УЗНАВАЙ ПРО СВОИХ
Публикации
Вчера, 11:10
2491
2491
Вчера, 11:10
Лента новостей

«В воду – с высоты 9-этажного дома». Украинец Шаботенко, участвовавший в клифф и хай-дайвинге, сейчас выступает в шоу, посвященном династии Хань

...
«В воду – с высоты 9-этажного дома». Украинец Шаботенко, участвовавший в клифф и хай-дайвинге, сейчас выступает в шоу, посвященном династии Хань
Фото: cliffdiving.redbull.com

Запорожец Анатолий Шаботенко – о прыжках со скал и вышек, самом роскошном водном шоу в Китае и ощущениях от хай-дайвинга.

…И вот ты стоишь на краю скалы и готовишься сигануть с высоты девятиэтажного дома. Главное за те секунды, которые отделяют тебя от того момента, когда твое тело разрежет водную гладь и вонзится в пучину, чтобы не предала ни одна мышца, чтобы тело не потеряло концентрацию вплоть до того, когда оцепенение пройдет уже в воде, а солнце встретится с твоим взглядом, когда ты вынырнешь наверх.

Ты – спортсмен, который избрал самые адреналиновые и опасные, наверное, виды: клифф-дайвинг и хай-дайвинг. Человек, которого кто-то назовет смельчаком, а кто-то – и безумцем. Мы поговорили с одним из таких. Выкроить час для интервью в плотном графике запорожца Анатолия Шаботенко оказалось не так просто – он участвует в масштабном водном шоу в Китае, которое регулярно проходит в китайском городе Ухань.

Тем не менее, в беседе со Sport Arena он рассказал о том, как пришел к этому экстремальному виду спорта – прыжкам в воду с большой высоты, о чем успевает подумать спортсмен прежде, чем пролетит свои 25-30 метров, а также возможны ли в Украине соревнования такого типа.

Но прежде – небольшое досье на героя нашей беседы.

Фото: cliffdiving.redbull.com

Анатолий Шаботенко родился 10 мая 1989 года в Запорожье. Прыгал с обычного трамплина, затем начал участвовать в соревнованиях по хай-дайвингу (высотные прыжки в воду с вышки) и клифф-дайвингу (высотные прыжки в воду с естественных вышек). Участник чемпионатов мира 2013 и 2015 по водным видам спорта (7 и 12 место в хай-дайвинге). Участник Мировой серии Red Bull Cliff Diving 2011-2015 годов (лучшее достижение – 4-е место). Серебряный призер чемпионата Европы по клифф-дайвингу. Уже 11 лет выступает в водном шоу в Китае. Один из немногих в мире водного спорта, кто освоил сложнейший прыжок на пять оборотов вперед с полувинтом, оценивающийся коэффициентом сложности 6+.

«Впервые прыгнул с 23 метров менее чем через месяц после прибытия в Китай»

– Анатолий, прежде всего, чем занимаетесь сейчас и как вас судьба занесла в Китай?

– В Китае оказался благодаря известному украинскому тренеру, популяризатору водных видов спорта Олегу Анатольевичу Вышиванову. Я играл себе дома в бильярд, а мне позвонила заслуженный тренер Украины Ирина Дмитриевна Журавлева и спросила: «Толик, не хочешь поработать в Китае?» и передала приглашение от Вышиванова. Был это 2007 год, мне уже исполнилось 18 лет, я немного «наелся» обычных прыжков в воду и ответил: «А почему бы и нет?». Отпросился у моего тренера – Ирины Владимировны Журавлевой (тоже заслуженный тренер Украины, мой первый тренер и вторая мама). И поехал в Китай.

Это был 2008 год, Китай кипел подготовкой к Олимпиаде. Я как раз побывал тогда там, видел, как бурлил Пекин. Все это было очень интересно, а тем более – я открывал для себя что-то новое в спорте. Раньше ведь я всегда прыгал с обычного 3-метрового трамплина. А в моем первом контракте было прописано 23 метра. Я понимал, когда ехал, что мне предстоит «вышка», но не могу сказать, что боялся. Напротив, увидел высоту – и заинтересовался. А еще китайцы заинтересовали тем, что зарплата будет побольше, если буду прыгать с высоты. Так что уже через 2,5 недели после приезда прыгнул с 23 метров.

Олег Вышиванов был инициатором того, чтобы я попал в китайское водное шоу, он же помог мне войти в курс хай-дайвинга. С той поры я опробовал клифф-дайвинг, сменил несколько разных шоу в Китае – в Пекине, Шанхае, Шеньчжене (там проходила Универсиада, так что встречался с нашими ребятами – Ильей Квашой, Алексеем Пригоровым, Еленой Федоровой). Очень благодарен моим запорожским тренерам, которые поставили мне технику прыжка.

Сейчас участвую в «Хань-шоу» – огромном водном шоу в китайском городе Ухань, постановщиком которого является знаменитый бельгийско-итальянский режиссер Франко Драгоне, ранее работавший с Cirque du Soleil, Селин Дион, Ларой Фабиан и даже Филиппом Киркоровым. Это огромное шоу, в которое я попал уже благодаря выступлениям в хай-дайвинге и клифф-дайвинге – подготовленным и готовым к такой работе.

– А как выглядит ваше шоу?

– У «Хань-шоу» собственное здание, построенное в форме китайского фонарика. Все очень высокотехнологично – трибуны, на которых сидят зрители, раздвигаются. Сцена опускается в воду. Работают акробаты, гимнасты на ремнях. Мы прыгаем с высоты около 26 метров в бассейн. Много спецэффектов, светомузыка. Все настолько красиво, масштабно, что когда я впервые здесь оказался – подумал: «Ничего себе, неужели я смогу тоже это делать?» Сейчас вот уже три года, как я в нем участвую – и понимаю, что мне это под силу и это не предел. Главное – получать удовольствие от любимого дела, тогда это кайф.

Фото: cliffdiving.redbull.com

– По сравнению с хай-дайвингом и клифф-дайвингом, которые проходят на открытом воздухе, это действительно кайф?

– Ну, скажу, что зимой у нас в Ухане тоже довольно сложно бывает. Холодно, продувает. Но я прошел закалку, занимался и в маленьких танк-шоу на открытом воздухе, потому грею себя мыслями, что бывало и похуже. Все ребята, кто работает в хай-дайвинге или таких шоу, профессионалы – потому какой бы ни была погода, надо разминаться, держать себя в тонусе.

В Ухане зима длится 4 – 4,5 месяца. Мы успеваем приспособиться. У нас школа украинских прыжков в воду, потому нам заложили правильный фундамент, чтобы мы правильно готовились к прыжкам, всегда были в готовности. Раньше это, может, и не ценилось, но сейчас уже пришло понимание, насколько важен такой профессиональный подход к делу.

– Переход в водное шоу – это типично для хай-дайверов, или вы пошли особым путем?

– У нас в шоу на данный момент работает 4 хай-дайвера: я, Александр Куценко из Мариуполя, англичанин Мэт Коуэн, а также шотландец Том Чемберс. Мы с Сашей и Мэтом выступали в соревнованиях по хай-дайвингу, а Том, хотя и не имеет такого опыта, но он отличный артист, хорошо прыгает, держится на уровне с нами.

– Честно говоря, думал, что ваше «Хань-шоу» гастролирует. Неужели в одном городе всегда удается собирать публику?

– Пустым зал не видел никогда. Понятно, не всегда аншлаги по 2-3 тысячи зрителей – но меньше каких-нибудь 400-500 человек тоже не собирается. Иначе шоу бы не было – ведь именно от количества проданных билетов идет денежка компании. Люди приходят самые разные – и стар, и млад. В Китае очень популярен туризм – я так понимаю, гостей города Ухань тоже всегда много, и «Хань-шоу», которое использует темы истории страны и великой династии Хань, это один из обязательных пунктов осмотра. Так что именно сейчас, после 4 лет работы, маркетинг этого шоу на высшей точке развития. Приятно видеть, что всегда зрители в восторге от шоу.

Фото: cliffdiving.redbull.com

– Ваш распорядок дня сейчас отличается от того, который был у вас во время выступлений в хай-дайвинге и клифф-дайвинге?

– Не сказал бы, что сильно. Главное различие – когда я был в спорте, у меня еще не было сына. Раньше день шел так, как мы с супругой планировали, а сейчас – так, как он распланирует:) Но если серьезно, концентрация и настройка у меня ровно те же. Например, у нас в «Хань-шоу» есть так называемая «русская качеля» – 2-3 прыжка в полном сете. Она забирает столько энергии, что это сравнимо с самым ответственным турниром.

Сами по себе нагрузки, может, чуть меньше, но в каждом шоу ты должен показать все, что умеешь. Пусть не давит ответственность за результат, как в спорте, но для зрителей ты работаешь по полной, стараешься выполнить все самые зрелищные элементы, проявить артистизм.

Для меня есть разница между тренировочным прыжком, соревновательным, показательным – хотя нагрузка и ощущения вроде как одинаковые, это разные вещи – прыгать по хай-дайву на турнире или в шоу. Но дело в фокусе – на тренировке ты настраиваешься, чтобы все прочувствовать, что к чему. На соревнованиях мысли собраны на оценках, турнирных задачах. А в шоу у тебя чуть больше наслаждения: можно поиграть со зрителем, выполнить какие-то особо интересные прыжки, чтобы сорвать аплодисменты.

«Пригоров говорил: «Это занадто», а сейчас он призер Кубка мира по хай-дайвингу»

– Хай-дайвинг в Украине – как он появился? Как много людей им занимается?

– Основоположниками этого вида в нашей стране, насколько я знаю, являются три человека – Олег Вышиванов, Андрей Игнатенко и Слава Полищук. Может, кто-то и раньше прыгал, но именно они выступали на международных соревнованиях, вкладывали душу в этот вид. Лично для меня Алик Анатольевич Вышиванов открыл путь в хай-дайвинг.

А уже там, в Китае, я познакомился с Артемом Сильченко – он сам из Воронежа, уже занимался хай-дайвом. Посмотрел на его скиллы, захотелось и себе попрыгать. Познакомился с девушкой, а она говорит: «Ты тоже так можешь». В итоге Кристина стала моей женой – и именно она меня вдохновляет на все мои свершения в прыжках в воду.

– Ваши мысли перед первым прыжком из 23 метров?

– Никаких мыслей! Просто концентрация на прыжке – собираешься мыслями, прыгаешь и видишь воду. Сделал трюк – например, «баран» (сальто с полувинтом), увидел воду – значит, все хорошо. Концентрируешься уже на погружении и всплывании.

– Научиться прыгать – полдела. А как в обойму участников мировой серии попали?

– Олег Вышиванов и мои друзья по китайским водным шоу меня уже приметили, знали. Участвовал сначала по wild card, пробивался через разные турниры. Стал вторым на чемпионате Европы по клиффу. Участвовал в мировой серии.

– Говорят, половина успеха хай-дайвинга – что под крыло его взял известный бренд и мировой тур организованно проводится Ред-Буллом. Правда ли, что в этом плане – в организации – хай-дайвинг это как бы элита всего водного спорта?

– Да, все организовано очень солидно. Как не крути, только когда вливаются хорошие деньги в вид спорта, появляется маркетинг от большого бренда – только тогда популяризация нового вида спорта будет идти.

– Вы застали первые шаги хай-дайвинга на чемпионате мира по водным видам спорта и даже были участником первого – тестового – турнира 2013 года. Что ваши коллеги из «обычных» видов говорили о вашем увлечении? Думаю, далеко не все из чемпионов в трамплине отважились бы прыгать, даже имея технику…

– Вот скажу о моем хорошем друге, чемпионе Европы среди юниоров и взрослых, победителе Кубка европейских чемпионов Алексее Пригорове (они с Ильей Квашей стали бронзовыми призерами ОИ в Пекине 2008 года на трамплине, и это первое подобное достижение для Украины). Тогда, в 2013 году, Леша уже отпрыгал, а мы, хай-дайверы, только начинали свою программу. И вот он пришел, посмотрел нашу разминку и тренировку и сказал: «Ну, вы, ребята, и крутые! Но это «занадто»: слишком высоко, слишком экстремально!»

И что мы видим сейчас? Алексей Пригоров попал сейчас в мировую серию Red Bull и занимается хай-дайвингом. В 2018 году наш милый друг занял 3 место на Кубке мира в Абу-Даби! Я очень рад за Лешу и его многолетнего наставника Владимира Молчанова – они проделали огромнейшую работу, которая увенчалась таким прекрасным достижением! И много других прыгунов начали переходить в хай-дайв и у них это хорошо получается.

Фото: cliffdiving.redbull.com

– Почему так долго этот вид игнорировался ЧМ и Олимпиадой? Из-за опасности или отсутствия инфраструктуры?

– Как по мне, дело в том, что раньше было мало людей, которые занимались этим видом спорта. Вот, к примеру, на чемпионат мира по водным видам спорта может приехать 50-60 человек, чтобы побороться за лицензии на Олимпийские игры по прыжкам из обычного трамплина. А вот на весь хай-дайвинг было человек 15-20, никакой речи не могло быть даже о чемпионате мира, не говоря уже о местных, национальных, чемпионатах.

А сейчас будет проходить чемпионат мира по водным видам в Южной Корее, так вот, насколько я знаю, уже сейчас подано порядка 50 заявок на хай-дайвинг. Вот это уже близко к олимпийскому уровню. Пройдет еще года четыре, нынешние тинейджеры подрастут и уже на Олимпиаду-2024 или 2028 можно будет задуматься. Профессионалы из федераций и МОКа, которые следят за водными видами, видят это и скоро наверняка допустят хай-дайвинг в программу Игр.

«Бывает, прыгаешь со скалы и погружаешься в месиво из медуз»

– В чем главная сложность хай-дайвинга и клифф-дайвинга для спортсмена, помимо очевидного – высоты? Насколько тяжелее подготовка, травмы, опасность в сравнении с обычным трамплином?

– Да, сказано правильно – главное это высота. Потому надо хорошо готовиться, а не просто пойти прыгнуть. Всё очень серьёзно: прыгаем из высоты 28 м, для понимания – это высота 9-этажного дома. Прыжок длится 2,5-2,8 секунды. Развивается скорость 80-90 км/час. Перегрузки при погружении в воду достигают 4-5G, это сопоставимо с тем, что чувствуют гонщики Формулы 1 на медленных поворотах после быстрой прямой. За полтора часа ты делаешь 4-5 прыжков, но за это время ты можешь спокойно сбросить 1-2 кг веса из-за нервного напряжения.

Так вот. Хай-дайвинг – это прыжок с платформы. Сооружаются профессиональные строительные леса, делается подъемник – чаще лестница, но на самых крутых, говорят, бывают и лифты. Клифф-дайвинг – это прыжки со скал. Португалия, Гавайи, Норвегия… Виды просто завораживающие! Ты должен держать фокус на соревнованиях, но при этом невольно восхищаешься природной красотой. Думаю, меня поймут парашютисты, дельтапланеристы – все, кому приходится видеть Землю с высоты.

– Наверное, главный враг спортсмена вашей специализации – страх высоты. Это врожденное или себя можно приучить, натренировать к нему?

– У каждого свой опыт. Как в песне поется, «лишь поборов в сердце страх, понимаешь всё удовольствие полета». Думаю, есть люди, которые боятся высоты – если это заложено в человека, лучше не прыгать. Спортсмен приходит в хай-дайвинг с другими мыслями – не страхом, а осознанием высоты и тех опасностей, которые она несет. Именно поэтому люди занимаются экстремальными видами спорта – чтобы превосходить себя. И вот когда ты поборол свой страх и робость, в этом всее удовольствие.

– Но есть тоже такое понятие, как адреналиновый спорт, тяга к адреналину. Вы не прыгаете – вас тянет.

– Да, однозначно. У меня именно такие ощущения – и если я долго не прыгаю, хочу это снова ощутить.

– Говорят, при приземлении человека с высоты на воду все тело получает нагрузку и удар, сопоставимый с автомобильным столкновением. У каждого вида спорта – своя травматичность. Что страдает чаще всего у хай-дайверов?

– Всё. Буквально всё. При входе в воду ты ощущаешь удар. А если еще при этом где-то ветер сбил траекторию полета или в клиффе цепанулся за какую-то преграду – могут быть серьезные последствия. Можно травмировать любую часть тела – всё, что угодно. Приходилось видеть серьезные последствия неудачных приземлений, но никто не жалуется, что болит. Все – мужчины, занимаются этим для себя, им не имеет смысла показывать свою боль. Если могут – стиснув зубы, идут и прыгают. Перебинтовался – и пошел.

– Есть ли у спортсмена какая-то страховка, защита?

– Никакой. Плавки и мозги:) Как ты находишься в воздухе, как просчитываешь ветер и свой прыжок.

Фото: cliffdiving.redbull.com

–  Ваша самая стремная вышка?

–  Я прыгал всегда с профессионалами, потому не было страшных вышек. Даже в клифф-дайвинге – хотя мать-природа делает красивые и опасные места, но прежде чем провести соревнование, специальные люди проводят тщательное исследование местности, чтобы исключить какие-то форс-мажоры.

Какое место – самое памятное? Ну, вот в Португалии на Азорах есть такая скала, настоящий монолит, ее я запомнил навсегда. Причем, непонятно, что более страшно: прыгнуть оттуда или взобраться туда. Потому что это клифф, природные высоты. Нам дали альпинистское снаряжение и мы сами взбирались на скалу, чтобы потом оттуда прыгнуть в воду. Не боюсь признать: мне было страшно.

– Это и есть сложность клифф-дайвинга?

– Именно. Плюс, когда прыгаешь, камешки могут поехать под ногой и, вместо нормального прыжка, вниз сорвешься. Плюс никогда ведь раньше не бывал здесь, место новое, есть свои особенности.

– Понятное дело – бассейн. А какие ощущения от прыжка в море, океан?

– Да ничего особого. Главное – разобраться в рельефе, не прыгать туда, где могут быть подводные камни. Словом, перед прыжком знать глубину и особенности дна.

– А живность всяческая?

– Акул, слава Богу, не приходилось видеть. Медузы – бывает, но это тоже ведь природное явление. Прыгаешь и погружаешься в это месиво, если их течением принесло.

Читайте также: Українець в Піднебесній. Приключения украинского тренера в китайском детско-юношеском футболе

– Ваш вид, возможно, как никакой другой, зависит от погодных условий. При каких прыжок невозможен, а когда разрешают, скрепя сердце, но есть реальный риск?

– Помню, в 2011 году во Франции в Ля-Рошеле отменили соревнования, потому что ветер был около 80 км/час. В Бильбао во время сильного дождя делали паузу, и, тем не менее, когда я прыгал, капли были огромного размера. Понятно, это где-то сказывается на траектории полета – но отменяют только в случае сильного ветра. Знаю, что ребята зимой даже прыгают – в Ирландии проводятся такие соревнования. Так что скидок каких-то на погоду никто не делает. Судьи предупреждают, что баллы будут сниматься ровно так же, как и при обычных условиях.

– Если человек вышел на вышку и отказывается прыгать, идет буллинг или к нему нормально относятся?

– Да, бывает. И те, кто прыгал, никогда его не осудят. Скорее всего, это психологический момент – либо появляется какой-то страх после травмы, либо неуверенность в своем теле. Человек хочет прыгнуть, но само тело дает сигнал отойти. Как говорится, «ежики плакали и кололись, но продолжали есть кактусы». Бывало, что взрослые мужики со слезами на глазах сходили с вышки, но в итоге, через некоторое время, отваживались. Побеждали себя.

«Прыгали с копенгагенской оперы – оказалось, около 30 метров»

– Какую самую большую высоту брали?

– В 2012 году в Дании мы прыгали с оперы Копенгагена – это был их первый год в туре. Пришли мы с Мэтом Коуэном и мексиканцем Джонатаном Паредесом накануне соревнований на обязательные мероприятия – интервью, видео-съемки… И Мэт пошел посмотреть на оперный театр. Возвращается, говорит: «Ну, такое – смотрится как 20-23 метра». А для человека психологически легче даже когда просто на вид не так высоко.

И вот проводится собрание, технический директор Ники Стайкович (царство небесное, участник Олимпийских игр – в 57 лет погиб прямо в бассейне) говорит: «Ребята, есть новость, не знаю, как вам сказать – у нас высота будет 29 с мелочью метров». Мы все поворачиваемся к Мэту: «Около 20 метров, говоришь?!..» Но прыгнули все нормально, после 23 метров уже все остальное примерно одинаково воспринимается.

– За много лет у вас, наверное, уже выработался свой рефлекс: все видят просто красивую скалу, а вы думаете, как из нее прыгнуть?

– Да, бывают красивейшие места. Не зря в мировом туре представлены самые разные страны. Но я хотел бы обратиться к тем, кто будет это читать, убедительно советую: никогда не прыгайте в воду без подготовки, без проверки дна. Зачем? Жизнь всего одна. Даже я, хотя могу назвать себя профессионалом, никогда в жизни этого не буду делать. Я осознаю всю рискованность дела. Если вы на отдыхе – пойдите просто искупайтесь. Не стоит рисковать здоровьем и даже жизнью! Столько случаев, что люди себе шеи ломали, инвалидами оставались, погибали…

Конечно, это очень красиво и интересно, но надо понимать, что турниры мировой серии и шоу делаются профессионалами. Дно и вся акватория проверяется, чистится, измеряется. Во время прыжков дежурят аквалангисты. Присутствует, понятно, скорая помощь. Сами спортсмены проинструктированы. У них уже отточена техника прыжка и приземления. Обычный человек, тем более, в незнакомом месте, остается сам наедине со своими проблемами.

Фото: redbull.com

– Слышал, в Украине только раз проходили такие состязания – в Ялте в 2011 году был финальный этап Мировой Серии Red Bull Cliff Diving. Наша страна, в плане ваших видов спорта, глубочайшая провинция?

– К сожалению, с той поры у нас такие соревнования не проводились. Но мы, украинцы, в хай-дайвинге и клифф-дайвинге – очень серьезные ребята. Украина – одна из сильнейших стран в этом виде. У нас есть свои призеры этих турниров, и даже американцы, британцы, мексиканцы, колумбийцы (законодатели моды в этом спорте) украинцев очень уважают.

– А где еще в Украине теоретически можно было бы провести такие соревнования?

– Ой, это боль моя… Мы с Олегом Анатольевичем Вышивановым давно думали о том, чтобы провести такой турнир в Украине. У нас потрясающей красоты страна, множество водоемов и скал. Матушка-природа одарила нас невероятными ландшафтами. В конце концов, есть и интересные сооружения.

Если бы нашлись спонсоры, кто заинтересован в проведении таких соревнований, мы готовы к переговорам. Думаю, если бы мы сели и проехали по Украине – обязательно нашли бы не то что одно, а сразу несколько идеальных мест, и даже кое-какие уже сейчас в голове всплывают.

– А кто самые крутые спортсмены в хай-дайвинге?

– Британец Гари Хант выиграл столько турниров, что все уже со счету сбились. Колумбиец Орландо Дуке сделал огромное дело для популяризации этого вида. Сейчас он на исходе карьеры, но многие выросли на нем. Царь и законодатель мод – атлет, который в свои лучшие годы был достоин звания символа хай-дайвинга. Мой друг, уроженец Воронежа Артем Сильченко очень хорош. Само собой, постоянно слежу за выступлениями Леши Пригорова – он молодчина, здорово стартонул в хай-дайвинге. Сейчас он в самой престижной мировой серии Red Bull – надеюсь, что вся наша страна будет за ним следить и его поддерживать.

– А вы с хай-дайвингом завязали?

– Скажем так, пока что я на паузе. Тянет снова вернуться в серию, но на данный момент я сосредоточен на «Хань-шоу». Работаю, чтобы обеспечивать семью.

– Хай-дайвер может прожить сугубо со своего увлечения?

– Ну, скажем так, топовые хай-дайверы получают большие гонорары. Это богатые люди. Обычные совмещают работу с выступлениями. Если, конечно, график позволяет, потому что серия забирает много времени – и на подготовку, и на регулярное участие в этапах.

– Насколько популярна мировая серия клифф-дайвинга?

– Очень. У самой серии и у ведущих спортсменов много подписчиков в соцсетях. Да и болельщиков собирается очень прилично. Помню, когда я участвовал в серии Red Bull, во французском Ля-Рошеле собралось около 80 тысяч зрителей.

«Китайцы все меньше сморкаются и удивляются европейцам»

– Как это – быть европейцем в Китае? Вас все еще воспринимают как экзотику или за 11 лет вашего пребывания в этой стране там это поменялось?

– Конечно. Сейчас разве что люди из очень глубокой провинции громко и шумно удивляются, увидев европейца. Вся молодежь уже современная, они даже не замечают иностранцев.

Вообще, Китай меняется год от года. Ты можешь приехать в хорошо знакомый квартал и его не узнать уже через год. Страна развивается очень большими темпами, постоянные стройки, делают новые развязки и целые кварталы.

Читайте также: Колтун: «Когда я работал в Цзянсу Сайнти, в местном футболе царила коррупция. Но китайцы – умные люди…»

– Как они готовились к Олимпиаде 2008 года? Для них это было такое же эпохальное событие, как Игры 1980 года для СССР?

– Конечно, и понастроили много чего, и гордились очень своими достижениями. Но при этом у них постоянно какие-то спортивные мероприятия мирового уровня проходят. Как только я приехал, в Пекине была Олимпиада. Потом уже в Шеньчжене работал – там Универсиаду проводили, можно сказать, под это дело город подняли. Сейчас в Ухане будут Олимпийские игры военнослужащих. И так постоянно: Китай очень быстро строится и очень хорошо организовывает всю работу.

– Как живется в этой стране?

– Мне, пожалуй, не на что жаловаться. Компания выполняет то, что обещает. Живем с семьей нормально. Страна сама по себе безопасна – хотя полицейских у нас в Ухане нигде не видно, но свою работу они делают. Все чисто, красиво, классные фейерверки и очень пестрые праздники.

– К чему в Китае невозможно привыкнуть европейцу? А от чего местного нельзя отвыкнуть, попробовав один раз?

– Китайская кухня мне очень нравится, так как я любитель острого. Когда мои родители приезжают, говорят моей жене: «Зачем ты оливье готовишь? Сделай чего-то китайского!» Тогда идем в ресторан, тем более, что утку по-пекински нельзя не попробовать, если ты побывал в Китае – это как магнитик на холодильник, обязательная совершенно вещь. Относительно экзотики – змеиный суп или жаренные насекомые, это больше как для туристов. Ну, и для местной медицины.

Что мне не нравится, но что китайцы уже очень быстро исправляют, и у нового поколения этого нет – это их манеры, культура поведения в обществе. Раньше могли плюнуть на улице, вне очереди влезть, потолкаться – сейчас такого все меньше.

– Дружите с кем-то из китайцев или живете «экспатской колонией»?

– Раньше, когда жил в Пекине или Шенчжене, я действительно больше общался с европейцами. И только сейчас, в Ухане, у меня появились друзья-китайцы – потому что в шоу почти все спортсмены китайцы, как акробаты, так и прыгуны. Поэтому корю себя, что только в последние три года начал изучать иероглифы и китайский язык, хотя живу в Китае уже 11 лет. Мои друзья, обычные пацаны, мне так и говорят: «Дурак ты был, что не учил китайский раньше». Я это и сам понимаю, потому быстро стараюсь наверстать упущенное, хотя европейцу очень трудно это дается.

– Какое отношение к иностранцам? В быту дурят или все по-честному?

– Как мне кажется, китайцы дружелюбные и приятные люди. Понятно, на рынке пытаются надурить или больше взять – такая судьбинушка ждет любого приезжего на любом рынке. Китайцы очень любят поторговаться. Если вы придете и купите товар за названную цену – на вас посмотрят, как на глупого. Деньги возьмут, но без интереса, перестанут вас уважать – как будто вы лишили их какого-то дополнительного удовольствия. Кстати, как раз из-за этого «поторговаться» я и подтянул свой китайский язык.

– Билет на ваше шоу доступен?

– 180 юаней – порядка 30 долларов. Для китайцев это недешево, но зал при этом, как я говорил, совсем пустым не бывает, даже чаще аншлаги.

– Сколько выступлений у вас за неделю?

– Если идет обычное расписание, то со среды до пятницы у нас по одному шоу на день, а с субботы по воскресенье – по два. Семь шоу на неделю.

– Где выгоднее – в шоу или спорте?

– Некоторые спортсмены уходят в шоу, потому что не находят спонсоров, которые будут им платить деньги, а не все ведь собирают медали и награды. Шоу делает прыгуна более обеспеченным, это стабильный заработок. Даже 3-кратная чемпионка серии Red Bull, американка Рэйчел Симпсон, завершила карьеру и пошла в шоу зарабатывать.

– Как выглядит ваш обычный рабочий день?

– Сейчас мы начали просыпаться в 6-7 утра, потому что наш сын так хочет:) На работу мне приходить к часу дня – идут тренировки, подготовка к шоу, оттачивание мастерства на прыжковой, на «русской качели». Хожу сам в зал, чтобы держать себя в форме. Когда участвуешь в таком большом шоу, вынужден держать марку. И без тренировок никуда!

Шоу обычно у нас начинается в 19:30, шоу идет полтора часа. В выходные у нас по два шоу – тяжелее, обычно в таком случае мы уже и пораньше на ногах, и попозже домой возвращаемся. С пацанами стараемся в конце недели собраться, отдохнуть. Можем пива выпить (китайцы очень любят это дело), в бильярд поиграть.



Sport Arena запустила блоги. Общайтесь, обсуждайте, спорьте.

Добавить комментарий
Читайте также
сегодня, 11:10
1363
сегодня, 11:10
14 июня, 21:06
1234
14 июня, 21:06
Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?