Sportarena

В помощь Марадоне и в память об отце

Как Хорхе Бурручага сделал Аргентину чемпионами мира.

В помощь Марадоне и в память об отце - Чемпионат мира-2018

Getty Images

«Если бы не футбол, я бы работал в автомастерской», – Хорхе Бурручага. Да, великий исполнитель мог и вовсе не стать футболистом – всему виной отец, упорно уговаривавший сына забросить это, по его собственному мнению, дурное и неприличное дело. Мотивы главы семьи были предельно понятны – вряд ли у кого-то вообще появится желание гонять мяч, когда дома ждут двенадцать голодных ртов. Ввиду этого будущий победитель чемпионата мира очень быстро повзрослел, так как уже с восьми лет подрабатывал на улицах пригорода Буэнос-Айреса – продавал газеты, мороженое, а чуть позже устроился помощником каменщика.

«Папа искал работу, и мы переехали в Кильмес, когда мне было три года. В нашей семье было одиннадцать детей, и нам приходилось работать, чтобы у нас была еда на столе. Мой отец не был болельщиком и не желал, чтобы я становился футболистом. Главным он считал работу и хотел, чтобы мы трудились. Тогда футбол не спасал тебя так, как это происходит сегодня», – вспоминал Бурручага детские и подростковые годы.

Когда Бурру исполнилось четырнадцать, отца не стало. Поразительно, но лишь тогда он вдохнул на полную грудь, принявшись делать робкие шаги навстречу спортивным свершениям – в этом ему помогла мама, в результате отдавшая чуть ли не последние деньги для того, чтобы устроить Хорхе в академию. Полузащитник до сих пор сожалеет о том, что отец не увидел его успеха – о нем и непростом прошлом он думал и в момент решающего удара, оказавшись перед Шумахером.

***

Диего Марадоне повезло иметь такого партнера по команде, как Бурручага – схожую ментальную и игровую связь он наладил только с Клаудио Каниджей и Карекой во времена выступления за Наполи. Поэтому кандидатура Хорхе накануне ЧМ-1986 не вызывала никаких сомнений – наставник Альбиселесте Карлос Билардо прекрасно понимал, как Бурру умеет дополнять гениального нападающего, позволяя тому демонстрировать наилучшие качества в атаке. «Я всегда говорил: слава Богу, что Диего – аргентинец», – как-то рассказывал в интервью Хорхе, который действительно заслужил попасть в итоговую заявку. Так, к своим двадцати трем аргентинец успел выиграть Кубок Либертадорес, Рекопу, перебраться в Европу и закрепиться в составе французского Нанта.

Бурручага и компания входили в чемпионат постепенно – это к тому, что Бело-голубые прибыли в Мексику не в лучшей психологической форме и под давлением СМИ и общественности, обвинявших Билардо в провальных контрольных поединках (ранее южноамериканцы уступили 0:2 Франции и 0:1 Норвегии, напоследок выместив злобу на Израиле в виде 7:2). Команда, в раздевалке которой витала не самая благоприятная атмосфера, приехала на мундиаль первой – представители прессы, пристально наблюдавшие за событиями, все равно продолжили сокрушаться, готовясь мысленно приставить тренерский штаб к стенке и спустить курок.

Тем не менее, опасения экспертов не подтвердились – сборная, как и персонально Хорхе, прибавляла от игры к игре. Преодолев групповой этап, где Бурручага отметился голом в воротах Болгарии, Аргентина методично разобралась с Уругваем и Бельгией, победив 1:0 и 2:0 соответственно. По мнению Бурру, самой тяжелой встречей на стадии плей-офф, не учитывая дуэль с ФРГ, выдался, конечно же, скандальный четвертьфинал против Англии; самой непринужденной – матч 1/2-й с Бельгией, в котором Марадона дважды «расстрелял» Жана-Мари Пфаффа. Никто не собирается оспаривать усилия легенды, но тот полуфинал стал бенефисом именно Бурручаги – плеймейкер, считавшийся динамо-машиной коллектива, выглядел просто великолепно, непрерывно передвигаясь по периметру поля и постоянно загружая передачами Диего и Вальдано.

К финалу аргентинцы подошли в боевом настроении – в глазах прослеживалось волнение, но от той нервозности, поглотившей сборную перед Мундиалем, не осталось и следа.

«Наш путь до стадиона был коротким, ведь мы разместились недалеко от арены Ацтека. Однако преодолевали мы его в черепашьем темпе – и дело не только в людях на улицах или болельщиках, которые шли на арену. Мы должны были прослушать две песни «на удачу». Одной из них была композиция Бонни Тайлер «I Need a Hero», а второй – основная тема из фильма «Рокки». Нам приходилось просить водителя ехать помедленнее, чтобы успеть прослушать обе песни», – поведал Бурру об обстановке, в которой пребывали южноамериканцы за считанные часы до игры.

Тот самый гол Бурручаги, El Gráfico

Восемьдесят первая минута на табло Ацтеки. Счет 2:2. Воодушевленные футболисты ФРГ радостно вскинули руки – это секунду назад Руди Феллер оставил не у дел голкипера Нери Пумпидо и восстановил равновесие. Но как? Весь первый и половину второго тайма подопечные Франца Беккенбауэра напоминали слепых беспомощных котят, которых вот-вот бросят в речку – доминирование Аргентины подтверждали мячи, забитые Хосе Брауном и Вальдано. Но затем Билардо оторопел – эти чертовы немцы отыгрались благодаря двум угловым, хотя он, Карлос, предупреждал на установке о важности стандартов!

«Я был огорчен голами даже после окончания матча. Было дело, когда я в бытность футболистом играл в финалах континентальных кубков 1967-го, 1968-го и 1969-го годов, и уже тогда этому посвящалась уйма времени на тренировках. После я сам просматривал игры и искал противодействие, но когда тебе голы забивают вот таким образом, то это никуда не годится», – вспоминал годы спустя Билардо.

«Давай выиграем этот матч!» – крикнул Бурру, подбежав к Марадоне. Тот выглядел так, будто был готов вырвать кусок газона и швырнуть им в голову праздновавшего Руди. Хорхе так описал то судьбоносное мгновение, после которого команда встрепенулась и взяла кубок: «Команда спокойно вела 2:0, но упустила преимущество. Когда играешь с немцами, нельзя расслабляться ни на секунду. Они сравняли счет за десять минут до конца игры. Помню, как мы шли к центру поля, Марадона нес мяч и кричал, а я сказал ему: «Мы сейчас возьмем и выиграем». Мы посмотрели друг на друга, и этот взгляд стоил тысячи слов».

Дальше все произошло, словно во сне – спустя три минуты после гола Феллера немцы сами поспособствовали ответному взятию ворот, поскольку не смогли как следует организовать офсайдную ловушку. Марадоне хватило данной оплошности, чтобы разрезать пасом всю оборону и доставить мяч Бурручаге. Хорхе молнией влетел в штрафную площадку и пробил мимо Шумахера. Перед глазами – отец, ругающий сына за ссадины на коленках.

«Когда я увидел, что Диего готовится получить мяч, я подумал, что оборона немцев попробует создать искусственный офсайд. Поэтому я побежал к Диего с другой стороны и крикнул ему, когда он стоял ко мне почти спиной. Позже он сказал мне, что не слышал меня, и я охотно ему верю. Диего играл так, как будто у него на затылке были глаза. Он отдал мне пас, и я побежал. Шумахер вышел из ворот, выставив ноги, я увидел, что могу пробить между них и сделал это. Говорят, я слишком далеко отпустил мяч, что плохо пробил, но… мяч влетел в ворота! Тогда я вспомнил своего отца, который не хотел, чтобы я стал игроком. И я как будто говорил ему, что в меня стоило верить. Труды моей матери не были напрасными».

Бурручагу встретил неистовый рев стадиона – аргентинцы с лихвой перекричали и немцев, и мексиканцев, державших кулаки за команду Франца Беккенбауэра. Он сделал страну чемпионами. Доказал, что чего-то стоит в жизни. Доказал отцу.

У многих ЧМ-1986 ассоциируется исключительно с персоной Марадоны – дерзкого гения, с выигрышем кубка вошедшего в пантеон великих. Да, это так, но все могло случиться и иначе, если бы позади не находился парень, искренне мечтавший быть достойным сыном.                   


Добавьте «sportarena.com» в свои избранные источники Google News (просто нажмите звездочку)

Источник: Sportarena.com

Или аккаунт Sportarena