Райан Кеслер. Как мы играем в хоккей в Америке

...
Райан Кеслер, Getty images
Sport Arena представляет перевод рассказа нападающего Анахайм Дакс Райана Кеслера сайту ThePlayersTribune.com.

В Национальной хоккейной Лиге всегда особо ценились нападающие оборонительного плана. Для них есть отдельная награда — Фрэнк Дж. Селки Трофи — лучшему форварду оборонительного плана в регулярном чемпионате. Райан Кеслер справедливо входит в число топ-нападающих оборонительного плана, и в сезоне 2010/11, выступая в составе Ванкувера, Кеслер удостоился такой награды.

Кроме того, элитный американский центрфорвард за свою карьеру успел выиграть золото юниорского и молодежного чемпионатов мира, стал серебряным призером Олимпийских игр и принимал участие в Матче Всех Звезд НХЛ.

На данный момент Кеслер защищает цвета Анахайма, где является альтернативным капитаном команды и одним из ведущих форвардов.

В рассказе сайту ThePlayersTribune.com. Райан Кеслер поведал свою историю становления как игрока…

***

Игрушка Ниндзя-Черепашки была валютой. Когда я начал играть в хоккей, то был одержим Черепашками. Мы пошли в магазин игрушек, и я начал приставать к родителям, чтобы они купили мне новую фигурку.

Но мой папа проявил смекалку.

«Хорошо, Райан, ты хочешь Нидзя Черепашку?»

«Да! Микеланджело! С нунчаками!»

«Тогда давай заключим сделку. Вспомни, о чем мы говорили. Если ты сделаешь в игре на выходных то, о чем я тебе говорил, мы подумаем о покупке Микеланджело».

Для большинства детей эта сделка заключалась бы в том, чтобы забросить шайбу. Возможно, сделать хет-трик.

Но только не для моего отца. Он был парнем из «синих воротничков» — работяг. В моей семье все было заточено под работоспособность. Я не могу припомнить ни одного случая, когда мой отец хвалил меня за то, что я забросил шайбу. Но что, если я вернусь назад в защиту и помогу остановить атаку другой команды? Тогда, возможно, я получу нового Микеланджело (с нунчаками).

Getty images
Getty images

Даже когда мне было семь лет, мой отец учил меня быть «рабочей лошадкой». На самом деле это идеально подходило мне, так как я был полон энергии. Если честно, мне даже не хотелось смотреть хоккей по ТВ. Я считал это слишком скучным.

Знаете, что действительно вовлекло меня в хоккей? Игра НХЛ’94 на Sega Genesis. Некоторых детей вдохновляла игра Уэйна Гретцки при просмотре передачи Хоккейная ночь в Канаде. Я был вдохновлен, играя 16-битным Стивом Айзерманом. Помните один трюк? Вы могли забить восемь шайб в игре с Айзерманом. Я сводил с ума своего брата.

Мы жили в старом доме в пригороде Детройта. Кажется, сейчас ему уже более ста лет. Зимой мой отец заливал каток на заднем дворе. Но у нас не было пруда или чего-то такого. Просто большой двор. Сначала он брал садовый шланг и поливал им траву. Потом он стал делать умнее и начал стелить брезент.

Но это работало лишь на протяжении трех месяцев в году. Большая часть моей хоккейной жизни вращалась вокруг мини-клюшки в подвале, или вокруг хоккея с мячом на улице. Мой брат на девять лет старше меня, но по какой-то причине я всегда надирал ему задницу, когда мы играли в уличный хоккей. Я был лидером. Странно, что мои победы распространились и на другие игры — Монополию, Connect 4, Sega.

Я был хорош во всем. Или, я думал, что хорош.

Много лет спустя, когда мы играли в настольные игры со своими собственными детьми, мой брат посмотрел на меня и покачал головой.

«Чувак, я позволял тебе побеждать. Когда ты проигрывал, ты становился сумасшедшим. Ты мог бы испортить весь день».

Я всегда очень любил соперничать. Я не до конца понимал это, пока у меня не появился собственный сын и не начинал беситься каждый раз, когда проигрывал в играх на айпаде. Это у нас в крови.

Итак, летом 1996 года мой брат играл в крутой уличной хоккейной лиге для парней старше 18-ти лет. Ему было 21, а мне 12. Но в моем наивном воображении, я думал, что могу играть с ним. В один день терпение моего брата лопнуло, и он сказал что-то вроде: «Ладно, хорошо, ты можешь играть. Но с одним условием — Не натвори никакой хрени».

Не творить никакой хрени. Окей. Без проблем. Это же летний уличный хоккей. Что может произойти?

Что ж…

Я помню, что привез с собой моего друга Криса Коннера, который в конечном итоге также пробился в НХЛ. Мы должны были соврать о нашем возрасте. Должно было казаться, что нам по 18 лет. Я имею в виду, что Крис с его ростом в 176 сантиметров еще был похож на взрослого человека, так что вы можете себе представить, как сильно мы преувеличивали. Но, так или иначе, мы смогли обмануть тех, кто следит за возрастными ограничениями.

В середине 90-х хоккей на роликах только набирал популярность в Мичигане. Мы же играли на улице постоянно. Таким образом, мы их полностью порвали. Мы, в 12 лет, рвали этих взрослых парней. И вот тогда я усвоил ценный урок: даже играя в пивной уличной лиге, даже в середине лета, даже если тебе 12 лет — если ты забиваешь другой команде, они попробуют вывести тебя из себя.

Сначала парни начали работать клюшками — небольшие зацепы, удары. Но когда поняли, что это не работает, они начали атаковать меня. В лиге не было строгих правил, но это хоккей. Напряжение здесь всегда только возрастает. Я, учитывая свой характер, всегда отвечал. Начал провоцировать их, сказав, что их ушатали семиклассники.

«Не твори никакой хрени».

Однажды я нарвался на силовой прием в углу площадки, и мой брат посчитал, что это было слишком. Когда я отодрал себя от пола и посмотрел вверх, то увидел, как тот парень перелетает через бортик. Мой брат его уничтожил.

Внезапно скамейка опустела. Это была полноценная хоккейная драка команда на команду. В середине июля. На роликовом катке. В пригороде Мичигана. Я посмотрел вокруг себя: Я должен драться с 24-летним парнем? Это было невероятно.

Именно так было тогда. Когда я вспоминаю о том, как играл в хоккей в Мичигане, то думаю о битвах. Когда вы представляете канадских детей, вы, вероятно, рисуете в своем воображении идеально замерзшие озера, детский хоккей, теплое какао и все такое. Как на картинке, верно?

Но для нас реальность была намного более мрачной. Я не говорю, что мы были менее техничны. На самом деле, я считаю, что американцы часто невероятно играют руками именно благодаря хоккею на роликах. Но если вы попросите американца закрыть глаза и вспомнить, как он играл в хоккей ребенком, он увидит перед собой асфальтовую площадку. Роликовые коньки. Оранжевые мячики. Помятые двери гаража. Он вспомнят запах асфальта на дороге. Он вспомнит странный запах пластика с площадки для уличного хоккея.

USA Today
USA Today

И он определенно почувствует запах резинового пола в фойе на их местном катке. О боже! Этот запах резины! Я до сих пор его обожаю. Не знаю, какие сейчас новые катки, но любой, кто рос, играя в 80-х и 90-х, был ошеломлен этим печально известным запахом как только заходил в помещение. Запах синего резинового настила, смешанный с запахом хот-догов и вонючего хоккейного снаряжения.

Это было невероятно. Вы или любите это запах или ненавидите. Я люблю.

Моя мама обычно называла меня «Крысой с катка». Если я не играл там, то бегал вокруг катка «Эдди Эдгар», ползая под трибунами в поисках денег, пытаясь тормошить автоматы с конфетами. Каток был моей детской площадкой. Мне просто нравилось там находиться.

На льду я был хорошим игроком. Но никогда не был лучшим. Если бы вы спросили мам детей-хоккеистов, они бы, наверное, сказали: «Райан? Ну, он довольно хорош. Он работящий».

Мой отец всегда наставлял меня, «В НХЛ пробиваются не самые умелые ребята. В НХЛ пробиваются те, кто этого больше всего хочет».

Такие слова в детском возрасте всегда провоцируют вас закатить глаза и скучно посмотреть на отца, не так ли? Вы думаете, что это просто мотивационная установка. Но я понял, что он был прав. Понял это после ручьев пролитых слез.

Когда мне было 13, я получил отказ от каждой из команд группы Bantam AAA (одна из категорий команд в детском хоккее США – прим. Sport Arena), где я пробовался. От каждой. От всех. Сейчас они публикуют списки детей на веб-сайте. Неприятные новости вы можете прочитать из своего дома. Но тогда тренер вывешивал список в вестибюле катка. Я смотрел на список имен. Кеслера там не было. Я прошел через это три раза. Имени Кеслера не было. Это было унизительно.

Я пытался пробиться в три разные команды ААА. И получил отказ во всех трех. Просто помню, как сидел в своей комнате и плакал. Тогда я сказал своему отцу, «Это конец. Я задолбался».

И мой отец, будучи действительно умным человеком, знал, как найти ко мне правильный подход. Он сказал, «Хорошо, это твое решение. Но если ты закончишь, ты согласишься, что те тренеры, которые тебя отсеяли, были абсолютно правы. Если ты хочешь доказать, что они были не правы, я помогу тебе. Я буду возить тебя на тренировки так далеко, как только смогу, чтобы ты мог играть. Ты будешь работать в два раза усерднее. И мы докажем их неправоту».

С того дня я был настроен максимально решительно.

В конце концов, в последнюю минуту я пролез в команду Little Caesars Bantam. В тот год мы с моим отцом провели много времени в машине, колеся по каткам Мичигана и слушая старые песни. Мы коротали время, распевая вместе. Я до сих пор могу спеть «Build Me Up Buttercup» (известный хит группы The Foundations, популярной в США в конце 60-х годов – прим. Sport Arena). А когда мы подъезжали к катку, то я всегда включал альбом Jock Jams, первый диск. Каждый хоккеист определенного возраста знает их первый трек.

Звенит звонок. Толпа начинает кричать. Майкл Баффер берет микрофон.

«Леди и джентельмены… Добро пожаловать на главное событие… (лазеры)… Приготовимся к драке!»

Это до сих пор мотивирует меня.

В этот год я узнал кое-что о себе. Когда я становлюсь напротив центрфорварда соперника и смотрю ему в глаза, то должен его ненавидеть. В течение 60 минут я должен его ненавидеть. Я всегда любил соперничество, но это был первый год, когда я играл с настоящим огнем в глазах. Это также был первый раз, когда я стал лучшим бомбардиром своей команды.

И даже сейчас, когда я смотрю на Тэйвза или Копитара, я говорю себе: Окей, ты мастеровитее меня. Но ты не обыграешь меня сегодня вечером. Этого просто не будет.

Американский хоккей для меня — это «синие воротнички». Это значит делать вещи, которые никто другой не готов сделать. Делать грязную работу. Играть в игру, которая причиняет боль.

Getty images
Getty images

Когда я стал старше и, наконец, пробился в Национальную программу развития США (USNDTP) в 17 лет, то слышал от ребят такую же историю, снова и снова: «О, да, меня отчислили из многих команд. Никто не думал, что я чего-то добьюсь».

Я не знаю почему, но кажется, что самые талантливые дети — те, кого все хоккейные мамочки видят сразу в НХЛ — они всегда перегорают. Чтобы быть американцем и пройти через все низшие уровни, вы должны сделать все возможное, должны быть слепы к реальности. Вы должны работать лучше и быстрее каждого.

Могу доказать это следующим образом. Мое самое любимое упражнение называется ведение двух шайб нерабочей для тебя рукой. Это изобретение Мо Манты, который был моим тренером в USNDTP. Его суть проста — если у вас правый хват, вы берете клюшку для левого хвата. Затем Мо выбрасывает две шайбы, и вы проводите обычную командную тренировку.

С двумя шайбами. С клюшкой для другого хвата.

Выглядит это нелепо. Вы не можете отдать пас, не можете бросить. Вы не можете играть. Вы похожи на команду из пивной лиги. Так в чем же смысл? Зачем это делать?

Потому что хаос на льду заставляет вас все делать иначе. Это заставляет вас искать другой путь. Так или иначе. Пинать шайбу ногой, толкаться, воспользоваться рикошетом – искать любой способ для достижения цели.

Это американский путь.

Такую философию опробовали в нашей команде U18, и это было необходимостью, потому что я помню нашу первую поездку на игры в Россию — это была реально враждебная для нас территория. Каток был старый и холодный. Трибуны заполнены шумными российскими фанами. Мы должны были идти перед трибунами, чтобы добраться до нашей раздевалки, а они плевали на нас и Бог знает что кричали на русском языке.

Мне 17. Я подумал: «Ну… а мне казалось, что Холодная Война закончилась»? Мы зашли в раздевалку, и наш тренер произнес впечатляющую речь. Он стоит на скамейке, держит в руках джерси сборной США, стучит клюшкой, рассказывает нам о наших дедах, о наших предках, он чуть ли не рвет свой костюм как Халк Хоган (известный американский рестлер – Sport Arena).

Даже не могу вспомнить, что он сказал тогда. Все сводилось к «Америка: Черт, побери!»

Мы были готовы пробить кирпичную стену.

Getty Images)
Getty Images)

Мы вышли на лед, а рефери были как из фильма 80-х. Они не собирались свистеть в нашу сторону. Что было еще хуже, у меня был грипп. Меня просто вырвало через мою защитную сетку на шлеме после разминки прямо на глазах российских болельщиков. Они чуть не надорвали задницы от смеха. Наверное, они думали, что я нервничал.

Россияне были более техничны. В этом нет никаких сомнений. То, как они работали с шайбой, выглядело невероятно. Катались они на уровень лучше, чем мы. Но мы делали простые вещи. Мы блокировали броски. Мы отрабатывали на льду, как сумасшедшие. Такова была наша роль. Они контролировали игру, но попросту не могли забросить шайбу. И когда они растерялись, мы знали, что сделаем их.

Мы выиграли 4:1 на российском льду. Это не было красиво. Это было грубо. Это было по-американски.

Думаю, что эта игра заставила моего отца гордиться. По сей день я звоню ему после каждой игры. Он почти никогда не вспоминает ни одну из моих шайб — это правда. Обычно он говорит мне о моей работе в углах, о моей игре в защите. Иногда она хорошая. Иногда плохая.

Обычно я отвечаю: «Окей, пап, мне 31 год. Я понял».

В избранное
Добавить комментарий
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?