Показать табло
Лента новостей

В Украине с печалью. Украинский фигурист принимает пожертвования ради продолжения карьеры

Иван Павлов, Getty Images
18-летний фигурист Иван Павлов – двукратный чемпион Украины, представитель нашей страны на международных соревнованиях, совсем недавно последовал примеру зарубежных спортсменов и начал сбор денег на платформе GoFundMe.

Мария Сытник, специально для Sport Arena

Пошел на такой необычный для нашей страны шаг Павлов вынуждено. О том, почему украинским фигуристам нужно дополнительное финансирование и какова ситуация в украинском фигурном катании на данный момент – в нашем интервью с Иваном.

— Расскажи, как так получилось, что с конца мая до середины июля ты остаешься без катка?

— Дело в том, что на катке Шалетт на Дарнице, где мы катаемся, будет ремонт, и льда не будет.

— То есть на время ремонта никакого льда взамен не предоставляется?

— Да.

— Ты рассматривал варианты переезда в другой город?

— Тяжело сказать. Опять же, все упирается в финансирование. Например, есть лед в Богуславе. Может быть, нам, сборникам, дадут лед, может, и нет – они ведь тоже стоят денег. Ну, и неплохо было бы на какие-то сборы поехать.

— Федерация фигурного катания как-то помогает вам финансами?

— Раньше помогала. Сейчас сложилась такая ситуация, что предыдущее руководство федерации оставило большой долг, порядка 400 тысяч грн. Нынешнее руководство федерации должно этот долг возвращать, и пока они этот долг не отдадут, все счета федерации заморожены, она не может тратить деньги на спортсменов.

— Министр спорта Игорь Жданов говорил, что разберется в этой ситуации, от него уже поступала какая-то информация?

— Пока что лично до меня ничего не доходило.

— Вы связывались с министерством по этому поводу?

— Вообще, министерство всегда помогало финансово. Перелеты, расходы на соревнования – это все министерство всегда оплачивало. Но они тоже не могут оплачивать абсолютно все. Мы конечно с ними разговаривали, думали, но пока что ничего конкретного нет.

Иван Павлов, Getty Images

— Как у тебя вообще появилась идея сбора денег в сети?

— Я смотрел, что за границей это очень популярная тема: и в Америке, и в Европе. Многие фигуристы ее на самом деле тоже использовали, и я подумал, почему бы не попробовать.

— Как твой тренер отнесся к этой идее?

— Совершенно нормально.

— Если ты едешь за границу, то ты едешь один или с тренером?

— Сам поеду. В фигурном катании это нормально, когда ты берешь уроки, консультируешься с другими тренерами, набираешься опыта. Чем больше специалистов с тобой работают, тем лучше.

— Какие-то конкретные варианты иностранных сборов есть уже?

— Да, конкретно я собираюсь поехать в июне в Латвию, там будут сборы с Евгением Рукавицыным (российский тренер по фигурному катанию. – прим. SA) и его спортсменами. Может быть еще куда-то, но я пока что думаю, смотрю, как получится.

— Основная цель сбора средств – это Олимпиада. Но перед ней тебе еще нужно завоевать лицензию на турнире в немецком Оберстдорфе. Туда точно едешь ты или может поехать Ярослав Паниот?

— Я не знаю, но думаю, что будет какой-то отбор.

— Только между вами двумя?

— Я думаю, что да.

— Ты готовишь новые программы на новый сезон?

— Да, я поменял короткую программу сейчас. Произвольную оставлю, скорее всего, с прошлого года.

— Какой будет новая короткая программа, под какую музыку?

— Музыка из фильма «Мистер и Миссис Смит». Танго, и в конце другая часть, тоже музыка из того же фильма.

— Как твои четверные прыжки поживают?

— Я работаю над ними. Сейчас поменял ботинки, раскатывал новые, ставил программы. Прошлая неделя у меня была реабилитационной – был небольшой отдых, я восстанавливался после сезона. Сейчас постепенно набираю форму, прыгаю все прыжки. Четверные чувствую понемногу, напрыгиваю тройные в качестве подготовки в четверному. Когда приехал с чемпионата мира, попробовал четверной лутц, в принципе получилось неплохо.

— Это самый дорогой прыжок?

— Да, это самый дорогой. Я не докручиваю его пока что, но чувствую, что потенциал есть, можно работать в этом направлении. Буду стараться, надеюсь, что покажу какой-то из четверных уже на соревнованиях.

Иван Павлов, Getty Images

— Что там была за история, когда перед чемпионатом мира ты упал и сломал руку?

— Ну, да, так и было. Я упал на тренировке с четверного прыжка. У меня уже был довольно хороший четверной тулуп, почти стабильный, я его уже и под музыку прыгал. Но к сожалению, да, я упал с прыжка, сломал левую руку. Мне наложили гипс, и после этого нельзя было прыгать сложные элементы, чтобы снова не упасть и не повредить еще больше.

— И ты тренировался в гипсе?

— Да, я тренировался в гипсе. Он у меня был на кисть и до локтя.

— То есть он не мешал особо?

— Да, но четверной я не брал уже, чтоб не доломать ничего, поэтому на мире выступал без четверного прыжка.

— Чей четверной ты можешь назвать для себя эталонным?

— Сложно сказать. Мне на самом деле нравятся многие четверные всех топовых спортсменов, таких как Ханю, Фернандес, Чан. У всех у них на самом деле техника похожая довольно, у каждого есть определенные свои особенности, но в основном у всех техника похожая. Я смотрю, как они делают четверные, и пытаюсь перенять это, делать как они.

— Как думаешь, на какие места сейчас можно претендовать на европейских и мировых соревнованиях без четверных прыжков?

— Ну, вы видели, я даже с чистым прокатом не сумел пройти в произвольную программу на чемпионате мира. Ну, допустим, я бы прошел, но был бы 24-й, 23-й. На самом деле, без четверного прыжка очень тяжело чего-то добиваться. Но с другой стороны, например, Денис Васильевс без четверного, но довольно высоко был и в Европе (7-е место), и на мире (14-е). Опять же, все упирается во вторую оценку, насколько высокие компоненты, насколько высокий рейтинг. Понятно, что мне компоненты ставят пониже, чем получает Васильевс, например. Может, я катаюсь не настолько хуже, чем он, но тренер Ламбьель добавляет рейтинга, плюс ему добавляет рейтинга то, что на этапах Грин-при он занимал высокие места, на чемпионате мира юниорском. Это тоже влияет на компоненты.

— И все же, по-твоему, лучше идеально чистый прокат без четверных прыжков или с четверными, но и с какими-то ошибками или даже падениями?

— Смотря какие это соревнования. Если это какие-то этапы Гран-при, такие как юниорские пробные, то почему бы и не попробовать четверной? Все равно, когда ты ставишь четверной в программу первый раз, очень маленький шанс, что ты проедешь все чисто, потому что довольно сложно собраться на все прыжки, но через это надо пройти. То есть в начале ты ставишь четверной, делаешь его хорошо, а потом все остальные прыжки у тебя могут не получаться, либо наоборот, четверной не получается. Но это делать нужно, чтоб потом в результате получить хорошую программу и чистые четверные.

Иван Павлов, ufsf.com.ua

— Какой прыжок ты можешь назвать своим любимым?

— Не знаю, наверное, все-таки лутц. Довольно несложно для меня его прыгать. Это тот прыжок, на котором я чувствую себя комфортнее.

— Твой коллега и конкурент Ярослав Паниот живет и тренируется в США, танцевальный дуэт Назарова/Никитин тоже. У тебя не было мыслей о переезде?

— Мысли были. Но это легко сказать, конечно, я бы переехал, почему нет, но опять же, все упирается в финансирование. У Ярика, например, мама, вся семья, они подстроились под него и переехали в Америку. Мама, если я не ошибаюсь, вышла замуж за американца, и он Ярика спонсирует. А в случае с Максом Никитиным, то у их пары есть спонсор, то есть финансирование идет, и они могут себе позволить там кататься. Так как у меня спонсора нет, я не могу себе позволить пока что переезд. Но как только такая возможность появится, то я конечно попробую, почему бы и нет?

— Как ты считаешь, развитие фигурного катания в Украине есть или оно стоит на месте?

— Сложно сказать. Если судить по условиям, которые у нас есть, то что пять лет назад, что сейчас – ничего не меняется и никакого прогресса нет. Возможно кто-то что-то хочет поменять, финансирование какое-то пустить, но, видимо, особо ничего не получается, потому что катков нет. Мы все катаемся на этом одном катке на Дарнице, льды делим с хоккеем, с шорт-треком. У нас всего 10 тренировочных часов в неделю, это очень мало на самом деле. И на льду мы находимся все вместе. Тяжело, когда рядом много маленьких детей, они не всегда тебя видят, не всегда замечают, не оценивают ситуацию. И когда я иду на четверной, мне постоянно кто-то мешает, я должен прыгать аккуратно, смотреть, чтоб никого там не задеть, не врезаться ни в кого. Это и морально тяжелее. Качество льда, конечно, тоже не лучшее. Мы с заливщиками льда говорили, просили заливать его хотя бы теплой водой, чтобы она лучше растапливалась, ровнее лед был, но все равно лед не очень хороший, вязкий. Сейчас на улице потеплело, но температуру льда никто не изменил, и там очень много луж. Например, я тренирую четверной, падаю прямо у бортов, где сплошные лужи. Это не очень приятно, на самом деле.

— По твоим наблюдениям, детей на фигурном катании сейчас много?

— Я тренируюсь с детьми, которым уже лет по 13. По-моему, их довольно много, но в любом случае, многие постепенно отсеиваются, потому что фигурное катание – довольно тяжелый вид спорта, тренироваться нужно тяжело, а возможностей для этого не много. Да и финансировать родителям это все тяжело.

— Когда ты начинал кататься, фигурное катание было более популярно?

— Я начинал кататься на катках, где было много детей. Сейчас в принципе тоже есть льды, где можно увидеть много детей, но раньше и катков было больше. Был Сокол, я начинал на Атеке, на Дарнице была Льдинка, Республиканский был стадион. А сейчас остались только два катка на Дарнице – один для совсем маленьких, и один, там, где мы катаемся. Поэтому сейчас, наверное, все-таки меньше людей, чем раньше было.

— Какая атмосфера царит в украинской сборной по фигурному катанию? Вы общаетесь, поддерживаете друг друга на соревнованиях, комментируете как-то выступления друг друга?

— Да, конечно. Мы не все катаемся вместе, из одиночников только я и Ваня Шмуратко, мы катаемся на одном катке. Остальные, в основном, все по разным городам. Но в принципе мы дружим, общаемся все. На соревнованиях вся наша команда всегда вместе, мы поддерживаем друг друга.

— А с иностранными спортсменами общаетесь во время соревнований?

— Да, с некоторыми общаюсь, в основном это спортсмены из Европы: Россия, Франция, Чехия, другие. Со многими в принципе общаемся, поддерживаем друг друга.

— Из ныне катающихся одиночников, кого ты можешь выделить для себя, возможно назвать примером?

— Лично мне всегда нравился Патрик Чан, еще с тех времен, когда он выигрывал чемпионаты мира. Он же был одним из первых, кто совместил такое крутое катание с четверными прыжками, вот с тех пор я за него и болею. Мне кажется, у него уже закат карьеры, но он может постараться и еще на Олимпиаде неплохо выступить. Я за него болею, в общем.

— А кого можешь назвать своим кумиром детства?

— Кумиром детства? Знаете, когда я был маленьким, я, наверное, не так сильно смотрел на них, я знал наверное тогда только Плющенко и Ягудина.

— А из украинских?

— Из украинских, наверное, Петренко.

Поддержать Ивана и помочь ему на пути к олимпийской мечте может каждый желающий – достаточно лишь перейти по ссылке и пожертвовать любую сумму денег.



Оперативное видео самых важных и красивых голов в нашем канале в Телеграме

Сохранить
Добавить комментарий

Сейчас обсуждают
Подпишитесь на наши
страницы в соцсетях:
Войдите, используя аккаунт
социальных сетей:
Или аккаунт Sportarena
Регистрация на Sportarena
Восстановление пароля на Sportarena
Спасибо за регистрацию!

На ваш e-mail отправлено письмо с логином и паролем чтобы вы их не забыли.
Мы отправили письмо на ваш e-mail с логином и паролем. Проверьте свой почтовый ящик, пожалуйста.
Внимание

Изображение
Выбрать файл
Добавить цитату
Внимание

Вы уверены, что хотите удалить этот комментарий?

Внимание

Вы уверены, что хотите удалить все комментарии пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите отклонить комментарий пользователя?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в спам?

Внимание

Вы уверены, что хотите переместить комментарий пользователя в корзину?