Друди: «Вильярреал — очень хороший пример для Зирки»

...

Главный тренер Зирки Дарио Друди в интервью Sport Arena рассказал о своем приезде в Украину, становлении как тренера и целях, которые он преследует в Кропивницком.

Друди: «Вильярреал — очень хороший пример для Зирки»

Дарио Друди, фото Максима Сухенко

После матча с Волынью (0:1) на тренерском мостике Зирки произошли весьма неожиданные изменения — вместо Сергея Лавриненко, выведшего команду в Премьер-лигу, кропивницкий клуб возглавил 29-летний аргентинец Дарио Друди. Эта новость настолько взбудоражила болельщиков, что нельзя было не встретиться с Друди и не побеседовать с ним по душам. В нашем разговоре аргентинский тренер рассказал о своей карьере, приезде в Украину, а также, почему и когда он решил стать тренером в 29 лет (при этом возглавив команду высшей лиги).

«Молодой тренер? Неважно, сколько тебе лет — 29 или 49»

— Почему вы решили стать тренером в таком молодом для тренерского ремесла возрасте? Как пришло понимание того, что можете руководить коллективом с игроками старше вас?

— Для меня возраст — не принципиальный вопрос. В работе тренера есть намного важнее аспекты. Например, подготовка футболиста — как он обучается, сколько выделяет времени на тренировки, каким образом прогрессирует. К тому же, профессия тренера — это вещь, которую нужно очень сильно любить. Надо думать только о футболе. Это намного важнее, чем иметь 50-60 лет.

Да, я могу ошибаться, как все нормальные люди. Естественно, мне не хватает опыта, но больше всего мне нравится в этой профессии, что здесь нет привязки в возрасту — не важно, тебе 29 или 49. Важно совершенствоваться каждый день и постоянно расти.

— Есть ли проблемы в отношениях с футболистами, которые связанны с вашим возрастом?

— Нет, я нормально разговариваю со всеми игроками. Не важно, им 20 или 30 лет. Со всеми я должен быть очень честным — надо общаться без лжи, говорить правду. Я никого никогда не хочу обманывать. Футболисты также должны это делать, это единственно верный путь в любых отношениях. Думаю, каждому человеку легко понять, что нужно сегодня быть лучшим, чем вчера.

— Ваша карьера футболиста закончилась, толком так и не начавшись. Почему?

— Моя карьера игрока завершилась в Италии. Тогда у меня было 8 травм на ноге — все связано с приводящей мышцей. Тогда я одновременно и тренировал, и играл. И подошел такой момент в жизни, что я должен был выбирать — играть или тренировать. Был уверен, что как футболист я не стал великим. Нужно было быть честным перед самым собой. И когда я «вешал бутсы на гвоздь», решил, хочу стать одним из лучших тренеров.

— Когда вы это поняли?

— В конце карьеры футболиста я не мог сам себя обманывать. «Дарио, ты будешь хорошим игроком? Нет. Ты хочешь стать великим тренером? Давай попробуем», — спрашивал я себя. Быть тренером — это думать о футболе 24 часа в сутки. Это очень большая мотивация. Я знал, какая дорога меня ждет на пути к наивысшему уровню.

— Что в работе тренера вас привлекает, а что дается тяжелее всего?

— Тренеру нужно быть очень хорошим в разных аспектах. Надо понимать игру, уметь работать с разными футболистами, разбираться в личности каждого из них и убеждать каждого, также подробно анализировать соперника. Надо знать, что ты делаешь хорошо, а что нет. Профессия тренера заставляет тебя каждый день работать на высшем уровне. Кто этого не делает, рано или поздно упадет. Я хотел работать в профессии, которая очень много требует от человека. Работа тренера — как раз такая.

— Вы родом из Аргентины, а карьеру футболиста заканчивали в Италии. Как оказались в испанском Вильярреале?

— В 24 года я начал работать в академии Вильярреала. Со временем в молодежной команде этого клуба потребовался тактический аналитик, и они взяли меня. Я начал анализировать нашу команду и соперника, каждую деталь, каждый момент в игре, нужно было видеть очень много вещей и быть внимательным ко всему. Эта работа помогла мне познать футбол.

На следующий год меня подняли в первую команду. Я поработал 6 месяцев с Хулио Веласкесом, а дальше 3 года был помощником Марселино. Мне повезло, что оба были дотошными к каждой детали в игре. Например, Марселино меня спрашивал: «Сколько деталей ты видишь в этом моменте?». Я говорю: «Три», а он ответил: «Вообще-то, есть 7 или 8». Это должен видеть каждый.

Так я работал 4 года, без отдыха — его просто не было. Я посвятил самого себя просмотру и анализу футбольных матчей. К тому же, испанская лига — одна из лучших в мире, поэтому там многому можно было научиться. Сейчас я пытаюсь использовать навыки в Зирке, которые я получил в Вильярреале. Хочется, чтобы эта команда была очень разумной и понимающая игру.

— Вы трудились с Вильярреале с сильными футболистами. Работой с кем гордитесь более всего?

— В первую очередь — с Маркосом Сенной. Он играл на самой важной позиции — опорником. Он очень здорово понимал игру. Сенна все время проводил в разговорах о футболе. Такие люди помогают тебя расти и учиться новому. Работа с ними — это привилегия для меня.

— Всю Европу взбудоражил уход Марселино из Вильярреала. Может вы знаете, почему он ушел из команды?

— Эта ситуация была очень тяжелей как для клуба, так и для Марселино. Уверен, что никто не хотел нарушить отношения. Когда ты находишься на таком уровне, то каждая мелочь может это сделать. Я уверен, что Марселино очень благодарен Вильярреалу, как и клуб — тренеру.

Скажу, что из любого клуба — Зирки, Вильярреала или Милана уходят тренера, игроки и президенты, а остаются только люди (показывает руками на трибуны. — прим. авт.), которые живут в этом городе. Мы здесь проходим мимо, идем по дороге, а болельщики здесь всегда.

«В мире много тренеров, которые работают через переводчика, и достигают сумасшедших результатов»

— Вы работали в хорошем европейском клубе, а теперь оказались в Украине. Почему пошли на такие перемены в своей жизни? Как решились на переход в Зирку?

— У меня в Зирке совсем другой уровень, чем в Вильярреале. Наш президент Максим Березкин решил построить дом и знает, в каком направлении надо идти и как приглашать игроков и тренеров. Он знает, как построить футбольный город. Лет 15 назад это только начинали делать в Вильярреале. Сейчас такая же ситуация в Зирке.

Вильярреал — это очень прозрачный пример для Зирки. Этот пример показывает, куда в будущем может дойти Зирка. Здесь есть очень много хороших инструментов для того, чтобы построить великий клуб. Хорошо, что президент умеет контролировать этот процесс. Со временем мы поймем, может ли сделать наш клуб такой большой шаг.

— Вильярреал воспитывает очень много футболистов. В Зирке вы также делаете упор на работу с юношескими и молодежными командами?

— Я вижу немало талантов в Зирке. Украина — очень талантливая страна. Мы должны попытаться сделать цепь с хороших тренеров и игроков. Например, в Вильярреале живут 40 тысяч людей, 300-400 из них — учатся на тренеров. Здесь же, в Кропивницком, мало тренеров. Мы должны сформировать их. Клуб должен создать все инструменты для этого.

Когда получим хороших детских тренеров, тогда сможем о чем-то говорить. Также важно, чтобы они росли как люди. Нужно оценивать футболистов и тренеров не только как профессионалов, но и как личностей.

— А как вы можете понять, что за человек рядом с вами, общаясь с ним только через переводчика?

— Это очень тяжело. На поле мы делаем определенные вещи, но после этого я общаюсь с каждым, смотря ему в лицо, пытаясь понять его. В мире много тренеров, которые работают через переводчика, и достигают сумасшедших результатов.

— Вы попали в Зирку этим летом, но сначала в молодежную команду. В чем была мотивация такого решения — уехать из Испании для работы с молодежью в Украине?

— Я всегда хотел быть главным тренером. Зирка — это большой шанс начать свою карьеру, как первый тренер. Тогда я хотел пару лет поработать с академией клуба и с U-21, но потом ситуация заставила взять обязанность возглавить первую команду.

Когда мне пришло предложение возглавить академию, я не думал ни секунды. Я мог бы еще работать в Европе, но Зирка очень понравилась мне с первого момента. У этого клуба есть амбиции.

фото Максима Сухенко
фото Максима Сухенко

— Какую роль в вашем переходе в Зирку сыграл агент Олег Смалийчук?

— Он мне очень помог, рассказав, что в Украине есть амбициозный проект. Смалийчук — очень важный человек для меня, никогда не сомневался в нем. Там, где будет Олег, я буду рядом, помогая ему.

— В молодежной команде у вас были не самые лучшие результаты (сейчас Зирка U-21 занимает последнее место в чемпионате дублеров. — прим. авт.). Как считаете, почему президент клуба в итоге сделал выбор именно в вашу пользу?

— Этот ответ вам должен дать президент. Он видел мою работу с U-21, это его личное решение. Конечно, результаты были не самыми лучшими, но игроки выросли под моим руководством. И президент это понимал. Я поднялся в первую команду, чтобы помочь всей структуре Зирки. Ведь до этого была очень сложная ситуация.

— Ранее президент в одном из интервью говорил, что с приглашением вас в Зирку знал, что вы со временем возглавите первую команду. А вы об этом знали?

— Нет, об этом мне не было известно (смеется).

— Наверняка вы смотрели первые матчи Зирки после ее выхода в УПЛ. Команда ведь показывала хороший футбол, и для такого же результата не хватало несколько деталей. Вы можете стать этой решающей деталью?

— Успех — это комплект из важных вещей. Пока я не взял Зирку в свои руки, она и так делала на поле много правильного. Со своей стороны я стараюсь закрепить и совершенствовать некоторые моменты. Нужно понимать, что украинская лига — очень тяжелый чемпионат, где очень важны детали. С тех пор, как я здесь, нам забили 5 голов, но только 1 с игры. Остальное все — детали. Думаю, это хороший пример.

«Мне бы очень понравилось, если бы Лавриненко остался работать вместе со мной»

— Футболисты Зирки очень долго играли под руководством Сергея Лавриненко, и приняли уход Лавриненко очень близко к сердцу. Как вас вообще приняла команда?

— Для меня это тоже было очень тяжело, потому что Лавриненко — очень важный человек для Зирки и для города. Такие решения очень непросто понять. Мне бы очень понравилось, если бы мы работали вместе, потому что Лавриненко — это тренер, который многого добился в Зирке. Он дал клубу свою идентичность, а этого очень тяжело достичь.

Я всегда чувствовал себя хорошо среди игроков, ведь посвящаю всего себя этому клубу. Когда после меня придет новый тренер, я хочу оставить клуб немного лучшим, чем он был до моего прихода. Также сделал и Лавриненко.

— У вас есть гарантии того, что вас не уволят так, как Сергея Лавриненко?

— Ни один тренер в мире не владеет гарантиями. Ни один! Нужно оставлять здесь самого себя. Если клуб решит выгнать кого-то, то нужно уйти спокойным. Когда ты отдаешь все, что у тебя есть, никто тебе ничего не скажет.

— В начале сезона перед началом сезона перед клубом ставилась задача попасть в первую шестерку. Какую цель поставило руководство конкретно перед вами?

— Для меня сейчас первая цель — это Карпаты. Карпаты, Карпаты и еще раз Карпаты…  (разговор состоялся за день до матча Зирка — Карпаты. — прим. авт.). Надо понимать: если начинать что-то строить, нужно знать, какие у нас цели на короткий промежуток. Если в какой то момент мы сможем попасть в шестерку, то поборемся за это. Если нет, то нет. Я считаю, что не стоит заглядывать далеко наперед. Сегодня у меня в мыслях только Карпаты.

— Сейчас пришло много иностранцев. Теперь коммуникация усложнилась еще больше, ведь существует барьер не только между вами и футболистами, но и между самими футболистами. Это проблема?

— Мы не первая команда в мире, в которой есть иностранцы в команде. Есть клубы, где есть футболисты 8-ми разных национальностей. Вот что значит «тяжело». Здесь только нужен открытый менталитет, желание учится друг в друга. Это наша цель.

— Почему не обратили внимания на украинский футбольный рынок, подписав только Артема Фаворова? В Украине нет игроков, которые бы подошли вам?

— Мне хочется иметь больше украинских, чем испанских футболистов. Они лучше знают вашу культуру, язык, чемпионат. Я пригласил этих игроков, потому что лучше знаю испанский рынок. Для клуба важно иметь футболистов разных национальностей, чтобы открыться, научиться расти и совершенствоваться. Если бы все были с одной страны, то не было бы чего-то нового и необычного. А сейчас мы должны учиться друг у друга. Это здорово.

— В команде еще будут новички, или трансферная кампания уже завершилась?

— На 99 процентов — завершилась. Трансферный рынок уже закрыт, поэтому нужно только работать с этим составом.

— На какой строк планируете остаться в Зирке. Это для вас краткосрочный проект?

— Это опять вопрос к президенту.

— Вы лично как считаете?

— Возможно, останусь тут надолго. Здесь я самый счастливый человек в мире. Как говорили раньше — это футбол. Тренера сегодня есть в клубе, а завтра их нет. Это нужно понимать. В какой-то момент Зирка решит, что я не тот человек, которые может помочь клубу, а другой клуб решит обратное. Таково правило футбола.




Яркие интервью и видеорепортажи на SportArenaTV. Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями.

Теги: Зирка

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Новости Футбола
25 февраля, 10:20
3
1
25 февраля, 10:20
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?