История одной дружбы, или Железный капитан со страшной тайной

Шейн Корсон, Getty images
Sport Arena рассказывает удивительную историю жизни канадского хоккеиста Шейна Корсона.

…Не знали тренеры. Не знали партнеры по команде. Не знали журналисты. Не знали болельщики. Для генеральных менеджеров его клубов это было неизвестной информацией. Даже агент, который должен знать о своем клиенте все, ничего не знал.

Для всех окружающих это была страшная тайна. Один из самых жестких и несгибаемых форвардов НХЛ Шейн Корсон страдал от приступов панических атак и не мог вести нормальную жизнь. Он сражался на площадке, вел за собой команду, а по ночам боялся спать. А точнее — он боялся не проснуться.

***

Корсон был очень разносторонним игроком уже в начале карьеры. В хоккейной лиге Онтарио он был одним из лидеров своей команды по результативности и вторым по штрафным минутам. При этом особенными габаритами, как для силового форварда, Шейн не выделялся и брал не весом или ростом, а агрессивностью и напором.

На драфте НХЛ 1984-го года клубы лиги выбрали сразу несколько игроков, которые стали суперзвездами — Марио Лемье, Люка Робитайла, Бретта Халла, Гари Сутера. Наряду с ними НХЛ пополнилась и шикарными силовиками, которые диктовали моду на игроков своего амплуа в 80-е и 90-е: Гари Робертс, Скотт Мелланби и наш герой — Шейн Корсон.

Под восьмым номером Корсона выбрал легендарный Монреаль, в составе которого уже через пару лет молодой Шейн начал наводить ужас на соперников. Форвард Канадиенс не боялся никого и спуску не давал даже признанным мастерам сыграть жестко, а порой и умышленно грубо. Уже во втором своем сезоне Корсон набрал больше штрафных минут, чем его партнер по команде, защитник-убийца Крис Челиос, который пытался вырубить соперника при каждом удобном случае.

Шейн отлично знал свое дело и буквально за несколько лет он стал одним из лучших универсальных форвардов НХЛ. Корсон напористо действовал у чужих ворот, постоянно оказывал физическое давление на соперника и постоянно прогрессировал в оборонительной игре. Очень важно, что молодой нападающий проявил себя как исключительно командный игрок, способный действовать в интересах коллектива и не игравший на личную статистику.

***

Одна из двух серьезных проблем Корсона была хорошо известна. С детства он страдал от сильнейших приступов язвенного колита, который не давал ему полноценно жить. Шейн постоянно терял вес и ему приходилось прикладывать огромные усилия, чтобы держать себя в форме. Он ведь был не просто игроком, а силовым форвардом, что означало постоянную физическую борьбу и необходимость определенного превосходства над соперником.

Корсон с ранних лет бредил попаданием в НХЛ и его дорога к мечте была полна боли и страданий. Он прошел отбор в команду OHL Брентфорд Александерс и начал выступления в лиге, но очень быстро сдал физически. Хроническая усталость, потеря веса, боли в желудке — 16-летний парень рисковал проиграть конкуренцию и оказаться на обочине карьеры профессионала. Джун Корсон, мать начинающего игрока, приехав к сыну в гости, нашла его лежащим в ванной на полу после очередного приступа болей в желудке. Шейн и слышать ничего не хотел о прекращении карьеры и Джун пришлось выстроить все так, чтобы и здоровью, и профессиональному хоккею нашлось место одновременно. Первым делом тщательное медицинское обследование развеяло страхи Шейна о раке, которого он очень боялся. А затем парень сел на специальную диету, которая подкреплялась 16-ю (!!!) таблетками каждый день, которые необходимо было принимать в строго определенном порядке.

Getty images

Будущая звезда НХЛ выстоял и сумел побороть первый вызов судьбы. Спустя три года после обнаружения болезни он дебютировал в лиге и осуществил свою мечту.

***

…Корсон был в расцвете сил и формы, когда в 1993-м году от рака умер его отец. За спиной игрока был финал Кубка Стэнли, выступление на Кубке Канады в одном звене с Уэйном Гретцки, впереди его ждало капитанство в Эдмонтоне и Сент-Луисе, но в 93-м он был разбит и раздавлен.

«Отец был настоящим столпом. Он никогда давал нам грустить по поводу своих проблем и всегда заботился лишь о том, чтобы мы радовались жизни».

Когда Шейн Корсон родился его отцу Полу было всего 17 лет. По сути, он сам был еще ребенком, но это не помешало ему стать отличным родителем и воспитать прекрасных детей. По признанию Шейна, Пол был ему как лучший друг и старший брат одновременно. Был самым близким и родным человеком. Корсон-старший пахал, как вол, чтобы обеспечить семью. Его дети не познали нищету, а сумели реализовать себя, имея за спиной такой тыл, как Пол.

Пол Корсон обожал своего сына, которого страстно целовал в губы при каждой встрече. Это была простая отцовская любовь, которая вела и поддерживала Шейна на протяжении всей его карьеры.

После смерти отца над игроком нависла другая проблема, куда сложнее, чем боли в желудке, которые можно было заглушить очередной порцией таблеток. Это была психологическая проблема — боязнь умереть в любую минуту.

«Сначала боль доставала меня только в животе. Потом она поднималась все выше и выше, пока не достигла моей головы. Это самое страшное, что с вами может случиться».

***

После Монреаля, цвета которого Шейн защищал шесть полных сезонов, Корсона ждала обычная жизнь игрока НХЛ. Обмены, переходы, переезды. Монреаль — Эдмонтон — Сент-Луис — Монреаль. В 2000-м году сбылась еще одна мечта игрока и он подписал контракт с Торонто. Корсон вырос в 70-ти километрах от этого города и вполне объяснимым могла бы быть радость от этого перехода.

В Торонто Шейн воссоединился со своим лучшим хоккейным другом, знаменитым провокатором НХЛ Дарси Такером, с которым они сблизились во время второго пришествия Корсона в Монреаль. Такер, за чьей головой на площадке охотились почти все силовики других клубов, женился на родной сестре Корсона Шэннон и в итоге они породнились.

 

Ну а наставник Торонто Пэт Куинн связал эту парочку еще сильнее, определив их в одно звено. Местная пресса так и прозвала эту связку — Brother Love.

На льду Дарси и Шейн в буквальном смысле залезали соперникам под кожу, размазывали их по бортам, махали кулаками и устраивали шоу, ради которого болельщики Торонто кричали на домашних матчах едва ли не громче всех в лиге. Между матчами весельчак и балагур Корсон не выходил из гостиничного номера, а его лучший друг врал всем вокруг, рассказывая, что у Шейна «просто нет настроения».

***

«Шейн Корсон — самый смелый человек, которого я знаю», — Марк Рекки, экс-форвард Монреаля.

В 2001-м году Шейн Корсон совершил публичное признание. После одной из тренировок он сидел в раздевалке Торонто, опустив голову вниз и с трудом выдавливая из себя слова. Железный Шейн, гроза всех соперников в НХЛ, мастер силовых приемов, бесстрашный капитан не мог сдержать слез. Он страдает от тяжелого психологического заболевания — приступов панических атак.

«Это стало повторяться слишком часто. Я просто просыпаюсь посреди ночи, мое сердце неистово бьется, руки мокрые от пота, а из глаз текут слезы. Я не понимаю, что мне делать. Только Дарси, с которым мы живем в одном номере, знает об этом».

Getty images

Репортеры были шокированы. Еще бы! Один из лучших силовых форвардов НХЛ и просто крутой парень Шейн Корсон оказался тяжелобольным человеком, а не менее крутой Дарси Такер стал хранителем его страшной тайны. Этого просто не может быть. Спустя много лет Корсон в подробностях рассказал все, что происходило, но тогда он с трудом подбирал слова.

«В одну из летних ночей 2000-го года я проснулся и мне показалось, что я умираю. Меня всего трясло, все, что я сумел сделать, это сползти с кровати, встать на колени и начать прощаться со всеми родными и близкими. Я умирал, понимаете. Умирал у себя в голове, для меня это было реальностью», — рассказал Корсон спустя 17 лет.

«Как я объяснял происходившее? Все очень просто. Мой отец умер, когда ему было всего 45 лет. С тех пор я всегда боялся умереть молодым. Я все время об этом думал. Все время эти мысли лезли ко мне в голову. Самое страшное, что я боялся кому-либо рассказать об этом. Мне было не по себе от одной идеи показать людям свою слабость. Наверно мне надо было поговорить с Пэтом Куинном (наставник Торонто — прим. автора). Он один из тех людей, которые бы прониклись моей проблемой. Мне надо было тогда поговорить с окружающими, признаться и снять с себя этот груз. По крайней мере, сейчас я вижу эту ситуацию именно так».

***

В какой-то момент жизнь Корсона стала напоминать настоящий ад. Дикие приступы болей в желудке, постоянные обследования у врачей и постоянный страх умереть. Прибавьте к этому четверых детей, регулярные тренировки, матчи, перелеты, переезды и невозможность поделиться с кем-то кроме жены, сестры и Дарси Такера.

«Как с этим справляется моя семья? Когда мы были детьми, отец никогда не позволил даже намекнуть на то, что у него проблемы со здоровьем. Вот так поступаю и я».

Дарси сопровождал Корсона во всех выездных матчей и практически не отходил от него ни на минуту.

«Шейн просыпался в таком состоянии, что не понимал, что происходит. Его мучали то желудочные боли, то приступ паники. Я внимательно следил за тем, чтобы он принимал именно те таблетки, которые нужно было выпить в тот или иной момент. Сам он не понимал, что нужно делать», — поведал журналистам сам Такер.

Корсон и Такер, Getty images

Фактически, Дарси стал сиделкой для своего более старшего партнера по команде, ближайшего друга и родственника. А ведь на следующий день им обоим надо было выйти на лед и сделать то, чего от них ожидали. Провоцировать, бить, толкать, забивать и сражаться в каждом игровом эпизоде.

Эти двое сражались не только на площадке, но и отельных номерах. И так продолжалось целый год. Корсон при помощи друга справился и отыграл 77 из 82-х встреч в регулярном чемпионате, но набрал непривычно низкие для себя 28 баллов и в некоторых моментах просто не успевал делать то, что он обычно делал без проблем. Так больше продолжаться не могло…

***

Дружба Дарси Такера и Шейна Корсона была предначертана судьбой. Сперва легенда Монреаля взял молодого новичка под свое крыло, помог ему адаптировать в НХЛ и воспитал в нем отличного хоккейного бойца. А затем Дарси отблагодарил Шейна пониманием, заботой и человечностью, позволив ветерану продержаться в лиге как можно дольше.

Корсон никогда не был паинькой и примером для подражания. В начале 90-х он прилично так выступал по выпивке, барам, дракам и приводам в полицию. Но когда судьба свела их с Такером, Шейн привел парня не в кабак, а к себе домой. Это не менее странная картина, чем беспомощный крутой парень Корсон — две хоккейный сорвиголовы ходили к маме Шейна домой вместо того, чтобы напиваться в барах. Очень скоро выяснилось, что Дарси ходил туда не только, чтобы покушать…

«Понимаете, после смерти отца у Шейна не осталось настоящего друга-мужчины. Ему нужен был такой человек в жизни. И Дарси им стал», — такова версия их дружбы от жены Дарси Такера (она же сестра Шейна Корсона) Шэннон.

***

Шейн закончил карьеру в 2004-м году, спустя три года после публичного признания в тяжелом психологическом заболевании. Он боролся с болями в желудке и паническими атаками до самого последнего матча. Несмотря на огромные проблемы со здоровьем, железный Корсон отыграл в НХЛ 1156 матчей в регулярных чемпионатах и 140 поединков в плей-офф.

После завершения карьеры Корсон немало часов провел у психологов, работал над упорядочением своих эмоций и мыслей, достигнув определенного прогресса. Он развил бурную деятельность, чтобы уйти от своих проблем — открыл два ресторана, вместе с Дарси Такером финансирует программы по борьбе с раком, помогает развитию регионального Центра по изучению и борьбы с раком в провинции Онтарио. На одной из благотворительных ежегодных встреч Дарси и Шейн собрали для центра 1,2 миллиона долларов!

Но самое главное — он живет. Живет и хочет жить, пусть и вопреки своим страхам, нарушению сна и периодическим паническим атакам. У 50-летнего Шейна огромная ответственность в виде четверых своих детей и примера для подражания троим отпрыскам Дарси и Шэннон Такер.

«Никто не знает, что я действительно чувствую. Мой отец умер в 45 лет. Мне уже 50. Мой отец сражался до последнего, чтобы жить дальше. Я делаю тоже самое».

***

Симптомы панической атаки (Википедия)

— Сердцебиение, учащённый пульс

— Потливость

— Озноб, тремор, ощущение внутренней дрожи

— Ощущение нехватки воздуха, одышка

— Удушье или затруднённое дыхание

— Боль или дискомфорт в левой половине грудной клетки

— Тошнота или абдоминальный дискомфорт

— Ощущение головокружения, неустойчивость, лёгкость в голове или предобморочное состояние

— Ощущение дереализации, деперсонализации

— Страх сойти с ума или совершить неконтролируемый поступок

— Страх смерти

— Ощущение онемения или покалывания (парестезии) в конечностях

— Бессонница

— Спутанность мыслей (снижение произвольности мышления)

 

Для подготовки статьи использовались материалы и цитаты из Toronto Sun, Sports Illustrated, CBC.ca, foundation.rvh.on.ca, официальных сайтов Шейна Корсона и Дарси Такера.

Теги:
В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?