УЗНАВАЙ ПРО СВОИХ

Папа Гуйе – школа Кварцяного, Садио Мане, африканские паспорта и магия

...

Сенегальский защитник стал новым героем очередного выпуска «Бомбардира».

Папа Гуйе – школа Кварцяного, Садио Мане, африканские паспорта и магия

Центральный защитник СК Днепр-1 Папа Гуйе рассказал много интересного о своей карьере и не только в интервью Роману Бебеху для Youtube-канала Бомбардир. Экс-футболист нескольких украинских клубов вспомнил, как выступал за Металлист и Днепр, поделился мнением о талантливых украинских футболистах и заявил, что его известный соотечественник Садио Мане в свое время мог переехать в нашу страну.

О скоростных качествах игроков днепровской команды

«Раньше я думал, что я быстрый футболист, но здесь очень много скоростных игроков. Кто самый быстрый? Думаю, Супряга. Назаренко тоже неплох. И Логинов вроде быстрый. Он кажется медленным, но на тестах – хорошие результаты. 3,97 секунды на 30 метрах».

Об Андрее Шевченко

«Я давно в Украине и давно заметил – у вас в стране много талантов. Но есть некоторые проблемы. Когда они молодые – 18-22 года – они очень хорошо играют. Но дальше не получается. Не знаю, почему. Наверное, рано зарабатывают большие деньги и все. Супряга – новый Шевченко? Не знаю. Шевченко был моим любимым футболистом. Шевченко был одним из лучших нападающих в мире. Я просто всегда за Милан переживал. Но талант у Супряги есть».

О Металлисте и Днепре

«Днепр и Металлист – два моих любимых клуба. Но Металлист чуть больше. В Днепр переходить не боялся, неприятно просто слышать, когда у твоей команды есть люди, которые не хотят, чтобы ты был здесь. Я о болельщиках. Нет, пацаны приняли нормально. Если бы с ними не было нормально, я бы уехал отсюда. Тренеры, футболисты — все приняли хорошо. Без проблем. Но это одна-две игры. Знаю, если ты хорошо играешь, все будет нормально потом».

О Садио Мане

«Мане – мой большой друг. Когда играли в сборной, я предлагал Красникову забрать его. Мане тогда был в Зальцбурге. Я говорил: «У нас есть молодой футболист, который вообще вау. Его надо забрать». Но Мане не хотел в Украину. Он хотел играть в Европе. Его агент не хотел, чтобы Мане переходил в Украину. Но Красников хотел пригласить его в Металлист.

У меня есть его номер, но сейчас не могу уже месяца четыре с ним связаться. Мы с ним больше общались, когда он играл в Саутгемптоне. У него был конфликт с Куманом, он хотел уходить, даже не желал тренироваться. Мы с ним часто общались, я говорил, чтобы он успокоился, и продолжал работать».

О скандале между Тайсоном и Шавьером из-за измены супруги последнего

«Не могу сказать, правда это или нет. Разговоры об этом были. Они не дрались, но не общались между собой. Как можно поделить одну жену? Но когда я узнал эту историю, у меня был шок. Я видел, какими они друзьями были. Мне кажется, что это жена поступила не хорошо. Думаю, это ее вина. У Тайсона непростой характер, но он очень хороший человек. Шавьер – тоже очень хороший человек. Не знаю, как так вышло».

Об Александре Ярославском

«У меня только хорошие слова о нем. Когда меня приглашал Бешикташ, я пришел к нему. Он спросил: «Ты хочешь уйти?». Отвечаю: «Нет, но вот условия, которые мне предложили». А тогда это было намного больше, чем у получал в Металлисте. Говорю: «Не хочу уходить, но если вы ходите, чтобы я остался, мне надо поднять зарплату». Он начал сразу ругаться, кричать: «Ты что вообще! Какие деньги тебе надо?». Но через 10 минут успокоился и дал такой же контракт, как предлагал Бешикташ. Я тоже был рад, меня любили в Харькове, команда была хорошей».

О тренерах

«Самый сильный украинский специалист, с которым работал? Маркевич. Что самое важное в футболе? Результат. Можно говорить о тактике, физике, но самое главное – результат. Он знает, как его добиваться. Знает, как строить отношения с футболистами. Когда со мной надо было жестко поступать, он поступал. Когда надо было спокойней, он был спокойней.

В Металлисте не было все гладко. Отношения между бразильцами и аргентинцами не были простыми. Случались и драки – нервы на тренировках. Но Маркевич знал, когда и как надо поступать, чтобы футболисты показали свои лучшие качества в игре.

Все знают, например, что у Тайсона непростой характер. Маркевич не ругался никогда. Когда он знал, что его надо ждать пять часов, ну так и делал. Главное, чтобы футболист отлично чувствовал себя в игре и на тренировках и давал результат. Вот почему я говорю, что Маркевич – очень умный тренер. Аргентинцы, Бланко, Соса – непростые. Но Маркевич знал к ним подход».

О политике

«Мне нравится, что в Украине человек не из политиков стал президентом страны. Думаю, что дальше будет только лучше. Не знаю, конечно, но думаю, хуже не будет. Выходцам из политической среды, которые становятся президентами, олигархи не дадут делать нормально, поскольку между ними есть бизнес-интересы. Другие – могут не обращать на них внимание».

Об украинских водителях

«Не думаю, что у нас хуже соблюдают правила, чем у вас. У нас дороги такие же. В Украине каждый год надо делать дорогу. В Африке было раньше так, сейчас уже по-другому».

О Динамо

«Когда я тренировался с командой, было нормально. Я тренировался с ними три месяца, и думал, что могу им помочь. Но Хацкевич решил по-другому. Ничего страшного, это футбол, так бывает. До сбора мы решили, что будем подписывать контракт. Мы разговаривали с Суркисом, с Красниковым и пришли к выводу, что надо подписывать контракт. Это было после заключительного матча чемпионата, когда Динамо с Шахтером играло. Мы были в офисе у Суркиса, и он мне сказал, что Хацкевич рассчитывает на меня, он видел меня и надо подписывать контракт по схеме «1+1»

Но мне надо было домой, это был Рамадан. Сказали, что после моего возвращения подпишем. Вернулся, смотрю, ничего не меняется. Тут сборы начались. Я ничего не говорил, поехал на сборы. И тут после последнего матча, в котором я не играл, мне Вадим Комардин сказал, что со слов Хацкевича, болельщики Динамо против, чтобы возрастные игроки приходили в команду и закрывали дорогу молодым. Мол, тебе уже 35, и президент решил отказаться от подписания контракта».

О Карпатах

«Они не были честными. Квартира, в которой я жил – там многие футболисты жили. Квартира за 800 долларов. Они говорили, что я жил как султан. Но это была простая квартира. Когда я был в команде – никогда не буду говорить плохо о них. Даже если они делали плохо, я не могу так говорить. Много человек переживают за эту команду, хотя она была очень хорошей с сильными футболистами. Но не получалось, потому что руководство не правильно все делало».

О выступлениях за сборную Сенегала

«Они больше смотрят чемпионаты Франции и Англии, оттуда легче попасть в сборную. Через чемпионат Украины сложно попасть в сборную. Меня туда приглашали, когда я хорошо выступал в Лиге Европы. Используют ли агенты сборную для раскрутки игроков? Конечно. В Африке так много делают. Конечно, это коррупция. Думаю такое везде есть, даже в Европе.

Такие как Садио Мане и другие не могут быть не в сборной, ведь играют на таком уровне. Они будут там 100%. А для остальных, кто не играл на серьезном уровне, есть агенты. В сборные U-17 и U-19 попадали игроки, у которых вообще команды не было. Это смешно. Он не играл, у него нет команды, а он попадает в сборную. А через нее уже может попасть дальше, куда-то в Европу».

О паспортах в Сенегале

«У нас в стране получали паспорта в 18-20. Можно было назвать любую дату. Ну это так раньше было, но позже так уже не получалось. Раньше, если теряешь паспорт, то очень долго не можешь его восстановить. В Нигерии то же самое. Помнишь Хариссона Омоко? У него были трудности в Дубае, потому что сначала был один паспорт, а потом был другой. И при проверке в компьютере были трудности. Его месяц или два из-за этого держали в Дубае.

Помнишь Нвоха в Металлисте был? У него вообще много паспортов было. Он подписал контракт с Металлистом по одному паспорту. Потом стал недоволен и просто уехал, не вернулся. И дальше использовал уже другой паспорт. В Нигерии такое возможно. Не знаю, изменили они это или нет, но раньше такое было. А в Сенегале сейчас такого вообще нет.

Можно ли было при оформлении паспорта назвать любой возраст? Конечно. Эта проблема есть в Африке. Но сейчас уже более-менее. Когда родился, как в Европе, вносят разные данные. Ты видел самые сильные молодежные сборные Африки — Гана, Камерун, Нигерия? Самые сильные игроки, игравшие в U-19, U-21. Попадают на чемпионат мира, доходят до финала, а потом ты этого человека больше не видел. Они нигде не могут заиграть, в Европе не могут, потому что они старые на фоне молодых футболистов.

Но сейчас уже сделали другую систему, что ты не можешь играть за другой возраст. Делают тесты и если человек в 23-25 лет играет за U-19 — об этом узнают. Два года назад был чемпионат Африки U-19 и многих футболистов просто вернули домой. Им делали тест и видели, что они старше».

О работе с Виталием Кварцяным

«Как попал к Кварцяному? Через агента своего из Болгарии, Гуров. Сказал, что одной команде в Украине нужен левый центральный защитник. Я сказал хорошо и мы поехали на сборы в Турцию. Было тяжело. По 3-4 раза тренировки. В шесть часов зарядка, в 11 — тренировка на поле, в 16 — опять тренировка на поле, а потом еще качаться в тренажерном зале. И так все сборы было.

Не хотел уезжать тогда со сборов из-за этого. Даже если бы было 10 тренировок в день, я бы выдержал. Потому что тогда очень хотел быть профессиональным футболистом. Тогда я говорил, что обязательно подпишу контракт в Европе. Даже если буду играть без денег, то все равно в Европе. Хотел играть в Европе и в профессиональном футболе.

Кварцяный пару раз кричал на меня, но в целом проблем не было почти. Потому что я тогда хорошо играл. Был молодой, 19-20 лет. Он любит, когда человек туда-сюда бежит, делает подкаты. Я так делал и потому у меня проблем не было.

А вот у Девича постоянно проблемы были. Он техничный и не любил туда-сюда постоянно бегать. Кварцяный ему говорил: «Марко, вот это бровка — твое место. Нужно бегать туда-сюда». А Марко обижался, потому что был техничным футболистом, любит работать с мячом. А Кварцяный говорил ему подкаты делать».

О Сергее Курченко

«Когда Курченко пришел в Металлист, он очень много денег вложил. Но это не долго продержалось. Очень много бонусов было. 40 тысяч долларов за матч? Ну нет, не всегда. Это может было за Динамо, за Днепр, за Шахтер или за еврокубки. За остальные — 20-25 тысяч.

В Сенегале не нужно было об этом говорить, потому что тебе просто не поверят. Когда я в сборной говорил, что был 50 тысяч долларов бонус — они не верили. «Это невозможно». Как-то говорил партнеру по сборной об этом и он говорил: «Папа, как это можно? Почему ты не хочешь в Европу? Почему ты до сих пор в Украине играешь? Из-за таких премиальных?».

О магии

«Жена боялась сюда ехать. Потому что раньше не слышала об Украине. Париж слышала, Францию слышала, а об Украине не знала. Только, наверное, Шевченко знали. Самой большой сложностью для нее была не погода даже, а люди, которые по-разному относились.

Есть ли в Сенегале вера в магию? Конечно. Очень многие верят в черную магию, особенно футболисты. Это везде вообще в Африке. Некоторые пользовались магией, чтобы попасть в сборную. Пытались кому-то наводить травмы, чтобы он плохо играл. Заказывали для этого шаманов».

 




Яркие интервью и видеорепортажи на SportArenaTV. Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями.

Добавить комментарий
Новости Футбола
18 ноября, 14:49
353
18 ноября, 14:49
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?