет «упрямство». Если я чего-то хочу, то пытаюсь этого добиться аж до тошноты.

Это и привело меня обратно в Атлетико.

В 2005 году я ушел из клуба как не очень важный игрок для команды. Мое присутствие в ней не было полезным, не давало спокойствия тренеру. Почему? Значение, которое ты получаешь с возрастом, влияет на журналистов, фанатов и вся ситуация складывается вокруг этого.

Но сразу после отъезда из Мадрида, я начал думать о возвращении.

Знал, что завершу игровую карьеру в Аргентине и там же начну работать тренером. Но каким-то образом также понимал, что получу шанс тренировать Атлетико в сложное время, потому готовился к этому.

Когда это случилось, не думал много о словах для игроков при знакомстве с командой. Я никогда не был из тех, кто тщательно готовит свои речи — стараюсь быть спонтанным. Говорить так, как чувствуешь.

Диего Симеоне в качестве тренера Атлетико, апрель 2012 года. Фото — Getty Images

Знал, что у меня есть преимущество в Атлетико. Пять с половиной лет я играл здесь. Знал персонал, президента, кресла стадиона Висенте Кальдерон, кто в них сидит. Все эти знания позволили мне работать над тем, что все они хотели.

В Атлетико всегда хотели конкурентноспособную команду, с сильной защитой, играющей на контратаках и с проблемами для супермощных соперников. И я был на этом сосредоточен.

Когда я пришел, у игроков были не лучшие времена — Атлетико шел на 10-м месте в Примере и вылетел из Кубка Испании от Альбасете. Но я верил, что они могут стать той командой, которую хотят видеть зрители.

Между болельщиками и игроками была сильная связь. И, как часто бывает в этом спорте, люди поглощены страстью. Это футбол.

Настоящая точка отсчета пошла спустя пять месяцев после моего назначения. Выигрыш Лиги Европы (победа над Атлетиком Бильбао 3:0 в финале — прим. SportArena) начал новый важнейший этап. Этап, которому мы доверились, который позволил нам понимать лучше вещи.

Без сомнений, та Лига Европы была началом пути для этой команды. И она с самого начала знала, чего хочет. Драться с сильнейшими.

После победы в Лиге Европы-2011/12. Фото — Getty Images

Победить в чемпионате Испании, соревноваться с Реалом и Барселоной почти невозможно. В течение десятилетия это были потрясающие команды, с невероятными игроками.

Но благодаря тяжелой работе, настойчивости и преемственности, а также сильным футболистам — ведь без сильных игроков мы бы не добились всего этого — мы сделали невозможное возможным.

Как? День за днем мы продолжали верить в то, что делаем. И в мой второй полный сезон как тренера, мы получили наш шанс.

Мы видели, что Реал сбился с пути. И сосредоточились на Барселоне. В последнем туре сезона отправились на Камп Ноу, нуждаясь хотя бы в одном очке, чтобы выиграть титул. Нужно было прилепиться к ним на их поле. Сделать то, что почти невозможно.

После финального свистка (матч завершился вничью 1:1 — прим. SportArena), вместе с моим помощником Германом Бургосом, я начал радоваться. Мы знали, что можем выиграть чемпионство, но когда это стало фактом, я обрадовался. Дальнейшие эмоции сложно описать. Там было все.

Тот сезон точно будет памятным в истории испанского футбола.

Во время празднования чемпионского титула-2013/14. Фото — Getty Images

Но в футболе невозможно действительно остановиться, подумать и насладиться моментом, потому что пока ты спишь, кто-то работает. Иногда мы задаемся вопросом, возможно ли работать 24 часа в сутки, учитывая разные часовые пояса — один работает здесь, другой там, чтобы никто не спал. Ведь футбол — это сложный механизм.

Мы не располагаем возможностями суперклубов, чтобы тратить 150-200 миллионов на игрока. Потому нам нужно пытаться быть изобретательными, думать, как сделать команду лучше и где нам нужно усиление. Год за годом.

Это значит, что нам нужно много работать и избегать ошибок при подписании игроков, которые должны усилить команду.

Если кажется, что это изматывает — так и есть. Единственное, чего могу просить в молитве — энергии. Для того, чтобы оставаться спокойным и понимать, что я чувствую. Это чувство сложно поддерживать, потому что однажды оно может просто погаснуть.

Празднование гола в ворота Ювентуса в 1/8 финала Лиги чемпионов сезона-2018/19.

Можно заметить, как карьера игрока повлияла на мою тренерскую работу. Без сомнений, периоды в Италии и Испании сформировали меня как тренера, которого многие называют «защитным».

Но на самом деле, играть и тренировать — две разные вещи.

Когда ты футболист, то кроме понимания требований к команде, ты можешь думать о себе. Но для тренера все иначе. Тебе нужно следить за всем. Ты должен пытаться сделать все хорошо, нивелировать сильные стороны соперников и раскрывать свои.

Прежде всего, надо быть сильным, ведь в сезоне бывает много случаев, когда нужно сказать нужные слова в нужное время, чтобы игроки следовали за тобой.

Чтобы подобрать нужные слова, нужно широко мыслить. Много слушать, спрашивать. И в итоге я делаю то, что считаю лучшим для всех.

Это ничем не отличается от того, что я сказал тогда Джулиано в баре в Мар Дель Плата. «Я не знаю, что делать».

Спустя столько лет, должен сказать, что Атлетико — это моя жизнь. 13 лет, связанных с одним клубом. Тринадцать лет истории о том, как делать почти невозможное.

вариант материала

Добавьте «sportarena.com» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.com

Или аккаунт Sportarena