favbet
Sportarena

«Он был рожден, чтобы бежать», — поется в известной песне вокально-инструментального ансамбля «Чиж & Co». С уверенностью можно сказать только одно: данная музыкальная композиция уж точно не про Хулиана Сантану Барреру. Он проживал в Сочимилько, районе Мехико, известным ацтекскими водными каналами, и чинампами, плавучими островами. Место пользовалось дурной славой, поскольку криминал процветал, в каналах то и дело всплывали трупы, а местные жители рассказывали о том, что по ночам по чинампам бродят духи умерших.

Как бы там ни было, однажды в канале обнаружили очередное тело молодой девушки, и это настолько напугало Хулиана Сантану Барреру, что он повесил на дереве своей плавучей фазенды куклу в качестве оберега от злых духов. Тяга к излишней религиозности вкупе со страстью к алкогольному напитку пульке впоследствии окончательно сделали из Барреры параноика. Он бросил семью и перебрался жить на плавучий остров, на котором подобранных на помойках марионеток становилось все больше и больше: они свисали с веток, грязные, «безглазые», лишенные некоторых частей своих пластмассовых тел. Странная связь Барреры с куклами вскоре стала известна в Сочимилько, и его владения стали называть Исла де лас муньекас, Островом кукол. Учитывая неистовую тягу мексиканцев ко всему оккультному, Остров кукол и его хозяин выступали в качестве местной достопримечательности: Баррера уже не собирал матрешек по выгребным ямам, ему их привозили неравнодушные посетители вместе с новыми и новыми порциями пульке.

Владелец Исла де лас муньекас принимал дары, обещая, что привезенные куклы станут частью коллекции, а те, кто их подарил, никогда больше не подвергнутся атакам злобных потусторонних сил. Остров кукол находится всего лишь в 5 км восточнее легендарного стадиона Ацтека, поэтому к Баррере нередко наведывались и болельщики столичного клуба Америка – на удачу подкидывали болванчиков, облаченных в желтые колоры Орлов (прозвище команды). В 2001 году Остров кукол ненадолго ушел под воду, а когда снова появился на горизонте, оказалось, что Хулиан Сантана Баррера, находясь в известном состоянии, захлебнулся. Он умер в объятиях Августины, любимой куклы, и единственной, которая постоянно находилась в его доме. Его родственники сделали из Исла де лас муньекас довольно жуткий, но прибыльный туристический объект (на Остров кукол, кстати, могут доставить далеко не все гребцы – некоторые отказываются из-за суеверий), который на сегодняшний день пользуется огромной популярностью в качестве некоей паранормальной центросомы.

Куклы в футбольной форме там тоже встречаются – кроме желтых цветов Америки, можно найти порядочное количество пупсов в одеяниях столичных команд Пумас и Крус Асуль.

УНАМ Пумас – команда Национального автономного университета Мексики, крупнейшего по количеству студентов высшего учебного заведения Нового Света. Главными врагами Пумаса считаются футболисты и болельщики футбольного клуба Америка, а битва между двумя этими командами называется Класико Капиталино, Столичное дерби. Противостояние клубов с самого первого матча между ними (1962 год) несло черты социального расслоения. Дело в том, что Америка всегда воспринималась как клуб богатых и для богатых (одно из ее прозвищ – Миллионеры), а покупка Орлов крупнейшим в мире испаноязычным медиаконгломератом Televisa лишь упрочило это мнение. Эмилио Аскаррага, возглавлявший в ту пору Телевису, пришел в клуб и сказал: «Я мало знаю о футболе. Но многое знаю о бизнесе. И это, господа, будет бизнесом».

Пумы же, как и любая университетская команда, представляли средний класс и ряды городской интеллигенции. Естественно, что и формируются команды совершенно по-разному: Америка путем мощных денежных вливаний приглашает к себе успешных футболистов и тренеров, тогда как Пумас делают ставку на молодежную академию.

В сезоне 1969/70 Америка шокировала всю мексиканскую футбольную общественность, приобретя идола болельщиков Пум, центрфорварда Энрике Борху по прозвищу «Сирано». На счета Национального автономного университета Мексики упали сенсационные по тем временам 400.000 мексиканских песо, а сам делантеро даже и не знал, что отправлен в другую команду.

Энрике Борха отказался выступать за Америку и просил встречи с ректором Университета, в которой ему было отказано. В конце концов, нападающего обязали выступать за Орлов, пригрозив судебным преследованием – в желтых цветах он провел 8 сезонов, став легендой клуба. В ту пору у Пумас еще не было толком своих барристас – шайка La Rebel («Мятежник», «Повстанец») появилась на свет в 1998-ом году, будучи образованной 14 фанатами. В La Rebel изначально входили небольшой моб Porra Plus и любители футбола, до этого времени ни в каких организациях не состоящие. Одна из фишек барры Пумас заключается в «укрывании» фанатского сектора большим полотнищем своего клуба, так называемым Pride Blue and Gold. Группа поддержки базируется на именной («Ребелдиа») трибуне Олимпийского стадиона в Мехико, являющегося домашней ареной футбольной команды Пумас.

На сегодняшний день La Rebel считается крупнейшей баррой Мексики, способной собрать состав из 10.000 саппортеров (еще раз напоминаем, что структуры фирм в Европе и барристас в Америках это разные вещи). На первых порах движ ориентировался, и даже копировал La 12 – чрезвычайно известную аргентинскую банду, поддерживающую Бока Хуниорс, но впоследствии выработал собственный путь развития. Интересно, что Пумы считаются университетской командой, но сама La Rebel имеет, в общем-то, весьма опосредованное отношение к Национальному автономному университету Мексики. Дело в том, что по причине достаточно агрессивного поведения Мятежников, студенты к ним практически не примыкают, предпочитая тусоваться не на именной Ребелдии, а на других, более безопасных секторах Олимпийского стадиона. В своих редких публичных коммюнике боевито настроенные барристас Пум очень любят говорить о том, что они держат в страхе все Мехико.

По крайней мере, два столичных клуба могут поспорить с этим утверждением, и один из них – Крус Асуль.

Пумас 7 раз выигрывали Лигу Эме-Экис, а вот у Крус Асуля 8 чемпионских титулов, и по данному показателю он уступает только Америке, Чивасу и Толуке. Кроме всего прочего, согласно всевозможным опросам общественного мнения, Синий Крест (так переводится «Крус Асуль») является третьей по количеству болельщиков мексиканской командой – сразу после Чиваса и Америки. Крус Асуль был образован одноименным цементным заводом, — что, естественно, повлияло в дальнейшем на прозвища коллектива, — дислоцированным недалеко от муниципалитета Тула-де-Альенде крошечного мексиканского штата Идальго.

Цементники долгое время выступали на Стадионе 10 декабря в Туле, но их спортивная успешность и грамотное социальное позиционирование (команда рабочего класса) привели к сильнейшему росту популярности, и в 1971 году клуб решил переехать в Мехико. При этом Стадион 10 декабря закреплялся за дочерними составами Крус Асуль, а цементный завод все еще остается главным спонсором команды – вот уже на протяжении 90 лет. Естественно, что переезд в столицу обострил отношения с Америкой: если раньше между клубами существовало только спортивное соперничество, то после прибытия Крус Асуль в главный город страны, оно получило статус полноценного дерби со своим собственным названием – Класико Ховен. Отношения между организациями осложнялось еще и тем, что Крус Асуль сразу же арендовал Ацтеку, где выступал 26 лет: таким образом, Орлы и Синий Крест долгое время делили один и тот же стадион.

Именно «ацтекский» период стал самым успешным в истории клуба – и тогда же у Цементников сформировалась основная болельщицкая аудитория, состоящая из столичных рабочих. Их было такое большое количество, что инчас Крус Асуля стали называть Лепусами, самым распространенным видом зайцев в агломерации Мехико. Великий футбольный призыв Цементников семидесятых был прозван Машиной за массовое завоевание титулов, и чтобы упрочить данное сравнение на секторах фанатов Синего Креста дули в специальный рог, издававший звуки стартующего паровоза. Команду часто изображают на баннерах в качестве локомотива, давящего своих соперников.

Полноценная барра у Цементников сформировалась к началу 2001 года под предсказуемым названием Sangre Azul, «Голубая кровь». У ее истоков стояла группа Ultra Azul (1980-1999), антифашистское околофутбольное формирование, делавшее акцент не на южноамериканский институт барристас, а на хулиганские фирмы Западной Европы. Новоиспеченная барра тоже выбрала нонконформистский вектор, сформировав союзы с несколькими известными южноамериканскими гангами, такими как Los de Abajo (Универсидад де Чили, Чили), Los Convictos (Чьяпас, Мексика), Los Canallas (Росарио Сентраль, Аргентина), Comandos Azules (Мильонариос, Колумбия), Mafia Azul (Крузейро, Бразилия) и La Boca del Pozo (Эмелек, Эквадор). Подобные действия для Мексики крайне нехарактерны, поэтому они не получили понимания среди саппортеров других клубов Лиги Эме-Экис. Как и многие европейские фирмы, Sangre Azul делится на мобы по территориальному признаку – такие подразделения зовутся барриос или френтес.

У инчас Цементников существуют филиалы во многих мексиканских городах, и даже в Сан-Диего, штат Калифорния, США.

Из всех мексиканских барристас именно у Sangre Azul самые сложные отношения с клубом. В десятых годах XXI века Голубая кровь поучаствовала во многих околофутбольных инцидентах (2013 – драка с фанатами Керетаро; 2013 – попытка захвата сектора на матче против Толуки; 2015 – пятнадцатиминутный бой с саппортом Чиваса), вследствие чего Синий Крест стал сокращать количество выделяемых мест для фанатов.

В 2015 году в районе Сочимилько состоялась встреча руководителей клуба Крус Асуль и лидеров (Vieja Guardia, Старая гвардия) Sangre Azul. Инчас продемонстрировали свое крайнее недовольство клубными боссами, и высказали целый ряд претензий и пожеланий. Главное – они требовали постройки новой арены, поскольку считали стадион Асуль крайне неудобным и совершенно несчастливым: с момента переезда на это спортивное сооружение команда выиграла всего лишь два титула и ни разу не становилась чемпионом страны. Итоговый результат диалога стал настоящим потрясением для болельщиков: совет директоров Крус Асуль запретил Sangre Azul присутствовать на стадионе и использовать цвета барры.

Впрочем, столичный район Сочимилько всегда считался несчастливым. Ацтекские каналы, плавучие острова, криминал, всплывающие трупы, и как венец всего этого хаотичного творения – огромное кладбище кукол.
На Исла де лас муньекас, как мы хорошо знаем, висят игрушки в цветах Пумас и Крус Асуль.

Но больше всего там кукол в футбольной форме Америки.

Окончание следует…


Добавьте «sportarena.com» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.com

Рейтинг записи: 12345


Или аккаунт Sportarena