Украинский футбол больше не будет прежним

fcgoverla.uz.ua
Артур Валерко – об изменениях на отечественном футбольном рынке и о том, что большинство из них появились еще до экономического кризиса, а лечение их затянется на долгие годы.

«Слушай, но ведь не каждую неделю у нас будут трансферы уровня Кравца в Штутгарт или Малиновского в Генк, – написал мне как-то коллега. – Надо бы сделать общую иллюстрацию для таблицы переходов, чтобы все время одна и та же висела».

«Нет, поверь, таких переходов хватит на целую зиму, да еще и на весну наберется», – ответил я.

Такой диалог – настоящий символ современного украинского футбола. Знамение того, что кое-что на нашем рынке изменилось, и изменения эти всерьез и надолго. И всё, что происходит в нашем чемпионате сейчас – это недвусмысленный намек, что так, как раньше, больше не будет. И что надо меняться – в соответствии с требованиями нового времени.

* * *

Да, изменилось многое. И первыми эти изменения ощутили на себе футболисты. Времена, когда украинский паспорт и относительная молодость и перспективность приносили гарантированный доход выше 10 тысяч у.е. в месяц, канули в лету. Нынче даже добротному футболисту со статусом и титулами придется изрядно поискать место работы на такую сумму, да и то – нет гарантий, что все будет оплачиваться стабильно и согласно договору. Увы, за эти годы наш футбол не выработал действенных рычагов влияния на хронических должников.

Чтобы они были, клуб должен ценить свой статус и профессиональную репутацию. А у нас клубы упрашивают остаться, их тянут на аппарате искусственного дыхания (да и в самом худшем случае можно перезагрузиться через аматоры и вторую лигу в максимально краткие сроки). Кое-кто воспринимает эту ситуативную слабость как сигнал к действиям. Долги нарастают подобно снежному кому. Раньше-то хоть была надежда снять какую-то их часть за счет продажи клубной техники, инфраструктуры. А сейчас-то она кому нужна? Да и многие клубы – в сущности, «вывески», у которых за душой нет ровным счетом ничего.

Во многом, наши футболисты должны винить себя сами за то, что оказались столь уязвимыми в годы кризиса. Потому что в годы относительного достатка они воспринимали все как должное. А с какой стати? Какие экономические рычаги обеспечивали такую уверенность? Наши клубы были прибыльными (или их прибыльность каким-то образом зависела от футболистов)? Сами футболисты были выгодным рентабельным товаром? А куда они продавались? Да и сколь великим был процент продаж игроков по сравнению с переходами на правах свободных агентов? Спортивные достижения наших клубов в еврокубках были выше, чем в Португалии или Бенилюксе, которых мы уже обгоняли по суммам гонорара?

Конечно, для самого футболиста и его агента такое положение дел могло быть выгодным. Если ты молодой, затребованный игрок с хорошим здоровьем – ты мог считать себя владельцем контрольного пакета ЗАО «Я-сам-себе-футболист». То есть, отработав положенный срок в прежнем клубе, ты переходил в другой. И тот брал тебя как свободного агента, выплачивая подъемные и предлагая долгосрочный контракт.

Но такого рода взаимоотношения – это палка о двух концах: то есть поначалу выгодно, но в долгосрочной перспективе нивелирует тебя как товар. Игрока, который достался бесплатно и уйдет бесплатно, не ценят. А вот если бы он был активом, то есть была надежда его выгодно продать, тогда и зарплату выплачивали бы исправнее, и относились бы с большей бережностью и обходительностью.

Еще один момент, который меняет текущая конъюнктура рынка, – это длительность контрактов. Раньше молодой «лимитчик», который вызывался хоть в какие-то сборные, мог рассчитывать на 5-летний контракт с отличными условиями. Сейчас все чаще договора подписываются на краткосрочных основаниях. Нет смысла надолго задерживать даже действительно перспективного игрока – пример Эжидиу показывает, что даже у статусных клубов можно «угнать» футболиста, так какой смысл «гноить» его пятилеткой, чтобы потом сдавать в бесконечные и нерентабельные аренды?

Главная беда отечественного футбола – даже десятилетка расточительства не превратила игроков нашего чемпионата в настоящий, правильно оцененный, товар. По-прежнему их цена и затребованность регулируется не столько выведенной свободным рынком формулой, сколько волей собственника клуба и его сиеминутной прихотью. А будь иначе – даже в кризисные времена наши клубы кое-что зарабатывали бы, собственно, футбольными способами. Вспоминаются слова одного знакомого специалиста, работающего на чешском рынке: «Здесь каждый футболист уходит за деньги: если он стоит миллион долларов – за миллион долларов, если стоит три тысячи – то хотя бы за три тысячи, но не бесплатно».

Представьте украинский чемпионат, который работал бы именно по таким – общепринятым и цивилизованным – правилам. Даже в кризисные времена ситуация в нем была бы совершенно иной…

Но нет.

* * *

Есть одно главное понятие, которое лучше всего характеризует типичный украинский клуб. Он – потребитель, а не производитель. Он собирает деньги, а не зарабатывает их. На этом замешана вся глубинная философия украинского футбола – попрошаечного, вечно ноющего, вечно прибедняющегося. Судите сами: мы за последний год услышали много жалоб на кризис, но многие ли изменились в угоду времени?

Примеров – полтора, два с половиной – от силы. Это Карпаты, форма которых похожа на елку с целой вереницей украшений (и это, черт побери, хорошо!). Это отчасти Черноморец, где, пусть и вынуждено, но внедрили оптимизацию зарплат, а также пытаются искать какие-то варианты с привлечением дополнительных средств (и реклама на футболке с двумя спонсорами на год, и поиск нового технического партнера – не банальной формы топовых брендов от отечественных дистрибьюторов, а новых игроков рынка спортивной амуниции, с которыми можно было бы работать напрямую на хороших условиях). Это, конечно же, Александрия, в которой удалось наладить клубную пирамиду с разветвленной инфраструктурой, с соответствующими моменту тратами, с продуманным планом. Может, если очень сильно подумать, можно найти еще пару хорошо проделанных разовых акций. Но не больше.

А что остальные? Остальные все так же рассчитывают на «доброго дядю». И сам смысл их камланий – это надежда на то, что появится таинственный олигарх, который будет разбрасывать валюту пачками, даже не спрашивая, на что она идет. Но время шальных денег завершилось и не скоро возвратится. И это даже хорошо. Потому что разве что в таких вот условиях те, кто любят футбол в себе, а не себя в футболе, начнут искать новые пути содержания и развития клубов.

Да, в стране кризис. Но все же – многие ли начали развивать клубный маркетинг? Многие ли попытались серьезнее вовлечь в работу клуба болельщиков, самые преданные из которых готовы работать на волонтерских началах, потому что им это важно/интересно? Многие ли попытались наладить торговлю – в том числе, и с зарубежными партнерами? Многие ли бросились искать сильных рекламных агентов, чтобы привлечь хотя бы региональный бизнес на баннеры стадионов и официальных сайтов?

Нет, нет и еще раз нет. Потому что футбольный клуб в нашей стране – это по-прежнему имиджевое предприятие для одного очень богатого дяди. Которому «западло» видеть на стадионе рекламу чьего-то еще бизнеса. Которому не интересно заниматься «копеечными» вопросами типа организации досуга болельщиков, наладки питания на стадионах, привлечения небольших спонсоров для содержания тех секторов клуба, до которых не доходят руки у самих собственников.

Приведу пример. Один товарищ показал мне давнюю программку матча шотландской Лиги. Вся она – словно сплошной рекламный проспект. «Паб О’Доннел – эксклюзивный спонсор нашего бомбардира Джимми. Благодаря доплате О’Доннела, Джимми получил прибавку к жалованию и отверг приглашение от нашего конкурента!» «Семейная фирма Макэванс приглашает вас в свой салон автомобилей! К началу сезона мы обеспечили игроков клуба служебными авто!» «Газета Ивнинг Стандарт – спонсор нашего клуба, который отвечает за работу сайта и выпуск программок! Читайте Ивнинг Стандарт – газету с сердцем нашего города!» И так далее, и тому подобное – вплоть до предпоследней страницы с составом команды. Рядом с каждым игроком – его личный спонсор: небольшое местное предприятие, которое платит ему часть зарплаты, а за это получает любимца для своей рекламы и уважение от фанатов. По словам моего знакомого, в баре города висят десятки фотографий бывших игроков клуба, которые получали спонсорские доплаты от собственника заведения. Он этим гордится, и его дети, продолжающие семейное дело, хранят традиции!

А что у нас? Таких примеров практически нет! Исключения – разве что клубы второй лиги Верес (Ровно), Буковина (Черновцы) и Арсенал-Киевщина (Белая Церковь), которые пытаются делать что-то подобное. То есть активно задействовать местную общину в жизни клуба. Делать ставку на десяток мелких спонсоров, которые иной раз оказываются менее капризными, чем один большой. Но это, повторимся, все еще отдельные примеры. В целом наши футбольные клубы не являются клубами в полном смысле слова. До британских клубов даже из «очень низших» лиг большинству украинских очень и очень далеко.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» (с)

* * *

Но только не учиться плохому – тем более что оно само готово обучить и заангажировать. Матчи на контору и договорняки – это вирус, который поражает футбол с огромной скоростью, если не чувствует противодействия иммунитета. А иммунитет силен только в здоровом организме – если игрок сыт и доволен своевременно полученной зарплатой, если тренер получает реалистичное и обязательное к выполнению турнирное задание поконкретнее «играть на победу в каждом матче с горящими глазами», если сам чемпионат обладает здоровой конкурентной средой. Много галочек можно поставить в чемпионате Украины по этим пунктам? То-то же.

Так что все «серые» матчи – это логичное следствие наплевательского отношения к футболу. Если футболистам не платит клуб – найдется тот, кто заплатит им за нужные ему услуги. Если клуб не видит выгоды и отдачи от футболистов – он будет платить им по остаточному принципу. Если зритель будет видеть плохо сыгранный спектакль – в следующий раз он не купит на него билет. Все стороны отлично чувствуют безразличность – ее не скрыть ни экспериментальными форматами, ни громкими словами, ни красивыми названиями. Увы.

* * *

Но есть одна главная вещь, которую нужно понять из опыта последних лет. Нет ни одной тенденции, которую бы породил сугубо текущий экономично-политический кризис. Он их усугубил, но все они появились задолго до его появления. Просто пока наши гранды тратили миллионы долларов, а клубам поскромнее перепадали объедки с панского стола, эти проблемы не замечались. Не только нашим футбольным топ-менеджментом, но и т.н. «футбольной общественностью», что намного страшнее. Ну, исчезают каждых полгода клубы низших лиг – who cares?! Ну, отдельные игроки годами сутяжничают за давние долги, а клубам «машут пальчиком» вместо серьезного вмешательства – нам-то что?! Ну, количество профессиональных клубов сократилось почти вдвое по сравнению с бедными годами – и?!

А вот теперь, когда подготовительная подрывная ситуация подкрепилась затяжным кризисом, мы и имеем то, что имеем.

Судите сами.

  • понижение уровня зарплат и их задержка – существовало и раньше, но в низших лигах. От этой проблемы лишь отмахивались;
  • систематические «кидки» игроков на солидные суммы – воспринимались как единичные случаи;
  • девальвация статуса футболиста – началась давным-давно. Он – не товар, не актив, его в большинстве случаев не продать. Значит, сроки контракта становятся почти условностью, невыплаты и сокращения зарплат и премиальных – обыденностью;
  • исчезновение клубов или отказ от повышения в классе – в низших лигах понеслось еще в годы большого мирового кризиса конца «нулевых», в Премьер-лиге появилось до 2014 года (вспомним Кривбасс, вспомним алчевскую Сталь, вспомним Торпедо вообще в незапамятные времена);
  • замирание трансферного рынка – появилось очень давно! На самом деле, у клубов поскромнее давно перевелась продажа/покупка игроков, а доля условно-бесплатных переходов на правах свободных агентов неумолимо росла последних лет пять;
  • договорняки и матчи на контору – «под диктофон» вам никто об этом не скажет, но старожилы уверяют – было, было, и не один десяток лет;
  • футбольная безработица – нарастала с каждым годом, с каждым исчезнувшим клубом. Сейчас станет повсеместным явлением, а ежели вариант с 12 командами в УПЛ и вправду воплотится в жизнь – то наши игроки в поисках работы отправятся не только в чемпионаты областей и районов, но и в первенство Бутана, Мьянмы или Занзибара.

Украинский футбол больше не будет прежним. Не только блистающим позолоченным фасадом – но и расточительным, кутящим, не считающим деньги. Но если он не начнет качественно меняться – изведется на нет вообще. И тогда сокращать лигу мы будем до 3-4 команд, и тогда воспитанники больших клубов, которых бережно держали в дубле до 25 лет, отправятся на улицу и будут считать за счастье играть в немецкой Региональлиге или Сегунде Б.

Украинский футбол больше не будет прежним, да. А если рискнет, попробует таким же остаться – будет стоять вопрос о самом его дальнейшем существовании.

Теги:
В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?