Жилмар: Общаемся с Кварцяным, молюсь за него. Он дал мне шанс

...

Экс-главный тренер Львова – о бывшем клубе, украинском футболе, наставниках и футболистах.

Жилмар: Общаемся с Кварцяным, молюсь за него. Он дал мне шанс

Фото из архива Жилмара

Никита Дмитрулин

Бывший наставник ФК Львов Жилмар, работающий сейчас в Макао, в интервью Sport Arena рассказал о сотрудничестве со львовской командой, работе с Кварцяным, наших перспективных футболистах, своей женитьбе, а также признался в своей любви к Украине.

— Жилмар, вы сейчас живете в Китае, и оказались в самом эпицентре коронавируса, как пережили это?

— В самом начале было очень опасно и страшно. Мне скоро 50 лет, и это впервые в своей жизни, когда я реально боялся. Особенно, когда закрыли город — понял, что это серьезно. Сейчас уже все хорошо, карантина у нас уже давно нет. В Китае уже спокойно. Конечно, масочный режим и дистанция на улице — обязательны. Но все равно, много людей не одевают. Уже даже маски в некоторых аптеках не продают. Наверное, все контролируют.

— Чем занимаетесь на данный момент?

— Сейчас я живу в Китае, но вообще работаю в Макао с командой Чао Пак Кей. Но из-за всей этой ситуации пока что не могу попасть домой и продолжить работу. Жду конца июня, когда вернется чемпионат. Плюс мы еще играем в Кубке АФК, это как азиатская Лига Европы. И тут сложность в том, что у нас в группе команды из Монголии, Тайваня и Гонконга. В Тайване вроде бы уже все нормально, а в Монголии и Гонконге непонятно.

Читайте также: Український тренер влаштувався у Макао. «На Новий рік там все в феєрверках та зелених драконах»

А еще я сейчас генеральный директор Brazola Training Center, а функции CEO выполняет Мари Бедин. Это тренировочный лагерь в Польше (город Свидница — прим. Ред.). Там будут тренироваться 25 футболистов от 16 до 24 лет, с разных стран, но больше с Бразилии.

— И как вам чемпионат Макао, какой уровень?

— Китайская Суперлига — во много раз сильнее чемпионата Макао. У Гонконга тоже уровень получше, потому что там больше денег. У Макао все слабее. Хотя регион, наверное, один из самых богатых в Китае, очень много казино, но в футболе там денег мало, спонсоров почти нет. Наша команда Чао Пак Кей — лучшая, потому что она профессиональная, есть структура, стадион. Но все равно, у нас в команде есть ребята, которые кроме футбола еще работают пожарниками, потому что зарплата небольшая у футболистов. А вообще только 3 хороших команды есть в Макао. Кстати, я даже хотел взять парочку футболистов из Украины, и попробовать их сделать тренерами в академии, даже приходил с этим вопросом к президенту, но решили, что пока что не нужно это, финансово очень дорого.

Читайте также: Опередив Бенфику, Спортинг и… Полицию: как Чао-Пак-Кей с украинским тренером стал чемпионом Макао

— Насколько серьезны намерения Китая относительно развития футбола? Говорят, что они готовы инвестировать миллиарды, чтобы выиграть чемпионат мира?

— Был такой проект. Но после эпидемии я думаю, что будет пауза. И трансферов таких как раньше пока что не будет. Причем, я думаю, что это не из-за денег, а из-за аккуратности. Но вообще это правда. Денег они инвестируют очень много. Посмотрите, какие футболисты и тренеры тут работают.

— Правда, что вы с отцом Неймара — друзья. Нянчились с маленькой легендой?

— Мы с отцом Неймара три года играли вместе. Жили на базе. Хорошо общались. Его маму тоже знаю. Я помню Неймара еще малышом, это был 94-й год, по-моему. Его отец тогда еще попал в серьезную аварию, 4 месяца лежал в больнице. Ему сказали, что он уже не будет играть, но он вернулся и три года еще играл в футбол. С Неймаром мы виделись, когда он в Сантосе еще играл, даже обедали пару раз вместе. Но это было давно.

— Вас всегда тянуло работать в экзотических странах, таких как Китай, Саудовская Аравия. Как так вышло?

— Я скажу, как есть. Брат, это очень тяжело. Это не я так решил, а жизнь.

Первое: я тренер из Бразилии. Очень мало бразильских тренеров, у которых есть лицензия УЕФА. Может быть, 3-4 человека.

Второе: я темнокожий. В Бразилии тоже есть расизм. Это не шутка. В Бразилии тоже черные не тренируют первые команды больших клубов, такие, как Коринтианс или Палмейрас, а могут только маленькие команды тренировать.

Третье: я уже не молодой, но моя тренерская карьера только началась, и у меня нет имени. И мой опыт в Украине, Бразилии, Саудовской Аравии, Макао — это опыт и хорошая школа для меня. Сейчас я стал лучше, как тренер, чем, когда тренировал ФК Львов.

Я хочу сейчас стабильности, мне нужен контракт на 2-3 года, потому что даже спустя 4 месяца может не быть результата. Тот же самый Юрген Клопп работал 4 года, не было ни одного трофея. И только потом пошли победы. И это, как по мне — сейчас лучший тренер. И я уверен, что если бы я остался в ФК Львов, мы бы точно заняли 5-6 место, минимум. Очень хорошая команда была.

— Как вы оказались в Металлурге запорожском? Слышал, что ваш брат Жуниор, который играл в Металлурге порекомендовал вас клубу?

— Да, это все Жуниор. Нужен был тренер для детей. Он сказал, что у него есть брат. Я пришел. Не понимаю ни русский, ни украинский. Но в итоге полюбил эту команду, этот город. Раньше я говорил, что Украина — мой второй дом, а сейчас я скажу, что первый. Потому что чаще бываю в Украине, чем в Бразилии.

— Как учили языки?

— Сам. У нас был переводчик, но она мне переводила только, когда были какие-то встречи. А на поле мне помогали футболисты и дети. Начал понимать некоторые слова. Начал смотреть фильмы, сначала ничего не понимал, потом приходил на тренировки, и просил, чтобы мне переводили конкретные слова. Потом я встретил свою жену, и она мне очень помогла. Я считаю, что языки — это не проблема. Я ушел из дому в 14-лет, не зная ничего. Сейчас я знаю неплохо русский, украинский, английский, испанский и арабский. Главное, чтобы было желание. В моей работе знание языка очень помогло.

Помню, что, когда я учился на диплом А от УЕФА, а я его получал в Украине, нас спросили: «Знаете, почему так мало тренеров наших работают за пределами Украины? Языки не знают иностранные». И привели в пример меня, что я из Бразилии и знаю русский и украинский.

— Вы знаете и русский, и украинский?

— Да. Но дома в Покровке можно только на украинском поговорить. Там живут родители моей жены. Когда мы приезжаем в гости, то говорим чисто на украинском.

— Вы работали в академии запорожского Металлурга. В те годы там была сильнейшая школа…

— Это правда. Одна из самых сильных в Украине. Коваль, Тарас (Степаненко — прим. Ред), Сидорчук, Соболь — это только те, кого сразу вспомнил. Сейчас я не знаю, как дела у академии. Денег, наверное, не хватает. Но не только в этом дело. В Сантосе всегда были новые Робиньо и Неймары, хотя с деньгами всегда было туго. Но игроки новые появлялись всегда. Значит не только в деньгах проблема.

— Самый сильный футболист из того Металлурга, в котором вы работали?

— Мой брат Жуниор как-то говорит: «Пошли я тебе покажу парня, у него такая техника, что вообще!». Приходим, а там Сидорчук. Финты, техника, как у бразильца, просто супер! И он стал еще лучше.

— А что про Белика скажите, который как раз заканчивал карьеру в Металлурге?

— Он уже был ветераном, но капец, какой сильный. Бомбардир настоящий. Помню, что мы тогда играли в Первой Лиге, и был матч против Львова, в котором Белик забил 5-мячей (сезон 2011/12). Просто сумасшедший! И это уже был конец его карьеры. Он, конечно, не Шевченко, но топ!

— Вы поработали в Металлурге с Ковальцом, Зайцевым, Тараном…

— И с Кварцяным (улыбается). У меня была хорошая школа, поработал со многими тренерами. Зайцев дал мне шанс, хотя был молодой и только начинал свою карьеру.

С Кварцяным много историй. Тут уже цензура должна быть, поэтому не могу рассказать (смеется). Играем мы с Шахтером в Донецке. 15-20 минут матча, все хорошо, нормально. И в конце первого тайма уже 0:2. Заходим в раздевалку и тут начинается, кричит на вратаря, на Жуниора, на всех остальных. Эмоциональный он немного (улыбается). Во втором тайме мы играли совсем по-другому, показали характер, хоть и проиграли. Мы с ним хорошо общались. И до сих пор переписываемся. Когда ему недавно сделали операцию на сердце — я ему писал, желал скорее выздороветь. Молился за него. Смотрел его последнее интервью (на канале «Бомбардир» — прим. Ред.), очень приятно было, когда он обо мне сказал.

Он очень сильно мне помог и дал шанс. Он постоянно говорил мне, что пора идти на учебу, что он видит у меня потенциал. С нами еще работал Вадим Лазоренко, и мы тоже с ним стали хорошими друзьями.

— С Кварцяным вы успели даже в Волыне поработать…

— Да, но в Волыне я поработал 2 или 3 месяца. Кварцяный мне сразу сказал, что денег в команде нет. Я работал скаутом там. Даже 2 игроков привез в Волынь. Один из них бразильский нападающий Алессандро Селин, он даже забивал Шахтеру.

— Вы ушли, потому что понимали, что клуб на гране распада? Не было денег?

— Да, это был 2014, начались проблемы с деньгами, а персонала то много в команде. Тяжелое время было. Но в карьере тренера важно пройти через такое, чтобы стать сильнее.

Читайте также: Ковпак — лучший бомбардир, Пучков — мастер замен и тактических ловушек, а финал в Харькове — один из самых зрелищных в истории

— Вы поработали в Бразилии и Саудовской Аравии и спустя 4 года вы вернулись тренировать в Украину, но уже в ФК Львов. Как на вас вышли? Вы же тогда работали в Макао…

— Батиста мне позвонил и предложил, а у меня было 3 года контракта в Макао. Мы были знакомы с ним, он играл в Карпатах, я работал в Металлурге, но друзьями не были. Потом я поговорил с Алексеем Боровиковым, который вроде как считался руководителем этого проекта. Мне рассказали все планы, идеи, сказали, что много будет футболистов из Бразилии, плюс я сам из Бразилии. Я согласился. Был очень рад снова поработать в Украине. Понимал, что это новый шанс. И мы начали неплохо. Можешь спросить у всех, кто тогда со мной работал, не думаю, что кто-то скажет плохое про меня и мою работу.

— Вы говорили, что сейчас в бразильском футболе огромная проблема — это то, что молодые игроки платят деньги агентам, чтобы играть в клубах? В Украине не сталкивались с похожими проблемами?

— Я могу говорить только про Бразилию. Про Украину не знаю. В Бразилии это стало еще более массово. Есть куча фейковых агентов, которые говорят, что могут найти команду, но нужно заплатить такую-то… сумму. У меня была ситуация 5 лет назад, когда я работал в Освальдо Круз — это очень маленькая команда из Сан-Пауло. Я пришел, а там 52 футболиста. Сделал тренировку утром и вечером, и всех слабых футболистов, а их было больше половины — отправил домой. Через неделю милиция приехала, потому футболисты к ним обратились. Я ответил, что я тренер и считаю их слабыми. Мне рассказали, что они платили по 7, 10, 15 тысяч долларов, чтобы попасть в команду. Вот так вот у нас работают. Уверен, что такое происходит не только в Бразилии.

— Я думал, что такие времена уже прошли…

— Мне неприятно про это говорить, но в ФК Львов привезли 12 бразильцев, а из них 3-4 вообще никогда не играли в профессиональный футбол. Я раньше работал скаутом в Греции, я начал искать их, смотрю фамилии, а они никогда не играли в футбол. Конечно, были у нас Бруно, Тейлор, Мартан, которые очень хорошие футболисты. Но ведь я же главный тренер, я не могу брать игроков, которые не знают, что такое футбол. Мой опыт скаута помог, и знаю, как смотреть игроков, я не доверяю видео и статистике, только в некоторых компонентах, в основном, нужно смотреть вживую и решать, нужен этот футболист или нет. Ну или пусть приезжают на 2 недели на просмотр, и потом посмотрим, подходят они или нет. Это мое мнение.

— Это клуб ставил задачу привозить таких игроков или агенты сами находили?

— Это агенты их привозили. А клуб велся на это. Но я объяснял, что агенты не могут определить, где будет играть игрок, справа, слева или в центре. Тренер сам должен смотреть, кто ему подходит, на какую позицию, а не привезли игроков и из них выбирай.

— Были конфликты с клубом на этой почве?

— С Батистой и Алексеем Боровиковым мы не понимали друг друга. Особенно с Батистой. Он как раз-таки очень хотел, чтобы эти бразильцы, которые непонятно откуда, играли в составе. И я не знаю, почему он этого хотел. Спросите у него. Он мне говорил: «Жилмар, надо, слабый, не слабый, надо поставить!». И не объяснял. А я же тренер, отвечаю за результат, как я могу ставить не готовых футболистов. Плюс Батиста постоянно мешал мне на тренировках.

— С какими еще сложностями вы столкнулись в ФК Львов?

— Сначала проблемой было, что не было у меня ассистентов. Если в Металлурге со мной работал Лазоренко, то здесь я все сам делал и смотрел, расписывал тренировки, структуру игры смотрел. А Батиста на поле был, что-то говорил игрокам, но ничего не делал. Единственное, что мне помогал капитан Сергей Борзенко. Я сам был ассистентом много лет, и прекрасно знаю, что это такое, и как это нужно делать. Разминку помогал проводить, как раз Борзенко.

— Когда вы приходили в клуб, вас не смутило, как ФК Львов поменялся местами с Вересом и попал в Премьер-Лигу?

— Да, я это знаю. Я не могу сказать, что меня это сильно удивило или я не понял этого. Просто в Украине такое впервые, поэтому многие были в шоке. Но в Бразилии такое очень часто происходит. Конечно, это не очень красиво, но для меня это точно не новость.

— Как вас назначили тренером, если у вас не было лицензии PRO от УЕФА?

— Ребята знали, что у меня только лицензия А.

— Журналисты писали, что у вас диплом, который даже Бразильская Федерация не признает…

— Просто бразильский диплом, как говорят некоторые ребята в шутку — это, как туалетная бумага. И это правда! Работать в Европе, и в чемпионате Украины — можно только с дипломом УЕФА. У меня на то время был УЕФА А и Бразильский PRO.

— Как вы считаете, чей это промах и ошибка: ваш, клуба или Федерации?

— Это не моя ошибка, извините. Допустим, я президент команды, звоню тебе, знаю, что у тебя лицензия А, но все равно предлагаю тебе работу, федерация, конечно же тоже знает про тебя, потому что ты первый темнокожий тренер в Премьер-Лиге, и они, конечно же тоже должны знать, что у тебя нет лицензии PRO. Я начинаю работу, 4 матча прошло. А потом…

— И что произошло потом?

— Батиста сам позвонил в Федерацию и сказал, что Жилмар не может работать главным тренером. Ему ответили, что можно поставить ассистента, у которого есть лицензия PRO и Жилмар сможет работать. Я предложил взять Лазоренко моим ассистентом, у него есть лицензия PRO, и мы с ним уже работали вместе, это бы все решило. Но Батиста сказал, что этого не будет.

Еще меня могли отправить учится на курсы PRO и параллельно я бы тренировал клуб дальше. Сначала руководство согласилось, но потом нет. Потому что я не захотел ставить их игроков. Наверное, я начал мешать их планам, потому что это неправильно — ставить слабых игроков в состав.  И причем, это не Боровиков мне говорил, а Батиста рассказывал, кого нужно ставить, а кого нет.

— После увольнения не общались с Батистой?

— 4 месяца назад мой агент Вагнер Трентин случайно встретился с Батистой на каком-то матче в Бразилии. Батиста к нему подходит и спрашивает: «Вагнер, как дела?». Мой агент спросил, что тогда произошло с Жилмаром. И Батиста начал извиняться, ответил, что он ко мне хорошо относится, и что его босс Алексей Боровиков сказал, что пора прощаться с Жилмаром, потому что он уже звезда, показал весь свой результат, и его уже не остановить.

Не знаю, я не звезда, это не мое. У меня не было такой цели. Он, наверное, так подумал, потому что я постоянно давал интервью, появлялся на телевидении. Батиста всегда говорил, что благодаря ему, я попал в ФК Львов, а не благодаря Богу. Батиста хотел, чтобы все, что мне было нужно я передавал через него руководству, а не сам напрямую. Я так и не понял, что делал Батиста, он был агентом или спортивным директором, какие у него были задачи. Потом я прихожу на поле, а он там работает, как ассистент, хотя свои прямые задачи, как ассистента он не хотел выполнять. Теперь я точно понимаю, что это не ошибка Федерации.

— Вы все-таки уже получили лицензию ПРО от УЕФА?

— Скоро начнется, летом буду идти учится на ПРО. После того, как получу ее, буду пробовать искать работу в Украине, Польше, Германии.

— Как вы оцениваете свою работу в ФК Львов? 4 очка в 4 матчах.

— Это только начало чемпионата. Было очень тяжело. С Олимпиком и Арсеналом очень хорошо сыграли. С Динамо неудачно. С Полтавой я ошибся, и мы плохо сыграли. Я могу точно сказать, что если бы я продолжил работать с ФК Львов — мы бы заняли 5-6 место, это 190%. Мне нужно было время и пару хороших игроков. Тейлор и Бруно — хорошие. Аугусто — неплохой, но я хотел другого взять и еще нападающего к Бруно. У Бакалова было время и футболисты — и все получилось.

— Перед стартом того сезона, вы сказали, что у ФК Львов задача — это 3-е место. За счет чего?

— Это медали. Это то, чего мы хотели. Это мое мнение. Наверное, люди, которые тогда читали это интервью, подумали, что Жилмар вообще больной. Если ты не веришь в себя, зачем тогда работать? Я пришел на 3 года, есть время все спланировать, чтобы через 3 года это было реально. 2 супер вратаря, Адамюк — супер, Борзенко — сильный, хоть у него и были проблемы с коленями, украинские игроки были хорошие. Добавить 4 сильных игроков — и минимум Лига Европы была бы.

— Кто из украинских тренеров вас впечатлил больше всего?

— Кварцяный хороший. Когда работал на канале “Футбол” там в студии с нами сидел тренер молодежной сборной (Александр Головко — прим. Ред.), хорошее мнение про него. Лазоренко тоже классный тренер. Нынешний тренер Зари — очень хороший тренер, его уровень Динамо и Шахтер. Молодой тренер Мариуполя — неплохой. Тренер Колоса хороший, если команда дала сразу такой результат. У Александрии мне нравится тренер.

— Вы пожили во Львове, в Запорожье, в Киеве. Где комфортнее всего жилось?

— Еще в Покровке (улыбается). Я очень люблю Запорожье, в Киеве мне тоже комфортно было. В Покровке очень спокойно и мне это нравится. Я уже люблю больше, когда спокойно вокруг, а не бурно. Если бы я работал в Динамо Киев, все равно приезжал бы отдыхать в Покровку, отключал бы телефон и был бы с семьей. Сейчас мне хочется поспокойнее. Львов — интересный город по культуре, много архитектуры, истории. Красивый город. Но ребята мне дали очень мало времени, чтобы узнать Львов больше (смеется).

— Какие традиции украинские вы полюбили больше всего?

— Праздники. Жена мне всегда говорит, что я человек-праздник. Дома собираются всей семьей, приходят много разных людей. Мне кажется, что в Украине — это так. Я очень полюбил Украину, она в моем сердце.

— Расскажите, как вы познакомились со своей женой?

— Это очень интересная история. Я жил в Запорожье. Я ехал по проспекту, и тут увидел очень красивую девушку. В наушниках слушает музыку, в солнцезащитных очках.

Я припарковался, вышел из машины и пошел к ней. Подхожу, и говорю: «Здравствуйте, девушка, можно познакомиться?». Она ответила: «Нет». Я сказал, что просто познакомится и ничего. Она отказалась. Это было лето. Прошло время, и уже зима. Я снова гуляю по проспекту, возле ресторана Аристократ, и вот снова она идет. Я опять иду к ней и спрашиваю: «Девушка, помнишь меня, можно теперь познакомится, уже полгода прошло?». Она ответила, что еще нет, но сказала, что я могу оставить ей свой номер телефона, и если у нее будет желание — она перезвонит. У меня было 2 телефонных номера, и один из них я оставил.

Потом мы поехали на сборы с Металлургом в Турцию. Вернулись в Запорожье, смотрю, а она мне звонила, не знал, чей это номер. Набираю, чтобы спросить, кто это. Она берет трубку. Я спрашиваю: «Кто это?». Она говорит: «Это Оксана!». Спросил: «Какая Оксана?». Она говорит: «Та, с которой ты хотел познакомиться». Я такой: «Оууу! Можно к вам подъехать прямо сейчас?». Она сказала, что можно через полчаса. Вот так мы и познакомились. Уже 7 лет вместе. И сыну скоро будет 4 года.

— У вас были предложения от украинских команд после ухода с ФК Львов?

— Официальных предложений не было. Но писали и говорили про Металлург Запорожье.
Мне звонили даже футболисты, которые со мной работали в Запорожье и спрашивали, правда это или нет? Рудыка звонил. Это все только разговоры были, плюс, насколько я знаю, с деньгами у них тоже не все хорошо. За мои синие глаза жить не получится. Кушать тоже нужно. Просто бла-бла-бла разговоры велись и про Металлист, и Черноморец. Но я не знаю, кто эту информацию дал, журналисты или кто? Но работать там я мог. Лицензия А позволяет работать во Второй Лиге и Первой Лиге.

— Как работалось экспертом на телеканале «Футбол»?

— Это не первый раз. В 2010 году, когда был чемпионат мира в Африке, меня тоже пригласили экспертом на матч Бразилия — Голландия. А вот уже после ФК Львов меня пригласили на канал «Футбол». Ребята очень сильно помогали, пытались подбодрить меня, особенно Денисов, Элла Иванюкович и другие. Мне очень понравилось. Но я хочу работать тренером, а не на канале. У меня другие цели.

— Топ-5 самых перспективных игроков чемпионата Украины по вашему мнению.

— Попов из Динамо, это очень хороший футболист. Парень, который слева в Динамо играет (Миколенко — прим. Ред.). Есть еще такой хороший в центре поля играет, раньше с длинными волосами был (Шапаренко — прим. Ред.). Вербич топ-нападающий. А капитан Динамо молодой, этот, Цыганков, я думаю, что он скоро будет в хорошей команде из Европы играть. У Шахтера есть хороший молодой вратарь (Трубин — прим. Ред.). Еще мне нравится этот футболист Динамо, который забил в матче с нами (Русин — прим. Ред.), он потом ещё в аренду пошел в Зарю.



вариант материала

Яркие интервью и видеорепортажи на SportArenaTV. Подписывайтесь, ставьте лайки, делитесь с друзьями.

Источник: Sportarena.com

Добавить комментарий
Читайте также
Или аккаунт Sportarena
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?