«В футболе главное — мозг игрока, а не мышцы». Футбол Олега Дулуба

Олег Дулуб, fckarpaty.lviv.ua

«Мне было приятно работать в Карпатах, потому что это третья команда по популярности после Динамо и Шахтера»

– Что произошло в БАТЭ? Восемь побед в чемпионате подряд, финал Кубка Беларуси, а в итоге увольнение в начале лета…

– Это решение руководства… Не хочу даже обсуждать. Есть схема взаимоотношений работодателя и работника – вот и все.

– Какие у вас дальнейшие планы?

– Ну, я вообще-то тренер (смеется). В футбол играть уже не могу, к сожалению, так бы еще поиграл с удовольствием. Сейчас занимаются агенты трудоустройством.

– А в качестве эксперта не хотите снова себя попробовать? В 2011-м году вы делали тактически разборы для одного из белорусских ресурсов…

– Мне было просто интересно это делать. Когда-то прочитал очень хорошую мысль, которой в принципе придерживаюсь: чем отличается специалист от шарлатана? Специалист может объяснить суть проблемы даже ребенку, и тот поймет, а шарлатан будет постоянно сыпать какими-то терминами, непонятными другим. И мне было очень интересно, смогу ли то, что вижу, чувствую, объяснить простым языком, чтобы поняли люди, которые, скажем, к футболу имеют только косвенное отношение. Это был своего рода эксперимент.

Олег Дулуб, tribuna.com

– Проверить свои силы в Европе в качестве тренера не планируете? Вы досконально знаете английский, но за пределами Беларуси работали пока только во Львове и Одессе…

– Я думаю, что опыт во Львове и Одессе был очень хорошим: в чужой стране, когда ты приходишь с нуля, все неизвестное… А относительно Европы: сейчас реалии таковы, что очень большую часть работы делают агенты, это данность. Если будет предложение из Европы, то, конечно, с удовольствием его приму.

– Чисто пофантазировать: если бы и сейчас вы продолжали работать в Карпатах, каких результатов бы команда достигла? За те чуть более чем полгода прогресс был очевидным.

– Мне было приятно работать в Карпатах, потому что это третья команда по популярности после Динамо и Шахтера. Регион футбольный, все переживают за Карпаты. Показателен в этом плане был матч, который мы выиграли у Ворсклы после октябрьской серии поражений. На следующий день сходил с помощником в город, и был поражен, насколько люди болеют за Карпаты. Пришел и сказал ребятам: посмотрите, практически весь город за вас, мы не имеем права играть плохо. Мы можем проиграть матч, но не имеем права играть плохо, без души.

Карпаты, footboom.com

Мы двигались пошагово. Сначала навели порядок в коллективе. Большую помощь в этом оказали президент клуба Петр Дыминский и генеральный директор Юрий Дьячук-Ставицкий. На мой взгляд, без поддержки руководства ничего бы вообще не получилось.

Потом постепенно, создав модель игры для имеющихся в распоряжении игроков, начали играть по-другому и, как следствие, набирать очки. Весной выдали восьмиматчевую беспроигрышную серию и, в итоге, сохранили прописку в УПЛ.

Что было бы дальше? Не знаю, это сослагательное наклонение, но то, что мы бы продолжали двигаться, это однозначно. Ситуация, которая сложилась в Карпатах, заставляла искать в игре новые пути, потому что команда находилась на последнем месте.

– За бывшими подопечными по Карпатам и Черноморцу следите?

– В Черноморце уже и подопечных-то почти не осталось… В Карпатах очень рад прогрессу Гуцуляка. Когда он пришел из Испании, было видно, что парень хороший, но пребывал он в разобранном состоянии. За Ваню Лобая очень рад, за молодых ребят, у которых глаза горели, которые воспринимали всю доносившуюся информацию, пытаясь сразу ее применить.

Алексей Гуцуляк, fckarpaty.lviv.ua

Очень рад, что вернули Вербного Назара, что после той аренды [в конце августа Вербный отправился в Рух Винники, где провел полгода – прим. К.М.] убедились в его квалифицированности. Это местный игрок, свой парень. В основе комплектования любой команды, особенно такой, как Карпаты, народной команды, должны быть ребята, на которых ходят. Как ходили ребята на Васю Кравца.

Когда пришел осенью в клуб, мне объясняли, что чуть ли не полстадиона ходит на Кравца, потому что он из своего, какого-то бандитского, там, района во Львове (смеется), и все его друзья, с семьями, ходят смотреть на Ваську. Очень рад, что он закрепился в Испании, что все у него получилось.

«Считаю до сих пор, что это ошибка испанского штаба Карпат: они не удержали Матвиенко в следующей аренде»

– Еще один молодой игрок, который при вас раскрылся – Николай Матвиенко. Предыдущие полгода он просидел в глухом запасе за спиной Исмаили, и по последним товарищеским матчам сборной Украины было видно, что, может, у него уже даже не стагнация, а регресс. В мае Николаю исполнилось 22. С какого в принципе возраста футболисту нужно постоянно играть? Когда он рискует переступить отметку, после которой уже не нагонит все упущенное?

– Думаю, нет такого возраста. Нужно учитывать специфику возраста любого игрока: есть акселераты, есть ретарданты и есть нормально развивающиеся игроки. Акселераты могут раскрыться в 17-18 лет, а ретарданты могут в 23-24. Необходимо знать футболиста. Игрок – это личность, с которым нужно постоянно общаться, пропускать его через пальцы каждый день. При условии, естественно, что он идет на контакт. Если на контакт он не идет, тогда ничего не получиться.

Николай Матвиенко и Олег Дулуб, fckarpaty.lviv.ua

Коля для меня — открытие. Когда мы искали левого защитника, нам предложили его, левого центрального. Спрашиваю: молодой? Молодой. Скорость есть? Есть. Ну, сделаем его, наверное, крайним защитником, от безысходности. Первый матч в Одессе он провалил, я сидел тогда, думал: катастрофа, кого мы взяли, это же сколько нужно с ним повозиться?

Но было видно, что это молодой парень, глаза горят, хочет учиться. Тоже, кстати, очень обучаемый игрок. И как-то сразу сдвинулось, пошло-поехало, и во втором матче с Александрией стандарт, который забил Худобяк, начался с подбора Матвиенко. После этого Николай понял, что мы от него хотим.

Зинченко и другие украинские футболисты, которым надо хорошо подумать

Он с таким удовольствием играл в атаку, помню, говорил ему: «Коля, у тебя там сзади два опорных и три центральных, можешь вообще через раз возвращаться домой (смеется), твоя основная задача больше ориентирована на атаку». Конечно, очень удивился, когда в национальной сборной его сразу под хорватов поставили. Но он здорово отыграл, и тогда уже было понятно, что Матвиенко надолго в Карпатах не задержится. Считаю до сих пор, что это ошибка испанского штаба: они не удержали Матвиенко в следующей аренде.

– Густаво Бланко-Лещук при вас переходил в Шахтер. В Украине к нему приклеился ярлык габаритного форварда только штрафной площади. Никогда не понимал, почему так его описывают, ведь и при вас, и при вашем предшественнике Сергее Зайцеве Густаво, на самом деле, выполнял очень большой объем работы, и функции сводились не к одним только замыканиям забросов во вратарскую…

– Роль любого нападающего – это завершение атак. Он может перемещаться по всему полю, но если он не будет забивать, то это не нападающий, его нужно тогда переводить в среднюю часть поля. В осеннем отрезке у Густаво, когда он раскрылся, наверное, были нагрузки, подходящие именно для него. Это были нагрузки, которые помогли раскрыть его потенциал, потому что мячи он забивал чуть ли не в каждой игре, демонстрируя отменную агрессию.

Плюс высокий уровень профессионализма. После каждой тренировки, когда уже почти все уезжали, Густаво еще занимался своим восстановлением, сидел в ваннах со льдом, делал массаж, ходил на физиотерапию, занимался в тренажерном зале. Он действительно был образцом.

Когда поступило предложение от Шахтера, сказал Петру Петровичу Дыминскому: своим отношением Густаво на сто процентов завоевал это право. Шахтер – это Шахтер. Получится – не получится, там дальше уже другая история, которая будет определяться иными факторами. В начале у него все было нормально в Шахтере, он забивал в еврокубках. С другой стороны, конкуренция со стороны Бланко-Лещука помогла раскрыться Феррейре…

Прогресс Густаво Бланко-Лещука

Не сказал бы, что это только игрок штрафной площади. В принципе, все хорошие нападающие – это игроки штрафной. Густаво хорошо выбирает позицию, играет вверху. Другой вопрос, что, например, когда в первый раз его увидел, то заметил: он много работы делал вхолостую. Ему не надо было бегать, условно, к центральным защитникам, чтобы получить мяч, есть опорные полузащитники, которые будут доставлять ему мяч вперед. Его задача зацепиться, сбросить, открыться, поставить точку, что он, в принципе, и делал в том сезоне.

Густаво Бланко-Лещук, shakhtar.com

– Какие для вас ключевые характеристики игроков на каждой позиции? К примеру, для кого-то важно, чтобы центральный защитник мяч отдавал, для кого-то – чтобы был жесткий отбор и выдергивание. Как для вас?

– Давайте так. Во-первых, это определяться должно системой игры. Какую систему игры возьмем?

– 3-4-3. То, что было в Карпатах.

– Нет, в Карпатах была немножко другая. У нас было 3-4-2-1, два игрока с позициями инсайдов: Худобяк и Ксенз. Они действовали из глубины и могли возвращаться назад.

3-4-3 львовских Карпат

Если мы берем по позициям, здесь тоже надо определять: это физические качества, технические, тактические, ментальность. Или по всем пройдемся?

«Что отличает украинских футболистов, так это дисциплина по отношению к тому, что говорит тренер»

– Если есть возможность, давайте по всем.

– Ну вот берем вратаря. Во-первых, он должен быть габаритным, это основное. Во-вторых, должна быть быстрота реакции и взрывная скорость. Он должен хорошо работать в воздухе, должна присутствовать сила в ногах. По техническим качествам: хорошая ловля мяча и, обязательно, хорошая игра ногами. Тактически, это предвосхищение ситуации, хороший выбор позиции и способность читать игру, распределять передачи (мяч, приходящий слева, развернуть направо). А если брать по ментальности, то голкипер – это, конечно, личность. Как раньше говорили: в воротах должна стоять личность. Этим критериям соответствовали и Боровик в Карпатах, и Гутор с Федоренко в Черноморце.

Евгений Боровик, fckarpaty.com

Защитники слева и справа. По физическим качествам: хорошая скоростная выносливость плюс взрывная сила при атакующих ситуациях. Очень сложно найти таких игроков, потому что выносливость и скорость – редко сочетаемые качества. Если брать по технике, то: мастерство в приеме мяча, качественная передача из фланга и хороший дриблинг с нанесением завершающего удара. Тактически, они должны правильно располагаться на поле (чтение ситуации) и постоянно участвовать в атакующей игре. Чтение ситуации, естественно, включает в себя и оборонительные функции. Из психологических качеств должны присутствовать агрессивность и уверенность в себе.

Центральные защитники должны быть высокими и, обязательно, быстрыми – это ключевые моменты. Из техники: хорошая игра головой и хорошая передача мяча, особенно длинная, способность развернуть игру на 40-50 метров. Опять же, чтение ситуации. Это своего рода тренер, есть тренер-вратарь, и есть еще три тренера центральных защитника. Этим будет определяться их правильное расположение на футбольном поле. Если по психологическим характеристикам, то они должны быть просто лидерами, у них должна быть смелость, потому что единоборства, которые необходимо выигрывать, иногда связаны с болью.

– Лобай соответствует этому?

– Более чем. Может быть, лидерскими качествами еще не обладает, но он – молодой парень. Задатки у него есть, но здесь роль играет возраст, когда тебе доверяют на все сто процентов; 25-26 лет, когда тебя уже признали как лидера и готовы слушать.

Этим качеством очень хорошо обладал Дитятьев Леша. Поэтому его и приглашали. Другой вопрос, есть очень тонкая грань, чтобы лидерство на футбольном поле не превратилось вне его приделов в лжелидерство.

– А у Дитятьева…

– Нет, просто говорю, это не про него конкретно. У Дитятьева очень хорошие лидерские качества, команда его сразу приняла.

Пойдем дальше. Опорные полузащитники оборонительного плана – прежде всего, это аэробная выносливость, мобильность и сила в единоборствах. Это игроки, которые будут принимать очень много участия в единоборствах. Также они должны обладать качественной передачей мяча и хорошо чувствовать себя в ситуациях один против одного. По тактике, это правильное расположение на поле и, опять же, антиципация, предвосхищение ситуации – это все упирается в тренировочный процесс, выстраивание правильных режимов и средств, чтобы игроки сами научились принимать решения.

Дальше, учитывая, что опорные полузащитники постоянно участвуют в дуэлях, по психологии у них должен быть бойцовый дух. Это должны быть бойцы с великолепной силой воли, причем данным качеством они должны заражать вокруг себя команду. Хороший пример – игра Алассане и Бамбы в Черноморце.

Фуссени Бамба. chernomorets.odessa.ua

Инсайды, как я говорил, позиции Ксенза и Худобяка – по физическим качествам, это тоже аэробная выносливость и, конечно же, скорость. Должны обладать дриблингом, способностью наносить завершающий удар, и в ситуациях, когда они оказываются на фланге, должны делать качественные передачи. По тактике, они должны быстро возвращаться в оборону, что, к сожалению, встречается очень редко.

– В Украине есть такие исполнители?

– В Украине очень много таких. Что отличает украинских футболистов, так это дисциплина по отношению к тому, что говорит тренер. Причем, возможно, в большинстве клубов, если игроки используются на позициях инсайдов, они будут даже больше возвращаться назад в ущерб своим атакующим функциям. Думаю, это украинская школа накладывает отпечаток.

Если мы касаемся опять этих инсайдов, у них должна быть способность выигрывать единоборства (пресловутая антиципация). Из психологии: это сила воли, концентрация и желание брать риск на себя в ситуациях один в один, на углах штрафной, в полуфлангах, способность обыгрывать. Это то, что очень хорошо было у Кзенса и Худобяка.

Павел Ксенз, fckarpaty.lviv.ua

Докуда добрались? К центрфорварду? У него должны быть сила и скорость, потому что он вынужден вести много единоборств. Естественно, в техническом арсенале на первом месте находится завершение, плюс сохранение мяча при давлении со стороны защитников (иногда бывают матчи, когда у нападающего по два-три человека на спине). Тактически, он должен уметь меняться позициями с инсайдом. Среди психологических качеств очень важен футбольный эгоизм, в хорошем смысле, желание брать на себя ответственность в нанесении завершающего удара.

Бланко-Лещук соответствует этому полностью. Возможно, в меньшей степени он соответствует по скорости, поэтому осенняя тактика Карпат идеально подходила для него: он выигрывал единоборства, завершающие удары, особенно когда начали работать над ними, были практически идеальными. На зимних сборах просто поражался, насколько точно Густаво в угол мячи укладывал.

– Гладкому сильно недостает в психологии?

– Нет, Саша очень хороший игрок. Единственный его минус был, что тот последний год перед Карпатами он не играл. Он сидел на скамейке, ему не доверяли… Таким футболистам, как Саша Гладкий, нужно доверие, и он всегда этому доверию взамен отдает забитые мячи. У нас он практически сразу начал опять забивать.

У нас состоялся с ним хороший диалог на базе, мы сидели, разговаривали, наверное, минут сорок. Поговорили и о Шахтере, и о Луческу, и о киевском Динамо, а в конце он сказал: «Все будет нормально. Я понимаю, куда пришел. Мне нужно помочь Карпатам и, думаю, Карпаты помогут мне вернуться на прежний уровень». Тогда, весной, получилось, осенью уже что-то не сложилось.

Александр Гладкий, twitter.com/FCKarpatyLviv

Осенью его набрал, говорю: «Саша, в Черноморец пойдешь?» Мне очень понравилась его позиция, он сказал: «Для меня в Украине есть только две команды – Шахтер и Карпаты. Пока я нужен какой-то из этих команд, буду играть за них».

– Василия Кравца вы уже упоминали – очень универсальный игрок. Как тренеру справляться с подобного рода исполнителями, которые способны на одинаково хорошем уровне действовать на разных позициях? Не может ли возникнуть риск, при котором футболист будет неплох везде, но не будет действительно хорош в чем-то конкретном?

– Знаете, с детства болел за киевское Динамо, и пример, который вы приводите – это пример Бессонова. Игрок, который, по-моему, был лучшим нападающим на юниорском чемпионате мира, а потом большие функции выполнял на разных участках на уровне сборной Советского Союза и Динамо.

Такой риск возможен, рассмотрим Черноморец и БАТЭ. В основу комплектования было положено, чтобы приглашаемый игрок мог действовать на нескольких позициях. По типу Васи Кравца, который может играть и левого атакующего, и центрального защитника, и опорного сыграть. И тогда у тебя есть исполнитель, способный закрыть, скажем, четыре позиции. Но одна – это профильная, которую нужно развивать и доводить чуть ли не до совершенства, а три – это дополнительные, где он себя комфортно чувствует.

В таком случае, в ходе игры ты можешь смело менять тактику, безболезненно переходя с 4-2-3-1 на 3-4-3. Игроки знают функции, ты просто подходишь, объясняешь капитану, какие смены. Тогда получается подвижная команда, ты управляешь гибкой тактикой. У каждой тактики есть свои плюсы и минусы. И если ты обладаешь думающими футболистами, способными сыграть на нескольких позициях, ты можешь подстраиваться под игру. Например, понимая, что нужно усилить фланг, ты переходишь на условные 4-3-3, либо, если нужно закрыть середину, на 4-2-3-1.

«Основное при повышении функциональной подготовленности игроков – это работа на определенном пульсе. Режимы киевского Динамо – это работа по пульсу»

– Рассмотрим другую сторону гибкой тактики, поговорим не об отдельных игроках, а о команде в целом. Как строить тренировочные циклы, чтобы подопечные не путались в этих построениях, схемах, и четко понимали, как играть в той или иной формации?

– Что лежит в основе любой формации? Берем мы систему 4-3-3, 4-2-3-1… В основе любой формации лежат принципы игры. На первом этапе, когда ты приходишь в клуб, ты сначала создаешь команду, потом начинаешь обучать футболистов принципам игры, в атаке, в обороне, в переходных фазах, создавая при этом командную модель.

Находясь в Карпатах, каждый из футболистов получил на электронном носителе модель игры команды. Помню, когда-то разговаривали с Петром Дыминским, он мне говорит: «Неужели ты думаешь, они так будут играть?» Говорю: «Мы свою работу выполнили, теперь ответственность ложится уже на игроков». Если брать атаку, то один из принципов у нас был: быстрая атака, быстрое прохождение середины, сразу, как только это возможно. И в матчах с Шахтером и Зиркой, просто фантастических матчах, не думал, что так быстро это все впитает команда, никто из подопечных не задавал лишних вопросов. Когда принципы игры написаны на бумаге и доведены до футболистов, тогда уже легко.

Фанати Карпат, sport.obozrevatel.com

А самой системой, 4-3-3, 4-2-3-1, любой, которую мы берем, ты можешь варьировать, в зависимости от силы и слабости соперника. Ты понимаешь, на каком участке нужно создавать стратегически важные ситуации численного преимущества. Если мы узнаем, анализируя соперника, что, к примеру, там слабый левый защитник, плохая страховка со стороны левого центрального – то здесь нужна тройка игроков.

Тройку игроков могут дать, например, 3-4-2-1, 4-3-3, любая из этих систем. Дальше ты смотришь, как соперник действует в атаке, один игрок либо два. Два игрока – значит, три центральных, один игрок – значит, два центральных. Там уже идет своего рода шахматная партия.

Все это хорошо делалось, очень хорошие условия были и в Карпатах, и в Черноморце. Но на базе Черноморца, конечно, условия были на порядок лучше. Это большой конференц-зал для видео, ты сидишь напротив игроков, перед каждой тренировкой доводишь план: что мы делаем, на что обращаем внимание, как играет соперник.

Небольшие такие вставки по пять, семь минут, чтобы игроки понимали и становились соучастниками этого процесса. Не просто механически выполняли то, что нужно выполнять, а становились соучастниками процесса. Ты им объясняешь, почему мы это делаем и для чего, и дальше происходит процесс осмысления услышанного через тренировочные средства на тренировочном поле.

Какой футбол строит Дулуб в Черноморце

То есть, вкратце: в основе лежит обучение принципам игры, а далее – модель и система игры. Это, своего рода, как ты обучаешь азбуке: вот 33 буквы, и, зная эти буквы, ты можешь написать либо «мама мыла раму», либо «Войну и мир».

– Продолжая тему тренировок. Игроки Карпат, Черноморца и минского Динамо говорили, что у вас очень интенсивные тренировки, но интенсивность эта большая не при функциональной подготовке, а при работе с мячом. Мол, лучше огромные марафоны пробежать. Как так получается, что игроки сильнее устают от занятий с мячом, чем если бы они пробегали эти марафоны? Обычно же по-другому происходит.

– Осенью меня попросили прочитать лекцию на курсах PRO в Киеве. Сначала читал в Минске лекции, как тренировочный процесс выстраивается. А потом, учитывая, что у нас в штабе [Черноморца – прим. К.М.] был Саша Грановский, учившийся на PRO, приехал его преподаватель, посмотрел, говорит: «Очень хочу, чтобы вы поделились своим опытом». Говорю: «Какой опыт, команда на последнем месте, чем мы тут будем делиться, как мы на последнее место выходим? Как с последнего будем спасаться?» «Нет, – говорит, – мне просто интересен тренировочный процесс, хочу понять его».

Вот и объяснял тренерам: «Смотрите, есть так называемый треугольник тренировочного процесса: внизу – это мышцы; сердце; а вверху – мозг. Верхушка – это головной мозг». Так вот, если мы берем любое упражнение, задание, оно должно соответствовать этому треугольнику. Вы должны тренировать мышцы, вы должны тренировать сердце, и вы должны во главу угла ставить мозг, способность игрока принимать самостоятельные решения. Если же мы берем марафон или кроссовую работу, то имеем только одну составляющую – это сердце, потому что при кроссе мышцы не работают в том режиме, который нужен для футбола, а о головном мозге вообще, наверное, и речи не идет. Разве что умные футболисты, если по кругу бежать, будут думать, как спрятаться в лесу и где срезать – только с этой позиции их можно потренировать.

Олег Дулуб, chernomorets.odessa.ua

И вся эта работа строится на определенном пульсе, который ты выстраиваешь. Первое, что сказал на этих курсах: «Вообще не понимаю, что я здесь делаю, потому что у вас такое наследие Валерия Васильевича Лобановского, у вас такое понимание функциональной готовности…» Знаю, что раньше лекции читал Олег Петрович Базилевич.

Основное при повышении функциональной подготовленности игроков – это работа на определенном пульсе. Режимы киевского Динамо – это работа по пульсу. А дальше идет подбор средств, своего рода творчество: ты создаешь матрицу, определяешь направленность работы по развитию какого-то качества, подбираешь режимы и средства, которые подходят под твою команду, и обязательным условием является подготовка к следующему по календарю сопернику.

Это происходит быстрее, когда наступают двухнедельные циклы. В Одессе так было перед игрой с Динамо, когда после четырех недель происходила перезагрузка команды – в двух недельной паузе для игр сборных были предложены другие режимы работы, выведшие команду на другой уровень функциональной готовности, что и позволило нам доминировать в матче с Киевом [Черноморец тогда выиграл 2:1 – прим. К.М.]. Нечто подобное ожидало в июне-июле и БАТЭ.

Функционально игрокам тяжелее это все по сравнению с традиционной беговой работой без мяча. Такая же ситуация была в Карпатах, когда первые зимние сборы начались, и игроки стонали, говорили за спиной, что тренер не знает, что делает, он нас убьет. Все через мяч, никакой неспецифической беговой работы.

«Деньги – хороший мотивирующий фактор, но только первую неделю»

– Помимо тренировок и качества игроков, очень большую роль играет микроклимат. Наслышан о разных ваших мотивирующих речах, об историях, которые вы рассказываете подопечным. Вы к ним готовитесь, оттачиваете каждое слово, или это все происходит спонтанно?

– По-разному бывает. Интересная есть книга, в Украине, по-моему, ее покупал во Львове, называется «Менеджеры. Как думают футбольные лидеры».

– Это менеджеры английской Премьер-лиги?

– Да. Когда-то прочитал ее, работая в минском Динамо, в оригинале. Причем мы летели на сборы, увидел рекламу этой книги в каком-то из журналов, забрал его с собой из самолета с разрешения стюардессы, начал искать книгу и нашел ее в электронном виде.

Прежде всего необходимо выстраивать тесные отношения с игроками. Но, кажется, Анчелотти сказал, что тесные отношения работают лишь тогда, когда клуб полностью поддерживает менеджера/тренера. Если нет полной поддержки со стороны руководства, тогда ты не выстроишь эти тесные отношения, а если у тебя нет тесных отношений с игроками, то эти мотивирующие речи в принципе значения не имеют. Они бесполезны.

Есть мотивационные речи… В тех же Карпатах мы как-то сделали ролик, играли второй или третий матч, о том, что такое Карпаты для города, для региона. Когда видео скомпоновали, Андрей Сапуга смотрел этот ролик и плакал. Меня самого такой ролик задел. А потом ты показываешь видео игрокам, и два-три футболиста дурака валяют. Едем на матч, а они продолжают… Вызвал к себе, говорю: «Еще раз я такое увижу, такое отношение к партнерам, клубу – все, вы будете отчислены». И, в принципе, так оно потом и получилось, их просто списали.

Ты смотришь ответную реакцию, как ведут себя игроки, готовы ли они сражаться, как сейчас принято говорить, за эмблему клуба или нет. Это вещи серьезные. Деньги – хороший мотивирующий фактор первую неделю, потом ты к ним привыкаешь, и дальше они уже мотивирующим фактором не являются, ну кроме каких-то бонусов в финальных, больших матчах. А это всего лишь одна игра, с таким нельзя пройти весь чемпионат.

Сейчас, по прошествии времени, понимаю, что ты можешь мотивировать игрока на какой-то матч, а все остальное идет от внутренней мотивации футболистов, готовы ли они развиваться, терпеть, подвергать свое тело дополнительным испытаниям.

– Книгу о менеджерах АПЛ вы читали в оригинале. Вы вообще много внимания обращаете на заграничный опыт, в частности, защищали PRO-диплом на английском языке в Швейцарии…

– Объясню почему. Прочитал интересную статью Ковача, тренера Аякса, первого, кто строил Тотальный футбол. Он учился в Советском Союзе, и в статье сказал одну вещь: «Те знания, которые я получил в Советском Союзе, были фундаментальными. Я бы мог прийти к этим знаниям через опыт, но это заняло бы 10-15 лет». Тогда сразу понял, что, получая какие-то знания из книг, ты сокращаешь время своего ученичества, обучения.

Тебе нужно просто находить правильные книги, читать их, применять и так далее. И так и получается: что ты ищешь, то ты и находишь. Понимаю, что все неслучайно в этой жизни, Господь дает мне то, что прошу. Дальше уже вопрос применения этих знаний.

– Какая книга для вас наиболее показательная, дала больше всего информации? Может, не какая-то одна, а несколько?

– Я всегда говорил, что для меня Библия на первом месте, потому что там действительно источник мудрости. Для меня это непререкаемый авторитет. Если брать по футбольной тактике… Ой, да тут много разных, и каждая из них по-своему хороша. Это «4-3-3», наверное, очень много на английском языке, сейчас начал оформлять подписки на разные сайты. Постоянно ищешь что-то, потому что как только ты останавливаешься – все.

– Вы стажировались в ПСЖ, Штутгарте, Стандарте, посещали тренировки соперников сборной Беларуси и белорусских клубов в еврокубках. Так понимаю, вам разрешали их посещать?

– Нам не разрешали, раньше на стадион Динамо приезжали сборные, клубы, и там проводились закрытые тренировки. У нас была договоренность с электриками. У них своя «комнатушка», которая находилась прямо вверху, с затемненными стеклами, и служба охраны не видит, кто там сидит. И мы – тренеры, два-три человека, в основном Олег Кубарев, ныне покойный Юрий Анатольевич Курненин и я – приходили туда, садились, рассказывали истории, смеялись, смотрели тренировки, анализировали.

Олег Дулуб, chernomorets.odessa.ua

Это было очень интересно, для меня это был очень хороший опыт. Показательными были тренировки сборной Англии времен Капелло. Когда увидел, какая дисциплина… Это миллионеры… Как-то они все были одеты в одинаковые свитера, и в одном из эпизодов Бекхэм решил, что ему жарко, снял этот бордовый свитер и остался в белой майке.

Буквально через минуту Капелло это увидел, показывает помощнику пальцем – помощник подбегает, берет свитер, и не передает свитер игроку, а бросает в него, чтобы тот его надел, чтобы стал, как команда, как все. Подумалось: «Ну что, завтра наши меньше четырех не получат». Ведущая европейская сборная, такой дух единства, единения, которые проявлялись во всем, даже вот в этих мелочах…

Помню, сборная Норвегии интересно скорость через тактику завязывала. В первый раз увидел – ничего себе! Я как раз работал с юношами в ФК Минск, и сразу начал пробовать то же с ними, именно скорость завязывал через тактику. Ты видишь какие-то такие идеи, ты, быть можешь, вынашиваешь их, но не понимаешь некоторые нюансы – как сделать, куда сдвинуться – а вот раз, какой-то такой нюанс увидел, и все сложилось.

– Например? Вынашивать скорость через тактику – имеется в виду построение схем или что?

– Например, можно в предыгровых тренировках применять: прыжок, какая-то работа ног, короткий спринт, выбегание на коротких отрезках. Бывает без мяча, бывает с мячом, можно давать и так, и так. А можно сделать просто быстрый возврат в оборону при срыве атаки с вводом второго мяча, то есть контроль-контроль-контроль – второй мяч – контратака, и ты должен среагировать очень быстро.

Плюс, сейчас смотрю чемпионат мира – переходные фазы. На первое место в мировом футболе выходят переходные фазы. В свое время, после работы с Динамо Минск, анализировал все голы Барселоны в 2011-м году, в сезоне, который был самым великим по игре. Разложил их по папкам, и был поражен, что очень много было забито в контратаках, когда команда теряла мяч и сразу пыталась забрать его: отбор-контратака-взятие ворот, потому что соперник был не готов.