УЗНАВАЙ ПРО СВОИХ
Публикации
Лента новостей

«Встречаемся с ребятами из ЧАЭС, а они говорят: «Там полный атас»!»
...

Команды Машиностроитель (Бородянка) и Строитель (Припять), фото Артура Валерко
Все подвержено радиации. И футбол тоже. В день памяти Чернобыльской катастрофы Sport Arena вспоминает о матче, который был сорван «мирным атомом».

«Сейчас на нашем стадионе настоящий лес. Представьте, а ведь мы готовились проводить на нем насыщенный сезон. Если бы не то, что случилось, сейчас наша команда спокойно играла бы в чемпионате Украины. В какой лиге? Может, в Первой. Может, и выше…». Мы стояли и разговаривали с мужчинами, чья молодость оборвалась весной 1986 года. Они были футболистами, но вынуждены были стать ликвидаторами. Их поколение, вообще-то, находящееся в расцвете сил, прорежено пагубным влиянием радиации, и далеко не все дожили до нынешних дней.

В дни, когда наш народ вынужден был стать на битву с «мирным атомом», они вообще-то планировали сыграть полуфинал Кубка области. Молодые ребята из команды Строитель (Припять) готовились дать бой команде Машиностроитель (Бородянка). Тот матч так и не состоялся – но уже позже его переиграли уже поседевшие ветераны футбола. И ветераны войны с радиацией – ради будущего всего мира.

Я посетил матч ветеранских команд Бородянки и Припяти, которые тридцать лет спустя сыграли-таки тот матч, который был запланирован еще на весну 1986 года. Я смотрел неспешный, но пылкий ветеранский футбол. Я слушал истории людей, прошедших через атомное пекло. Я ловил себя на мысли, что совершенно не представляю, как сложилась бы судьба моей родной земли, если бы не прогремела авария на ЧАЭС. Она разделила нашу жизнь на «до» и «после», она закрасила черным огромные территории и лишила отеческой земли тысячи людей.

И сейчас, словно шрамы на теле, на бескрайних просторах украинского Полесья раскинулись границы Зоны отчуждения – они отделяют обычную жизнь от того, что стало памятником и человеческой самоуверенности, и человеческой безрассудности, и человеческому мужеству, и человеческого самопожертвования. Самым большим памятником. Самым болезненным памятником. Местом, где время застыло на десятки, сотни лет.

Я подобрал несколько исповедей от людей, которые пережили те дни. Это воспоминания спортсменов Чернобыльского района и их соперников из Бородянского района – о тех самых днях, которые они пережили, и о событиях, свидетелями и участниками которых они были.

«Приземляется прямо на газон стадиона вертолет и пилот говорит: «Вам в Припять уже не надо…»

Виталий Пилипенко

В то время – руководитель футбольной команды Машиностроитель (Бородянка), которая готовилась к полуфинальному матчу Кубка Киевской области против припятского Строителя.

Виталий Пилипенко, фото А.Валерко, Sport Arena

– Понятно, ваша команда готовилась к ответственному матчу. Воспринимали ли в то время Строитель как главного соперника в турнире, или все команды играли на равных?

– Припятская команда была одна из лучших в Киевской области. Одно слово – город атомщиков. У них были хорошие условия, достойные зарплаты, и, конечно же, прекрасные футболисты. Тренеры были из Днепропетровска. Игроков хватало и местных, и черниговских, и киевских. Это была добротная команда.

– В Припяти как раз планировали открытие нового стадиона. Бывали на этой арене до открытия?

– Случалось бывать. Играли, когда еще и трибун там не было. А Машиностроитель и Строитель в итоге так и не сыграли. Случилась всем известная трагедия, и было уже не до футбола.

– Как узнали, что играть со Строителем уже не придется?

– У нас тренировка проходила на старом поле. На часах было примерно 12 дня. В это время над нами кружил вертолет. И тут он решает приземлиться на другую половину поля. Выхолит пилот и спрашивает: «А вы что делаете?» Отвечаем: «Тренируемся, нам играть с Припятью». «Нет, вам уже туда не надо…» Он вкратце объяснил нам, что происходит на ЧАЭС. Было это где-то на второй-третий день после аварии на ЧАЭС.

– Знаю, что погода тогда стояла очень жаркая. Как раз играли Динамо и Спартак, и градусник показывал около 30 градусов тепла…

– В самом деле, несмотря на то, что был апрель, солнце жарило почти по-летнему. Очень высокая температура для этой поры годы.

– А как вообще сложилась судьбы игроков команды Строитель (Припять)?

– Позднее появилась команда Славутич. Она продолжала выступать в чемпионате Украины и первенстве области. А потом и вовсе перестала существовать. Но свой след команда все равно оставила. Футболисты уже после продолжали работать на станции. Многие ведь так и не уехали из Припяти. Знаю, было такое время, когда их буквально заставляли выходить работать на станцию.

– Тогда позвольте вопрос по Машиностроителю. Команда первой в истории Киевской области выиграла Кубок УССР. Как думаете, могло ли это события как-то скрасить тот страшный для нас год?

– Пожалуй, что да. Очень много было болельщиков. Чувствовалось, как они были вдохновлены. Для Бородянки ведь это было особенное событие. Помню забитые стадионы, как ждали болельщики победного результата. Словом, настоящий футбольный бум тогда был. Машиностроитель действительно развивался на профессиональном уровне: с командой занимался прекрасный тренер, была поставлена правильная концепция подготовки. Поэтому, команда была одной из лучших, если не лучшей в Киевской области.

– Матч не состоялся в 1986 году, но тридцать лет спустя ветераны решили его сыграть. А как вообще у вас появилась идея провести такой матч?

– Поначалу было много разговор с людьми, которые работали в свое время в Строителе. Идею они, с одной стороны, поддерживали, но с ее реализацией все время возникали проблемы. Тридцать лет – это уже солидная дата. Еще немного, и людей того времени начнет становиться все меньше, и меньше. В итоге, решение было принято однозначно – проводить. Оргкомитет пригласил всю команду, кто был тогда в Машиностроителе и Строителе. Мы много лет не виделись. Судьба разбросала всех по разным городам. Ребята съехались и из Днепра, из Чернигова, из Киева. Но все с удовольствием откликнулись на приглашение. Почему бы не встретиться и не пообщаться? Многих уже успели забыть. В жизни всегда так бывает. Когда играешь, ты на виду, тебя все знают. Но стоит уйти в тень, и о тебе уже не помнят. Я вижу, с какими горящими глазами приехали сюда люди. Многие уже после трагедии работали на ЧАЭС, принимали активно участие в восстановлении и Славутича, и электростанции. Поэтому, тема Чернобыльской трагедии можно сказать красной нитью проходила через эту встречу. Люди должны почувствовать себя нужными нашему обществу.

«Ночью начали куда-то уезжать машины – грузовики, автобусы. Мы ничего не понимали – нам даже на игру не дали автобус, чтобы выехать на матч»

Владимир Шома

В то время – защитник бородянского Машиностроителя, после аварии – глава Бородянской районной федерации футбола

Владимир Шома, фото А.Валерко, Sport Arena

– Вообще-то, мы планировали ехать на матч заранее. Но перед матчем наши руководители решили заселить нас в гостиницу, чтобы после собрания и тренировок отправляться на матч в Припять отдохнувшими. Но ночью начали куда-то уезжать машины – грузовики, автобусы. Мы ничего не понимали – нам даже на игру не дали автобус, начали говорить – «Товарищи, транспорт задействован на важное дело. Свободных нет».

Непонятная ситуация. Мы остались у себя в Бородянке – вышли тренироваться на следующий день, а вертолет приземлился на наше поле. Выскочили специалисты – дозиметрист принялся измерять радиацию. Мы расспрашиваем: «А что такое? Что случилось-то?» Начальство наше пошло расспрашивать – поговорили, сразу все серьезные такие стали. Спрашиваем вертолетчика: «А откуда вы прилетели? Нам тут в Припять на матч выезжать скоро. Случилось что-то?» Он на нас смотрит и спрашивает: «Вы что, больные?..»

Теперь, через годы, мы с благодарностью вспоминаем то решение нашего наставника, заслуженного тренера Украины Виктора Жилина. Он нас тогда оставил на эти сборы в гостинице. Мы никуда не успели выехать. Он очень помог нам сосредоточиться и пережить те тяжелые времена.

«Там уже станция горит, а мы все не верили, что матч наш не состоится…»

Валерий Анюхин

В то время – тренер припятского Строителя, после аварии продолжил тренерскую работу

Валерий Анюхин

– В каком году вы пришли в команду Строитель (Припять)?

– Был это 1981 год. Апрель. На работу нас пригласил Василий Трофимович Кизима, начальник управления строительства атомной электростанции. До этого я работал тренером по футболу на заводе прессов в Днепропетровске. Вместе со мной он пригласил еще четверых человек.

– Если мне не изменяет память, с 1981 по 1983 год команда неизменно становилась чемпионом области?

– В области мы были первыми, а вот в первенстве Украины не могли ничего завоевать. Тогда Василий Трофимович поставил задачу: участвовать в первенстве Украины и обязательно добиваться каких-нибудь результатов.

– А местные футболисты из Припяти в этой команде играли?

– А как же! Таких у нас несколько человек было. Зубко Вася, Валик Литвин с братьями, Колыба Василий, Гена Круковец, Сережа Тараненко. Местных хватало. Хотя, в целом, людей в команде не хватало. Нужно было создать коллектив из 15-18 равноценных игроков. В первые годы выступления занимали 6-7 места. Картина была неудовлетворительной. Поэтому, и первое требование начальника управления строительства было, чтобы люди, играющие за команду, непременно находились в городе.

Для хорошей базы первоначально должна быть основа, на которую можно было бы равняться. Пригласили несколько человек из Киева и Днепропетровска. Приехали Алексеев, Сергей Бондаренко, Сергей Слюсар, Сергей Безотосный. Команда начала формироваться. Уже после того, как собрали добротный костяк, начали обращать внимание на молодежь. У нас была отличная детско-юношеская спортивная школа. Даже после взрыва на ЧАЭС, когда все разошлись кто куда, несколько человек из стен этой школы заиграли на хорошем всесоюзном уровне – во второй лиге.

В то время создавалась очень добротная база: строили дополнительные тренировочные поля, ребята приходили все местные, мы даже привлекали тех, кто уже учился в 10-11 классе! Они с удовольствием подключались к тренировкам и ездили вместе с нами на соревнования. Если бы все это осталось, задел бы у нас был просто замечательный – все местные и никого приезжих.

– Расскажите об открытии нового стадиона.

– Открывать его должны были 9 мая 1986 года. Первый матч чемпионата Украины как раз должен был проходить на нашем пятитысячнике. Если не ошибаюсь, соперником должен был стать Шахтер (Александрия). А перед этим, в конце апреля, мы должны были играть в полуфинале Кубка области с Бородянкой. Пришли на стадион, на игру. Там уже станция горит, а мы все не верили, что стряслась настоящая беда и матч наш не состоится. Только после того, как через виадук начали заходить войска химзащиты, а на стадион сел вертолет, мы поняли: все очень серьезно.

– Там, где вы в то время жили, станцию из окна было видно?

– Как на ладони! До нее-то и было не больше километра. Видели, как дым идет оттуда. Все друг друга ведь знали. Многие ребята работали на станции. Они тогда спасались кто как мог, пробирались через какие-то воздухопроводы… После того, как все рвануло, они тут же оттуда уехали. Встречаемся, говорят: «Там полный атас!» Стоит только передняя стенка и оттуда валит дым. А нам вообще не до того было. Только когда узнали, опомнились. Прибежала на стадион детвора, а мы их тут же по домам отправили. С 27 апреля уже началась эвакуации Припяти.

– Интересно, а кто-нибудь из работавших на атомной станции футболистов мог спешно уехать или никто и не хотел?

– Такого у нас не было. Если кто и ретировался, так это райисполком, партия, которые первые оттуда «сделали ноги». А все, кто остался, потом попали в больницу в Москве. Мы вообще еще до конца не верили в то, что произошло. У меня тогда ребенку только 4 месяца было. Жена пошла с ним на улицу, а старшая дочка как раз отправилась в школу. Третья дочка дома была. Прихожу со стадиона, а она кричит: «Быстро переодевайся!» Я как раз в спортивном костюме был, ничего не пойму… Спрашиваю, что случилось? Отвечает: пришел сосед наш по этажу, Леня, он комсоргом был на станции, сказал: «Станция рванула, последствия непредсказуемые, закрывайте окна, двери, сами первым делом под душ!»

Я, недолго думая, тут же побежал за Ольгой в школу. Была суббота, но они по этим дням учились. Забрал ее. Оглянулся вокруг – а жизнь идет своим чередом: играют свадьбы, погода прекрасная. Спросил у милиции: ребята, что случилось? А они в ответ: да все нормально, там все погасили, не переживай. А на деле смотришь, из Киева начинают приезжать черные Волги, идут какие-то серьезные движения.

Кстати, как раз в это время на базе Строителя в спортзале проходил чемпионат Украины по вольной борьбе среди училищ. Они там и жили, и боролись. Проходит день, сообщение: срочная эвакуация! И как пошли люди… Тогда шли «ракеты» из Мозыря в Киев. Сесть было практически невозможно! Поезда уже не ходят, автобусы тоже, потому что дорога идет мимо АЭС, а там — выброс, сумасшедшая радиация.

Куда деваться? У меня семья — четыре человека, и у Расторгуева двое. Мы прыгаем на его машину и 27 числа выехали через Шипеличи в Полесское. Двое суток там. Потом уже он меня отвез на вокзал, оттуда мы уехали в Днепропетровск. Там пошли в больницу. Нас полностью разделили, забрали одежду. Из больницы выходили в одних пижамах… А тут еще холодно было, хоть и начало мая. Хорошо, люди помогли одеждой.

А примерно 8-9 мая звонит Расторгуев: срочно приезжай! Что делать, оставил семью, приехал, мы с ним сначала вдвоем там остались работать, приехал и Сергей Павлович Величко. Начальник управления нам тогда сказал: «Ребята, ситуация вышла из-под контроля. Вы — люди с высшим образованием, так что принимайте бразды правления в свои руки. Нужна служба радиационной безопасности».

– Выходит, вы ее и возглавили?

– Так и есть. Люди приезжают, каждого нужно контролировать, выдавать дозиметр, отправлять на работу, следить за радиационной обстановкой. Начинаем работать. Сначала — месяц подряд. Потом вахтовым методом, по 15 дней.

– Как после этого сложилась ваша судьба: где жили, работали?

– Жили там же. До тех пор, пока в октябре не получили жилье в Киеве. Даже после этого продолжал там работать до 1991 года. Когда нам сказали, что команда Строитель (Припять) прекращает существование, люди начали уходить. Финансирования у нас не было, команду никто поддерживать не собирался. Все разошлись кто куда.

– Как думаете, не случись этой катастрофы, где бы сейчас была команда Строитель?

– Сложно сказать. Но одно можно утверждать наверняка: тот менталитет и то направление, в котором работало наше руководство в городе, в большей степени, конечно же, начальник управления руководства, несло в себе большие перспективы. В основном все зависело именно от него. Кизима был главным в городе. Поэтому, команда наверняка бы занимала одну из ведущих мест, как сейчас, например, занимает та же Александрия или Олимпик. При тех великолепных условиях, наша команда была бы точно не хуже.

– А какая участь постигла форму, что осталась после Строителя? Слышал, что даже она была разграблена мародерами…

– Начну с того, что люди, не имеющие никакого отношения к этой аварии, даже представить не могут, каким трудом и потом все это достигается. И как больно смотреть на все происходящее впоследствии. Когда я работал на станции, случалось заходить в детские сады. Видел эти оставленные кроватки, обувь, курточки в шкафчиках, лежат карандаши и бумага… Просто слезы на глаза наворачивались.

А люди, о которых мы говорим, всего этого не понимали. Для них самое главное было все это барахло, нажива. Когда люди приходили домой, они просто ужались увиденной картине. Выносили все! Бывало, когда ехал в город, люди меня просили забрать из их квартир дорогие для них вещи. Мне давали ключи, я приходил, а квартиры все были разбиты. Просто выбиты двери и внутри сплошной хаос из разбросанных вещей. Брошенные животные, которые остались ждать хозяев, тоже были там. Они лежали и просто умирали в этих квартирах. Это страшно и до сих пор очень больно вспоминать.

«Нам говорили: «Вот построите стадион – и через годик идите во Вторую лигу»

Владимир Расторгуев

В то время – начальник припятского Строителя, после аварии продолжил тренерскую работу, известен и уважаем в столичном футболе

Владимир Расторгуев (справа) с ветераном бородянской команды Анатолием Демченко, фото А.Валерко, Sport Arena

– Раскрою небольшую тайну. Первоначально я был приглашен тренировать хоккейную команду. Сам я родом из Томска, до 1984 года тренировал команду Кедр (Томск), игравшую тогда во Второй лиге. А в Припять меня пригласили с одной целью: организовать в городе хоккей с шайбой и создать структуру команды, которая бы выступала во Второй лиге первенства СССР. С главками вопрос согласовали. Оформили мне перевод.

Приехал – осмотрелся. Хоккея тогда еще, как такового, и не было. Зато была футбольная команда Строитель (Припять), которая шла на предпоследнем месте. Меня попросили с ней поработать. Хоккей, футбол – особой разницы не делали. Впоследствии мы хорошо поработали, особенно над общефизической подготовкой, и на следующий год вместе с Анюхиным создали боеспособную команду, которая заняла третье место в своей зоне первенства Украины среди КФК.

Вперед мы пропустили только Нефтяник (Ахтырка). Хотя у них на поле мы сыграли 1:1. Вели в счете, но на последней минуте пропустили обидный гол с пенальти. А дома Ахтырку мы уверенно обыграли со счетом 3:1. Шли на одно очко впереди, у Нефтяника оставалась одна игра с Явором (Краснополье), которую, наверное, раз 15 переносили. В итоге, поставили на «коридор», где доигрывают оставшиеся матчи. Нефтяник выиграл и опередил нас на один балл.

– Как для вас начинался сезон 1986 года?

– На следующий год игры начали с Кубка области. 9 мая должны были защищать честь футбольной Киевщины в чемпионате Украины среди КФК. А чуть раньше встречались с Машиностроителем (Бородняка). 26 апреля покосили поле, стали ждать. Время идет, а команда Бородянки все не едет.

Тут, откуда ни возьмись, на футбольное поле начинают приземляться вертолеты. Приехали «Волги», стали выходить высокопоставленные люди. Помню, еще выскочил тогда на поле и кричу: «Вы что там, совсем рехнулись? У нас игра через два часа, а вы тут устроили непонятно что!» А они мне говорят: «Сынок, через 2 часа мы город эвакуируем, а ты в футбол собрался играть». Не знаю, со слов ли этого человека, или кого другого вышла в свет наша беседа, но на следующий день радиостанция «Голос Америки» передавала, мол, в Припяти такая авария, а они играют в футбол!

Что до хоккеистов, то 9 ребят из Сибири у меня уже буквально сидели на чемоданах, и в сентябре должны были стартовать вместе с командой первой лиги ШВСМ – Школой высшего спортивного мастерства. Это киевская команда, но она должна была переехать в Припять. Параллельно разрабатывалась проектно-сметная документация по ледовому дворцу, уже назначили его директора.

– А на какой матч приходилось открытие стадиона?

– 9 мая в матче чемпионата Украины среди КФК мы должны были принимать Александрию как раз на новом стадионе. А с Бородянкой играть на старом.

– Где, в основном, работали футболисты, и многие ли среди них трудились на атомной станции или на предприятиях, связанных с ней?

– Да практически все! Некоторые из них, живя в Славутиче, и сегодня продолжают работать на станции. Все, кто сегодня на поле, являются ликвидаторами. С первого дня у нас была создана бригада по вывозу различной документации и архивов организаций. А потом все разошлись по тем направлениям, где и работали раньше.

– А где именно вы жили в Припяти?

– Жил в квартире недалеко от стадиона. Жилье дали сразу по приезду. А ребята жили в общежитии. Там была четырехкомнатная квартира. У нас была задача, чтобы футболисты были жителями Припяти, а не приезжали по пятницам из других городов, и тут же отбывали обратно.

– Как выглядела эвакуация? Припять первая под это попала?

– Эвакуировали Припять 28 апреля. В 14.00 к каждому подъезду прибыли автобусы, которые организованно заполнились людьми. Часть автобусов пошла тогда на Киев, часть – в сторону Полесского. Меня же судьба забросила в Киев.

– А эвакуация команды, как таковая, была, или игроки просто разошлись по другим коллективам?

– Что вы! В 1987 году, когда все снова начало возобновляться, мы ведь дошли аж до первого секретаря ЦК партии Украины Щербицкого. Поставили вопрос: почему мы не можем играть, если честно завоевали такое право? Нам ответили, что Припяти, как города, уже фактически не существует. А вы можете выступать как Строитель (Киевская область) – все наши подрядные и субподрядные организации были эвакуированы в Вышгород. Согласились в итоге оставить привязку к Вышгороду – слово Припять вообще было запрещено куда-либо привязывать. Ударили по рукам, и еще два сезона Строитель отыграл в чемпионате Украины.

– Знаю, что много лет вы занимались командой Троещина…

– Да я и сейчас ей занимаюсь. Являюсь президентом этого клуба.

– А есть ли там дети, которые родились в Припяти, или их родители из этого города?

– Изначально была создана общественная реабилитационная организация помощи инвалидам, эвакуированным из Чернобыльской зоны «Здравобор». Задача ее была в межвахтовый период занять компактно проживающих на Троещине чернобыльцев здоровым и активным образом жизни. Учредителями «Здравобора» были союз «Чернобыль» Украины, совет ветеранов-чернобыльцев и наше общество работников управления строительства ЧАЭС. Если взрослые еще могли занять себя, занимались в школьном спортзале, то детворе нужно было уделить особое внимание.

Однажды с Сергеем Павловичем Величко задумались: а почему бы не создать футбольный клуб? На Троещине ведь их не было вовсе. А детей там тогда проживало около 150 тысяч. Так и появился клуб, которому мы дали имя жилого массива. Позднее, когда ФК Троещина окреп, клуб уже стал самостоятельно организацией. Тренеры в нем поначалу работали из Припяти. Тот же Сергей Павлович, его брат, также и ребята, которые работали по 15 дней на вахте, а потом приезжали в Киев.

Конечно, скептиков тоже в то время хватало. Говорили, мол, это все ненадолго, клуб однодневка, позанимаются год-два, и все закончится. Но, с 1997 года, когда был создан клуб, прошло уже почти 20 лет. В следующем году будем праздновать юбилей. А ребята у нас, конечно же, были из эвакуированных семей. Первый набор у нас был 1982, 1983, 1984 годов рождения. А команда 1983 года играла даже в высшей лиге детско-юношеского чемпионата Украины.

– А кто-нибудь из ваших воспитанников стал впоследствии профессиональным футболистом?

– Ну а как же? Вот, к примеру, нападающий Черкасского Днепра Александр Батальский. Это мой воспитанник, 1986 года рождения. Воспитывался у нас и Сергей Петрусенко, выступавший в Энергии (Южноукраинск). Надо еще добавить, что при организации мы создали международный турнир «Колокола Чернобыля». Там собирались представители Украины, России и Беларуси – стран, которые больше всего пострадали от аварии. Из Беларуси поначалу приезжали команды из приграничных областей. Позднее у нас на турнире побывала даже команда знаменитой ДЮСШ Юность (Минск). Они думали, что будут на голову всех выше. А оказалось, не так. Наши ребята в итоге стали лучшими. А еще ФК Троещина сегодня является одним из фарм-клубов киевского Динамо. Проводим совместные тренировки, набираемся опыта.

– В таком случае, назревает вопрос: не случись трагедия, какая бы судьба могла сложиться у припятской команды?

– Знаете, мы у Петра Ивановича Безносенко тогда часто спрашивали: «Нам ведь нужна Вторая лига» А он отвечал: «Вы еще не в очереди. Вот, когда построите стадион, отыграйте еще год, и потом полноправно команда могла бы подавать заявку». Ну и плюс команда мастеров по хоккею с шайбой, которая уже готовилась стартовать в сентябре в первенстве западной зоны. Раньше никому этого не говорил. Но сейчас уже время прошло, и, как видите, дошло у нас до того, что чемпионат заканчивают три команды… Помню, тогда, кроме меня, старшим тренером пригласили работать Соколова из Ангарска. Он своих ребят привез сразу. И эти хоккеисты 1959-го и 1960-го родов рождения стали в 1986 году бронзовыми призерами. До сих пор всех пофамильно помню, потому что Кедр (Томск) и Ермак (Ангарск) играли в дальневосточной зоне.

«Мы вышли в поход, уснули в палатках – проснулись от того, что в три часа ночи кругом гул самолетов, вертолетов, автобусов»

Петр Саханда

В то время – инструктор по спорту одного из местных колхозов и тренер по легкой атлетике Чернобыльской ДЮСШ, после катастрофы переселился в Бородянский район и много лет руководил местным спортом

Петр Саханда, фото А.Валерко, Sport Arena

– Вспомните этот день, 26 апреля 1986 года. Что вы тогда делали?

– Был у нас такой Марьян Сорока, ныне покойный. Он тогда занимался туризмом, и 25 числа как раз собирал всех в турпоход. Готовились идти в Бородянский район. Вместе с детьми, их было 12 человек, вели подготовку. Пошли в село Черевач, разбили там палатки, стали на ночлег. Просыпаемся где-то в 3 часа ночи. Кругом гул самолетов, вертолетов, автобусов. Все подскочили. Говорю Марьяну: «Надо что-то делать!» Бегу к Черевачскому мосту, а там уже вплотную стоит колонна автобусов. Нам начали звонить, сообщать, что случалась авария – срочно возвращайтесь домой! Позавтракали, собрали и успокоили детей и стали возвращаться в Залесье.

– Вы тогда знали масштабы случившийся трагедии?

– Что вы, и близко не могли представить! Хотя от села до станции напрямую было 12 километров, дым было видно хорошо.

– Расскажите о Залесье. Какой была инфраструктура, и какая там играла команда?

– В селе у нас была футбольная команда Дружба. Участвовала в первенстве района и всяческих местных турнирах. Была у нас и очень сильная волейбольная команда. С ее участием проводили турниры памяти Палагеча, выдающегося работника колхоза «Дружба». Я в этом колхозе работал инструктором по спорту. Как раз в то время ныне покойный Александр Михайлович Чубук разрешил нам построить стадион: с беговыми дорожками, трибунами. Навезли земли и песка, вместе с Марьяном вручную засеяли поле, даже трава уже успела взойти! Подхожу к Александру Михайловичу и говорю: «Теперь дело за беговыми дорожками». Рассказываю: узнавал, в Белой Церкви такие есть. Это резина, стоить она будет 33 тысячи рублей. Он говорит: «Петя, не вопрос. Едете, берете резину и устанавливаете».

– И что же, успели взять?

– Увы. Не успели. Но, поле уже было красивое засеянное. Было на что посмотреть.

– А какие турниры планировались провести в ближайшее время, скажем, в мае?

– Традиционный турнир у нас был 9 мая в Чернобыле. Там мы неизменно участвовали. Село ведь было спортивное, в стороне не оставались.

– Если представить, что ничего не случилось, вы так бы жили и работали в Залесье?

– Добавлю, что кроме должности инструктора по спорту, я тогда трудился еще и на полставки тренером по легкой атлетике в Чернобыльской ДЮСШ. Поэтому, скорее всего, дальше так бы и работал. Жизнь все равно была тесно связана со спортом. Село жило и развивалось. Как раз шла реконструкция спортзала, скоро бы появился стадион. Много чего можно было сделать.

– А как давно вы там были? Свой дом видели?

– В последний раз очень давно бывал. К дому пробрался с трудом. Все заросло. Пришлось буквально ломать кусты. Дом стоял целый. Как построили, успели там всего 7 лет прожить до аварии.

– Интересно, эти места сегодня сильно загрязнены?

– Сами посудите, если у нас в селе живут бобры! Когда приезжал, видно было их «работу» – обгрызенные деревья. Еще раз повторю, что село в свое время действительно процветало. Например, у нас тогда строили торговый центр. С помпой все было, показательно, чтобы на всю страну заявить! Туда же, в эту инфраструктуру строительства, входил и стадион.

– Слышал, вы рассказывали, что первые месяцы после трагедии жили в палатке?

– Было такое. Но это никакая не вынужденная мера была, жить-то нам было где. Просто мое собственное желание. Готовились к походу, была под рукой палатка, ну я ее и поставил под яблоней в Микуличах, где жили родители. В этом селе после эвакуации нас подселяли к людям.

– А переселились вы группой или людей все-таки разбросало по миру?

– Практически все дальше остались жить в Новом Залесье и Здвижевке.

* * *

После несостоявшегося полуфинала Кубка области Машиностроитель в финале обыграл барышевскую Молнию и выиграл трофей. А осенью, нанеся поражение бердичевской Звезде, бородянский коллектив первым из представителей столичной области выиграл Кубок УССР.

Бородянский район принял тысячи переселенцев из Чернобыльской зоны. И отдал сотни ликвидаторов, которые занимались самыми различными работами возле ЧАЭС.

26 апреля 2016 года в Бородянке прошел матч-реквием, в котором Машиностроитель обыграл Строитель (2:2 в основное время, 5:3 по пенальти).



Добавить комментарий
Читайте также
18 февраля, 8:31
3740
14
18 февраля, 8:31
16 февраля, 16:23
729
16 февраля, 16:23
15 февраля, 11:47
946
2
15 февраля, 11:47
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?