Лента новостей

«Я был в могиле. Я был мертв для мира». История Паулиньо

Паулиньо, Getty Images
На бразильском полузащитнике поставили крест, но он забивает на чемпионате мира.

Месси шел ко мне. Был июнь 2017-го, мы играли товарищеский матч против Аргентины в Австралии. Мы только что заработали штрафной, и я стоял у мяча с Виллианом и еще одним футболистом. Я не собирался исполнять стандарт, просто отвлекал внимание.

Неожиданно Месси оказывается совсем рядом, смотрит мне прямо в глаза и говорит: «Ну что? Мы едем в Барселону или нет?».

Ни с того, ни с сего. Без причины, без объяснений. Сказал, развернулся и ушел.

У меня даже не было времени подумать. Я только ответил: «Если возьмешь меня, я в деле!»

Обычно меня сложно отвлечь от матча. Но после слов Месси я мог думать только об одном. «Он серьезно? Почему он это сказал? Господи, что происходит?»

Я тогда играл в чемпионате Китая за Гуанчжоу Эвергранд, и никто бы не поверил, что Барселона мной интересуется. Возможно, он пошутил? Хотел сбить меня с толку или что-то в этом роде. Но это был всего лишь товарищеский матч… Значит, это не шутка?

После игры я дал секьюрити футболку и попросил передать ее Месси. Охранник вернулся из раздевалки Аргентины с футболкой Месси для меня.

Тогда я подумал: «Стоп, это все на самом деле?»

Но после тура по Австралии я вернулся в Китай и ничего не слышал о трансфере. Прошел целый месяц, я забыл об этой истории. Мне нравилось играть за Гуанчжоу. А в июле пошли слухи – меня хотят видеть в Барселоне.

Я позвонил агенту: «Босс, я схожу с ума! Просто скажи мне, правда это или нет!»

«Ну, все сложно. Может и правда. А может и нет».

Я написал Неймару: «Чувак, серьезно? Ты что-то знаешь? Я места себе не нахожу». Но он занимался своим трансфером и ничего не мог сказать наверняка.

Вы знаете, что сейчас происходит на трансферном рынке. Доверять нельзя никому и ничему. Честно говоря, мне было действительно хорошо в Китае. Я был в отличной форме, жена – в восторге от страны. Пока не началась эта история с Барселоной, все было замечательно.

Пришел август, до закрытия трансферного окна осталось совсем немного времени. Казалось, что ничего не произойдет. На выходных мы играли тур чемпионата Китая. Ко мне приехали друзья из Бразилии, они ночевали у нас дома.

Ночью позвонил агент: «Все готово. Нужно прилететь в Барселону и подписать контракт».

Я не поверил ему, серьезно. «Правда? Барселона уже заплатила? Ты издеваешься надо мной?»

«Нет, нет, нет. Это правда. Ты должен быть там завтра».

Я уже говорил, что было четыре часа утра?

Что ж, было четыре часа утра.

«Я не могу! Ко мне прилетели друзья из Бразилии! Сейчас четыре часа утра!»

«Это же Барса! Бери друзей с собой! Главное – сядь на ближайший рейс!»

Я собрал сумку и поехал в аэропорт. Сидя на заднем сидении авто и пялясь в окно, я подумал… «Месси!».

Но если вы думаете, что переход из Гуанчжоу в Барселону – сумасшествие, то точно не знаете всю мою историю. Это уже десятая ее глава. Моя история абсолютно невероятная.

Когда мне было 19, я завязал с футболом.

Около месяца я сидел дома в депрессии. Было лето 2008-го. Месси шел к треблу с Барселоной, а я лежал на диване и размышлял, что же делать дальше. Я вернулся в Сан-Паулу, поиграв в Литве и Польше. Это был травмирующий опыт.

Паулиньо Вильнюс Литва
В Литве Паулиньо выступал за ФК Вильнюс,

Поначалу мне понравилось в Литве. Я играл в Вильнюсе, старом средневековом городе – вы видели такие в кино. Все очень отличалось от Бразилии, я не знал языка, но чувствовал себя спокойно. Однажды мы гуляли по городу моим одноклубником из Бразилии, Родни, и к нам подошла группа очень агрессивно настроенных парней…

Я до сих пор злюсь, когда рассказываю об этом… В общем, они начали оскорблять нас, имитируя крики обезьян.

Мы никого не трогали. Просто шли в пекарню.

Я в первый раз столкнулся с расизмом. И, к сожалению, не в последний. На улицах люди будто бы случайно толкали нас, пытались спровоцировать. На матчах болельщики команд, против которых мы играли, кричали, как обезьяны, и швыряли на поле монеты. Было очень неприятно.

Мы знали, что это не наша родная страна. Нужно было смириться и продолжать жить дальше. Но никто не заслуживает такого обращения. По окончании сезона я уехал в Польшу. Я был очень одинок. Покинул Бразилию в 17 лет, чтобы помочь семье, но через два года вернулся, полностью разочаровавшись в футболе.

Я сказал родителям, моей бывшей жене, агенту: «С меня хватит».

И знаете, что сказала мне жена? Возможно, она спасла мою карьеру. «Завязать с футболом? Но ты больше ничего не умеешь. Даже лампочку не поменяешь!»

«Я научусь! Это не может быть сложно!»

«Подумай о родителях. Это неуважительно к ним. Они столько для тебя сделали».

Она была права. Даже когда мне было пять лет и я бегал с мячом по улицам Зона Норте, мама всегда была на моей стороне. Я так любил футбол, что не спал ночами. Глазел в стену и думал: «Черт, когда уже утро!»

После путешествия в Европу я разлюбил футбол. Но я понимал, что родителям будет действительно больно, если я завершу карьеру. Я решил отыграть еще сезон. Начал с низов – Пан-ди-Асукар, Четвертый дивизион. Совсем не Лига чемпионов. Мы ехали на матчи автобусом по восемь часов. Игры начинались в 40-градусную жару. Мне казалось, что я не справлюсь. Я думал, что пора учиться строить дома или делать что-то еще. Казалось, что с футболом покончено.

Но медленно, медленно, медленно… тренируясь и играя, я забыл о негативе и снова стал счастлив. Я выбрался из Четвертого дивизиона во Второй, а потом в Первый, с Коринтиансом.

Там я встретил человека, который изменил мою жизнь и стал вторым отцом – Профессора Тите. Меня переполняют эмоции, когда я говорю о нем, потому что мы связаны чем-то большим, чем футбол. Ему достаточно взглянуть мне в глаза, чтобы понять, в порядке ли я или чувствую себя нехорошо. Не нужны даже слова.

Есть смешная история, которую немногие знают, – она прекрасно описывает наши отношения. В 2011-м мы провели потрясающий сезон с Коринтиансом. Выиграли чемпионат, по многим игрокам поступили предложения. Меня хотел купить Интер.

Это была сумасшедшая ситуация. Мне позвонил агент и сказал, что Интер требует ответ через 15 минут. Я побежал в офисе Тите, рассказал ему обо всем: «Босс, я не знаю… Это же Интер. Один из самых больших клубов в мире».

А Тите ответил: «Слушай, решение принимаешь ты. Конечно, я хочу, чтобы ты остался. Но это твоя жизнь. Иди в раздевалку и подумай. Мы начнем тренировку. Когда решишь, выходи на поле. Если решил остаться, подними большой палец вверх. Если нет – опусти вниз. Дай мне знать».

Я позвонил агенту, сказал, что решил.

«Ты уверен?!»

«Я уверен».

Я вышел на поле, Тите увидел меня. Я подождал две секунды, чтобы добавить моменту драматичности, и поднял большой палец вверх.

Он выдохнул: «Я думал, ты уйдешь!»

Паулиньо Тите Коринтианс
Паулиньо работал с Тите в Коринтиансе, Getty Images

Я работал с Тите четыре года в Коринтиансе – это был лучший период в моей жизни и в моей карьере. Когда я перешел в Тоттенхэм, было непросто. Многие не верили в меня. Но Тите всегда поддерживал.

Хочу прояснить кое-что. Я не могу сказать плохого слова о Тоттенхэме, работниках клуба или президенте. Но мне как футболисту было очень тяжело там. Были момент, когда не хотелось выходить из квартиры. Я очень переживал, что не играю – чувствовал себя рыбой, которую выбросило на берег. Мне казалось, что я задыхаюсь. По каким-то причинам я не входил в планы Маурисио Почеттино. Думаю, не подходил под его философию. Но у нас никогда не было конфликтов. Я пошел к президенту и сказал, что хочу уйти, если поступит предложение, которое устроит клуб. Руководство Тоттенхэма повело себя профессионально.

Летом появился вариант с Гуанчжоу, и я подумал: «Почему бы и нет?»

Все мои друзья решили, что я сошел с ума.

Они писали мне: «Китай? Что ты собираешься делать в Китае?»

Я отвечал: «Китай, чувак! Посмотрим!»

Я прислушался к совету Дани Алвеса, который услышал от него в сложный период: «Мы просто дети, которые играют под дождем, мужик. Если что-то пойдет не так… Ну и что? Разве это конец света? Вовсе нет. Найдем себе другое место, где играть».

Я играл в футбол всю свою жизнь, по всему миру. Я понял, что главное – наслаждаться своей работой. Нужно засыпать, глазея в стену и думая: «Черт, когда уже утро!»

Только так ты будешь показывать свою лучшую форму. Если ты играешь в самом крутом чемпионате, но ты плох, какой смысл? Все говорили, что моя карьера закончена, ведь я перехожу в Гуанчжоу, но… Когда я ехал в автобусе команды Четвертого дивизиона Бразилии, никто даже не знал, кто я такой! Я был в могиле. Для мира я был мертв.

Играть в Китае под руководством Фелипе Сколари? Разве это звучит плохо? Я был рад такому варианту, правда.

Конечно, и я не мечтал, что сыграю на чемпионате мира. Я не думал о Барселоне. Моей целью было просто показывать хороший футбол, каждый день. Когда Тите принял сборную в 2016-м, я был очень рад за него. Он заслужил это. Еще в Коринтиансе я ему говорил: «Профессор, ты всегда говоришь об игроках, которые заслуживают. А я знаю, что ты заслуживаешь тренировать сборную».

Но, честно говоря, я не ожидал, что он меня вызовет.

Однажды он прислал своего сына Матеуса в Китай, чтобы тот посмотрел на мою игру. У Гуанчжоу дела шли хорошо, мы брали трофеи. Думаю, Тите было просто интересно: «Как там дела у Паулиньо в Китае?». Все обернулось настоящей комедией. Когда я узнал, что Матеус прилетает, то попросил жену помочь ему: «Барбара, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, сделай все возможное, чтобы он добрался до стадиона. Трафик иногда бывает сумасшедший, дорога непростая. А я хочу, чтобы он увидел мою игру».

Конечно же, свободных такси не было. Они приехали на стадион на тук-туке. Безумие. Я не пытался впечатлить кого-то. Просто играл, как обычно. Я думал: «Они знают меня».

После матча я ждал… и ждал… Но у меня не было особых надежд. А через несколько дней недель меня вызвали в сборную на матч отбора к чемпионату мира.

В медиа удивлялись: «Как Тите мог позвать Паулиньо? Он играет в Китае!».

Тите дал мне шанс показать миру, что я не умер. Мне кажется, в отборе я продемонстрировал, чего стою. В футболе все решают секунды. Я не самый техничный игрок в мире, но я умею выбрать момент. Иногда что-то происходит, и бум!.. у тебя даже нет времени подумать. Ты должен быть в нужном месте. И я там.

На тренировках Тите любил шутить. Он смотрит на всех этих невероятных игроков – Неймара, Коутиньо, Жезуса, Марсело – и говорит: «Вы всегда должны быть готовы, когда мы атакуем. Хотя все мы знаем, что на подборе первым будет Паулиньо».

Они смеялись – говорили, что мяч всегда идет ко мне, как по волшебству.

А я говорил: «Нет, Профессор! Ты всегда говоришь о заслугах. Это ты должен забивать!».

Когда я попал в заявку на чемпионат мира, это был не просто радостный момент для меня. Радовалась вся семья.

Хочу поделиться с вами тем, о чем немногие знают. Люди смотрят со стороны и говорят: «Ух, класс, ты перешел из китайской команды в Барселону. Невероятная история. Чудо».

На самом деле после подписания контракта с Барселоной я пережил один из самых драматичных моментов в жизни. Барбара была беременна близнецами. Они должны были родиться в декабре, как раз перед Рождеством. В октябре она пожаловалась на сильную боль. Я сразу же отвез ее к доктору. Она всегда отказывалась от больницы, так что я понял – дело плохо.

Паулиньо вместе с супругой Барбарой

Они провели какие-то тесты и направили ее в отделение интенсивной терапии. Наши близнецы хотели увидеть мир, но им было всего 28 недель. Невероятно опасная ситуация. Врачи говорили, что нужно отсрочить роды еще на две недели, чтобы легкие малышей достаточно развились.

Помню, как звонил родителям: «Что будет? Они выживут?»

Это было ужасно.

Но моя жена – воин. Она держалась семь дней… 14 дней… 20 дней…

Много ночей я провел в кресле в палате больницы. А днем продолжал играть в футбол. 30-го октября у нас был матч Лиги чемпионов с Олимпиакосом. Я ничего не мог поделать. Нужно было лететь в Грецию.

Вечером мне позвонила Барбара. Родились наша дочь София и сын Зе Педро.

С того страшного вечера прошел 21 день. Я плакал и не мог успокоиться. Я хотел быть рядом. Но они выжили, они родились. Это было самое главное.

Два месяца врачи искусственно поддерживали их. Они были слишком слабы, чтобы ехать домой. Футбол казался чем-то совсем неважным. Люди говорили, что у меня хорошо получается в Барселоне, но на самом деле мне было очень тяжело. Я тренировался и думал о моих детях, к которым присоединены трубки.

Моя жена – герой. Я просто должен был играть в футбол. А она боролась за жизнь малышей. Мать может быть невероятно сильной, когда ее дети в опасности.

23-го декабря мы забрали Софию и Зе Педро домой. Это был лучший рождественский подарок в моей жизни.

Люди слышат мою историю и говорят: «Ты переехал из Китая в Барселону. Ты едешь на чемпионат мира. Как у тебя получилось?»

Я не знаю. Футбол – это взлеты и падения. Он непредсказуем. Я чувствую себя те же футболистом, которые переходил в китайский клуб. Трансфер из Гуанчжоу в Барселону – это невероятно. Но это не чудо. Не вопрос жизни и смерти. Это просто футбол.

Чудо – когда приезжаешь домой после матча и, независимо от результата, твои дети смотрят на тебя, а их глаза говорят: «Привет, папа».

Материал The Players’ Tribune



Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?